143 По Самарии

(Going through Samaria)

 

[143:0.1] AT THE end of June, A.D. 27, because of the increasing opposition of the Jewish religious rulers, Jesus and the twelve departed from Jerusalem, after sending their tents and meager personal effects to be stored at the home of Lazarus at Bethany. Going north into Samaria, they tarried over the Sabbath at Bethel. Here they preached for several days to the people who came from Gophna and Ephraim. A group of citizens from Arimathea and Thamna came over to invite Jesus to visit their villages. The Master and his apostles spent more than two weeks teaching the Jews and Samaritans of this region, many of whom came from as far as Antipatris to hear the good news of the kingdom.
В КОНЦЕ июня 27 года н.э., из-за усилившегося противодействия еврейских религиозных правителей, Иисус и двенадцать покинули Иерусалим, отправив свои палатки и скудное личное имущество на хранение в дом Лазаря в Вифанию. По дороге на север, в Самарию, они задержались на субботу в Вефиле. Здесь в течение нескольких дней они проповедовали людям, пришедшим из Гофны и Ефраима. Группа жителей Аримафеи и Фамны прибыла, чтобы пригласить Иисуса посетить их селения. Более двух недель Учитель и его апостолы учили евреев и самаритян этого района, многие из которых пришли из таких далёких мест, как Антипатрида, чтобы услышать благую весть царства.
[143:0.2] The people of southern Samaria heard Jesus gladly, and the apostles, with the exception of Judas Iscariot, succeeded in overcoming much of their prejudice against the Samaritans. It was very difficult for Judas to love these Samaritans. The last week of July Jesus and his associates made ready to depart for the new Greek cities of Phasaelis and Archelais near the Jordan.
Жители южной Самарии охотно слушали Иисуса, и апостолам, за исключением Иуды Искариота, удалось в значительной мере преодолеть свои предубеждения против самаритян. Иуде же было очень трудно полюбить их. В последнюю неделю июля Иисус и его товарищи были готовы отправиться в новые греческие города Фазалис и Архелай недалеко от Иордана.

1. PREACHING AT ARCHELAIS

1. ПРОПОВЕДЬ В АРХЕЛАЕ

[143:1.1] The first half of the month of August the apostolic party made its headquarters at the Greek cities of Archelais and Phasaelis, where they had their first experience preaching to well-nigh exclusive gatherings of gentiles – Greeks, Romans, and Syrians – for few Jews dwelt in these two Greek towns. In contacting with these Roman citizens, the apostles encountered new difficulties in the proclamation of the message of the coming kingdom, and they met with new objections to the teachings of Jesus. At one of the many evening conferences with his apostles, Jesus listened attentively to these objections to the gospel of the kingdom as the twelve repeated their experiences with the subjects of their personal labors.
В течение первой половины августа центрами деятельности апостольской группы стали греческие города Архелай и Фазалис, где им впервые пришлось выступать с проповедями перед аудиторией, состоящей практически из одних язычников – греков, римлян и сирийцев, – ибо в двух этих греческих городах было очень мало евреев. Общаясь с этими римскими гражданами, апостолы столкнулись с новыми трудностями при возвещении грядущего царства и услышали новые возражения против учений Иисуса. На одной из многих вечерних бесед со своими апостолами Иисус внимательно выслушал эти возражения против евангелия царства из уст двенадцати, рассказавших о впечатлениях, накопленных за время индивидуального труда.
[143:1.2] A question asked by Philip was typical of their difficulties. Said Philip: «Master, these Greeks and Romans make light of our message, saying that such teachings are fit for only weaklings and slaves. They assert that the religion of the heathen is superior to our teaching because it inspires to the acquirement of a strong, robust, and aggressive character. They affirm that we would convert all men into enfeebled specimens of passive nonresisters who would soon perish from the face of the earth. They like you, Master, and freely admit that your teaching is heavenly and ideal, but they will not take us seriously. They assert that your religion is not for this world; that men cannot live as you teach. And now, Master, what shall we say to these gentiles?»
Вопрос, заданный Филиппом был типичным в отношении таких трудностей. Филипп сказал: «Учитель, эти греки и римляне умаляют наше послание, говоря, что такие учения годятся лишь для слабых и рабов. Они заявляют, что религия язычников превосходит наше учение, ибо подвигает на обретение сильного, твёрдого и решительного характера. Они утверждают, что мы хотели бы превратить всех людей в лишённых сил, пассивных непротивленцев, которые вскоре исчезли бы с лица земли. Ты, Учитель, нравишься им, и они открыто признают, что твоё учение является небесным и идеальным, однако они не желают относиться к нам серьёзно. Они заявляют, что твоя религия – не для этого мира; что люди неспособны жить так, как ты учишь. Что же, Учитель, нам отвечать этим язычникам?»
[143:1.3] After Jesus had heard similar objections to the gospel of the kingdom presented by Thomas, Nathaniel, Simon Zelotes, and Matthew, he said to the twelve:
Выслушав аналогичные возражения против евангелия царства от Фомы, Нафанаила, Симона Зелота и Матфея, Иисус сказал двенадцати:
[143:1.4] «I have come into this world to do the will of my Father and to reveal his loving character to all mankind. That, my brethren, is my mission. And this one thing I will do, regardless of the misunderstanding of my teachings by Jews or gentiles of this day or of another generation. But you should not overlook the fact that even divine love has its severe disciplines. A father’s love for his son oftentimes impels the father to restrain the unwise acts of his thoughtless offspring. The child does not always comprehend the wise and loving motives of the father’s restraining discipline. But I declare to you that my Father in Paradise does rule a universe of universes by the compelling power of his love. Love is the greatest of all spirit realities. Truth is a liberating revelation, but love is the supreme relationship. And no matter what blunders your fellow men make in their world management of today, in an age to come the gospel which I declare to you will rule this very world. The ultimate goal of human progress is the reverent recognition of the fatherhood of God and the loving materialization of the brotherhood of man.
«Я пришёл в этот мир для того, чтобы исполнять волю моего Отца и раскрывать его любвеобильный характер всему человечеству. В этом, мои братья, состоит моя миссия. И я буду выполнять только её, невзирая на непонимание, которое моё учение может встретить со стороны евреев или иноверцев этого или иного поколения. Но вы не должны упускать из виду тот факт, что даже божественная любовь требует строгой дисциплины. Любовь отца к своему сыну нередко побуждает отца удерживать своего безрассудного отпрыска от неразумных деяний. Дитя не всегда постигает мудрые и исполненные любви мотивы отца в отношении сдерживающей дисциплины. Но я заявляю вам, что мой Отец в Раю воистину правит вселенной вселенных посредством неотразимой силы своей любви. Любовь является величайшей из всех духовных реальностей. Истина представляет собой освобождающее откровение, однако любовь это высшая форма отношений. И какие бы просчёты в управлении миром не допускали ваши собратья сегодня, в будущую эпоху этим миром будет править евангелие, которое я провозглашаю вам. Окончательная цель человеческого прогресса – благоговейное признание отцовства Бога и претворение исполненного любви братства людей.
[143:1.5] «But who told you that my gospel was intended only for slaves and weaklings? Do you, my chosen apostles, resemble weaklings? Did John look like a weakling? Do you observe that I am enslaved by fear? True, the poor and oppressed of this generation have the gospel preached to them. The religions of this world have neglected the poor, but my Father is no respecter of persons. Besides, the poor of this day are the first to heed the call to repentance and acceptance of sonship. The gospel of the kingdom is to be preached to all men – Jew and gentile, Greek and Roman, rich and poor, free and bond – and equally to young and old, male and female.
Но кто сказал вам, что моё евангелие предназначено только для рабов и слабых? Разве вы, мои избранные апостолы, похожи на слабых людей? Разве Иоанн походил на слабого человека? Разве вы видите, что я порабощён страхом? Действительно, в этом поколении проповедь евангелия обращена к бедным и угнетённым. Религии этого мира отвернулись от бедных, однако мой Отец нелицеприятен. Кроме того, сегодняшние бедняки являются первыми обратившими внимание на призыв к раскаянию и принятию сыновства. Евангелие царства должно проповедоваться всем людям – иудеям и язычникам, грекам и римлянам, богатым и бедным, свободным и подневольным – и в равной мере молодым и старым, мужчинам и женщинам.
[143:1.6] «Because my Father is a God of love and delights in the practice of mercy, do not imbibe the idea that the service of the kingdom is to be one of monotonous ease. The Paradise ascent is the supreme adventure of all time, the rugged achievement of eternity. The service of the kingdom on earth will call for all the courageous manhood that you and your coworkers can muster. Many of you will be put to death for your loyalty to the gospel of this kingdom. It is easy to die in the line of physical battle when your courage is strengthened by the presence of your fighting comrades, but it requires a higher and more profound form of human courage and devotion calmly and all alone to lay down your life for the love of a truth enshrined in your mortal heart.
Из-за того, что мой Отец является Богом любви и с удовольствием проявляет милосердие, не думайте, что служение царству должно быть однообразно лёгким. Восхождение к Раю – высшее свершение всего времени, трудное достижение вечности. Служение царству на земле потребует от вас всей мужественной зрелости, на которую будете способны вы и ваши соратники. Многих из вас предадут смерти за вашу верность евангелию этого царства. Легко умереть в физическом сражении, в строю, когда ваша храбрость укрепляется присутствием сражающихся товарищей, однако нужна более высокая и глубокая форма человеческой храбрости и преданности, чтобы спокойно и в полном одиночестве сложить голову за любовь к истине, живущей в вашем смертном сердце.
[143:1.7] «Today, the unbelievers may taunt you with preaching a gospel of nonresistance and with living lives of nonviolence, but you are the first volunteers of a long line of sincere believers in the gospel of this kingdom who will astonish all mankind by their heroic devotion to these teachings. No armies of the world have ever displayed more courage and bravery than will be portrayed by you and your loyal successors who shall go forth to all the world proclaiming the good news – the fatherhood of God and the brotherhood of men. The courage of the flesh is the lowest form of bravery. Mind bravery is a higher type of human courage, but the highest and supreme is uncompromising loyalty to the enlightened convictions of profound spiritual realities. And such courage constitutes the heroism of the God-knowing man. And you are all God-knowing men; you are in very truth the personal associates of the Son of Man.»
Сегодня неверующие могут насмехаться над тем, что вы проповедуете евангелие непротивления и живёте жизнью, свободной от насилия, но вы являетесь первыми добровольцами в длинном ряду искренних верующих в евангелие этого царства, которые поразят человечество своей героической преданностью этим учениям. Никакие армии мира никогда не продемонстрируют такую же храбрость и отвагу, как вы и ваши верные последователи, провозглашающие по всему миру благую весть, – отцовство Бога и братство людей. Храбрость плоти – низшая форма смелости. Бесстрашие разума – более высокая форма человеческой храбрости, но высочайшей и верховной является бескомпромиссная верность просвещённого человека своим убеждениям, покоящимся на глубоких духовных реальностях. И такая храбрость образует героизм Богопознающего человека. И все вы познаете Бога; вы воистину являетесь личными соратниками Сына Человеческого».

[143:1.8] This was not all that Jesus said on that occasion, but it is the introduction of his address, and he went on at great length in amplification and in illustration of this pronouncement. This was one of the most impassioned addresses which Jesus ever delivered to the twelve. Seldom did the Master speak to his apostles with evident strong feeling, but this was one of those few occasions when he spoke with manifest earnestness, accompanied by marked emotion.
Это не всё, что было сказано Иисусом в данном случае, однако таковым было его вступительное слово, после чего он ещё долго говорил, усиливая и иллюстрируя свои высказывания. Это было одно из самых пылких обращений Иисуса к двенадцати. Не часто слова Учителя, обращённые к апостолам, были исполнены столь сильного чувства, и это был один из тех редких случаев, когда он говорил с явной серьёзностью, сопровождаемой заметными эмоциями.

[143:1.9] The result upon the public preaching and personal ministry of the apostles was immediate; from that very day their message took on a new note of courageous dominance. The twelve continued to acquire the spirit of positive aggression in the new gospel of the kingdom. From this day forward they did not occupy themselves so much with the preaching of the negative virtues and the passive injunctions of their Master’s many-sided teaching.
Влияние его слов сразу же сказалось на публичных проповедях и личном служении апостолов; начиная с этого дня, новая тема мужества стала преобладающей в их проповеди. Двенадцать продолжали обретать дух напористости в новом евангелии царства. С этого дня они уже не уделяли столько внимания проповеди запретительных добродетелей и пассивных предписаний многосторонних доктрин их Учителя.

2. LESSON ON SELF-MASTERY

2. УРОК О САМООБЛАДАНИИ

[143:2.1] The Master was a perfected specimen of human self-control. When he was reviled, he reviled not; when he suffered, he uttered no threats against his tormentors; when he was denounced by his enemies, he simply committed himself to the righteous judgment of the Father in heaven.
Учитель являл собой совершенный образец человеческого самообладания. Когда его оскорбляли, он не оскорблял в ответ; когда он страдал, он не произносил угроз в адрес своих мучителей; когда враги обвиняли его, он лишь предавал себя праведному решению небесного Отца.

[143:2.2] At one of the evening conferences, Andrew asked Jesus: «Master, are we to practice self-denial as John taught us, or are we to strive for the self-control of your teaching? Wherein does your teaching differ from that of John?» Jesus answered: «John indeed taught you the way of righteousness in accordance with the light and laws of his fathers, and that was the religion of self-examination and self-denial. But I come with a new message of self-forgetfulness and self-control. I show to you the way of life as revealed to me by my Father in heaven.
На одном из вечерних собраний Андрей спросил Иисуса: «Учитель, следует ли нам придерживаться самоотречения, как учил нас Иоанн, или же стремиться к самообладанию, к которому призывает твоё учение? В чём твоё учение отличается от учения Иоанна?» Иисус ответил: «Иоанн действительно учил вас праведному пути согласно учениям и законам его отцов, и таковой была религия самоанализа и самоотречения. Но я пришёл с новым посланием самозабвения и самообладания. Я демонстрирую вам путь жизни таковым, каким он был раскрыт мне моим небесным Отцом.
[143:2.3] «Verily, verily, I say to you, he who rules his own self is greater than he who captures a city. Self-mastery is the measure of man’s moral nature and the indicator of his spiritual development. In the old order you fasted and prayed; as the new creature of the rebirth of the spirit, you are taught to believe and rejoice. In the Father’s kingdom you are to become new creatures; old things are to pass away; behold I show you how all things are to become new. And by your love for one another you are to convince the world that you have passed from bondage to liberty, from death into life everlasting.
Истинно, истинно я вам говорю: тот, кто владеет собой, более велик, чем тот, кто подчиняет себе город. Самообладание является мерилом нравственной сущности человека и показателем его духовного развития. Согласно прежнему порядку вы постились и молились; как новых созданий, родившихся в духе, вас учат верить и радоваться. В царстве Отца вы должны стать новыми созданиями; старое должно уйти; смотрите – я показываю вам, как всё должно стать новым. И через свою любовь друг к другу вы должны убедить мир, что перешли от рабства к свободе, от смерти к вечной жизни.
[143:2.4] «By the old way you seek to suppress, obey, and conform to the rules of living; by the new way you are first transformed by the Spirit of Truth and thereby strengthened in your inner soul by the constant spiritual renewing of your mind, and so are you endowed with the power of the certain and joyous performance of the gracious, acceptable, and perfect will of God. Forget not – it is your personal faith in the exceedingly great and precious promises of God that ensures your becoming partakers of the divine nature. Thus by your faith and the spirit’s transformation, you become in reality the temples of God, and his spirit actually dwells within you. If, then, the spirit dwells within you, you are no longer bondslaves of the flesh but free and liberated sons of the spirit. The new law of the spirit endows you with the liberty of self-mastery in place of the old law of the fear of self-bondage and the slavery of self-denial.
Следуя прежнему пути, вы стремитесь сдерживаться, повиноваться и подчиняться правилам жизни; следуя новому пути, вы сначала преображаетесь Духом Истины и тем самым укрепляете свою внутреннюю душу постоянным духовным обновлением своего разума и обретаете способность убеждённого и радостного исполнения милосердной, желанной и совершенной воли Бога. Не забывайте – именно ваша личная вера в величайшие и драгоценные обетования Бога обеспечивает вам причастность к божественной сущности. Так, через свою веру и духовное преображение вы действительно становитесь храмами Бога, и его дух действительно пребывает в вас. Если, в таком случае, в вас пребывает дух, то вы не являетесь более рабами плоти, а становитесь свободными и вольными сынами духа. Новый закон духа дарует вам свободу самообладания вместо прежнего закона, ведущего к страху самозакрепощения и к рабству самоотречения.
[143:2.5] «Many times, when you have done evil, you have thought to charge up your acts to the influence of the evil one when in reality you have but been led astray by your own natural tendencies. Did not the Prophet Jeremiah long ago tell you that the human heart is deceitful above all things and sometimes even desperately wicked? How easy for you to become self-deceived and thereby fall into foolish fears, divers lusts, enslaving pleasures, malice, envy, and even vengeful hatred!
Не раз, совершив зло, вы пытались возложить ответственность за свои поступки на козни дьявола, хотя в действительности вас сбивали с пути истинного ваши собственные естественные наклонности. Разве давным-давно пророк Иеремия не сказал вам, что человеческое сердце более всего обманчиво, а порою и крайне испорчено? С какой лёгкостью вы обманываете самих себя, предаваясь глупым страхам, всевозможной похоти, порабощающим наслаждениям, злым умыслам, зависти и даже мстительной ненависти!
[143:2.6] «Salvation is by the regeneration of the spirit and not by the self-righteous deeds of the flesh. You are justified by faith and fellowshipped by grace, not by fear and the self-denial of the flesh, albeit the Father’s children who have been born of the spirit are ever and always masters of the self and all that pertains to the desires of the flesh. When you know that you are saved by faith, you have real peace with God. And all who follow in the way of this heavenly peace are destined to be sanctified to the eternal service of the ever-advancing sons of the eternal God. Henceforth, it is not a duty but rather your exalted privilege to cleanse yourselves from all evils of mind and body while you seek for perfection in the love of God.
Спасение достигается перерождением духа, а не самодовольными деяниями плоти. Ваше оправдание – вера, ваш путь в братство – благоволение, а не страх или самоотречение плоти, хотя рождённые в духе дети Отца всегда и во всём владеют собой и всем, что связано с желаниями плоти. Когда вы знаете, что спасены верой, то действительно примиряетесь с Богом. И всем, кто следует путём этого небесного мира, суждено быть посвящёнными в вечное служение постоянно развивающихся сынов вечного Бога. Отныне не обязанность, но скорее ваша возвышенная привилегия состоит в том, чтобы очищать свой разум и тело от всякого зла, стремясь достичь совершенства в любви к Богу.
[143:2.7] «Your sonship is grounded in faith, and you are to remain unmoved by fear. Your joy is born of trust in the divine word, and you shall not therefore be led to doubt the reality of the Father’s love and mercy. It is the very goodness of God that leads men into true and genuine repentance. Your secret of the mastery of self is bound up with your faith in the indwelling spirit, which ever works by love. Even this saving faith you have not of yourselves; it also is the gift of God. And if you are the children of this living faith, you are no longer the bondslaves of self but rather the triumphant masters of yourselves, the liberated sons of God.
Ваше сыновство основано на вере, и вы должны оставаться безразличными к страху. Ваша радость рождена из доверия к божественному слову, и потому вы не должны поддаваться сомнениям в реальности любви и милосердия Отца. Сама добродетель Бога приводит человека к истинному и подлинному раскаянию. Ваша тайна владения собой связана с вашей верой в дух, пребывающий в вас и всегда действующий посредством любви. Но даже эта спасительная вера не от вас; она тоже является даром Бога. И если вы дети этой живой веры, то вы уже не рабы своей сущности, а её победоносные владыки, вольные сыны Бога.
[143:2.8] «If, then, my children, you are born of the spirit, you are forever delivered from the self-conscious bondage of a life of self-denial and watchcare over the desires of the flesh, and you are translated into the joyous kingdom of the spirit, whence you spontaneously show forth the fruits of the spirit in your daily lives; and the fruits of the spirit are the essence of the highest type of enjoyable and ennobling self-control, even the heights of terrestrial mortal attainment – true self-mastery.»
Итак, дети мои, если вы рождены в духе, то вы навечно освобождаетесь от сознаваемого вами бремени жизни – жизни самоотречения и заботы о желаниях плоти – и перемещаетесь в радостное царство духа, где безо всякого принуждения приносите плоды духа в своей каждодневной жизни; а плоды духа – это сущность высшего типа чудесного и облагораживающего самообладания, вершина земного смертного достижения – истинного умения владеть собой».

3. DIVERSION AND RELAXATION

3. РАЗВЛЕЧЕНИЕ И ОТДЫХ

[143:3.1] About this time a state of great nervous and emotional tension developed among the apostles and their immediate disciple associates. They had hardly become accustomed to living and working together. They were experiencing increasing difficulties in maintaining harmonious relations with John’s disciples. The contact with the gentiles and the Samaritans was a great trial to these Jews. And besides all this, the recent utterances of Jesus had augmented their disturbed state of mind. Andrew was almost beside himself; he did not know what next to do, and so he went to the Master with his problems and perplexities. When Jesus had listened to the apostolic chief relate his troubles, he said: «Andrew, you cannot talk men out of their perplexities when they reach such a stage of involvement, and when so many persons with strong feelings are concerned. I cannot do what you ask of me – I will not participate in these personal social difficulties – but I will join you in the enjoyment of a three-day period of rest and relaxation. Go to your brethren and announce that all of you are to go with me up on Mount Sartaba, where I desire to rest for a day or two.
Примерно в то же время в среде апостолов и их ближайших учеников возникло огромное нервное и эмоциональное напряжение. Они ещё не успели как следует привыкнуть к совместной жизни и труду. Им было всё труднее сохранять гармоничные отношения с учениками Иоанна. Общение с иноверцами и самаритянами стало тяжёлым испытанием для этих евреев. Кроме того, недавние высказывания Иисуса ещё больше усилили их душевное смятение. Андрей начинал терять самообладание; он не знал, за что браться, и поэтому отправился к Учителю, чтобы изложить ему свои проблемы и трудности. Выслушав главу апостолов, рассказавшего о своих бедах, Иисус сказал: «Андрей, когда люди достигают такой степени вовлечённости и когда это касается столь многих людей, испытывающих сильные чувства, то их затруднения уже не разрешить словами. Я не могу сделать то, о чём ты просишь, – я не стану участвовать в решении этих личных социальных проблем, – однако я проведу вместе с вами три дня в отдыхе и развлечениях. Ступай к своим братьям и сообщи им, что все вы отправляетесь вместе со мной на гору Сартаба, где я собираюсь отдохнуть день-другой.
[143:3.2] «Now you should go to each of your eleven brethren and talk with him privately, saying: `The Master desires that we go apart with him for a season to rest and relax. Since we all have recently experienced much vexation of spirit and stress of mind, I suggest that no mention be made of our trials and troubles while on this holiday. Can I depend upon you to co-operate with me in this matter?’ In this way privately and personally approach each of your brethren.» And Andrew did as the Master had instructed him.
Ты должен подойти к каждому из своих одиннадцати братьев и сказать ему с глазу на глаз: „Учитель желает, чтобы мы посвятили вместе с ним некоторое время отдыху и покою. Так как в последнее время все мы испытали значительное томление духа и напряжение разума, я предлагаю не вспоминать во время этого отдыха о наших трудностях и тревогах. Могу ли я рассчитывать на твоё сотрудничество в этом деле?» Поговори так – лично, с глазу на глаз – с каждым из твоих собратьев». И Андрей последовал совету Учителя.

[143:3.3] This was a marvelous occasion in the experience of each of them; they never forgot the day going up the mountain. Throughout the entire trip hardly a word was said about their troubles. Upon reaching the top of the mountain, Jesus seated them about him while he said: «My brethren, you must all learn the value of rest and the efficacy of relaxation. You must realize that the best method of solving some entangled problems is to forsake them for a time. Then when you go back fresh from your rest or worship, you are able to attack your troubles with a clearer head and a steadier hand, not to mention a more resolute heart. Again, many times your problem is found to have shrunk in size and proportions while you have been resting your mind and body.»
Этот поход стал удивительным событием для каждого его участника; они навсегда запомнили день восхождения на гору. За всё время путешествия практически ни слова не было сказано о проблемах. Достигнув вершины горы, Иисус усадил их возле себя и сказал: «Братья мои, все вы должны усвоить ценность отдыха и пользу восстановления. Вы должны понять, что лучший метод решения некоторых запутанных проблем – оставить их на время. Возвращаясь же посвежевшими благодаря отдыху или поклонению, вы способны взяться за решение своих проблем с более ясной головой и более уверенной рукой, не говоря уже об исполненном большей решимости сердце. Кроме того, нередко вы обнаруживаете, что пока вы отдыхали разумом и телом, размеры и значимость вашей проблемы уменьшились».
[143:3.4] The next day Jesus assigned to each of the twelve a topic for discussion. The whole day was devoted to reminiscences and to talking over matters not related to their religious work. They were momentarily shocked when Jesus even neglected to give thanks – verbally – when he broke bread for their noontide lunch. This was the first time they had ever observed him to neglect such formalities.
На следующий день Иисус дал каждому из двенадцати тему для обсуждения. Весь день был посвящён воспоминаниям и обсуждению дел, не связанных с их религиозным трудом. На мгновение они были шокированы тем, что Иисус даже не выразил вслух благодарения, когда преломил хлеб для их полуденной трапезы. Впервые они видели его пренебрегающим такими формальностями.
[143:3.5] When they went up the mountain, Andrew’s head was full of problems. John was inordinately perplexed in his heart. James was grievously troubled in his soul. Matthew was hard pressed for funds inasmuch as they had been sojourning among the gentiles. Peter was overwrought and had recently been more temperamental than usual. Judas was suffering from a periodic attack of sensitiveness and selfishness. Simon was unusually upset in his efforts to reconcile his patriotism with the love of the brotherhood of man. Philip was more and more nonplused by the way things were going. Nathaniel had been less humorous since they had come in contact with the gentile populations, and Thomas was in the midst of a severe season of depression. Only the twins were normal and unperturbed. All of them were exceedingly perplexed about how to get along peaceably with John’s disciples.
Когда они поднимались на гору, голова Андрея была полна проблем. Иоанн находился в состоянии чрезвычайного духовного смятения. Иаков ощущал сильные душевные муки. Матфей испытывал острую нехватку денег в связи с тем, что они жили среди иноверцев. Пётр был переутомлён и в последнее время проявлял большую несдержанность, чем обычно. Иуда страдал от очередного приступа обидчивости и эгоизма. Симон был необычайно расстроен попытками примирить свой патриотизм с любовью к братству людей. Филипп приходил во всё большее замешательство из-за развития событий. Нафанаил реже шутил с тех пор, как они вошли в контакт с языческим населением, а Фома пребывал в глубокой депрессии. Только близнецы сохраняли обычное состояние духа и невозмутимость. Все они находились в сильном замешательстве из-за того, что не знали, как поддерживать мирные отношения с учениками Иоанна.
[143:3.6] The third day when they started down the mountain and back to their camp, a great change had come over them. They had made the important discovery that many human perplexities are in reality nonexistent, that many pressing troubles are the creations of exaggerated fear and the offspring of augmented apprehension. They had learned that all such perplexities are best handled by being forsaken; by going off they had left such problems to solve themselves.
На третий день, когда они начали спускаться с горы назад в свой лагерь, с ними произошла огромная перемена. Они сделали важное открытие, увидев, что многие человеческие трудности в действительности не существуют, что многие неотложные проблемы являются порождением чрезмерного страха и плодом преувеличенных опасений. Они узнали, что лучший способ решения любых подобных затруднений, – оставить их на время; уйдя от своих проблем, они позволили им разрешиться самим.
[143:3.7] Their return from this holiday marked the beginning of a period of greatly improved relations with the followers of John. Many of the twelve really gave way to mirth when they noted the changed state of everybody’s mind and observed the freedom from nervous irritability which had come to them as a result of their three days’ vacation from the routine duties of life. There is always danger that monotony of human contact will greatly multiply perplexities and magnify difficulties.
Возвращение назад после отдыха положило начало существенному улучшению отношений с последователями Иоанна. Многие из двенадцати действительно повеселели, когда в результате трёхдневного отдыха от рутинных обязанностей они заметили перемену в разуме каждого из них и увидели, что избавились от раздражительности. Для людей однообразное общение всегда чревато существенным умножением трудностей и увеличением проблем.

[143:3.8] Not many of the gentiles in the two Greek cities of Archelais and Phasaelis believed in the gospel, but the twelve apostles gained a valuable experience in this their first extensive work with exclusively gentile populations. On a Monday morning, about the middle of the month, Jesus said to Andrew: «We go into Samaria.» And they set out at once for the city of Sychar, near Jacob’s well.
Мало кто из иноверцев двух греческих городов, Архелая и Фазеля, уверовал в евангелие, однако двенадцать апостолов обрели ценный опыт своей первой продолжительной работы с исключительно языческим населением. Однажды утром, в понедельник, примерно в середине месяца, Иисус сказал Андрею: «Мы отправляемся в Самарию». И они сразу же направились в город Сихар, находившийся неподалёку от колодца Иакова.

4. THE JEWS AND THE SAMARITANS

4. ЕВРЕИ И САМАРИТЯНЕ

[143:4.1] For more than six hundred years the Jews of Judea, and later on those of Galilee also, had been at enmity with the Samaritans. This ill feeling between the Jews and the Samaritans came about in this way: About seven hundred years B.C., Sargon, king of Assyria, in subduing a revolt in central Palestine, carried away and into captivity over twenty-five thousand Jews of the northern kingdom of Israel and installed in their place an almost equal number of the descendants of the Cuthites, Sepharvites, and the Hamathites. Later on, Ashurbanipal sent still other colonies to dwell in Samaria.
Более шестисот лет евреи Иудеи, а позднее и евреи Галилеи, враждовали с самаритянами. Неприязнь между евреями и самаритянами возникла следующим образом: примерно за семьсот лет до н.э. ассирийский царь Саргон, подавляя восстание в центральной Палестине, увёл в плен более двадцати пяти тысяч евреев северного Израильского царства и заменил их почти таким же числом потомков кутийцев, сепарян и емафян. Позднее Ашшурбанипал послал новых колонистов для поселения в Самарии.
[143:4.2] The religious enmity between the Jews and the Samaritans dated from the return of the former from the Babylonian captivity, when the Samaritans worked to prevent the rebuilding of Jerusalem. Later they offended the Jews by extending friendly assistance to the armies of Alexander. In return for their friendship Alexander gave the Samaritans permission to build a temple on Mount Gerizim, where they worshiped Yahweh and their tribal gods and offered sacrifices much after the order of the temple services at Jerusalem. At least they continued this worship up to the time of the Maccabees, when John Hyrcanus destroyed their temple on Mount Gerizim. The Apostle Philip, in his labors for the Samaritans after the death of Jesus, held many meetings on the site of this old Samaritan temple.
Начало религиозной вражде между евреями и самаритянами было положено после возвращения евреев из вавилонского плена, когда самаритяне попытались воспрепятствовать восстановлению Иерусалима. Позднее они оскорбили евреев, оказав дружескую помощь армиям Александра. В ответ на их дружбу Александр разрешил самаритянам построить храм на горе Гаризим, где они поклонялись Яхве и своим племенным богам, а также приносили жертвы с соблюдением ритуалов, во многом напоминавших храмовые богослужения Иерусалима. Это вероисповедание сохранялось у них, по крайней мере, до эпохи Маккавеев, когда Иоанн Гирканский разрушил их храм на горе Гаризим. Во время своих трудов среди самаритян после смерти Иисуса, апостол Филипп провёл много встреч на месте этого древнего храма.
[143:4.3] The antagonisms between the Jews and the Samaritans were time-honored and historic; increasingly since the days of Alexander they had had no dealings with each other. The twelve apostles were not averse to preaching in the Greek and other gentile cities of the Decapolis and Syria, but it was a severe test of their loyalty to the Master when he said, «Let us go into Samaria.» But in the year and more they had been with Jesus, they had developed a form of personal loyalty which transcended even their faith in his teachings and their prejudices against the Samaritans.
Враждебные отношения между евреями и самаритянами были освящены временем и уходили в глубь веков; со времён Александра они всё меньше общались друг с другом. Двенадцать апостолов не противились тому, чтобы проповедовать в греческих и других языческих городах Декаполиса и Сирии, но их преданность Учителю подверглась суровому испытанию, когда он сказал: «отправимся в Самарию». Однако более чем за год, проведённый с Иисусом, у них сформировалась такая личная преданность, которая превосходила даже веру в его учения и предубеждения против самаритян.

5. THE WOMAN OF SYCHAR

5. ЖЕНЩИНА ИЗ СИХАРА

[143:5.1] When the Master and the twelve arrived at Jacob’s well, Jesus, being weary from the journey, tarried by the well while Philip took the apostles with him to assist in bringing food and tents from Sychar, for they were disposed to stay in this vicinity for a while. Peter and the Zebedee sons would have remained with Jesus, but he requested that they go with their brethren, saying: «Have no fear for me; these Samaritans will be friendly; only our brethren, the Jews, seek to harm us.» And it was almost six o’clock on this summer’s evening when Jesus sat down by the well to await the return of the apostles.
Когда Учитель и двенадцать прибыли к колодцу Иакова, уставший с дороги Иисус остался у колодца, в то время как апостолы отправились вместе с Филиппом, чтобы помочь ему принести из Сихара палатки и еду, ибо они собирались на некоторое время задержаться в этом районе. Пётр и сыновья Зеведея хотели остаться с Иисусом, но он попросил, чтобы они пошли вместе со своими собратьями, сказав: «Не тревожьтесь из-за меня; эти самаритяне будут дружелюбны; только наши братья, евреи, стремятся навредить нам». Так, летним вечером, около шести часов, Иисус присел у колодца дожидаться возвращения апостолов.
[143:5.2] The water of Jacob’s well was less mineral than that from the wells of Sychar and was therefore much valued for drinking purposes. Jesus was thirsty, but there was no way of getting water from the well. When, therefore, a woman of Sychar came up with her water pitcher and prepared to draw from the well, Jesus said to her, «Give me a drink.» This woman of Samaria knew Jesus was a Jew by his appearance and dress, and she surmised that he was a Galilean Jew from his accent. Her name was Nalda and she was a comely creature. She was much surprised to have a Jewish man thus speak to her at the well and ask for water, for it was not deemed proper in those days for a self-respecting man to speak to a woman in public, much less for a Jew to converse with a Samaritan. Therefore Nalda asked Jesus, «How is it that you, being a Jew, ask for a drink of me, a Samaritan woman?» Jesus answered: «I have indeed asked you for a drink, but if you could only understand, you would ask me for a draught of the living water.» Then said Nalda: «But, Sir, you have nothing to draw with, and the well is deep; whence, then, have you this living water? Are you greater than our father Jacob who gave us this well, and who drank thereof himself and his sons and his cattle also?»
Вода колодца Иакова была меньше насыщена минеральными солями, чем вода колодцев Сихара, и потому высоко ценилась в качестве питьевой воды. Иисуса мучила жажда, но ему было нечем набрать воды. Поэтому когда к колодцу подошла женщина из Сихара со своим кувшином и приготовилась зачерпнуть воды, Иисус сказал ей: «Дай мне напиться». По внешности Иисуса и его одежде самаритянка поняла, что перед ней еврей, а по его акценту она заключила, что он является галилейским евреем. Её звали Налда, и она представляла собой миловидное создание. Она была премного удивлена тем, что еврейский мужчина обращается к ней в такой манере у колодца и просит воды, ибо в те времена считалось неприличным для уважающего себя мужчины прилюдно говорить с женщиной, тем более для еврея вступать в разговор с самаритянкой. Поэтому Налда спросила Иисуса: «Как же это ты, еврей, просишь напиться у меня, самаритянской женщины?» Иисус ответил: «Я действительно попросил у тебя напиться, но если бы ты только могла понять, то сама попросила бы у меня глоток живой воды». Тогда Налда сказала: «Но господин, тебе и зачерпнуть-то нечем, а колодец глубок; где же ты возьмёшь эту живую воду? Неужели ты превосходишь нашего праотца Иакова, который дал нам этот колодец и сам пил из него, и сыновья его, и скот его тоже?»
[143:5.3] Jesus replied: «Everyone who drinks of this water will thirst again, but whosoever drinks of the water of the living spirit shall never thirst. And this living water shall become in him a well of refreshment springing up even to eternal life.» Nalda then said: «Give me this water that I thirst not neither come all the way hither to draw. Besides, anything which a Samaritan woman could receive from such a commendable Jew would be a pleasure.»
Иисус ответил: «Всякий, пьющий эту воду, возжаждет снова; тот же, кто пьёт воду живого духа, не будет жаждать вовек. И эта живая вода превратится в нём в животворный источник, текущий в жизнь вечную». Тогда Налда сказала: «Дай мне этой воды, чтобы я никогда больше не испытывала жажды и чтобы мне не пришлось больше приходить сюда за водой. Кроме того, самаритянка с удовольствием примет всё, что сможет предложить ей столь достойный еврей».
[143:5.4] Nalda did not know how to take Jesus’ willingness to talk with her. She beheld in the Master’s face the countenance of an upright and holy man, but she mistook friendliness for commonplace familiarity, and she misinterpreted his figure of speech as a form of making advances to her. And being a woman of lax morals, she was minded openly to become flirtatious, when Jesus, looking straight into her eyes, with a commanding voice said, «Woman, go get your husband and bring him hither.» This command brought Nalda to her senses. She saw that she had misjudged the Master’s kindness; she perceived that she had misconstrued his manner of speech. She was frightened; she began to realize that she stood in the presence of an unusual person, and groping about in her mind for a suitable reply, in great confusion, she said, «But, Sir, I cannot call my husband, for I have no husband.» Then said Jesus: «You have spoken the truth, for, while you may have once had a husband, he with whom you are now living is not your husband. Better it would be if you would cease to trifle with my words and seek for the living water which I have this day offered you.»
Налда не знала, как объяснить желание Иисуса поговорить с ней. Она видела на лице Учителя печать справедливости и святости, однако она ошибочно приняла дружелюбие за обычную фамильярность и ложно истолковала его образную речь как форму заигрывания. И, будучи женщиной свободных нравов, она была уже готова к откровенному кокетству, когда Иисус, глядя ей прямо в глаза, сказал непререкаемым тоном: «Женщина, пойди, позови мужа твоего и приведи его сюда». Это приказание привело Налду в чувство. Она поняла, что неверно оценила доброту Учителя; она увидела, что неправильно истолковала его манеру говорить. Налда испугалась; она начала осознавать, что перед ней – необыкновенный человек, и, пытаясь подыскать подходящий ответ, страшно смутившись, вымолвила: «Но, господин, я не могу позвать своего мужа, потому что у меня его нет». Тогда Иисус сказал: «Ты сказала правду, ибо хотя когда-то ты и была замужем, тот, с кем ты сейчас живёшь, не является твоим мужем. Было бы лучше, если бы ты перестала легкомысленно относиться к моим словам и пожелала бы живой воды, которую я предложил тебе сегодня».
[143:5.5] By this time Nalda was sobered, and her better self was awakened. She was not an immoral woman wholly by choice. She had been ruthlessly and unjustly cast aside by her husband and in dire straits had consented to live with a certain Greek as his wife, but without marriage. Nalda now felt greatly ashamed that she had so unthinkingly spoken to Jesus, and she most penitently addressed the Master, saying: «My Lord, I repent of my manner of speaking to you, for I perceive that you are a holy man or maybe a prophet.» And she was just about to seek direct and personal help from the Master when she did what so many have done before and since – dodged the issue of personal salvation by turning to the discussion of theology and philosophy. She quickly turned the conversation from her own needs to a theological controversy. Pointing over to Mount Gerizim, she continued: «Our fathers worshiped on this mountain, and yet you would say that in Jerusalem is the place where men ought to worship; which, then, is the right place to worship God?»
К этому времени к Налде вернулось благоразумие и в ней пробудилось всё лучшее. Она стала распутной женщиной не только по собственной воле. Жестоко и несправедливо отвергнутая мужем, отчаявшись, она согласилась жить с неким греком, не выходя за него замуж. Теперь самаритянка чувствовала огромный стыд оттого, что столь легкомысленно разговаривала с Иисусом, и, в глубоком раскаянии, она обратилась к Учителю со словами: «Мой Господин, я сожалею о том, что говорила с тобой таким тоном, ибо я вижу, что ты являешься святым, или, быть может, пророком». И она была уже готова просить у Учителя непосредственной и личной помощи, когда сделала то, что совершали столь многие до и после неё, уходя от вопроса о личном спасении и обращаясь к обсуждению теологии и философии. Она быстро перевела разговор со своих собственных нужд на теологические споры. Показывая на гору Гаризим, она продолжала: «Наши отцы поклонялись на этой горе, и тем не менее, ты утверждаешь, что именно Иерусалим является тем местом, где люди должны поклоняться; так где же нужно поклоняться Богу?»
[143:5.6] Jesus perceived the attempt of the woman’s soul to avoid direct and searching contact with its Maker, but he also saw that there was present in her soul a desire to know the better way of life. After all, there was in Nalda’s heart a true thirst for the living water; therefore he dealt patiently with her, saying: «Woman, let me say to you that the day is soon coming when neither on this mountain nor in Jerusalem will you worship the Father. But now you worship that which you know not, a mixture of the religion of many pagan gods and gentile philosophies. The Jews at least know whom they worship; they have removed all confusion by concentrating their worship upon one God, Yahweh. But you should believe me when I say that the hour will soon come – even now is – when all sincere worshipers will worship the Father in spirit and in truth, for it is just such worshipers the Father seeks. God is spirit, and they who worship him must worship him in spirit and in truth. Your salvation comes not from knowing how others should worship or where but by receiving into your own heart this living water which I am offering you even now.»
Иисус заметил, что душа этой женщины пытается уйти от прямого и испытующего соприкосновения с её Творцом, однако он также увидел в этой душе желание познать путь лучшей жизни. В конце концов, сердце Налды действительно жаждало живой воды; поэтому он проявил к ней терпение, сказав: «Женщина, позволь сказать тебе, что недалёк тот день, когда и не на этой горе, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Сегодня же вы поклоняетесь тому, чего не знаете – смеси религии многих языческих богов и философий. Евреи, по крайней мере, знают, кому поклоняются; они освободились от всякой путаницы, сосредоточив свою веру на одном Боге – Яхве. Но ты должна поверить мне, что настанет время – и настало уже, – когда все искренне верующие будут поклоняться Отцу в духе и в истине, ибо именно таких поклонников ищет Отец. Бог есть дух, и поклоняющиеся ему должны поклоняться в духе и в истине. Твоё спасение не в том, чтобы знать, как или где должны поклоняться другие, а в том, чтобы принять в своё сердце эту живую воду, которую я сейчас предлагаю тебе».
[143:5.7] But Nalda would make one more effort to avoid the discussion of the embarrassing question of her personal life on earth and the status of her soul before God. Once more she resorted to questions of general religion, saying: «Yes, I know, Sir, that John has preached about the coming of the Converter, he who will be called the Deliverer, and that, when he shall come, he will declare to us all things» – and Jesus, interrupting Nalda, said with startling assurance, «I who speak to you am he.»
Но Налда сделала ещё одну попытку уклониться от обсуждения щекотливого вопроса о её личной жизни на земле и статуса её души перед Богом. В очередной раз она прибегла к вопросам на общерелигиозные темы, сказав: «Да, я знаю, господин, что Иоанн проповедовал приход Обратителя – того, которого назовут Избавителем, – и что он, явившись к нам, возвестит нам всё…». И тут Иисус, перебив Налду, сказал с поразившей её уверенностью: «Я, говорящий с тобой, и есть он».
[143:5.8] This was the first direct, positive, and undisguised pronouncement of his divine nature and sonship which Jesus had made on earth; and it was made to a woman, a Samaritan woman, and a woman of questionable character in the eyes of men up to this moment, but a woman whom the divine eye beheld as having been sinned against more than as sinning of her own desire and as now being a human soul who desired salvation, desired it sincerely and wholeheartedly, and that was enough.
Это стало первым прямым, уверенным и открытым объявлением своей божественной сущности и сыновства, сделанным Иисусом на земле; и оно было сделано женщине, самаритянке, причём женщине, вплоть до того времени имевшей сомнительную репутацию в глазах людей. Однако божественное око видело, что против этой женщины грешили больше, чем грешила она по своему собственному желанию, и теперь, будучи человеческой душой желавшей спасения, желала его искренне и всем сердцем – и этого было достаточно.
[143:5.9] As Nalda was about to voice her real and personal longing for better things and a more noble way of living, just as she was ready to speak the real desire of her heart, the twelve apostles returned from Sychar, and coming upon this scene of Jesus’ talking so intimately with this woman – this Samaritan woman, and alone – they were more than astonished. They quickly deposited their supplies and drew aside, no man daring to reprove him, while Jesus said to Nalda: «Woman, go your way; God has forgiven you. Henceforth you will live a new life. You have received the living water, and a new joy will spring up within your soul, and you shall become a daughter of the Most High.» And the woman, perceiving the disapproval of the apostles, left her waterpot and fled to the city.
Когда Налда уже собиралась высказать своё подлинное, личное стремление к лучшему, более благородному образу жизни, как раз тогда, когда она была готова раскрыть истинное желание своего сердца, двенадцать апостолов вернулись из Сихара, и увидев, что Иисус столь доверительно беседует с женщиной – с самаритянкой и притом наедине – они были более чем изумлены. Они быстро сложили свои припасы и удалились, и ни один из них не осмелился укорить его. Иисус же сказал Налде: «Женщина, иди своим путём; Бог простил тебя. Отныне ты будешь жить новой жизнью. Ты получила живую воду, и в твоей душе родится новая радость, и ты станешь дочерью Всевышнего». И женщина, видя неодобрительное отношение апостолов, оставила свой кувшин и поспешила в город.
[143:5.10] As she entered the city, she proclaimed to everyone she met: «Go out to Jacob’s well and go quickly, for there you will see a man who told me all I ever did. Can this be the Converter?» And ere the sun went down, a great crowd had assembled at Jacob’s well to hear Jesus. And the Master talked to them more about the water of life, the gift of the indwelling spirit.
Налда вернулась в город, возвещая каждому встречному: «Идите к колодцу Иакова, да поспешите, ибо там вы увидите человека, рассказавшего мне всё, что я когда-либо делала. Быть может, это Обратитель?» И до захода солнца огромная толпа собралась у колодца Иакова, чтобы услышать Иисуса. И Учитель продолжал говорить им о воде жизни – даре пребывающего в человеке духа.
[143:5.11] The apostles never ceased to be shocked by Jesus’ willingness to talk with women, women of questionable character, even immoral women. It was very difficult for Jesus to teach his apostles that women, even so-called immoral women, have souls which can choose God as their Father, thereby becoming daughters of God and candidates for life everlasting. Even nineteen centuries later many show the same unwillingness to grasp the Master’s teachings. Even the Christian religion has been persistently built up around the fact of the death of Christ instead of around the truth of his life. The world should be more concerned with his happy and God-revealing life than with his tragic and sorrowful death.
Апостолы не переставали поражаться готовности Иисуса говорить с женщинами, женщинами сомнительной репутации и даже падшими женщинами. Иисусу было очень трудно научить своих апостолов тому, что женщины – даже так называемые падшие женщины – имеют душу, способную избрать Бога своим Отцом и тем самым стать дочерьми Бога и кандидатами на вечную жизнь. До сих пор, девятнадцать веков спустя, многие люди демонстрируют такое же нежелание постигнуть учения Иисуса. Даже христианская религия упорно строилась вокруг факта смерти Христа, а не вокруг истины его жизни. Мир должен больше интересоваться счастливой и раскрывающей Бога жизнью Иисуса, чем его трагической и печальной смертью.
[143:5.12] Nalda told this entire story to the Apostle John the next day, but he never revealed it fully to the other apostles, and Jesus did not speak of it in detail to the twelve.
На следующий день Налда пересказала этот случай апостолу Иоанну, но он никогда не раскрывал его в полной мере другим апостолам, а Иисус, говоря о нём с апостолами, не касался подробностей.
[143:5.13] Nalda told John that Jesus had told her «all I ever did.» John many times wanted to ask Jesus about this visit with Nalda, but he never did. Jesus told her only one thing about herself, but his look into her eyes and the manner of his dealing with her had so brought all of her checkered life in panoramic review before her mind in a moment of time that she associated all of this self-revelation of her past life with the look and the word of the Master. Jesus never told her she had had five husbands. She had lived with four different men since her husband cast her aside, and this, with all her past, came up so vividly in her mind at the moment when she realized Jesus was a man of God that she subsequently repeated to John that Jesus had really told her all about herself.
Налда поведала Иоанну, что Иисус рассказал ей «всё, что я когда-либо делала». Иоанн не раз хотел спросить у Иисуса об этой беседе с Налдой, но так и не сделал этого. Иисус рассказал Налде только об одном факте из её жизни, но его пристальный взгляд и манера общения привели к тому, что перед ней в одно мгновение промелькнула пёстрая панорама её жизни. Именно поэтому она связала раскрывающуюся перед ней прошлую жизнь со взглядом и словом Учителя. Иисус никогда не говорил ей, что у неё было пять мужей. После того, как её отверг муж, она жила с четырьмя различными мужчинами, и это, вместе со всем её прошлым, настолько ярко проявилось в её сознании в тот момент, когда она поняла, что Иисус – человек от Бога, что впоследствии она передала Иоанну то, что Иисус действительно рассказал ей всё о ней самой.

6. THE SAMARITAN REVIVAL

6. ВОЗРОЖДЕНИЕ САМАРИТЯН

[143:6.1] On the evening that Nalda drew the crowd out from Sychar to see Jesus, the twelve had just returned with food, and they besought Jesus to eat with them instead of talking to the people, for they had been without food all day and were hungry. But Jesus knew that darkness would soon be upon them; so he persisted in his determination to talk to the people before he sent them away. When Andrew sought to persuade him to eat a bite before speaking to the crowd, Jesus said, «I have meat to eat that you do not know about.» When the apostles heard this, they said among themselves: «Has any man brought him aught to eat? Can it be that the woman gave him food as well as drink?» When Jesus heard them talking among themselves, before he spoke to the people, he turned aside and said to the twelve: «My meat is to do the will of Him who sent me and to accomplish His work. You should no longer say it is such and such a time until the harvest. Behold these people coming out from a Samaritan city to hear us; I tell you the fields are already white for the harvest. He who reaps receives wages and gathers this fruit to eternal life; consequently the sowers and the reapers rejoice together. For herein is the saying true: `One sows and another reaps.’ I am now sending you to reap that whereon you have not labored; others have labored, and you are about to enter into their labor.» This he said in reference to the preaching of John the Baptist.
В тот вечер, когда Налда привела из Сихара толпу людей, желавших увидеть Иисуса, двенадцать только что вернулись с едой, и упрашивали Иисуса поесть вместе с ними вместо того, чтобы разговаривать с людьми, ибо они весь день провели без пищи и проголодались. Однако Иисус знал, что вскоре стемнеет, поэтому он настоял на том, чтобы поговорить с людьми до того, как отсылать их назад. Когда Андрей попытался уговорить его немного поесть, прежде чем выступать перед толпой, Иисус сказал: «У меня есть пища, о которой вы не знаете». Когда апостолы услышали это, они начали спрашивать друг у друга: «Разве кто-нибудь приносил ему еды? Быть может, женщина дала ему не только воды, но и еды?» Иисус услышал, о чём они говорят между собой, и перед тем, как обратиться к людям, повернулся к двенадцати и произнёс: «Моя пища в том, чтобы исполнять волю Пославшего меня и завершить Его труд. Не говорите больше: осталось столько-то времени до жатвы. Посмотрите на этих людей, пришедших из самаритянского города, чтобы услышать нас; я говорю вам, что нивы уже созрели для жатвы. Тот, кто жнёт, уже получает награду и собирает урожай для вечной жизни, так чтобы и сеятель, и жнец оба могли радоваться. Ибо в этом правдива пословица: «один сеет, другой жнёт». Я посылаю вас жать то, над чем вы не трудились сами; другие трудились, а вы собираете плоды их трудов». Он сказал это, имея в виду проповедь Иоанна Крестителя.
[143:6.2] Jesus and the apostles went into Sychar and preached two days before they established their camp on Mount Gerizim. And many of the dwellers in Sychar believed the gospel and made request for baptism, but the apostles of Jesus did not yet baptize.
Иисус и апостолы отправились в Сихар и проповедовали там в течение двух дней, прежде чем разбить лагерь на горе Гаризим. И многие из обитателей Сихара уверовали в евангелие и просили крестить их, однако в то время апостолы Иисуса ещё не крестили.

[143:6.3] The first night of the camp on Mount Gerizim the apostles expected that Jesus would rebuke them for their attitude toward the woman at Jacob’s well, but he made no reference to the matter. Instead he gave them that memorable talk on «The realities which are central in the kingdom of God.» In any religion it is very easy to allow values to become disproportionate and to permit facts to occupy the place of truth in one’s theology. The fact of the cross became the very center of subsequent Christianity; but it is not the central truth of the religion which may be derived from the life and teachings of Jesus of Nazareth.
В первую ночь, проведённую в лагере на горе Гаризим, апостолы ожидали, что Иисус станет упрекать их за отношение к женщине у колодца Иакова, но он ни словом не обмолвился о том. Вместо этого он выступил перед ними с незабываемой речью о «реальностях, занимающих главное место в царстве Бога». В любой религии можно легко прийти к несоразмерности ценностей и позволить фактам занять место истины в человеческой теологии. Факт креста стал сердцевиной последующего христианства; однако он не является центральной истиной в религии, которую можно создать на основе жизни и учений Иисуса Назарянина.
[143:6.4] The theme of Jesus’ teaching on Mount Gerizim was: That he wants all men to see God as a Father-friend just as he (Jesus) is a brother-friend. And again and again he impressed upon them that love is the greatest relationship in the world – in the universe – just as truth is the greatest pronouncement of the observation of these divine relationships.
Темой учений Иисуса на горе Гаризим было следующее: он желает, чтобы все люди видели Бога как Отца-друга, точно так же как он (Иисус) является для них братом-другом. Вновь и вновь он внушал им, что любовь является величайшим отношением в этом мире – во вселенной, – так же как истина есть величайшее выражение факта этих божественных отношений.
[143:6.5] Jesus declared himself so fully to the Samaritans because he could safely do so, and because he knew that he would not again visit the heart of Samaria to preach the gospel of the kingdom.
Иисус столь полно раскрыл себя самаритянам потому, что мог делать это, не подвергая себя риску, а кроме того, он знал, что не сможет вторично посетить глубинные районы Самарии с проповедью царства.
[143:6.6] Jesus and the twelve camped on Mount Gerizim until the end of August. They preached the good news of the kingdom – the fatherhood of God – to the Samaritans in the cities by day and spent the nights at the camp. The work which Jesus and the twelve did in these Samaritan cities yielded many souls for the kingdom and did much to prepare the way for the marvelous work of Philip in these regions after Jesus’ death and resurrection, subsequent to the dispersion of the apostles to the ends of the earth by the bitter persecution of believers at Jerusalem.
Иисус и двенадцать жили в лагере на горе Гаризим до конца августа. День они проводили в городах, проповедуя самаритянам благую весть царства – отцовство Бога, а на ночь возвращались в лагерь. Работа, проведённая Иисусом и апостолами в самаритянских городах, привела в царство многие души и в значительной мере подготовила почву для замечательного труда Филиппа в этих местах после смерти и воскресения Иисуса, когда жестокие гонения на верующих в Иерусалиме рассеяли апостолов по всему миру.

7. TEACHINGS ABOUT PRAYER AND WORSHIP

7. УЧЕНИЯ О МОЛИТВЕ И ПОКЛОНЕНИИ

[143:7.1] At the evening conferences on Mount Gerizim, Jesus taught many great truths, and in particular he laid emphasis on the following:
На вечерних собраниях на горе Гаризим Иисус учил многим великим истинам, в особенности подчеркнув следующее:

[143:7.2] True religion is the act of an individual soul in its self-conscious relations with the Creator; organized religion is man’s attempt to socialize the worship of individual religionists.
Истинная религия представляет собой деяние индивидуальной души в её сознательных отношениях с Создателем; организованная религия есть попытка человека социализировать поклонение отдельных верующих.

[143:7.3] Worship – contemplation of the spiritual – must alternate with service, contact with material reality. Work should alternate with play; religion should be balanced by humor. Profound philosophy should be relieved by rhythmic poetry. The strain of living – the time tension of personality – should be relaxed by the restfulness of worship. The feelings of insecurity arising from the fear of personality isolation in the universe should be antidoted by the faith contemplation of the Father and by the attempted realization of the Supreme.
Поклонение – созерцание духовного – должно чередоваться со служением, контактом с материальной реальностью. Работа должна чередоваться с отдыхом; религия – уравновешиваться юмором. Глубокой философии должна помогать ритмическая поэзия. Трудности жизни – возникающее во времени напряжение личности – должны ослабляться успокоительным поклонением. Чувство ненадёжности, порождаемое страхом перед изолированностью личности во вселенной, должно нейтрализоваться исполненным веры созерцанием Отца и попытками осознания Верховного.

[143:7.4] Prayer is designed to make man less thinking but more realizing; it is not designed to increase knowledge but rather to expand insight.
Молитва призвана сделать человека менее думающим, но более осознающим; она должна не увеличивать знание, но скорее углублять проницательность.

[143:7.5] Worship is intended to anticipate the better life ahead and then to reflect these new spiritual significances back onto the life which now is. Prayer is spiritually sustaining, but worship is divinely creative.
Поклонение призвано предвосхищать грядущую лучшую жизнь, с тем чтобы эти новые духовные смыслы могли затем найти отражение в текущей жизни. Молитва оказывает духовную поддержку, однако поклонение отличается божественной созидательностью.

[143:7.6] Worship is the technique of looking to the One for the inspiration of service to the many. Worship is the yardstick which measures the extent of the soul’s detachment from the material universe and its simultaneous and secure attachment to the spiritual realities of all creation.
Поклонение является методом созерцания Одного для вдохновения в служении многих. Поклонение – это то мерило, которое определяет степень отрешённости души от материальной вселенной и одновременно её безоговорочной преданности духовным реальностям всего творения.

[143:7.7] Prayer is self-reminding – sublime thinking; worship is self-forgetting – superthinking. Worship is effortless attention, true and ideal soul rest, a form of restful spiritual exertion.
Молитва есть само-напоминание – возвышенное мышление; поклонение есть само-забвение – сверхмышление. Поклонение – это не требующее усилия внимание, истинный и идеальный душевный покой, форма успокоительного духовного устремления.

[143:7.8] Worship is the act of a part identifying itself with the Whole; the finite with the Infinite; the son with the Father; time in the act of striking step with eternity. Worship is the act of the son’s personal communion with the divine Father, the assumption of refreshing, creative, fraternal, and romantic attitudes by the human soul-spirit.
Поклонение есть акт части, отождествляющей себя с Целым, конечного с Бесконечным, сына с Отцом; времени, стремящегося идти в ногу с вечностью. Поклонение есть акт личного контакта сына с божественным Отцом, принятие на себя человеческой душой-духом живительного, созидательного, братского и романтического отношения.

[143:7.9] Although the apostles grasped only a few of his teachings at the camp, other worlds did, and other generations on earth will.
Хотя апостолы поняли лишь некоторые из его учений в лагере, другие миры их поняли, а другие поколения на земле ещё поймут.

Оставить комментарий

Войти с помощью: