132 Пребывание в Риме

(The Sojourn at Rome)

[132:0.1] SINCE Gonod carried greetings from the princes of India to Tiberius, the Roman ruler, on the third day after their arrival in Rome the two Indians and Jesus appeared before him. The morose emperor was unusually cheerful on this day and chatted long with the trio. And when they had gone from his presence, the emperor, referring to Jesus, remarked to the aide standing on his right, «If I had that fellow’s kingly bearing and gracious manner, I would be a real emperor, eh?»
Гонод привёз с собой приветствия индийских князей к Тиберию, правителю Рима и поэтому на третий день после своего прибытия в Рим двое индийцев и Иисус предстали перед императором. В тот день угрюмый Тиберий был необычайно весел и долго разговаривал с ними. И когда они ушли, император, имея в виду Иисуса, заметил стоявшему по правую руку помощнику: «Будь у меня царственная осанка и изящные манеры этого приятеля, я был бы настоящим императором, не так ли?»

[132:0.2] While at Rome, Ganid had regular hours for study and for visiting places of interest about the city. His father had much business to transact, and desiring that his son grow up to become a worthy successor in the management of his vast commercial interests, he thought the time had come to introduce the boy to the business world. There were many citizens of India in Rome, and often one of Gonod’s own employees would accompany him as interpreter so that Jesus would have whole days to himself; this gave him time in which to become thoroughly acquainted with this city of two million inhabitants. He was frequently to be found in the forum, the center of political, legal, and business life. He often went up to the Capitolium and pondered the bondage of ignorance in which these Romans were held as he beheld this magnificent temple dedicated to Jupiter, Juno, and Minerva. He also spent much time on Palatine hill, where were located the emperor’s residence, the temple of Apollo, and the Greek and Latin libraries.
В Риме у Ганида были регулярные часы для учёбы и для посещения городских достопримечательностей. Его отец был очень занят делами, а так как он хотел, чтобы в будущем его сын мог бы стать достойным преемником и продолжал бы вести его обширные торговые операции, то он решил, что настало время познакомить юношу с деловым миром. В Риме находилось много граждан Индии, поэтому Гонода в качестве переводчика часто сопровождал один из служащих; из-за этого Иисус целыми днями бывал свободен, что позволило ему основательно познакомиться с двухмиллионным городом. Его часто можно было видеть на форуме – в центре политической, законодательной и деловой жизни. Он нередко бывал в Капитолии и, глядя на этот величественный храм, посвящённый Юпитеру, Юноне и Минерве, размышлял о кабале невежества, в которой пребывали римляне. Он также проводил много времени на Палатинском холме, где находилась резиденция императора, храм Аполлона, а также греческая и латинская библиотеки.

[132:0.3] At this time the Roman Empire included all of southern Europe, Asia Minor, Syria, Egypt, and northwest Africa; and its inhabitants embraced the citizens of every country of the Eastern Hemisphere. His desire to study and mingle with this cosmopolitan aggregation of Urantia mortals was the chief reason why Jesus consented to make this journey.
В те времена Римская империя включала всю южную Европу, Малую Азию, Сирию, Египет и северо-западную Африку; её населяли граждане всех стран западного полушария. Желание Иисуса изучить и познакомиться с таким многонациональным скоплением урантийских смертных было главной причиной, заставившей его согласиться на это путешествие.
[132:0.4] Jesus learned much about men while in Rome, but the most valuable of all the manifold experiences of his six months’ sojourn in that city was his contact with, and influence upon, the religious leaders of the empire’s capital. Before the end of the first week in Rome Jesus had sought out, and had made the acquaintance of, the worth-while leaders of the Cynics, the Stoics, and the mystery cults, in particular the Mithraic group. Whether or not it was apparent to Jesus that the Jews were going to reject his mission, he most certainly foresaw that his messengers were presently coming to Rome to proclaim the kingdom of heaven; and he therefore set about, in the most amazing manner, to prepare the way for the better and more certain reception of their message. He selected five of the leading Stoics, eleven of the Cynics, and sixteen of the mystery-cult leaders and spent much of his spare time for almost six months in intimate association with these religious teachers. And this was his method of instruction: Never once did he attack their errors or even mention the flaws in their teachings. In each case he would select the truth in what they taught and then proceed so to embellish and illuminate this truth in their minds that in a very short time this enhancement of the truth effectively crowded out the associated error; and thus were these Jesus-taught men and women prepared for the subsequent recognition of additional and similar truths in the teachings of the early Christian missionaries. It was this early acceptance of the teachings of the gospel preachers which gave that powerful impetus to the rapid spread of Christianity in Rome and from there throughout the empire.
В Риме Иисус узнал многое о людях, однако наиболее ценными из всех разнообразных событий за шесть месяцев пребывания в этом городе были его контакты с религиозными лидерами имперской столицы и то влияние, которое он на них оказал. К концу первой недели Иисус разыскал и познакомился с достойными внимания лидерами киников, стоиков и мистериальных культов – в частности, с группой митраистов. Было ли для Иисуса очевидным, что евреи отвергнут его миссию, или нет, но он наверняка предвидел, что его вестники вскоре прибудут в Рим для провозглашения небесного царства; и поэтому он совершенно поразительным образом начал готовить почву для более успешного приёма их послания. Он отобрал пять ведущих стоиков, одиннадцать киников и шестнадцать лидеров мистериальных культов и на протяжении шести месяцев много свободного времени проводил в сокровенных беседах с этими религиозными учителями. Метод его обучения заключался в следующем: он никогда не критиковал их заблуждений и ни единым намёком не касался слабых мест в их учениях. В каждом случае он выделял истину, которой они учили, и начинал таким образом высвечивать и озарять эту истину в их разумах, что вскоре такая усовершенствованная истина успешно вытесняла сопутствующее заблуждение. Таким образом эти обученные Иисусом мужчины и женщины были подготовлены к последующему осознанию дополнительных и схожих истин, содержавшихся в учениях ранних миссионеров христианства. Именно быстрое восприятие учений евангелических проповедников дало мощный импульс распространению христианства в Риме, а оттуда – по всей империи.
[132:0.5] The significance of this remarkable doing can the better be understood when we record the fact that, out of this group of thirty-two Jesus-taught religious leaders in Rome, only two were unfruitful; the thirty became pivotal individuals in the establishment of Christianity in Rome, and certain of them also aided in turning the chief Mithraic temple into the first Christian church of that city. We who view human activities from behind the scenes and in the light of nineteen centuries of time recognize just three factors of paramount value in the early setting of the stage for the rapid spread of Christianity throughout Europe, and they are:
Значимость этого замечательного деяния можно лучше понять, если учесть тот факт, что только в отношении двух из тридцати двух обученных Иисусом римских религиозных лидеров его усилия оказались напрасными; тридцать человек стали центральными фигурами при установлении христианства в Риме, а некоторые из них способствовали также превращению главного митраистского храма в первую христианскую церковь этого города. Мы, взирающие на человеческую деятельность из-за кулис и оценивающие её в свете прошедших с тех пор девятнадцати столетий, видим только три фактора, имевших первостепенное значение для создания ранних предпосылок быстрого распространения христианства по всей Европе, а именно:

1. The choosing and holding of Simon Peter as an apostle.
2. The talk in Jerusalem with Stephen, whose death led to the winning of Saul of Tarsus.
3. The preliminary preparation of these thirty Romans for the subsequent leadership of the new religion in Rome and throughout the empire.
1. Избрание и удержание Симона Петра в качестве апостола.
2. Разговор в Иерусалиме со Стефаном, смерть которого привела к обращению в христианство Савла Тарсянина.
3. Предварительная подготовка этих тридцати римлян, ставших впоследствии во главе новой религии в Риме и по всей империи.

[132:0.6] Through all their experiences, neither Stephen nor the thirty chosen ones ever realized that they had once talked with the man whose name became the subject of their religious teaching. Jesus’ work in behalf of the original thirty-two was entirely personal. In his labors for these individuals the scribe of Damascus never met more than three of them at one time, seldom more than two, while most often he taught them singly. And he could do this great work of religious training because these men and women were not tradition bound; they were not victims of a settled preconception as to all future religious developments.
В течение всей своей жизни ни Стефан, ни тридцать избранных индивидуумов не догадывались о том, что когда-то говорили с человеком, чьё имя стало предметом их религиозного учения. Работа Иисуса с первыми тридцатью двумя избранниками носила исключительно личный характер. Занимаясь с этими людьми, дамасский книжник никогда не беседовал одновременно более чем с тремя, редко – более чем с двумя, чаще всего обучая только одного из них. И он был способен осуществить эту великую задачу религиозного воспитания благодаря тому, что эти мужчины и женщины не были скованы традициями; они не были жертвами укоренившихся предубеждений в отношении будущего религиозного развития.
[132:0.7] Many were the times in the years so soon to follow that Peter, Paul, and the other Christian teachers in Rome heard about this scribe of Damascus who had preceded them, and who had so obviously (and as they supposed unwittingly) prepared the way for their coming with the new gospel. Though Paul never really surmised the identity of this scribe of Damascus, he did, a short time before his death, because of the similarity of personal descriptions, reach the conclusion that the «tentmaker of Antioch» was also the «scribe of Damascus.» On one occasion, while preaching in Rome, Simon Peter, on listening to a description of the Damascus scribe, surmised that this individual might have been Jesus but quickly dismissed the idea, knowing full well (so he thought) that the Master had never been in Rome.
В последующие годы Петру, Павлу и другим христианским учителям Рима доводилось много раз слышать о предшествующем им дамасском книжнике, который столь явно (и, как они полагали, непреднамеренно) приготовил путь для их прихода с новым евангелием. Хотя Павел так никогда и не догадался о том, кем был этот дамасский книжник, незадолго до своей смерти он – из-за сходства в описании внешности – действительно пришёл к выводу, что «антиохийский палаточник» и «дамасский книжник» являлись одним и тем же лицом. Однажды у Симона Петра, который проповедовал в Риме и услышал описание дамасского книжника, мелькнула догадка, что этот человек мог быть Иисусом, однако он быстро отверг это предположение, хорошо зная (как он считал), что Учитель никогда не был в Риме.

1. TRUE VALUES 

1. ИСТИННЫЕ ЦЕННОСТИ

[132:1.1] It was with Angamon, the leader of the Stoics, that Jesus had an all-night talk early during his sojourn in Rome. This man subsequently became a great friend of Paul and proved to be one of the strong supporters of the Christian church at Rome. In substance, and restated in modern phraseology, Jesus taught Angamon:
Вскоре после прибытия в Рим, Иисус встретился с лидером стоиков Ангамоном, беседа с которым продолжалась всю ночь. Впоследствии Ангамон стал большим другом Павла и оказался одним из убеждённых сторонников христианской церкви в Риме. В сущности, и выражаясь современным языком, Иисус учил Ангамона следующему:

[132:1.2] The standard of true values must be looked for in the spiritual world and on divine levels of eternal reality. To an ascending mortal all lower and material standards must be recognized as transient, partial, and inferior. The scientist, as such, is limited to the discovery of the relatedness of material facts. Technically, he has no right to assert that he is either materialist or idealist, for in so doing he has assumed to forsake the attitude of a true scientist since any and all such assertions of attitude are the very essence of philosophy.
Критерии истинных ценностей необходимо искать в духовном мире и на божественных уровнях вечной реальности. Для восходящего смертного все более низкие и материальные критерии должны рассматриваться как преходящие, неполные и второстепенные. Взгляд учёного ограничен выявлением взаимосвязей между материальными фактами. Формально, у него нет права называть себя ни материалистом, ни идеалистом, ибо в таком случае он отказывается от подхода истинного учёного, поскольку любые и все подобные утверждения позиции являются глубинной сущностью философии.
[132:1.3] Unless the moral insight and the spiritual attainment of mankind are proportionately augmented, the unlimited advancement of a purely materialistic culture may eventually become a menace to civilization. A purely materialistic science harbors within itself the potential seed of the destruction of all scientific striving, for this very attitude presages the ultimate collapse of a civilization which has abandoned its sense of moral values and has repudiated its spiritual goal of attainment.
Неограниченное развитие сугубо материалистической культуры в отсутствие соразмерных успехов в нравственной проницательности и духовных достижениях в конце концов может превратиться для человечества в цивилизационную угрозу. Чисто материалистическая наука таит в самой себе потенциал уничтожения всех научных устремлений, ибо такой подход предвещает полный крах цивилизации, утратившей сознание нравственных ценностей и отказавшейся от достижения духовной цели.
[132:1.4] The materialistic scientist and the extreme idealist are destined always to be at loggerheads. This is not true of those scientists and idealists who are in possession of a common standard of high moral values and spiritual test levels. In every age scientists and religionists must recognize that they are on trial before the bar of human need. They must eschew all warfare between themselves while they strive valiantly to justify their continued survival by enhanced devotion to the service of human progress. If the so-called science or religion of any age is false, then must it either purify its activities or pass away before the emergence of a material science or spiritual religion of a truer and more worthy order.
Учёный-материалист и крайний идеалист обречены на вечное противостояние. Однако это не относится к тем учёным и идеалистам, которые обладают общим критерием высоких нравственных ценностей и духовных ориентиров. В каждую эпоху учёные и религиозные деятели обязаны понимать, что стоят перед судом человеческих потребностей. В стремлении оправдать своё существование всё большей преданностью прогрессу человечества они должны избегать какой-либо вражды между собой. Если же так называемые наука и религия какой-либо эпохи окажутся ложными, то им следует либо очиститься, либо уступить место возникающей материальной науке или духовной религии более истинного и более достойного типа.

2. GOOD AND EVIL 

2. ДОБРО И ЗЛО

[132:2.1] Mardus was the acknowledged leader of the Cynics of Rome, and he became a great friend of the scribe of Damascus. Day after day he conversed with Jesus, and night upon night he listened to his supernal teaching. Among the more important discussions with Mardus was the one designed to answer this sincere Cynic’s question about good and evil. In substance, and in twentieth-century phraseology, Jesus said:
Признанный лидер римских киников Мардус стал большим другом дамасского книжника. День за днём он беседовал с Иисусом и каждый вечер внимал его возвышенному учению. Одна из важнейших дискуссий Иисуса с Мардусом была посвящена ответу на вопрос этого искреннего киника о добре и зле. В сущности, и выражаясь языком двадцатого века, Иисус сказал:

[132:2.2] My brother, good and evil are merely words symbolizing relative levels of human comprehension of the observable universe. If you are ethically lazy and socially indifferent, you can take as your standard of good the current social usages. If you are spiritually indolent and morally unprogressive, you may take as your standards of good the religious practices and traditions of your contemporaries. But the soul that survives time and emerges into eternity must make a living and personal choice between good and evil as they are determined by the true values of the spiritual standards established by the divine spirit which the Father in heaven has sent to dwell within the heart of man. This indwelling spirit is the standard of personality survival.
Брат мой, добро и зло – это лишь слова, обозначающие относительные уровни человеческого постижения наблюдаемой вселенной. Если ты этически ленив и социально безразличен, то в качестве критерия добра можешь принять существующие общественные традиции. Если ты духовно бездеятелен и нравственно инертен, то в качестве критерия добра ты можешь принять религиозные обычаи и традиции современников. Однако душа, переживающая время и устремлённая в вечность, должна сделать живой и личный выбор между добром и злом в соответствии с духовными критериями истинных ценностей, установленных божественным духом, посланным Отцом для пребывания в сердце человека. Этот внутренний дух и есть основание посмертия личности.
 [132:2.3] Goodness, like truth, is always relative and unfailingly evil-contrasted. It is the perception of these qualities of goodness and truth that enables the evolving souls of men to make those personal decisions of choice which are essential to eternal survival.
Добродетель, как и истина, всегда относительна и неизбежно противоположна злу. Именно осознание этих качеств добродетели и истины позволяет эволюционирующим душам людей принимать личные решения, необходимые для вечного посмертия.
[132:2.4] The spiritually blind individual who logically follows scientific dictation, social usage, and religious dogma stands in grave danger of sacrificing his moral freedom and losing his spiritual liberty. Such a soul is destined to become an intellectual parrot, a social automaton, and a slave to religious authority.
Духовно слепой индивидуум, логически следующий научному предписанию, социальному обычаю и религиозной догме, подвергает себя огромной опасности утраты нравственной свободы и потери свободы духовной. Такая душа обречена на участь интеллектуального попугая, социального автомата и раба религиозных властей.
[132:2.5] Goodness is always growing toward new levels of the increasing liberty of moral self-realization and spiritual personality attainment – the discovery of, and identification with, the indwelling Adjuster. An experience is good when it heightens the appreciation of beauty, augments the moral will, enhances the discernment of truth, enlarges the capacity to love and serve one’s fellows, exalts the spiritual ideals, and unifies the supreme human motives of time with the eternal plans of the indwelling Adjuster, all of which lead directly to an increased desire to do the Father’s will, thereby fostering the divine passion to find God and to be more like him.
Добродетель всегда устремлена к новым уровням возрастающей свободы нравственной самореализации и личностного духовного достижения – к открытию внутреннего Настройщика и отождествлению с ним. Всякий опыт хорош, если он повышает восприятие красоты, укрепляет нравственную волю, усиливает различение истины, расширяет способность любить и служить своим собратьям, возвышает духовные идеалы и объединяет высшие человеческие побуждения во времени с вечными планами внутреннего Настройщика, ибо всё это прямо приводит к повышению желания исполнять волю Отца и тем самым усиливает божественную потребность найти Бога и стать подобным ему.

[132:2.6] As you ascend the universe scale of creature development, you will find increasing goodness and diminishing evil in perfect accordance with your capacity for goodness-experience and truth-discernment. The ability to entertain error or experience evil will not be fully lost until the ascending human soul achieves final spirit levels.
По мере восхождения по вселенским ступеням развития созданий, вы обнаружите, что рост добродетели и уменьшение зла полностью соответствуют вашей способности воспринимать добродетель и различать истину. Возможность совершать ошибку или испытывать зло полностью утрачивается только при достижении восходящей человеческой душой окончательных духовных уровней.
[132:2.7] Goodness is living, relative, always progressing, invariably a personal experience, and everlastingly correlated with the discernment of truth and beauty. Goodness is found in the recognition of the positive truth-values of the spiritual level, which must, in human experience, be contrasted with the negative counterpart – the shadows of potential evil.
Добродетель является живым, относительным, всегда прогрессирующим и неизменно личным опытом, который извечно связан с различением истины и красоты. Добродетель проявляется в осознании позитивных истин-ценностей духовного уровня, которые в человеческом опыте с необходимостью должны противопоставляться своей негативной противоположности – теням потенциального зла.

[132:2.8] Until you attain Paradise levels, goodness will always be more of a quest than a possession, more of a goal than an experience of attainment. But even as you hunger and thirst for righteousness, you experience increasing satisfaction in the partial attainment of goodness. The presence of goodness and evil in the world is in itself positive proof of the existence and reality of man’s moral will, the personality, which thus identifies these values and is also able to choose between them.
Пока вы не достигнете уровней Рая, добродетель всегда будет оставаться больше стремлением, чем обретением, больше целью, чем опытом достижения. Однако, даже стремясь к обретению праведности, вы испытываете растущее удовлетворение от частичного достижения добродетели. Присутствие в мире добродетели и зла само по себе является положительным доказательством существования реальности нравственной воли человека, личности, которая таким образом не только распознаёт эти ценности, но и способна выбирать между ними.
[132:2.9] By the time of the attainment of Paradise the ascending mortal’s capacity for identifying the self with true spirit values has become so enlarged as to result in the attainment of the perfection of the possession of the light of life. Such a perfected spirit personality becomes so wholly, divinely, and spiritually unified with the positive and supreme qualities of goodness, beauty, and truth that there remains no possibility that such a righteous spirit would cast any negative shadow of potential evil when exposed to the searching luminosity of the divine light of the infinite Rulers of Paradise. In all such spirit personalities, goodness is no longer partial, contrastive, and comparative; it has become divinely complete and spiritually replete; it approaches the purity and perfection of the Supreme.
Ко времени достижения Рая, способность восходящего смертного отождествлять себя с истинными духовными ценностями возрастает настолько, что он достигает совершенства в обладании светом жизни. Такая ставшая совершенной духовная личность столь всецело, божественно и духовно объединяется с позитивными и высшими качествами добродетели, красоты и истины, что когда такой праведный дух попадает под высвечивающий поток божественного сияния бесконечных Правителей Рая, исчезает даже возможность появления какой-либо негативной тени потенциального зла. Во всех таких духовных личностях добродетель уже не является частичной, сравнительной и относительной; она становится божественно завершённой и духовно исчерпывающей, достигая чистоты и совершенства Верховного.
[132:2.10] The possibility of evil is necessary to moral choosing, but not the actuality thereof. A shadow is only relatively real. Actual evil is not necessary as a personal experience. Potential evil acts equally well as a decision stimulus in the realms of moral progress on the lower levels of spiritual development. Evil becomes a reality of personal experience only when a moral mind makes evil its choice.
Для нравственного выбора необходима возможность зла, но не его актуальность. Тень лишь относительно реальна. Как личный опыт, актуальное зло не является необходимым. Потенциальное зло – столь же адекватный стимул для принятия решения в мирах нравственного прогресса на низших уровнях духовного развития. Зло становится реальностью личного опыта только тогда, когда нравственный разум останавливает на нём свой выбор.

3. TRUTH AND FAITH 

3. ИСТИНА И ВЕРА

[132:3.1] Nabon was a Greek Jew and foremost among the leaders of the chief mystery cult in Rome, the Mithraic. While this high priest of Mithraism held many conferences with the Damascus scribe, he was most permanently influenced by their discussion of truth and faith one evening. Nabon had thought to make a convert of Jesus and had even suggested that he return to Palestine as a Mithraic teacher. He little realized that Jesus was preparing him to become one of the early converts to the gospel of the kingdom. Restated in modern phraseology, the substance of Jesus’ teaching was:
Среди лидеров главного мистериального культа Рима – митраизма – выделялся греческий еврей Набон. Этот верховный жрец митраизма много раз беседовал с дамасским книжником, но самое неизгладимое впечатление на него оказала состоявшаяся в один из вечеров беседа об истине и вере. Набон надеялся обратить Иисуса в митраизм и даже предлогал ему вернуться в Палестину в качестве проповедника митраизма. Но он едва ли догадывался о том, что это Иисус готовил его к роли одного из первых новообращённых в евангелие царства. В изложении на современном языке, сущность учения Иисуса сводилась к следующему:

[132:3.2] Truth cannot be defined with words, only by living. Truth is always more than knowledge. Knowledge pertains to things observed, but truth transcends such purely material levels in that it consorts with wisdom and embraces such imponderables as human experience, even spiritual and living realities. Knowledge originates in science; wisdom, in true philosophy; truth, in the religious experience of spiritual living. Knowledge deals with facts; wisdom, with relationships; truth, with reality values.
Истину невозможно определить словами – она определяется только жизнью. Истина всегда больше знания. Знание имеет отношение к наблюдаемым вещам, однако истина выходит за пределы сугубо материальных уровней, ибо она созвучна мудрости и охватывает такие не поддающиеся точной оценке категории, как человеческий опыт, а также духовные и живые реальности. Знание рождается в науке; мудрость – в истинной философии; истина – в религиозном опыте духовной жизни. Знание имеет дело с фактами; мудрость – с отношениями, истина – с ценностями реальности.
[132:3.3] Man tends to crystallize science, formulate philosophy, and dogmatize truth because he is mentally lazy in adjusting to the progressive struggles of living, while he is also terribly afraid of the unknown. Natural man is slow to initiate changes in his habits of thinking and in his techniques of living.
Человек склонен выхолащивать науку, сводить философию к формулам и догматизировать истину, ибо он интеллектуально ленив в приспособлении к поступательным жизненным усилиям и к тому же панически боится неизвестного. Обычный человек не спешит менять привычный тип мышления и образ жизни.
[132:3.4] Revealed truth, personally discovered truth, is the supreme delight of the human soul; it is the joint creation of the material mind and the indwelling spirit. The eternal salvation of this truth-discerning and beauty-loving soul is assured by that hunger and thirst for goodness which leads this mortal to develop a singleness of purpose to do the Father’s will, to find God and to become like him. There is never conflict between true knowledge and truth. There may be conflict between knowledge and human beliefs, beliefs colored with prejudice, distorted by fear, and dominated by the dread of facing new facts of material discovery or spiritual progress.
Истина откровения – индивидуально раскрытая истина – это высшее наслаждение для человеческой души; она представляет собой совместное творение материального разума и пребывающего в человеке духа. Вечное спасение такой различающей истину и любящей красоту души гарантируется жаждой добродетели, ведущей смертного к укреплению единства цели – выполнять волю Отца, найти Бога и стать подобным ему. Между достоверным знанием и истиной не бывает противоречий. Противоречие возможно между знанием и человеческими убеждениями – убеждениями, окрашенными предрассудками, искажёнными страхом и наполненными ужасом столкновения с новыми фактами материальных открытий или духовного прогресса.
[132:3.5] But truth can never become man’s possession without the exercise of faith. This is true because man’s thoughts, wisdom, ethics, and ideals will never rise higher than his faith, his sublime hope. And all such true faith is predicated on profound reflection, sincere self-criticism, and uncompromising moral consciousness. Faith is the inspiration of the spiritized creative imagination.
Однако истина никогда не становится достоянием человека без веры. Это справедливо потому, что мысли, мудрость, этика и идеалы человека никогда не поднимаются выше его веры, его возвышенной надежды. А любая истинная вера основана на глубоком размышлении, искренней самокритике и бескомпромиссном нравственном сознании. Вера – это вдохновение одухотворённого творческого воображения.
[132:3.6] Faith acts to release the superhuman activities of the divine spark, the immortal germ, that lives within the mind of man, and which is the potential of eternal survival. Plants and animals survive in time by the technique of passing on from one generation to another identical particles of themselves. The human soul (personality) of man survives mortal death by identity association with this indwelling spark of divinity, which is immortal, and which functions to perpetuate the human personality upon a continuing and higher level of progressive universe existence. The concealed seed of the human soul is an immortal spirit. The second generation of the soul is the first of a succession of personality manifestations of spiritual and progressing existences, terminating only when this divine entity attains the source of its existence, the personal source of all existence, God, the Universal Father.
Своим действием вера высвобождает сверхчеловеческую деятельность божественной искры, бессмертного начала, живущего в разуме человека и являющегося потенциалом вечного посмертия. Растения и животные продолжают существование во времени за счёт передачи идентичных частиц самое себя от одного поколения к другому. Человеческая же душа (личность)  переживает физическую смерть благодаря соединению с такой внутренней и бессмертной искрой божественности, действующей для увековечивания человеческой личности на продолжающемся и более высоком уровне прогрессирующего существования во вселенной. Бессмертный дух – это семя, сокрытое в душе человека. Второе поколение души является первым из последовательности личностных проявлений духовного и эволюционирующего бытия, завершающейся только тогда, когда эта божественная сущность достигает своего источника, личностного источника всего сущего – Бога, Всеобщего Отца.
[132:3.7] Human life continues – survives – because it has a universe function, the task of finding God. The faith-activated soul of man cannot stop short of the attainment of this goal of destiny; and when it does once achieve this divine goal, it can never end because it has become like God – eternal.
Человеческая жизнь продолжается – сохраняется, – ибо имеет вселенскую функцию в виде задачи обретения Бога. Движимая верой, душа человека не может остановиться, не достигнув цели своего предназначения; и когда однажды она действительно достигает этой божественной цели, она обретает бессмертие, ибо становится подобной Богу – вечной.

[132:3.8] Spiritual evolution is an experience of the increasing and voluntary choice of goodness attended by an equal and progressive diminution of the possibility of evil. With the attainment of finality of choice for goodness and of completed capacity for truth appreciation, there comes into existence a perfection of beauty and holiness whose righteousness eternally inhibits the possibility of the emergence of even the concept of potential evil. Such a God-knowing soul casts no shadow of doubting evil when functioning on such a high spirit level of divine goodness.
Духовная эволюция есть опыт всё более уверенного и сознательного выбора добродетели, сопровождаемого соответствующим и последовательным уменьшением возможности зла. С достижением окончательности выбора добродетели и с обретением максимальной способности восприятия истины, возникает совершенство красоты и святости, праведность которых навечно исключает возможность появления даже идеи потенциального зла. Действуя на столь высоких уровнях божественной добродетели, такая Богопознающая душа не отбрасывает и тени сомневающегося зла.
[132:3.9] The presence of the Paradise spirit in the mind of man constitutes the revelation promise and the faith pledge of an eternal existence of divine progression for every soul seeking to achieve identity with this immortal and indwelling spirit fragment of the Universal Father.
Присутствие Райского духа в разуме человека есть предвестие откровения и залог веры в течение вечного существования на протяжении божественного развития каждой души, стремящейся к единению с таким бессмертным и внутренним фрагментом Всеобщего Отца.
[132:3.10] Universe progress is characterized by increasing personality freedom because it is associated with the progressive attainment of higher and higher levels of self-understanding and consequent voluntary self-restraint. The attainment of perfection of spiritual self-restraint equals completeness of universe freedom and personal liberty. Faith fosters and maintains man’s soul in the midst of the confusion of his early orientation in such a vast universe, whereas prayer becomes the great unifier of the various inspirations of the creative imagination and the faith urges of a soul trying to identify itself with the spirit ideals of the indwelling and associated divine presence.
Прогресс во вселенной характеризуется расширением свободы личности, ибо связан с постепенным достижением всё более высоких уровней самопознания и появляющимся вследствие этого добровольным самоограничением. Достижение совершенства духовной сдержанности равно полноте обретения свободы во вселенной и свободы личной. Вера укрепляет и поддерживает душу человека в условиях смятения, присущего попыткам разобраться в обширной вселенной на ранних этапах существования, в то время как в молитве замечательно сливаются различные воодушевляющие стимулы творческого воображения и те побудительные мотивы, которые вера пробуждает в душе, пытающейся приобщиться к духовным идеалам пребывающего в ней и соединённого с ней божественного присутствия.

[132:3.11] Nabon was greatly impressed by these words, as he was by each of his talks with Jesus. These truths continued to burn within his heart, and he was of great assistance to the later arriving preachers of Jesus’ gospel.
Набон был глубоко поражён этими словами, равно как и каждым из разговоров с Иисусом. Эти истины продолжали пылать в его сердце, и он оказал огромную помощь прибывшим впоследствии проповедникам евангелия Иисуса.

4. PERSONAL MINISTRY 

4. ЛИЧНОЕ СЛУЖЕНИЕ

[132:4.1] Jesus did not devote all his leisure while in Rome to this work of preparing men and women to become future disciples in the oncoming kingdom. He spent much time gaining an intimate knowledge of all races and classes of men who lived in this, the largest and most cosmopolitan city of the world. In each of these numerous human contacts Jesus had a double purpose: He desired to learn their reactions to the life they were living in the flesh, and he was also minded to say or do something to make that life richer and more worth while. His religious teachings during these weeks were no different than those which characterized his later life as teacher of the twelve and preacher to the multitudes.
Находясь в Риме, Иисус посвящал свой досуг не только подготовке мужчин и женщин к роли будущих последователей грядущего царства. Много времени он уделял близкому знакомству со всеми расами и классами людей, живших в этом крупнейшем и самом многоликом городе мира. В каждой из своих многочисленных встреч с людьми Иисус преследовал двоякую цель: познакомиться с их реакциями на проживаемую во плоти жизнь, а также постараться словом или делом обогатить их жизнь и повысить её ценность. Его религиозные учения в течение этих недель не отличались от тех, что характеризовали его последующую жизнь в качестве учителя двенадцати апостолов и общественного проповедника.
[132:4.2] Always the burden of his message was: the fact of the heavenly Father’s love and the truth of his mercy, coupled with the good news that man is a faith-son of this same God of love. Jesus’ usual technique of social contact was to draw people out and into talking with him by asking them questions. The interview would usually begin by his asking them questions and end by their asking him questions. He was equally adept in teaching by either asking or answering questions. As a rule, to those he taught the most, he said the least. Those who derived most benefit from his personal ministry were overburdened, anxious, and dejected mortals who gained much relief because of the opportunity to unburden their souls to a sympathetic and understanding listener, and he was all that and more. And when these maladjusted human beings had told Jesus about their troubles, always was he able to offer practical and immediately helpful suggestions looking toward the correction of their real difficulties, albeit he did not neglect to speak words of present comfort and immediate consolation. And invariably would he tell these distressed mortals about the love of God and impart the information, by various and sundry methods, that they were the children of this loving Father in heaven.
Основная мысль его послания оставалась неизменной: факт любви небесного Отца, истина его милосердия, а также благая весть о том, что человек является вероисповедным сыном того же самого Бога любви. Обычно Иисус общался с людьми, вовлекая их в разговор вопросами. Беседа обыкновенно начиналась с вопросов, которые задавал он, а заканчивалась вопросами собеседников. Он одинаково мастерски учил как задавая, так и отвечая на вопросы. Как правило, он давал больше всего тем, с кем говорил меньше всего. Наибольшую пользу из его личного служения извлекали обременённые, озабоченные и подавленные смертные, которые испытывали большое облегчение, изливая свою душу сочувствующему и понимающему слушателю, – а он обладал всеми этими и многими другими качествами. И когда эти неустроенные люди рассказывали Иисусу о своих бедах, он всегда мог предложить им практические и конкретные советы, направленные на решение реальных проблем, не забывая произносить и слова утешения, которые сразу успокаивали. И он всегда говорил таким бедствующим смертным о любви Бога и различными способами сообщал им о том, что они являются детьми любящего их небесного Отца.
[132:4.3] In this manner, during the sojourn in Rome, Jesus personally came into affectionate and uplifting contact with upward of five hundred mortals of the realm. He thus gained a knowledge of the different races of mankind which he could never have acquired in Jerusalem and hardly even in Alexandria. He always regarded this six months as one of the richest and most informative of any like period of his earth life.
Так за время своего пребывания в Риме Иисус лично вступил в тёплые и вселяющие уверенность отношения с более чем пятьюстами смертными этого мира. Благодаря этому, он обрёл знания о различных человеческих расах, что было бы невозможно осуществить ни Иерусалиме, ни даже в Александрии. Он всегда считал эти шесть месяцев самым богатым и поучительным периодом своей жизни.
[132:4.4] As might have been expected, such a versatile and aggressive man could not thus function for six months in the world’s metropolis without being approached by numerous persons who desired to secure his services in connection with some business or, more often, for some project of teaching, social reform, or religious movement. More than a dozen such proffers were made, and he utilized each one as an opportunity for imparting some thought of spiritual ennoblement by well-chosen words or by some obliging service. Jesus was very fond of doing things – even little things – for all sorts of people.
Вполне естественно, что столь разносторонний и энергичный человек, действуя в течение шести месяцев в мировой метрополии, стал объектом внимания многих людей, которые хотели воспользоваться его служением, предлагая ему участие в деле или, чаще всего, в каком-нибудь проекте, касавшемся преподавания, общественной реформы или религиозного движения. Поступило более дюжины подобных предложений, и он воспользовался каждым из них как возможностью поделиться некой духовно облагораживающей мыслью с помощью тщательно подобранных слов или какой-нибудь признательной услуги. Иисус очень любил помогать даже в мелочах самым разным людям.

[132:4.5] He talked with a Roman senator on politics and statesmanship, and this one contact with Jesus made such an impression on this legislator that he spent the rest of his life vainly trying to induce his colleagues to change the course of the ruling policy from the idea of the government supporting and feeding the people to that of the people supporting the government. Jesus spent one evening with a wealthy slaveholder, talked about man as a son of God, and the next day this man, Claudius, gave freedom to one hundred and seventeen slaves. He visited at dinner with a Greek physician, telling him that his patients had minds and souls as well as bodies, and thus led this able doctor to attempt a more far-reaching ministry to his fellow men. He talked with all sorts of people in every walk of life. The only place in Rome he did not visit was the public baths. He refused to accompany his friends to the baths because of the sex promiscuity which there prevailed.
С римским сенатором он говорил о политике и управлении государством, и эта единственная встреча с Иисусом произвела на римского законодателя такое впечатление, что остаток своей жизни он провёл в тщетных попытках убедить своих коллег изменить господствующий политический курс – отказаться от идеи правительства, которое поддерживает и кормит народ, и принять идею народа, поддерживающего правительство. Иисус провёл один вечер с богатым рабовладельцем в беседе о человеке как сыне Бога, и на следующий день этот человек – Клавдий – освободил сто семнадцать рабов. С греком-врачом во время трапезы он говорил о том, что у его пациентов помимо тела есть также разум и душа, что побудило этого талантливого доктора попытаться оказать более широкую помощь своим собратьям. Он говорил с самыми различными людьми из всех слоёв общества. Единственным местом в Риме, которое он не посещал, были общественные бани. Он отказывался сопровождать своих друзей в бани из-за царившей там сексуальной распущенности.

[132:4.6] To a Roman soldier, as they walked along the Tiber, he said: «Be brave of heart as well as of hand. Dare to do justice and be big enough to show mercy. Compel your lower nature to obey your higher nature as you obey your superiors. Revere goodness and exalt truth. Choose the beautiful in place of the ugly. Love your fellows and reach out for God with a whole heart, for God is your Father in heaven.»
Римскому солдату, во время прогулки с ним вдоль Тибра, Иисус сказал: «Будь храбр и в мыслях, и в делах. Смело поступай справделиво и будь достаточно великодушен для милосердия. Подчиняй свою низшую природу высшей как сам подчиняешься своим командирам. Почитай добродетель и превозноси истину. Выбирай прекрасное вместо уродливого. Люби своих собратьев и всем сердцем стремись к Богу, ибо Бог – твой небесный Отец».

[132:4.7] To the speaker at the forum he said: «Your eloquence is pleasing, your logic is admirable, your voice is pleasant, but your teaching is hardly true. If you could only enjoy the inspiring satisfaction of knowing God as your spiritual Father, then you might employ your powers of speech to liberate your fellows from the bondage of darkness and from the slavery of ignorance.» This was the Marcus who heard Peter preach in Rome and became his successor. When they crucified Simon Peter, it was this man who defied the Roman persecutors and boldly continued to preach the new gospel.
Оратору на форуме он сказал: «Твоё красноречие приятно, твоя логика восхитительна, твой голос благозвучен, однако твоё учение вряд ли истинно. Если бы ты только мог почувствовать вдохновляющее удовлетворение от осознания Бога как своего духовного Отца, то смог бы воспользоваться своим ораторским искусством для освобождения твоих собратьев от кабалы тьмы и рабства невежества». Это был тот самый Маркус, который стал последователем Петра после того, как услышал его проповедь в Риме. После казни Симона Петра именно этот человек, бросив вызов римским преследователям, смело продолжал возвещать новое евангелие.

[132:4.8] Meeting a poor man who had been falsely accused, Jesus went with him before the magistrate and, having been granted special permission to appear in his behalf, made that superb address in the course of which he said: «Justice makes a nation great, and the greater a nation the more solicitous will it be to see that injustice shall not befall even its most humble citizen. Woe upon any nation when only those who possess money and influence can secure ready justice before its courts! It is the sacred duty of a magistrate to acquit the innocent as well as to punish the guilty. Upon the impartiality, fairness, and integrity of its courts the endurance of a nation depends. Civil government is founded on justice, even as true religion is founded on mercy.» The judge reopened the case, and when the evidence had been sifted, he discharged the prisoner. Of all Jesus’ activities during these days of personal ministry, this came the nearest to being a public appearance.
Повстречав бедняка, ставшего жертвой огульного обвинения, Иисус отправился с ним к мировому судье и, получив специальное разрешение выступить от его имени, произнёс блистательную речь, в которой, в частности, сказал: «Правосудие делает нацию великой, и чем больше величие нации, тем с большим вниманием она должна следить за тем, чтобы даже самые скромные из её граждан не страдали от несправедливости. Позор той нации, где правосудие доступно только имеющим деньги и влияние! Святая обязанность судьи – оправдывать невиновных, равно как и карать преступников. Прочность нации зависит от беспристрастности, справедливости и неподкупности её судов. Гражданское правление основано на правосудии, так же как истинная религия – на милосердии». Судья вернулся к этому делу и после тщательного изучения свидетельских показаний освободил заключённого. Из всех поступков Иисуса в период личного служения этот случай был ближе всего к публичному выступлению.

5. COUNSELING THE RICH MAN 

5. СОВЕТЫ БОГАТОМУ ЧЕЛОВЕКУ

[132:5.1] A certain rich man, a Roman citizen and a Stoic, became greatly interested in Jesus’ teaching, having been introduced by Angamon. After many intimate conferences this wealthy citizen asked Jesus what he would do with wealth if he had it, and Jesus answered him: «I would bestow material wealth for the enhancement of material life, even as I would minister knowledge, wisdom, and spiritual service for the enrichment of the intellectual life, the ennoblement of the social life, and the advancement of the spiritual life. I would administer material wealth as a wise and effective trustee of the resources of one generation for the benefit and ennoblement of the next and succeeding generations.»
Один богатый человек, римский гражданин и стоик, серьёзно заинтересовался учением Иисуса, с которым его познакомил Ангамон. После многих сокровенных бесед этот богатый гражданин спросил Иисуса, как бы он распорядился своим богатством, будь оно у него. Иисус ответил: «Я посвятил бы материальное богатство улучшению материальной жизни, точно так же, как я использовал бы знания, мудрость и духовное служение для обогащения интеллектуальной жизни, облагораживания общественной жизни и для развития духовной жизни. Я распоряжался бы материальным богатством как мудрый и эффективный опекун средств одного поколения для пользы и блага следующего и грядущих поколений».
[132:5.2] But the rich man was not fully satisfied with Jesus’ answer. He made bold to ask again: «But what do you think a man in my position should do with his wealth? Should I keep it, or should I give it away?» And when Jesus perceived that he really desired to know more of the truth about his loyalty to God and his duty to men, he further answered: «My good friend, I discern that you are a sincere seeker after wisdom and an honest lover of truth; therefore am I minded to lay before you my view of the solution of your problems having to do with the responsibilities of wealth. I do this because you have asked for my counsel, and in giving you this advice, I am not concerned with the wealth of any other rich man; I am offering advice only to you and for your personal guidance. If you honestly desire to regard your wealth as a trust, if you really wish to become a wise and efficient steward of your accumulated wealth, then would I counsel you to make the following analysis of the sources of your riches: Ask yourself, and do your best to find the honest answer, whence came this wealth? And as a help in the study of the sources of your great fortune, I would suggest that you bear in mind the following ten different methods of amassing material wealth:
Однако богатый человек не был в полной мере удовлетворён ответом Иисуса. Он решился задать ещё один вопрос: «Но как, по-твоему, должен распорядиться своим богатством человек в моём положении? Нужно ли мне хранить его или я должен его раздать?» И когда Иисус увидел, что этот человек действительно желает лучше узнать истину о преданности Богу и долге перед людьми, он добавил: «Мой добрый друг, я вижу, что ты искренне жаждешь мудрости и всецело предан истине; поэтому я готов предложить тебе свой взгляд на решение твоих проблем, вытекающих из обязательств, которые накладывает богатство. Я делаю это потому, что ты попросил моего совета, но предлагая его, я не касаюсь состояния какого-либо другого богатого человека; я даю совет только тебе и для твоего личного руководства. Если ты искренне желаешь относиться к своему богатству как к доверительной собственности, если ты действительно хочешь стать мудрым и эффективным распорядителем накопленных богатств, то я советовал бы тебе выполнить следующий анализ источников твоего состояния: спроси себя – и сделай всё возможное, чтобы найти честный ответ, – откуда это богатство? А в качестве помощи при изучении источников твоего огромного состояния, я предложил бы тебе рассмотреть десять различных методов накопления материальных богатств:

«1. Inherited wealth – riches derived from parents and other ancestors.
«2. Discovered wealth – riches derived from the uncultivated resources of mother earth.
«3. Trade wealth – riches obtained as a fair profit in the exchange and barter of material goods.
«4. Unfair wealth – riches derived from the unfair exploitation or the enslavement of one’s fellows.
«5. Interest wealth – income derived from the fair and just earning possibilities of invested capital.
«6. Genius wealth – riches accruing from the rewards of the creative and inventive endowments of the human mind.
«7. Accidental wealth – riches derived from the generosity of one’s fellows or taking origin in the circumstances of life.
«8. Stolen wealth – riches secured by unfairness, dishonesty, theft, or fraud.
«9. Trust funds – wealth lodged in your hands by your fellows for some specific use, now or in the future.
10. Earned wealth – riches derived directly from your own personal labor, the fair and just reward of your own daily efforts of mind and body.
1. Унаследованное состояние, полученное по наследству от родителей и других предков.
2. Обнаруженное состояние, полученное из неразработанных источников матери-земли.
3. Коммерческое состояние, приобретённое в результате справедливого дохода от обмена или торговли материальными товарами.
4. Несправедливое состояние, полученное в результате нечестной эксплуатации или порабощения своих собратьев.
5. Доходное состояние – прибыль в форме честной и справедливой ренты со вложенного капитала.
6. Интеллектуальное состояние, приобретённое вследствие творческих способностей и изобретательности человеческого разума.
7. Случайное состояние, источником которого является щедрость собратьев или обстоятельства жизни.
8. Краденое состояние, полученное нечестным, мошенническим, воровским или обманным путём.
9. Доверительное состояние, доверенное вам собратьями для некоторого особого использования – сейчас или в будущем.
10. Заработанное состояние, приобретённое непосредственно вашим личным трудом, честное и справедливое вознаграждение ежедневных усилий вашего собственного разума и тела.

[132:5.3] «And so, my friend, if you would be a faithful and just steward of your large fortune, before God and in service to men, you must approximately divide your wealth into these ten grand divisions, and then proceed to administer each portion in accordance with the wise and honest interpretation of the laws of justice, equity, fairness, and true efficiency; albeit, the God of heaven would not condemn you if sometimes you erred, in doubtful situations, on the side of merciful and unselfish regard for the distress of the suffering victims of the unfortunate circumstances of mortal life. When in honest doubt about the equity and justice of material situations, let your decisions favor those who are in need, favor those who suffer the misfortune of undeserved hardships.»
Итак, мой друг, если ты хочешь быть добросовестным и справедливым распорядителем своего большого состояния, – перед Богом и в служении людям, – ты должен приблизительно распределить его по этим десяти общим категориям, после чего поступить с каждой порцией согласно мудрому и чистосердечному толкованию законов правосудия, справедливости, честности и истинной пользы; хотя Бог небесный не осудит тебя, если в спорных случаях ты иной раз ошибёшься в пользу милосердного и бескорыстного отношения к бедствиям несчастных жертв злополучных обстоятельств смертной жизни. Если же ты испытываешь чистосердечные сомнения относительно честности и справедливости в материальных ситуациях, пусть твоё решение благоволит тем, кто нуждается, благоприятствует тем, кто попал в беду и испытывает незаслуженные лишения».
[132:5.4] After discussing these matters for several hours and in response to the rich man’s request for further and more detailed instruction, Jesus went on to amplify his advice, in substance saying: «While I offer further suggestions concerning your attitude toward wealth, I would admonish you to receive my counsel as given only to you and for your personal guidance. I speak only for myself and to you as an inquiring friend. I adjure you not to become a dictator as to how other rich men shall regard their wealth. I would advise you:
После многочасового обсуждения этих вопросов и в ответ на просьбу богатого человека расширить и уточнить свои наставления, Иисус решил дополнить свой совет, сказав в сущности следующее: «Предлагая дополнительные рекомендации об отношении к богатству, прошу тебя помнить, что они касаются одного тебя и только тебя. Я выражаю только своё личное мнение и обращаюсь только к тебе как к пытливому другу. Я заклинаю тебя не навязывать другим богатым людям своих взглядов на отношение к богатству. Вот, что я мог бы тебе посоветовать:

[132:5.5] «1. As steward of inherited wealth you should consider its sources. You are under moral obligation to represent the past generation in the honest transmittal of legitimate wealth to succeeding generations after subtracting a fair toll for the benefit of the present generation. But you are not obligated to perpetuate any dishonesty or injustice involved in the unfair accumulation of wealth by your ancestors. Any portion of your inherited wealth which turns out to have been derived through fraud or unfairness, you may disburse in accordance with your convictions of justice, generosity, and restitution. The remainder of your legitimate inherited wealth you may use in equity and transmit in security as the trustee of one generation for another. Wise discrimination and sound judgment should dictate your decisions regarding the bequest of riches to your successors.
1. Как распорядитель унаследованного состояния ты должен принять во внимание его источники. На тебя возложена моральная обязанность представлять прошлые поколения в честной передаче законного богатства последующим поколениям за вычетом справедливой доли в пользу нынешнего поколения. Однако, ты не должен увековечивать мошенничество или несправедливость, с которыми связано нечестное накопление состояния твоими предшественниками. От любой части унаследованного тобой состояния, полученной мошенническим или нечестным путём, ты можешь избавиться согласно собственным представлениям о справедливости, щедрости и возмещении ущерба. Оставшуюся часть законно унаследованного состояния ты можешь справедливо использовать и надёжно передать потомкам как попечитель одного поколения, действующий во благо другого. Однако, твои решения при завещании богатства своим преемникам, должны быть основаны на проницательности и здравомыслии.

[132:5.6] «2. Everyone who enjoys wealth as a result of discovery should remember that one individual can live on earth but a short season and should, therefore, make adequate provision for the sharing of these discoveries in helpful ways by the largest possible number of his fellow men. While the discoverer should not be denied all reward for efforts of discovery, neither should he selfishly presume to lay claim to all of the advantages and blessings to be derived from the uncovering of nature’s hoarded resources.
2. Каждый, кто пользуется богатством, полученным в результате открытия, должен помнить о скоротечности человеческой жизни на земле и о необходимости принимать адекватные меры для того, чтобы разделить такие открытия с максимальным числом своих собратьев. Хотя сделавшему открытие нельзя отказать в вознаграждении за его усилия, он не должен своекорыстно претендовать на все преимущества и блага, являющиеся следствием обнаружения запасов природных ресурсов.

[132:5.7] «3. As long as men choose to conduct the world’s business by trade and barter, they are entitled to a fair and legitimate profit. Every tradesman deserves wages for his services; the merchant is entitled to his hire. The fairness of trade and the honest treatment accorded one’s fellows in the organized business of the world create many different sorts of profit wealth, and all these sources of wealth must be judged by the highest principles of justice, honesty, and fairness. The honest trader should not hesitate to take the same profit which he would gladly accord his fellow trader in a similar transaction. While this sort of wealth is not identical with individually earned income when business dealings are conducted on a large scale, at the same time, such honestly accumulated wealth endows its possessor with a considerable equity as regards a voice in its subsequent distribution.
3. Пока люди совершают дела путём торговли и обмена, они имеют право на честную и законную прибыль. Каждый торговец заслуживает оплаты своих услуг; купец имеет право на свою долю. Справедливая торговля и честное отношение к своим собратьям в системе мировой коммерции создаёт многие формы прибыли, и все такие источники должны оцениваться в соответствии с высочайшими принципами законности, честности и справедливости. Честный торговец должен без колебания запрашивать такую же прибыль, какую охотно отдал бы сам при аналогичной сделке. Хотя при широкомасштабном ведении дел такой вид состояния не идентичен индивидуальному заработку, всё же такое честно накопленное состояние предоставляет его обладателю значительное право голоса при последующем распределении средств.

[132:5.8] «4. No mortal who knows God and seeks to do the divine will can stoop to engage in the oppressions of wealth. No noble man will strive to accumulate riches and amass wealth-power by the enslavement or unfair exploitation of his brothers in the flesh. Riches are a moral curse and a spiritual stigma when they are derived from the sweat of oppressed mortal man. All such wealth should be restored to those who have thus been robbed or to their children and their children’s children. An enduring civilization cannot be built upon the practice of defrauding the laborer of his hire.
4. Ни один знающий Бога и стремящийся исполнять его волю смертный, не может опускаться до того, чтобы идти к богатству через угнетение. Ни один благородный человек не будет пытаться накапливать богатство и сосредотачивать в своих руках власть, которую оно даёт, за счёт порабощения или нечестной эксплуатации своих братьев во плоти. Богатство становится нравственным проклятием и духовной язвой, когда оно приобретается потом угнетённого смертного человека. Любые подобные средства должны возвращаться либо тем, кто был таким образом ограблен, либо их детям и внукам. Прочную цивилизацию невозможно построить на лишении работника его заработка.

[132:5.9] «5. Honest wealth is entitled to interest. As long as men borrow and lend, that which is fair interest may be collected provided the capital lent was legitimate wealth. First cleanse your capital before you lay claim to the interest. Do not become so small and grasping that you would stoop to the practice of usury. Never permit yourself to be so selfish as to employ money-power to gain unfair advantage over your struggling fellows. Yield not to the temptation to take usury from your brother in financial distress.
5. Честно приобретённое состояние даёт право на прибыль в виде процента. До тех пор, пока люди дают и берут в долг, такой доход можно считать справедливым, если ссужаемый капитал является законным. Прежде, чем претендовать на процент, очисти свой капитал. Не будь мелочен и жаден, опускаясь до ростовщичества. Никогда не позволяй себе быть столь эгоистичным, чтобы пользоваться властью денег для достижения несправедливого преимущества перед оказавшимися в нужде собратьями. Не поддавайся соблазну взять со стеснённого в средствах брата больше положенного.

[132:5.10] «6. If you chance to secure wealth by flights of genius, if your riches are derived from the rewards of inventive endowment, do not lay claim to an unfair portion of such rewards. The genius owes something to both his ancestors and his progeny; likewise is he under obligation to the race, nation, and circumstances of his inventive discoveries; he should also remember that it was as man among men that he labored and wrought out his inventions. It would be equally unjust to deprive the genius of all his increment of wealth. And it will ever be impossible for men to establish rules and regulations applicable equally to all these problems of the equitable distribution of wealth. You must first recognize man as your brother, and if you honestly desire to do by him as you would have him do by you, the commonplace dictates of justice, honesty, and fairness will guide you in the just and impartial settlement of every recurring problem of economic rewards and social justice.
6. Если состояние стало результатом полёта твоего гения, если твои богатства являются наградой за изобретательность, не претендуй на незаслуженную часть таких наград. Гений имеет обязательства как перед своими предшественниками, так и перед потомками; точно также он несёт обязательства перед своим народом, страной и обстоятельствами, благодаря которым он сделал свои открытия; он должен также помнить о том, что трудился над своими изобретениями как человек среди людей. Однако было бы в равной степени несправедливо отказывать гению в вознаграждении. И человек никогда не сможет выработать правил и норм, одинаково применимых ко всем проблемам справедливого распределения богатства. Сначала ты должен увидеть в человеке брата, и если ты искренне желаешь поступать с ним так же, как тебе хотелось бы, чтобы он поступал с тобой, то обычные требования законности, честности и справедливости приведут тебя к верному и объективному решению каждой очередной проблемы, связанной с экономическим вознаграждением и социальной справедливостью.

[132:5.11] «7. Except for the just and legitimate fees earned in administration, no man should lay personal claim to that wealth which time and chance may cause to fall into his hands. Accidental riches should be regarded somewhat in the light of a trust to be expended for the benefit of one’s social or economic group. The possessors of such wealth should be accorded the major voice in the determination of the wise and effective distribution of such unearned resources. Civilized man will not always look upon all that he controls as his personal and private possession.
7. Никто не должен лично претендовать на то состояние, которое может выпасть на его долю по велению времени и по воле случая, не считая разумного и законного вознаграждения за управление таким состоянием. Случайные богатства следует рассматривать как некую доверительную собственность, расходуемую на благо социальной или экономической группы, членом которой является данный человек. Те, кто обладает таким богатством, должны обладать решающим голосом при решении вопросов мудрого и эффективного распределения таких даром полученных ресурсов. Цивилизованный человек не должен относиться ко всему, что он контролирует, как к своей личной и частной собственности.

[132:5.12] «8. If any portion of your fortune has been knowingly derived from fraud; if aught of your wealth has been accumulated by dishonest practices or unfair methods; if your riches are the product of unjust dealings with your fellows, make haste to restore all these ill-gotten gains to the rightful owners. Make full amends and thus cleanse your fortune of all dishonest riches.
8. Если ты знаешь, что какая-то часть твоих владений является результатом мошенничества, если что-либо в твоём состоянии получено нечестным и недобросовестным путём, если твои богатства являются результатом несправедливых сделок с твоими собратьями, – поспеши вернуть эти злополучные средства законным владельцам. Рассчитайся сполна и таким образом очисти своё состояние от всех нечестных богатств.

[132:5.13] «9. The trusteeship of the wealth of one person for the benefit of others is a solemn and sacred responsibility. Do not hazard or jeopardize such a trust. Take for yourself of any trust only that which all honest men would allow.
9. Попечительство над состоянием одного человека для пользы других – священная и святая ответственность. Не рискуй этим состоянием, не ставь его под угрозу. Оставляй себе лишь ту часть доверительной собственности, которую мог бы позволить себе любой честный человек.

[132:5.14] «10. That part of your fortune which represents the earnings of your own mental and physical efforts – if your work has been done in fairness and equity – is truly your own. No man can gainsay your right to hold and use such wealth as you may see fit provided your exercise of this right does not work harm upon your fellows.»
10. Та часть твоего состояния, которую ты заработал своим собственным умственным и физическим трудом, если твой труд был честным и справедливым, действительно является твоей. Никто не может отрицать твоего права сохранить это богатство и пользоваться им так, как ты сочтёшь нужным, если только использование этого права не идёт во вред твоим собратьям».

[132:5.15] When Jesus had finished counseling him, this wealthy Roman arose from his couch and, in saying farewell for the night, delivered himself of this promise: «My good friend, I perceive you are a man of great wisdom and goodness, and tomorrow I will begin the administration of all my wealth in accordance with your counsel.»
Когда Иисус изложил свои советы, богатый римлянин поднялся со своего ложа и, прощаясь с Иисусом перед отходом ко сну, дал следующее обещание: «Мой добрый друг, я вижу, что ты являешься человеком огромной мудрости и добродетели, и с завтрашнего же дня я начну распоряжаться своим состоянием в соответствии с твоим советом».

6. SOCIAL MINISTRY 

6. ОБЩЕСТВЕННОЕ СЛУЖЕНИЕ

[132:6.1] Here in Rome also occurred that touching incident in which the Creator of a universe spent several hours restoring a lost child to his anxious mother. This little boy had wandered away from his home, and Jesus found him crying in distress. He and Ganid were on their way to the libraries, but they devoted themselves to getting the child back home. Ganid never forgot Jesus’ comment: «You know, Ganid, most human beings are like the lost child. They spend much of their time crying in fear and suffering in sorrow when, in very truth, they are but a short distance from safety and security, even as this child was only a little way from home. And all those who know the way of truth and enjoy the assurance of knowing God should esteem it a privilege, not a duty, to offer guidance to their fellows in their efforts to find the satisfactions of living. Did we not supremely enjoy this ministry of restoring the child to his mother? So do those who lead men to God experience the supreme satisfaction of human service.» And from that day forward, for the remainder of his natural life, Ganid was continually on the lookout for lost children whom he might restore to their homes.
Здесь в Риме произошёл и тот трогательный случай, когда Создатель вселенной потратил несколько часов на то, чтобы вернуть потерявшегося ребёнка его взволнованной матери. Этот малыш заблудился и горько плакал, когда его обнаружил Иисус. Хотя Иисус и Ганид направлялись в библиотеки, они занялись тем, чтобы вернуть ребёнка домой. Ганид навсегда запомнил слова Иисуса: «Знаешь, Ганид, многие люди похожи на этого заблудившегося ребёнка. Большую часть времени они плачут от страха и страдают от горя, хотя в действительности безопасность и защита рядом с ними, – так же, как этот малыш был совсем недалеко от дома. И все те, кто знает путь истины и ощущает уверенность, которую даёт знание Бога, должны считать привилегией – а не обязанностью – возможность предложить помощь своим собратьям в их попытках найти удовлетворённость в жизни. Разве мы не испытали высшую радость, вернув ребёнка его матери? Так и те, кто ведёт людей к Богу, испытывают высшее удовлетворение от служения людям». И с того дня до конца своей земной жизни Ганид всегда высматривал потерявшихся детей, которых можно было бы вернуть родителям.

[132:6.2] There was the widow with five children whose husband had been accidentally killed. Jesus told Ganid about the loss of his own father by an accident, and they went repeatedly to comfort this mother and her children, while Ganid sought money from his father to provide food and clothing. They did not cease their efforts until they had found a position for the eldest boy so that he could help in the care of the family.
Они повстречали также вдову с пятью детьми, чей муж погиб в результате несчастного случая. Иисус рассказал Ганиду о трагической гибели своего собственного отца, и они неоднократно навещали и утешали эту женщину и её детей, Ганид же просил для них у отца деньги на еду и одежду. Они не прекращали своих усилий до тех пор, пока не нашли работу для старшего мальчика, благодаря чему он смог поддерживать свою семью.

[132:6.3] That night, as Gonod listened to the recital of these experiences, he said to Jesus, good-naturedly: «I propose to make a scholar or a businessman of my son, and now you start out to make a philosopher or philanthropist of him.» And Jesus smilingly replied: «Perhaps we will make him all four; then can he enjoy a fourfold satisfaction in life as his ear for the recognition of human melody will be able to recognize four tones instead of one.» Then said Gonod: «I perceive that you really are a philosopher. You must write a book for future generations.» And Jesus replied: «Not a book – my mission is to live a life in this generation and for all generations. I –» but he stopped, saying to Ganid, «My son, it is time to retire.»
В тот вечер, слушая их рассказ, Гонод заметил добродушно Иисусу: «Я собираюсь сделать из своего сына учёного или коммерсанта, а ты начинаешь превращать его в философа или филантропа». Иисус ответил с улыбкой: «Возможно, мы сделаем из него всех четырёх; тогда он сможет испытывать четырёхкратное удовлетворение от жизни, ибо его ухо, воспринимающее мелодию человека, будет распознавать четыре тона вместо одного». Тогда Гонод сказал: «Я вижу, что ты – настоящий философ. Ты должен написать книгу для будущих поколений». Иисус ответил: «Не книгу, моя миссия – в том, чтобы прожить жизнь в этом поколении и для всех поколений. Я…» – однако, он оборвал себя на полуслове и, обращаясь к Ганиду, сказал: «Сын мой, пора отдыхать».

7. TRIPS ABOUT ROME 

7. ПОЕЗДКИ В ОКРЕСТНОСТЯХ РИМА

[132:7.1] Jesus, Gonod, and Ganid made five trips away from Rome to points of interest in the surrounding territory. On their visit to the northern Italian lakes Jesus had the long talk with Ganid concerning the impossibility of teaching a man about God if the man does not desire to know God. They had casually met a thoughtless pagan while on their journey up to the lakes, and Ganid was surprised that Jesus did not follow out his usual practice of enlisting the man in conversation which would naturally lead up to the discussion of spiritual questions. When Ganid asked his teacher why he evinced so little interest in this pagan, Jesus answered:
Пять раз Иисус, Гонод и Ганид выезжали из Рима для знакомства с достопримечательностями близлежащих районов. При посещении озёр северной Италии Иисус долго говорил с Ганидом о невозможности передать знания о Боге человеку, который не желает его знать. По дороге к озёрам, им повстречался беспечный язычник, и Ганид был удивлён тем, что Иисус не стал, как обычно, привлекать его к разговору, который естественным образом привёл бы к обсуждению духовных вопросов. Когда Ганид спросил своего учителя, почему он проявил так мало интереса к язычнику, Иисус ответил:

[132:7.2] «Ganid, the man was not hungry for truth. He was not dissatisfied with himself. He was not ready to ask for help, and the eyes of his mind were not open to receive light for the soul. That man was not ripe for the harvest of salvation; he must be allowed more time for the trials and difficulties of life to prepare him for the reception of wisdom and higher learning. Or, if we could have him live with us, we might by our lives show him the Father in heaven, and thus would he become so attracted by our lives as sons of God that he would be constrained to inquire about our Father. You cannot reveal God to those who do not seek for him; you cannot lead unwilling souls into the joys of salvation. Man must become hungry for truth as a result of the experiences of living, or he must desire to know God as the result of contact with the lives of those who are acquainted with the divine Father before another human being can act as the means of leading such a fellow mortal to the Father in heaven. If we know God, our real business on earth is so to live as to permit the Father to reveal himself in our lives, and thus will all God-seeking persons see the Father and ask for our help in finding out more about the God who in this manner finds expression in our lives.»
«Ганид, этот человек не жаждал истины. Он вполне доволен собой и не готов просить о помощи, а глаза его разума ещё не открыты для того, чтобы принять свет для души. Этот человек не созрел для жатвы спасения; ему нужно предоставить больше времени, чтобы жизненные испытания и трудности могли подготовить его к восприятию мудрости и высшего знания. Или, если бы он жил с нами, мы могли бы своей жизнью показать ему небесного Отца, и наша жизнь сынов Бога настолько привлекла бы его, что он мог бы заинтересоваться нашим Отцом. Невозможно раскрыть Бога тем, кто не ищет его; нельзя привести к радости спасения души, которые этого не хотят. Человек должен почувствовать жажду истины вследствие опыта жизни, или же другой человек может привести такого смертного собрата к небесному Отцу, но вначале он сам, глядя на тех, кто знаком с божественным Отцом, должен этого захотеть. Если мы знаем Бога, наше главное дело на земле – жить так, чтобы Отец раскрывал себя в нашей жизни, и тем самым все ищущие Бога люди видели бы Отца и обращались бы к нам за помощью, чтобы больше узнать о Боге, который таким образом проявляет себя в нашей жизни».

[132:7.3] It was on the visit to Switzerland, up in the mountains, that Jesus had an all-day talk with both father and son about Buddhism. Many times Ganid had asked Jesus direct questions about Buddha, but he had always received more or less evasive replies. Now, in the presence of the son, the father asked Jesus a direct question about Buddha, and he received a direct reply. Said Gonod: «I would really like to know what you think of Buddha.» And Jesus answered:
При посещении Швейцарии, высоко в горах, Иисус целый день проговорил с  отцом и сыном о буддизме. Много раз Ганид недвусмысленно спрашивал Иисуса о Будде, но каждый раз получал более или менее уклончивые ответы. Теперь, в присутствии сына, отец задал Иисусу прямой вопрос о Будде и получил прямой ответ. Гонод сказал: «Я действительно хотел бы знать, что ты думаешь о Будде». И Иисус ответил:
[132:7.4] «Your Buddha was much better than your Buddhism. Buddha was a great man, even a prophet to his people, but he was an orphan prophet; by that I mean that he early lost sight of his spiritual Father, the Father in heaven. His experience was tragic. He tried to live and teach as a messenger of God, but without God. Buddha guided his ship of salvation right up to the safe harbor, right up to the entrance to the haven of mortal salvation, and there, because of faulty charts of navigation, the good ship ran aground. There it has rested these many generations, motionless and almost hopelessly stranded. And thereon have many of your people remained all these years. They live within hailing distance of the safe waters of rest, but they refuse to enter because the noble craft of the good Buddha met the misfortune of grounding just outside the harbor. And the Buddhist peoples never will enter this harbor unless they abandon the philosophic craft of their prophet and seize upon his noble spirit. Had your people remained true to the spirit of Buddha, you would have long since entered your haven of spirit tranquillity, soul rest, and assurance of salvation.
«Ваш Будда был значительно лучше вашего буддизма. Будда был великим человеком, даже пророком для своего народа, однако он был пророком-сиротой; этим я хочу сказать, что он рано потерял из виду своего духовного Отца – Отца небесного. Его опыт был трагическим. Он пытался жить и учить, как вестник Бога, но без Бога. Будда привёл свой корабль спасения прямо к тихой гавани, к самому входу в спасительное пристанище для смертных, где из-за ошибочных навигационных карт хорошее судно село на мель. Там оно и остаётся на протяжении многих поколений, неподвижное и почти безнадёжно застрявшее. И на этом судне многие ваши люди пребывают в течение всех этих лет. Они живут на расстоянии вытянутой руки от спасительных вод покоя, но они отказываются войти в них, потому что благородное судно доброго Будды оказалось на мели прямо у входа в гавань. И буддистские народы не войдут в эту гавань до тех пор, пока не покинут философского судна своего пророка и не проникнутся его благородным духом. Если бы ваш народ сохранил верность духу Будды, вы бы уже давно вошли в гавань духовной безмятежности, спокойствия души и уверенности в спасении.
[132:7.5] «You see, Gonod, Buddha knew God in spirit but failed clearly to discover him in mind; the Jews discovered God in mind but largely failed to know him in spirit. Today, the Buddhists flounder about in a philosophy without God, while my people are piteously enslaved to the fear of a God without a saving philosophy of life and liberty. You have a philosophy without a God; the Jews have a God but are largely without a philosophy of living as related thereto. Buddha, failing to envision God as a spirit and as a Father, failed to provide in his teaching the moral energy and the spiritual driving power which a religion must possess if it is to change a race and exalt a nation.»
Видишь ли, Гонод, Будда знал Бога в духе, но он не смог со всей ясностью открыть его в разуме; евреи открыли Бога в разуме, однако в целом, не смогли познать его в духе. Сегодня буддисты увязли в философии без Бога, в то время как мой народ является несчастным рабом страха перед Богом, лишённый спасительной философии жизни и свободы. У вас есть философия без Бога; у евреев есть Бог, но почти нет связанной с ним философии жизни. Не сумев прозреть Бога как духа и Отца, Будда не сумел вдохнуть в своё учение нравственную энергию и движущую силу духа, которой должна обладать религия, если она стремится изменить расу и возвысить народ».
[132:7.6] Then exclaimed Ganid: «Teacher, let’s you and I make a new religion, one good enough for India and big enough for Rome, and maybe we can trade it to the Jews for Yahweh.» And Jesus replied: «Ganid, religions are not made. The religions of men grow up over long periods of time, while the revelations of God flash upon earth in the lives of the men who reveal God to their fellows.» But they did not comprehend the meaning of these prophetic words.
Тогда Ганид воскликнул: «Учитель, давай вместе создадим новую религию – такую, которая была бы достаточно хорошей для Индии и достаточно значительной для Рима, и, быть может, нам удастся предложить её евреям вместо Яхве». И Иисус ответил: «Ганид, религии не создаются. Человеческие религии развиваются на протяжении длительных периодов времени, в то время как откровения Бога вспыхивают на земле в жизни тех людей, которые раскрывают Бога своим собратьям». Но они не поняли смысла этих пророческих слов.

[132:7.7] That night after they had retired, Ganid could not sleep. He talked a long time with his father and finally said, «You know, father, I sometimes think Joshua is a prophet.» And his father only sleepily replied, «My son, there are others –»
В ту ночь, когда они отправились на покой, Ганид не мог заснуть. Он долго разговаривал со своим отцом и наконец, сказал: «Ты знаешь, отец, иногда мне кажется, что Иешуа – пророк». Но его отец только сонно пробормотал: «Сын мой, есть и другие…»
[132:7.8] From this day, for the remainder of his natural life, Ganid continued to evolve a religion of his own. He was mightily moved in his own mind by Jesus’ broadmindedness, fairness, and tolerance. In all their discussions of philosophy and religion this youth never experienced feelings of resentment or reactions of antagonism.
С того дня в течение всей своей смертной жизни Ганид продолжал развивать свою собственную религию. Его разум был потрясён широтой взглядов, справедливостью и терпимостью Иисуса. Во всех беседах о философии и религии этот юноша никогда не испытывал чувства возмущения или неприязни.

[132:7.9] What a scene for the celestial intelligences to behold, this spectacle of the Indian lad proposing to the Creator of a universe that they make a new religion! And though the young man did not know it, they were making a new and everlasting religion right then and there – this new way of salvation, the revelation of God to man through, and in, Jesus. That which the lad wanted most to do he was unconsciously actually doing. And it was, and is, ever thus. That which the enlightened and reflective human imagination of spiritual teaching and leading wholeheartedly and unselfishly wants to do and be, becomes measurably creative in accordance with the degree of mortal dedication to the divine doing of the Father’s will. When man goes in partnership with God, great things may, and do, happen.
Какое зрелище для взора небесных разумных существ – видеть, как индийский юноша предлагает Создателю вселенной организовать новую религию! И хотя этот молодой человек ни о чём не догадывался, в тот самый момент они уже создавали новую и вечную религию – новый путь спасения, откровение Бога человеку в Иисусе и через него. Этот юноша неосознанно совершал именно то, чего больше всего желал. Так всегда было, так есть, и так всегда будет. Всё, к чему искренне и бескорыстно стремится просвещённое и мыслящее человеческое воображение, опирающееся на духовное учение и ведомое духом, становится созидательным в той мере, в какой смертное создание посвящает себя божественному исполнению воли Отца. Когда человек объединяется с Богом, могут произойти и действительно становятся реальными великие свершения.

Оставить комментарий

Войти с помощью: