130 На пути в Рим

(On The Way To Rome) 

[130:0.1] THE tour of the Roman world consumed most of the twenty-eighth and the entire twenty-ninth year of Jesus’ life on earth. Jesus and the two natives from India – Gonod and his son Ganid – left Jerusalem on a Sunday morning, April 26, A.D. 22. They made their journey according to schedule, and Jesus said good-bye to the father and son in the city of Charax on the Persian Gulf on the tenth day of December the following year, A.D. 23.
НА ПУТЕШЕСТВИЕ по римскому миру ушла большая часть двадцать восьмого и весь двадцать девятый год жизни Иисуса на земле. Иисус и два уроженца Индии – Гонод и его сын Ганид – покинули Иерусалим воскресным утром, 26 апреля 22 года н.э. Они завершили своё путешествие в запланированный срок, и на следующий год Иисус распрощался с отцом и сыном в городе Хараксе, на берегу Персидского залива, в десятый день декабря 23 года н.э.

[130:0.2] From Jerusalem they went to Caesarea by way of Joppa. At Caesarea they took a boat for Alexandria. From Alexandria they sailed for Lasea in Crete. From Crete they sailed for Carthage, touching at Cyrene. At Carthage they took a boat for Naples, stopping at Malta, Syracuse, and Messina. From Naples they went to Capua, whence they traveled by the Appian Way to Rome.
Из Иерусалима они отправились в Кесарию через Иоппию. В Кесарии они сели на корабль до Александрии. Из Александрии они отплыли на Крит, в Ласею. С Крита они отплыли в Карфаген, сделав остановку в Кирене. В Карфагене они сели на корабль до Неаполя, с остановками на Мальте, в Сиракузах и Мессине. Из Неаполя они отправились в Капую, а оттуда, по Аппиевой дороге, в Рим.
[130:0.3] After their stay in Rome they went overland to Tarentum, where they set sail for Athens in Greece, stopping at Nicopolis and Corinth. From Athens they went to Ephesus by way of Troas. From Ephesus they sailed for Cyprus, putting in at Rhodes on the way. They spent considerable time visiting and resting on Cyprus and then sailed for Antioch in Syria. From Antioch they journeyed south to Sidon and then went over to Damascus. From there they traveled by caravan to Mesopotamia, passing through Thapsacus and Larissa. They spent some time in Babylon, visited Ur and other places, and then went to Susa. From Susa they journeyed to Charax, from which place Gonod and Ganid embarked for India.
После пребывания в Риме они отправились в Тарент, откуда отплыли в Грецию, в Афины, сделав остановки в Никополе и Коринфе. Из Афин они направились в Эфес через Трою. Из Эфеса они отплыли на Кипр, по пути сделав остановку на Родосе. Они потратили много времени на посещение Кипра и отдых, после чего отплыли в Сирию – в Антиохию. Из Антиохии они повернули на юг к Сидону, после чего прибыли в Дамаск. Оттуда, вместе с караванами, они добрались до Месопотамии, пройдя через Тапсак и Лариссу. Некоторое время они провели в Вавилоне, посетили Ур и другие места, вслед за чем направились в Сузы. Из Суз они отправились в Харакс, откуда Гонод и Ганид отплыли в Индию.

[130:0.4] It was while working four months at Damascus that Jesus had picked up the rudiments of the language spoken by Gonod and Ganid. While there he had labored much of the time on translations from Greek into one of the languages of India, being assisted by a native of Gonod’s home district.
Основы языка, на котором говорили Гонод и Ганид, Иисус усвоил ещё тогда, когда в течение четырёх месяцев работал в Дамаске. Здесь он много трудился над переводами с греческого на один из языков Индии, причём помогал ему в этом земляк Гонода.

[130:0.5] On this Mediterranean tour Jesus spent about half of each day teaching Ganid and acting as interpreter during Gonod’s business conferences and social contacts. The remainder of each day, which was at his disposal, he devoted to making those close personal contacts with his fellow men, those intimate associations with the mortals of the realm, which so characterized his activities during these years that just preceded his public ministry.
В течение этого путешествия по Средиземноморью Иисус примерно полдня проводил в ежедневных занятиях с Ганидом, исполняя также функции переводчика во время деловых и дружеских встреч Гонода. Оставшаяся часть дня была в его распоряжении, и он посвящал её тем близким личным знакомствам со своими собратьями, тому сокровенному общению со смертными этого мира, которое было столь характерно для его деятельности в течение этих лет, непосредственно предшествовавших общественному служению.
[130:0.6] From firsthand observation and actual contact Jesus acquainted himself with the higher material and intellectual civilization of the Occident and the Levant; from Gonod and his brilliant son he learned a great deal about the civilization and culture of India and China, for Gonod, himself a citizen of India, had made three extensive trips to the empire of the yellow race.
Путём непосредственного наблюдения и через реальный контакт Иисус познакомился с более высоким уровнем материального и интеллектуального развития цивилизации Запада и Леванта. От Гонода и его блестящего сына он узнал многое о цивилизации и культуре Индии и Китая, ибо Гонод, сам являвшийся гражданином Индии, совершил три длительных путешествия по империи жёлтой расы.
[130:0.7] Ganid, the young man, learned much from Jesus during this long and intimate association. They developed a great affection for each other, and the lad’s father many times tried to persuade Jesus to return with them to India, but Jesus always declined, pleading the necessity for returning to his family in Palestine.
Юноша Ганид много почерпнул от Иисуса за время этого долгого и тесного общения. Они сильно привязались друг к другу, и отец юноши не раз пытался уговорить Иисуса поехать вместе с ними в Индию. Однако Иисус неизменно отклонял это предложение, ссылаясь на необходимость вернуться к своей семье в Палестину.

1. AT JOPPA – DISCOURSE ON JONAH 

1. В ИОППИИ – БЕСЕДА ОБ ИОНЕ

[130:1.1] During their stay in Joppa, Jesus met Gadiah, a Philistine interpreter who worked for one Simon a tanner. Gonod’s agents in Mesopotamia had transacted much business with this Simon; so Gonod and his son desired to pay him a visit on their way to Caesarea. While they tarried at Joppa, Jesus and Gadiah became warm friends. This young Philistine was a truth seeker. Jesus was a truth giver; he was the truth for that generation on Urantia. When a great truth seeker and a great truth giver meet, the result is a great and liberating enlightenment born of the experience of new truth.
Во время остановки в Иоппии Иисус познакомился с Гадиахом – филистимлянским переводчиком, который работал у некоего Симона, кожевника. Торговые представители Гонода в Месопотамии вели крупные деловые операции с этим Симоном; поэтому Гонод и его сын хотели навестить его по пути в Кесарию. За время, проведённое в Иоппии, Иисус и Гадиах стали близкими друзьями. Этот молодой филистимлянин был искателем истины. Иисус был дарителем истины; он являлся истиной для того поколения на Урантии. Когда встречаются великий искатель истины и великий даритель истины, то результатом такой встречи является великое и освобождающее озарение, порождаемое опытом познания новой истины.
[130:1.2] One day after the evening meal Jesus and the young Philistine strolled down by the sea, and Gadiah, not knowing that this «scribe of Damascus» was so well versed in the Hebrew traditions, pointed out to Jesus the ship landing from which it was reputed that Jonah had embarked on his ill-fated voyage to Tarshish. And when he had concluded his remarks, he asked Jesus this question: «But do you suppose the big fish really did swallow Jonah?» Jesus perceived that this young man’s life had been tremendously influenced by this tradition, and that its contemplation had impressed upon him the folly of trying to run away from duty; Jesus therefore said nothing that would suddenly destroy the foundations of Gadiah’s present motivation for practical living. In answering this question, Jesus said: «My friend, we are all Jonahs with lives to live in accordance with the will of God, and at all times when we seek to escape the present duty of living by running away to far-off enticements, we thereby put ourselves in the immediate control of those influences which are not directed by the powers of truth and the forces of righteousness. The flight from duty is the sacrifice of truth. The escape from the service of light and life can only result in those distressing conflicts with the difficult whales of selfishness which lead eventually to darkness and death unless such God-forsaking Jonahs shall turn their hearts, even when in the very depths of despair, to seek after God and his goodness. And when such disheartened souls sincerely seek for God — hunger for truth and thirst for righteousness — there is nothing that can hold them in further captivity. No matter into what great depths they may have fallen, when they seek the light with a whole heart, the spirit of the Lord God of heaven will deliver them from their captivity; the evil circumstances of life will spew them out upon the dry land of fresh opportunities for renewed service and wiser living.»
Однажды после ужина Иисус и молодой филистимлянин прогуливались по берегу моря, и Гадиах, не подозревая, что «дамасский книжник» столь хорошо знает иудейские предания, показал Иисусу на причал, с которого, как считалось, Иона отправился в злополучное плавание в Фарсис. Высказав свои замечания, он спросил у Иисуса: «Как ты считаешь, действительно ли большая рыба проглотила Иону?» Иисус почувствовал, что это предание произвело на юношу огромное впечатление и что размышления о нём убедили его в безрассудстве попыток уклониться от своего долга; поэтому Иисус не сказал ничего, что могло бы внезапно разрушить те принципы, которыми Гадиах руководствовался в своей практической жизни. Отвечая на этот вопрос, Иисус сказал: «Мой друг, все мы – ионы, которым следует жить в согласии с волей Бога, и всякий раз, когда мы пытаемся уклониться от насущных требований жизни и бежим к дальним соблазнам, мы подвергаем себя непосредственному воздействию тех влияний, которые не управляются силами истины и праведности. Бежать от долга – значит жертвовать истиной. Бегство от служения свету и истине может привести только к мучительным столкновениям с упрямыми китами эгоизма, которые неизбежно ведут во тьму и смерть, если такие богоотступнические Ионы не обращают своё сердце – пусть даже в самых глубинах отчаяния – к поиску Бога и к его добродетели. И когда такие отчаявшиеся души искренне ищут Бога – испытывают голод истины и жажду праведности – ничто не способно более удержать их в плену. На каком бы дне они ни оказались, если всем своим сердцем они устремятся к свету, дух Господа Бога небесного освободит их из плена; неблагоприятные обстоятельства жизни извергнут их на твёрдую почву новых возможностей для возобновлённого служения и более мудрой жизни».
[130:1.3] Gadiah was mightily moved by Jesus’ teaching, and they talked long into the night by the seaside, and before they went to their lodgings, they prayed together and for each other. This was the same Gadiah who listened to the later preaching of Peter, became a profound believer in Jesus of Nazareth, and held a memorable argument with Peter one evening at the home of Dorcas. And Gadiah had very much to do with the final decision of Simon, the wealthy leather merchant, to embrace Christianity.
Гадиах был необыкновенно тронут учением Иисуса, они проговорили у моря далеко за полночь и, перед тем как разойтись по домам, вместе помолились друг о друге. Именно этот Гадиах, услышав впоследствии проповедь Петра, глубоко уверовал в Иисуса Назарянина и провёл достопамятную беседу с Петром в один из вечеров в доме Дорки. И Гадиах сыграл огромную роль в том, что Симон – богатый торговец кожей – окончательно решил принять христианство.

[130:1.4] (In this narrative of the personal work of Jesus with his fellow mortals on this tour of the Mediterranean, we shall, in accordance with our permission, freely translate his words into modern phraseology current on Urantia at the time of this presentation.)
(Повествуя об индивидуальном труде Иисуса со своими смертными собратьями во время путешествия по Средиземноморью, мы, согласно полученному разрешению, будем излагать его слова современным языком, употребляемым на Урантии во время составления настоящего документа.)

[130:1.5] Jesus’ last visit with Gadiah had to do with a discussion of good and evil. This young Philistine was much troubled by a feeling of injustice because of the presence of evil in the world alongside the good. He said: «How can God, if he is infinitely good, permit us to suffer the sorrows of evil; after all, who creates evil?» It was still believed by many in those days that God creates both good and evil, but Jesus never taught such error. In answering this question, Jesus said: «My brother, God is love; therefore he must be good, and his goodness is so great and real that it cannot contain the small and unreal things of evil. God is so positively good that there is absolutely no place in him for negative evil. Evil is the immature choosing and the unthinking misstep of those who are resistant to goodness, rejectful of beauty, and disloyal to truth. Evil is only the misadaptation of immaturity or the disruptive and distorting influence of ignorance. Evil is the inevitable darkness which follows upon the heels of the unwise rejection of light. Evil is that which is dark and untrue, and which, when consciously embraced and willfully endorsed, becomes sin.
Последняя встреча Иисуса с Гадиахом была связана с обсуждением добра и зла. Ощущение несправедливости из-за присутствия в мире зла наряду с добром сильно беспокоило этого молодого филистимлянина. Он сказал: «Как может Бог, если он бесконечно добр, позволять нам страдать от несчастий, которые приносит зло; в конце концов, кто порождает зло?» В те дни многие ещё верили в то, что Бог порождает как добро, так и зло, однако Иисус никогда не учил такому ложному представлению. Отвечая на этот вопрос, он сказал: «Мой брат, Бог есть любовь; поэтому он должен быть добр и его добродетель столь велика и реальна, что неспособна содержать в себе мелкие и нереальные проявления зла. Бог столь положительно добр, что в нём абсолютно нет места для отрицательного зла. Зло представляет собой незрелый выбор и бездумные ошибки тех, кто сопротивляется добродетели, отвергает красоту и предаёт истину. Зло есть всего лишь заблуждение незрелости или разрушительное и искажающее воздействие невежества. Зло – это неизбежная тьма, неотступно следующая за неразумным отторжением света. Зло есть то, что мрачно и неистинно, то, что при сознательном приятии и намеренном одобрении становится грехом.
[130:1.6] «Your Father in heaven, by endowing you with the power to choose between truth and error, created the potential negative of the positive way of light and life; but such errors of evil are really nonexistent until such a time as an intelligent creature wills their existence by mischoosing the way of life. And then are such evils later exalted into sin by the knowing and deliberate choice of such a willful and rebellious creature. This is why our Father in heaven permits the good and the evil to go along together until the end of life, just as nature allows the wheat and the tares to grow side by side until the harvest.» Gadiah was fully satisfied with Jesus’ answer to his question after their subsequent discussion had made clear to his mind the real meaning of these momentous statements.
Наделяя тебя способностью выбирать между истиной и заблуждением, твой небесный Отец создал возможность отрицания положительного пути света и жизни; однако такие заблуждения, свидетельствующие о зле, в реальности являются несуществующими до тех пор, пока разумное создание не пробуждает их к жизни через ошибочный выбор пути жизни. А вследствие умышленного и преднамеренного выбора, совершаемого своевольным и мятежным созданием, такое зло позднее перерастает в грех. Именно поэтому наш небесный Отец допускает одновременное существование добра и зла до окончания жизни – так же, как природа позволяет пшенице и плевелам расти вместе до жатвы». Гадиах был полностью удовлетворён ответом Иисуса на свой вопрос после того, как их последующая беседа прояснила ему истинный смысл этих важных заявлений.

2. AT CAESAREA 

2. В КЕСАРИИ

[130:2.1] Jesus and his friends tarried in Caesarea beyond the time expected because one of the huge steering paddles of the vessel on which they intended to embark was discovered to be in danger of cleaving. The captain decided to remain in port while a new one was being made. There was a shortage of skilled woodworkers for this task, so Jesus volunteered to assist. During the evenings Jesus and his friends strolled about on the beautiful wall which served as a promenade around the port. Ganid greatly enjoyed Jesus’ explanation of the water system of the city and the technique whereby the tides were utilized to flush the city’s streets and sewers. This youth of India was much impressed with the temple of Augustus, situated upon an elevation and surmounted by a colossal statue of the Roman emperor. The second afternoon of their stay the three of them attended a performance in the enormous amphitheater which could seat twenty thousand persons, and that night they went to a Greek play at the theater. These were the first exhibitions of this sort Ganid had ever witnessed, and he asked Jesus many questions about them. On the morning of the third day they paid a formal visit to the governor’s palace, for Caesarea was the capital of Palestine and the residence of the Roman procurator.
Иисус и его друзья пробыли в Кесарии дольше, чем предполагали, так как оказалось, что одна из огромных рулевых лопастей корабля, на котором они собирались отплыть, может расщепиться. Капитан решил задержаться в порту, пока не будет готова новая лопасть. Квалифицированных плотников, способных справиться с этой задачей, не хватало, и Иисус предложил свои услуги. Вечерами Иисус и его друзья прогуливались по великолепной дамбе, служившей променадом вокруг порта. Ганид с огромным интересом слушал Иисуса, когда тот объяснял устройство системы водоснабжения города и метод использования приливов для промывания городских улиц и сточных канав. Большое впечатление на индийского юношу произвёл стоявший на возвышении храм Августа, который венчала исполинская статуя римского императора. На второй день пополудни все трое присутствовали на представлении в огромном амфитеатре, вмещавшем двадцать тысяч человек, а вечером они посмотрели в театре греческую пьесу. Ганид ничего подобного раньше не видел и задал Иисусу множество вопросов. На утро третьего дня они нанесли официальный визит во дворец правителя, ибо Кесария являлась столицей Палестины и резиденцией римского прокуратора.

[130:2.2] At their inn there also lodged a merchant from Mongolia, and since this Far-Easterner talked Greek fairly well, Jesus had several long visits with him. This man was much impressed with Jesus’ philosophy of life and never forgot his words of wisdom regarding «the living of the heavenly life while on earth by means of daily submission to the will of the heavenly Father.» This merchant was a Taoist, and he had thereby become a strong believer in the doctrine of a universal Deity. When he returned to Mongolia, he began to teach these advanced truths to his neighbors and to his business associates, and as a direct result of such activities, his eldest son decided to become a Taoist priest. This young man exerted a great influence in behalf of advanced truth throughout his lifetime and was followed by a son and a grandson who likewise were devotedly loyal to the doctrine of the One God – the Supreme Ruler of Heaven.
В их гостинице остановился также некий купец из Монголии, и так как этот торговец с Дальнего Востока неплохо говорил по-гречески, Иисус провёл с ним несколько продолжительных бесед. Философия жизни, изложенная Иисусом, произвела глубокое впечатление на этого человека, и он никогда не забывал его мудрых слов – «жить небесной жизнью на земле, каждодневно подчиняясь воле небесного Отца». Этот купец был даосистом, и благодаря Иисусу он прочно уверовал в доктрину всеобщего Божества. Вернувшись в Монголию, он стал проповедовать эти прогрессивные истины своим соседям и компаньонам, в результате чего его старший сын стал даосским священником. В течение всей своей жизни этот молодой человек оказывал огромное влияние, проповедуя новую истину, а его сын и внук также предано хранили верность учению о Едином Боге – Верховном Правителе Небес.
[130:2.3] While the eastern branch of the early Christian church, having its headquarters at Philadelphia, held more faithfully to the teachings of Jesus than did the Jerusalem brethren, it was regrettable that there was no one like Peter to go into China, or like Paul to enter India, where the spiritual soil was then so favorable for planting the seed of the new gospel of the kingdom. These very teachings of Jesus, as they were held by the Philadelphians, would have made just such an immediate and effective appeal to the minds of the spiritually hungry Asiatic peoples as did the preaching of Peter and Paul in the West.
Хотя восточная ветвь раннехристианской церкви с центром в Филадельфии оставалась более верной учениям Иисуса, чем их иерусалимские братья, приходится с сожалением констатировать, что не нашлось никого подобного Петру, способного отправиться в Китай, или Павлу, чтобы проникнуть в Индию, где духовная почва была столь благодатной для семян нового евангелия царства. Учения Иисуса – в том виде, как их воспринимали в Филадельфии, – оказали бы столь же незамедлительное и эффективное воздействие на духовно изголодавшиеся разумы азиатских народов, как и проповеди Петра и Павла на Западе.

[130:2.4] One of the young men who worked with Jesus one day on the steering paddle became much interested in the words which he dropped from hour to hour as they toiled in the shipyard. When Jesus intimated that the Father in heaven was interested in the welfare of his children on earth, this young Greek, Anaxand, said: «If the Gods are interested in me, then why do they not remove the cruel and unjust foreman of this workshop?» He was startled when Jesus replied, «Since you know the ways of kindness and value justice, perhaps the Gods have brought this erring man near that you may lead him into this better way. Maybe you are the salt which is to make this brother more agreeable to all other men; that is, if you have not lost your savor. As it is, this man is your master in that his evil ways unfavorably influence you. Why not assert your mastery of evil by virtue of the power of goodness and thus become the master of all relations between the two of you? I predict that the good in you could overcome the evil in him if you gave it a fair and living chance. There is no adventure in the course of mortal existence more enthralling than to enjoy the exhilaration of becoming the material life partner with spiritual energy and divine truth in one of their triumphant struggles with error and evil. It is a marvelous and transforming experience to become the living channel of spiritual light to the mortal who sits in spiritual darkness. If you are more blessed with truth than is this man, his need should challenge you. Surely you are not the coward who could stand by on the seashore and watch a fellow man who could not swim perish! How much more of value is this man’s soul floundering in darkness compared to his body drowning in water!»
Некий молодой человек, работавший в один из дней вместе с Иисусом над изготовлением рулевой лопасти, очень заинтересовался словами, которые время от времени проскальзывали в речи Иисуса, пока они трудились на верфи. Когда Иисус упомянул о том, что небесный Отец заинтересован в благополучии своих земных детей, этот молодой грек по имени Анаксанд сказал: «Если Боги заботятся обо мне, то почему они не избавят меня от жестокого и несправедливого начальника этой мастерской?» Ответ Иисуса поразил его: «Так как ты знаешь пути добра и ценишь справедливость, быть может, Боги приблизили к тебе этого заблуждающегося человека, чтобы ты мог вывести его на лучший путь. Быть может, ты являешься той солью, которая сможет сделать этого брата более приемлемым для всех остальных людей, если, конечно, ты не потерял свою силу. Сейчас этот человек властвует над тобой в том смысле, что его порочные поступки оказывают на тебя неблагоприятное воздействие. Почему бы тебе не доказать своё превосходство над злом, опираясь на силу добра и таким образом стать хозяином ваших отношений? Я предвижу, что хорошее в тебе способно пересилить плохое в нём, если ты дашь хорошему подлинную и живую возможность проявиться. В жизни смертного нет ничего более увлекательного, чем радостное наслаждение от соединения своей материальной жизни с духовной энергией и божественной истиной в одном из триумфальных сражений с заблуждением и злом. Восхитителен этот преобразующий человека опыт – стать живым каналом духовного света для смертного, пребывающего в духовной тьме. Если ты более одарён истиной, чем этот человек, то его беда должна стать для тебя вызовом. Ты же не трус, способный стоять на берегу моря и смотреть, как гибнет твой не умеющий плавать собрат! Насколько же более ценной является блуждающая во тьме душа этого человека по сравнению с тонущим в воде телом!»
[130:2.5] Anaxand was mightily moved by Jesus’ words. Presently he told his superior what Jesus had said, and that night they both sought Jesus’ advice as to the welfare of their souls. And later on, after the Christian message had been proclaimed in Caesarea, both of these men, one a Greek and the other a Roman, believed Philip’s preaching and became prominent members of the church which he founded. Later this young Greek was appointed the steward of a Roman centurion, Cornelius, who became a believer through Peter’s ministry. Anaxand continued to minister light to those who sat in darkness until the days of Paul’s imprisonment at Caesarea, when he perished, by accident, in the great slaughter of twenty thousand Jews while he ministered to the suffering and dying.
Анаксанд был чрезвычайно тронут словами Иисуса. Вскоре он пересказал их своему начальнику, и в тот же вечер оба они пришли к нему за советом относительно благополучия своих душ. И позднее, когда христианское послание было провозглашено в Кесарии, оба этих человека – грек и римлянин – уверовали в проповедь Филиппа и стали видными членами основанной им церкви. Впоследствии этот молодой грек был назначен управляющим при римском центурионе Корнелии, который стал верующим благодаря служению Петра. Анаксанд продолжал нести свет пребывающим во тьме вплоть до заточения Павла в Кесарии, когда по трагической случайности он погиб при побоище двадцати тысяч евреев, оказывая помощь умирающим в муках людям.

[130:2.6] Ganid was, by this time, beginning to learn how his tutor spent his leisure in this unusual personal ministry to his fellow men, and the young Indian set about to find out the motive for these incessant activities. He asked, «Why do you occupy yourself so continuously with these visits with strangers?» And Jesus answered: «Ganid, no man is a stranger to one who knows God. In the experience of finding the Father in heaven you discover that all men are your brothers, and does it seem strange that one should enjoy the exhilaration of meeting a newly discovered brother? To become acquainted with one’s brothers and sisters, to know their problems and to learn to love them, is the supreme experience of living.»
К тому времени Ганид уже начал понимать, что его домашний учитель посвящает свой досуг необычному личному служению людям и это побудило его выяснить, что является мотивом для такой неутомимой деятельности. Он спросил: «Почему ты с таким постоянством тратишь своё время на встречи с чужими людьми?» Иисус ответил: «Ганид, для познавшего Бога нет чужих. В поиске небесного Отца, ты открываешь, что все люди – братья, а разве удивительно, что человек испытывает радость, встречая нового брата? Познакомиться с собственными братьями и сёстрами, познать их заботы и научиться их любить – это высший опыт жизни».
[130:2.7] This was a conference which lasted well into the night, in the course of which the young man requested Jesus to tell him the difference between the will of God and that human mind act of choosing which is also called will. In substance Jesus said: The will of God is the way of God, partnership with the choice of God in the face of any potential alternative. To do the will of God, therefore, is the progressive experience of becoming more and more like God, and God is the source and destiny of all that is good and beautiful and true. The will of man is the way of man, the sum and substance of that which the mortal chooses to be and do. Will is the deliberate choice of a self-conscious being which leads to decision-conduct based on intelligent reflection.
Однажды, в ходе беседы, продолжавшейся далеко за полночь, юноша попросил Иисуса рассказать ему об отличии воли Бога от того акта выбора человеческого разума, который тоже называется волей. Суть ответа Иисуса заключалась в следующем: воля Бога есть путь Бога, участие в выборе Бога в условиях любой потенциальной альтернативы. Поэтому выполнение воли Бога есть опыт постепенного обретения всё большего Богоподобия, а Бог является источником и предназначением всего добродетельного, прекрасного и истинного. Человеческая воля есть человеческий путь – совокупность и сущность того, чем смертный решает быть и что он решает делать. Воля есть взвешенный выбор самосознающего существа, ведущий к решению-поведению, основанному на разумной рефлексии.
[130:2.8] That afternoon Jesus and Ganid had both enjoyed playing with a very intelligent shepherd dog, and Ganid wanted to know whether the dog had a soul, whether it had a will, and in response to his questions Jesus said: «The dog has a mind which can know material man, his master, but cannot know God, who is spirit; therefore the dog does not possess a spiritual nature and cannot enjoy a spiritual experience. The dog may have a will derived from nature and augmented by training, but such a power of mind is not a spiritual force, neither is it comparable to the human will, inasmuch as it is not reflective – it is not the result of discriminating higher and moral meanings or choosing spiritual and eternal values. It is the possession of such powers of spiritual discrimination and truth choosing that makes mortal man a moral being, a creature endowed with the attributes of spiritual responsibility and the potential of eternal survival.» Jesus went on to explain that it is the absence of such mental powers in the animal which makes it forever impossible for the animal world to develop language in time or to experience anything equivalent to personality survival in eternity. As a result of this day’s instruction Ganid never again entertained belief in the transmigration of the souls of men into the bodies of animals.
Во второй половине того же дня Иисус и Ганид с удовольствием играли с очень умной собакой пастуха, и Ганид захотел узнать, есть ли у собаки душа и воля. В ответ на его вопросы Иисус сказал: «У собаки есть разум, способный знать материального человека, её хозяина, однако неспособный знать Бога, который есть дух; поэтому собака не обладает духовной сущностью и не может обрести духовный опыт. У собаки может быть воля, данная ей природой и усиленная дрессировкой, но такая способность разума не является духовной силой, как нельзя её сравнивать и с человеческой волей, поскольку она не основана на рефлексии – она не является следствием различения более высоких и нравственных смыслов или выбора духовных и вечных ценностей. Именно обладание такими способностями к духовному различению и к выбору истины делает смертного человека нравственным существом – созданием, наделённым атрибутами духовной ответственности и потенциалом вечного продолжения существования». Далее Иисус объяснил, что именно отсутствие в животном таких умственных способностей делает принципиально невозможным появление в животном мире языка во времени или испытание чего-либо равноценного продолжению существования личности в вечности. В результате полученного в тот день урока Ганид перестал верить в переселение душ людей в тела животных.

[130:2.9] The next day Ganid talked all this over with his father, and it was in answer to Gonod’s question that Jesus explained that «human wills which are fully occupied with passing only upon temporal decisions having to do with the material problems of animal existence are doomed to perish in time. Those who make wholehearted moral decisions and unqualified spiritual choices are thus progressively identified with the indwelling and divine spirit, and thereby are they increasingly transformed into the values of eternal survival – unending progression of divine service.»
На следующий день Ганид обсудил всё это со своим отцом, и именно в ответ на вопрос Гонода Иисус объяснил, что «человеческая воля, исключительно связанная с принятием мирских решений, имеющих отношение к материальным проблемам животного существования, обречена на исчезновение во времени. Те же, кто принимают чистосердечные нравственные решения и делают безусловный духовный выбор, тем самым постепенно отождествляются с пребывающим в них божественным духом, и поэтому всё больше преобразуются в ценности вечного существования – нескончаемого развития в божественном служении».

[130:2.10] It was on this same day that we first heard that momentous truth which, stated in modern terms, would signify: «Will is that manifestation of the human mind which enables the subjective consciousness to express itself objectively and to experience the phenomenon of aspiring to be Godlike.» And it is in this same sense that every reflective and spiritually minded human being can become creative.
В тот же самый день мы впервые услышали ту важную истину, которая, выраженная современным языком, звучала бы так: «Воля – это проявление человеческого разума, позволяющее субъективному сознанию выражать себя объективно и испытывать феномен стремления к Богоподобию». Именно в таком смысле каждое разумное и движимое духом существо может стать созидательным.

3. AT ALEXANDRIA 

3. В АЛЕКСАНДРИИ

[130:3.1] It had been an eventful visit at Caesarea, and when the boat was ready, Jesus and his two friends departed at noon one day for Alexandria in Egypt.
Пребывание в Кесарии было богато событиями, и когда корабль был готов, в полдень Иисус и двое его друзей отправились в Египет – в Александрию.
[130:3.2] The three enjoyed a most pleasant passage to Alexandria. Ganid was delighted with the voyage and kept Jesus busy answering questions. As they approached the city’s harbor, the young man was thrilled by the great lighthouse of Pharos, located on the island which Alexander had joined by a mole to the mainland, thus creating two magnificent harbors and thereby making Alexandria the maritime commercial crossroads of Africa, Asia, and Europe. This great lighthouse was one of the seven wonders of the world and was the forerunner of all subsequent lighthouses. They arose early in the morning to view this splendid lifesaving device of man, and amidst the exclamations of Ganid Jesus said: «And you, my son, will be like this lighthouse when you return to India, even after your father is laid to rest; you will become like the light of life to those who sit about you in darkness, showing all who so desire the way to reach the harbor of salvation in safety.» And as Ganid squeezed Jesus’ hand, he said, «I will.»
Путь в Александрию доставил троим путешественникам огромное удовольствие. Ганид наслаждался путешествием и постоянно забрасывал Иисуса вопросами. Когда они приблизились к городскому порту, юношу охватил трепет при виде огромного Фаросского маяка, расположенного на острове, который Александр соединил при помощи мола с материком, создав тем самым две величественные гавани и превратив Александрию в морской перекрёсток Африки, Азии и Европы. Этот огромный маяк являлся одним из семи чудес света и служил прообразом всех последующих маяков. Они встали рано утром, чтобы посмотреть на это великолепное изобретение человека, предназначенное для спасения жизни, и среди восторженных возгласов Ганида Иисус сказал: «И ты, мой сын, будешь подобен этому маяку, когда вернёшься в Индию, как только твой отец обретёт вечный покой; ты станешь подобным свету жизни для пребывающих рядом с тобой во тьме, указывая всем желающим путь безопасного достижения гавани спасения». И, сжав руку Иисуса, Ганид сказал: «Да будет так».

[130:3.3] And again we remark that the early teachers of the Christian religion made a great mistake when they so exclusively turned their attention to the western civilization of the Roman world. The teachings of Jesus, as they were held by the Mesopotamian believers of the first century, would have been readily received by the various groups of Asiatic religionists.
И вновь мы отмечаем, что первые учители христианской религии совершили огромную ошибку, обратив своё внимание исключительно на западную цивилизацию римского мира. Учения Иисуса – в том виде, как их воспринимали месопотамские верующие первого века, – были бы с готовностью приняты различными группами верующих в Азии.

[130:3.4] By the fourth hour after landing they were settled near the eastern end of the long and broad avenue, one hundred feet wide and five miles long, which stretched on out to the western limits of this city of one million people. After the first survey of the city’s chief attractions – university (museum), library, the royal mausoleum of Alexander, the palace, temple of Neptune, theater, and gymnasium – Gonod addressed himself to business while Jesus and Ganid went to the library, the greatest in the world. Here were assembled nearly a million manuscripts from all the civilized world: Greece, Rome, Palestine, Parthia, India, China, and even Japan. In this library Ganid saw the largest collection of Indian literature in all the world; and they spent some time here each day throughout their stay in Alexandria. Jesus told Ganid about the translation of the Hebrew scriptures into Greek at this place. And they discussed again and again all the religions of the world, Jesus endeavoring to point out to this young mind the truth in each, always adding: «But Yahweh is the God developed from the revelations of Melchizedek and the covenant of Abraham. The Jews were the offspring of Abraham and subsequently occupied the very land wherein Melchizedek had lived and taught, and from which he sent teachers to all the world; and their religion eventually portrayed a clearer recognition of the Lord God of Israel as the Universal Father in heaven than any other world religion.»
К четвертому часу после прибытия в порт они обосновались недалеко от восточного конца длинной и широкой улицы, имевшей сто футов в ширину и пять миль в длину и простиравшейся к западным пределам города с миллионным населением. После первого осмотра основных городских достопримечательностей – университета (музея), библиотеки, императорского мавзолея Александра, дворца, храма Нептуна, театра и гимназии – Гонод занялся делами, а Иисус и Ганид отправились в библиотеку, крупнейшую в мире. Здесь было собрано около миллиона рукописей со всего цивилизованного мира: из Греции, Рима, Палестины, Парфии, Индии, Китая и даже из Японии. В этой библиотеке Ганид увидел крупнейшее в мире собрание индийской литературы; и в течение всего своего пребывания в Александрии они каждый день приходили сюда. Иисус рассказал Ганиду о выполненном здесь переводе на греческий священных книг иудеев. Вновь и вновь предметом их обсуждения становились все мировые религии, причём Иисус стремился показать этому молодому разуму ту истину, которая содержится в каждой из них, неизменно прибавляя: «Однако Яхве является Богом, представление о котором сформировалось из откровений Мелхиседека и завета Авраама. Евреи являлись потомками Авраама, и впоследствии они занимали ту самую землю, где жил и учил Мелхиседек и откуда он направлял учителей во все концы света; и их религия, в конечном счёте, стала отображением более ясного осознания Господа Бога Израиля как Всеобщего Отца небесного, чем какая-либо другая мировая религия».

[130:3.5] Under Jesus’ direction Ganid made a collection of the teachings of all those religions of the world which recognized a Universal Deity, even though they might also give more or less recognition to subordinate deities. After much discussion Jesus and Ganid decided that the Romans had no real God in their religion, that their religion was hardly more than emperor worship. The Greeks, they concluded, had a philosophy but hardly a religion with a personal God. The mystery cults they discarded because of the confusion of their multiplicity, and because their varied concepts of Deity seemed to be derived from other and older religions.
Под руководством Иисуса Ганид составил собрание учений всех тех религий мира, которые признавали существование Всеобщего Божества, даже если они оставляли большее или меньшее место для второстепенных божеств. После многочисленных дискуссий Иисус и Ганид пришли к убеждению, что в религии римлян нет настоящего Бога, и что их религия практически является ни чем иным, как поклонением императору. Они пришли к выводу, что у греков есть философия, но едва ли – религия, признающая личностного Бога. Мистериальные культы были отвергнуты ими из-за той путаницы, к которой приводила их многочисленность, а также потому, что их разнообразные концепции Божества представлялись заимствованными из других, более древних религий.
[130:3.6] Although these translations were made at Alexandria, Ganid did not finally arrange these selections and add his own personal conclusions until near the end of their sojourn in Rome. He was much surprised to discover that the best of the authors of the world’s sacred literature all more or less clearly recognized the existence of an eternal God and were much in agreement with regard to his character and his relationship with mortal man.
Хотя эти переводы были сделаны в Александрии, Ганид окончательно привёл в порядок отобранные ими учения и сопроводил их своими личными выводами только к концу их пребывания в Риме. К своему большому удивлению, он обнаружил, что все лучшие авторы мировой духовной литературы более или менее ясно осознавали существование вечного Бога и в принципе придерживались схожего мнения относительно его характера и его отношений со смертным человеком.

[130:3.7] Jesus and Ganid spent much time in the museum during their stay in Alexandria. This museum was not a collection of rare objects but rather a university of fine art, science, and literature. Learned professors here gave daily lectures, and in those times this was the intellectual center of the Occidental world. Day by day Jesus interpreted the lectures to Ganid; one day during the second week the young man exclaimed: «Teacher Joshua, you know more than these professors; you should stand up and tell them the great things you have told me; they are befogged by much thinking. I shall speak to my father and have him arrange it.» Jesus smiled, saying: «You are an admiring pupil, but these teachers are not minded that you and I should instruct them. The pride of unspiritualized learning is a treacherous thing in human experience. The true teacher maintains his intellectual integrity by ever remaining a learner.»
В Александрии Иисус и Ганид много времени проводили в музее. Этот музей был не столько собранием редких экспонатов, сколько университетом изящных искусств, науки и литературы. Учёные профессора ежедневно читали здесь лекции, и в те времена этот университет являлся интеллектуальным центром Запада. День за днём Иисус переводил Ганиду эти лекции, и как-то раз, на второй неделе занятий, юноша воскликнул: «Учитель Иешуа, ты знаешь больше, чем эти профессора; тебе нужно встать и рассказать им о тех великих вещах, о которых ты рассказал мне; они сбиты с толку избытком размышлений. Я поговорю с отцом, и он всё устроит». Иисус улыбнулся и ответил: «В тебе говорит восхищение ученика, однако эти учители не ждут от нас с тобой наставлений. Гордость бездуховной учёности коварна в человеческом опыте. Истинный учитель сохраняет свою интеллектуальную честность, только всегда оставаясь учеником».
[130:3.8] Alexandria was the city of the blended culture of the Occident and next to Rome the largest and most magnificent in the world. Here was located the largest Jewish synagogue in the world, the seat of government of the Alexandria Sanhedrin, the seventy ruling elders.
Александрия была городом смешанной западной культуры и по величине и великолепию из всех городов мира уступала только Риму. Здесь находилась крупнейшая еврейская синагога – место правления Александрийского Синедриона под управлением семидесяти старейшин.
[130:3.9] Among the many men with whom Gonod transacted business was a certain Jewish banker, Alexander, whose brother, Philo, was a famous religious philosopher of that time. Philo was engaged in the laudable but exceedingly difficult task of harmonizing Greek philosophy and Hebrew theology. Ganid and Jesus talked much about Philo’s teachings and expected to attend some of his lectures, but throughout their stay at Alexandria this famous Hellenistic Jew lay sick abed.
Среди многих людей, с которыми Гонод поддерживал деловые отношения, был некий еврейский банкир по имени Александр, чей брат Филон являлся знаменитым религиозным философом того времени. Филон занимался похвальной, но исключительно сложной задачей согласования греческой философии и иудейской теологии. Ганид и Иисус много говорили об учениях Филона и собирались посетить некоторые из его лекций, однако в течение всего их пребывания в Александрии этот известный еврей-эллинист был прикован болезнью к постели.
[130:3.10] Jesus commended to Ganid much in the Greek philosophy and the Stoic doctrines, but he impressed upon the lad the truth that these systems of belief, like the indefinite teachings of some of his own people, were religions only in the sense that they led men to find God and enjoy a living experience in knowing the Eternal.
Иисус рекомендовал вниманию Ганида многое из греческой философии и доктрин стоиков, но также помог юноше осознать истину того, что такие системы верований, равно как и расплывчатые учения некоторых его соплеменников, были религиозны лишь в том смысле, что вели человека к поиску Бога и к радости живого опыта познания Вечного.

4. DISCOURSE ON REALITY 

4. БЕСЕДА О РЕАЛЬНОСТИ

[130:4.1] The night before they left Alexandria Ganid and Jesus had a long visit with one of the government professors at the university who lectured on the teachings of Plato. Jesus interpreted for the learned Greek teacher but injected no teaching of his own in refutation of the Greek philosophy. Gonod was away on business that evening; so, after the professor had departed, the teacher and his pupil had a long and heart-to-heart talk about Plato’s doctrines. While Jesus gave qualified approval of some of the Greek teachings which had to do with the theory that the material things of the world are shadowy reflections of invisible but more substantial spiritual realities, he sought to lay a more trustworthy foundation for the lad’s thinking; so he began a long dissertation concerning the nature of reality in the universe. In substance and in modern phraseology Jesus said to Ganid:
Вечером накануне отбытия из Александрии у Ганида и Иисуса состоялась продолжительная встреча с одним из ведущих профессоров университета, который выступал с лекциями об учениях Платона. Иисус выполнил обязанности переводчика для учёного греческого преподавателя, но не предложил своих учений в опровержение греческой философии. Гонод занимался в тот вечер своими делами, поэтому после того, как профессор ушёл, между учителем и учеником состоялся долгий и откровенный разговор о доктринах Платона. Хотя Иисус, с рядом оговорок, одобрил некоторые греческие учения, относившиеся к теории о том, что предметы материального мира суть призрачные отражения невидимых, но более существенных духовных реальностей, он стремился заложить более прочный фундамент для размышлений юноши; поэтому приступил к пространному рассуждению о сущности реальности во вселенной. В изложении на современном языке, суть сказанного Иисусом Ганиду заключается в следующем:

[130:4.2] The source of universe reality is the Infinite. The material things of finite creation are the time-space repercussions of the Paradise Pattern and the Universal Mind of the eternal God. Causation in the physical world, self-consciousness in the intellectual world, and progressing selfhood in the spirit world – these realities, projected on a universal scale, combined in eternal relatedness, and experienced with perfection of quality and divinity of value – constitute the reality of the Supreme. But in an ever-changing universe the Original Personality of causation, intelligence, and spirit experience is changeless, absolute. All things, even in an eternal universe of limitless values and divine qualities, may, and oftentimes do, change except the Absolutes and that which has attained the physical status, intellectual embrace, or spiritual identity which is absolute.
Источником всеобщей реальности является Бесконечный. Материальные предметы конечного творения суть пространственно-временные отражения Райского Эталона и Всеобщего Разума вечного Бога. Причинность в физическом мире, самосознание в интеллектуальном мире и эволюционирующая индивидуальность в духовном мире – эти реальности, проецированные во всеобщем масштабе, соединённые в вечной взаимосвязанности и ощущаемые как совершенные по своему качеству и божественные в своей ценности, – образуют реальность Верховного. Однако в вечно изменяющейся вселенной Изначальная Личность причинности, разумности и духовного опыта остаётся неизменной, абсолютной. Всё, даже в вечной вселенной неограниченных ценностей и божественных качеств, может изменяться и зачастую изменяется, за исключением Абсолютов и того, что достигло абсолютного физического статуса, абсолютного интеллектуального охвата или абсолютного отождествления с духом.
[130:4.3] The highest level to which a finite creature can progress is the recognition of the Universal Father and the knowing of the Supreme. And even then such beings of finality destiny go on experiencing change in the motions of the physical world and in its material phenomena. Likewise do they remain aware of selfhood progression in their continuing ascension of the spiritual universe and of growing consciousness in their deepening appreciation of, and response to, the intellectual cosmos. Only in the perfection, harmony, and unanimity of will can the creature become as one with the Creator; and such a state of divinity is attained and maintained only by the creature’s continuing to live in time and eternity by consistently conforming his finite personal will to the divine will of the Creator. Always must the desire to do the Father’s will be supreme in the soul and dominant over the mind of an ascending son of God.
Высочайший уровень, на который способно подняться конечное создание, есть осознание Всеобщего Отца и знание Верховного. Но и тогда такие существа, достигшие окончательности предназначения, продолжают испытывать изменения в движениях физического мира и его материальных явлениях. Также они продолжают сознавать эволюцию собственной индивидуальности в процессе продолжающегося восхождения в духовной вселенной и растущего осознания своей способности к углублённому пониманию разумного космоса и своей реакции на него. Только в совершенстве, гармонии и единстве воли создание способно объединиться с Создателем; и такое состояние божественности достигается и поддерживается созданием только тогда, когда оно продолжает жить во времени и вечности, постоянно согласуя свою конечную личную волю с божественной волей Создателя. Желание исполнять волю Отца всегда должно быть высшим в душе и доминирующим в разуме восходящего сына Бога.
[130:4.4] A one-eyed person can never hope to visualize depth of perspective. Neither can single-eyed material scientists nor single-eyed spiritual mystics and allegorists correctly visualize and adequately comprehend the true depths of universe reality. All true values of creature experience are concealed in depth of recognition.
У одноглазого человека нет надежды увидеть глубину перспективы. Так и однобокие учёные-материалисты или однобокие духовные мистики и аллегористы неспособны правильно видеть и адекватно постигать истинные глубины вселенской реальности. Все истинные ценности опыта создания сокрыты в глубине осознания.
[130:4.5] Mindless causation cannot evolve the refined and complex from the crude and the simple, neither can spiritless experience evolve the divine characters of eternal survival from the material minds of the mortals of time. The one attribute of the universe which so exclusively characterizes the infinite Deity is this unending creative bestowal of personality which can survive in progressive Deity attainment.
Бездумная причинность неспособна развить изысканное и сложное из грубого и простого, как не может бездуховный опыт развить необходимый для вечной жизни божественный характер из материальных разумов смертных времени. Исключительным качеством бесконечного Божества, выражаемым во вселенной, является нескончаемое творческое посвящение личности, способной продолжить существование в непрестанном стремлении к Божеству.
[130:4.6] Personality is that cosmic endowment, that phase of universal reality, which can coexist with unlimited change and at the same time retain its identity in the very presence of all such changes, and forever afterward.
Личность является тем космическим даром, той фазой вселенской реальности, которая способна сосуществовать в условиях неограниченных изменений и одновременно сохранять свою индивидуальность в самом присутствии таких изменений и навсегда после них.
[130:4.7] Life is an adaptation of the original cosmic causation to the demands and possibilities of universe situations, and it comes into being by the action of the Universal Mind and the activation of the spirit spark of the God who is spirit. The meaning of life is its adaptability; the value of life is its progressability – even to the heights of God-consciousness.
Жизнь есть приспособление изначальной космической причинности к требованиям и возможностям вселенских ситуаций, и она возникает под действием Всеобщего Разума и при активации духовной искрой Бога, который есть дух. Смысл жизни – в её способности к приспособлению; ценность жизни – в её способности к развитию, вплоть до высот Богосознания.
[130:4.8] Misadaptation of self-conscious life to the universe results in cosmic disharmony. Final divergence of personality will from the trend of the universes terminates in intellectual isolation, personality segregation. Loss of the indwelling spirit pilot supervenes in spiritual cessation of existence. Intelligent and progressing life becomes then, in and of itself, an incontrovertible proof of the existence of a purposeful universe expressing the will of a divine Creator. And this life, in the aggregate, struggles toward higher values, having for its final goal the Universal Father.
Неспособность самосознающей жизни к адаптации во вселенной приводит к космической дисгармонии. Окончательное отклонение личностной воли от общего направления развития вселенных заканчивается интеллектуальной изоляцией, обособлением личности. Утрата внутреннего направляющего духа влечёт за собой прекращение духовного существования. Таким образом, интеллектуальная и прогрессирующая жизнь сама по себе и сама для себя становится неоспоримым доказательством существования целеустремлённой вселенной, выражающей волю божественного Создателя. И такая жизнь в своей совокупности преследует высшие ценности в стремлении к окончательной цели – Всеобщему Отцу.
[130:4.9] Only in degree does man possess mind above the animal level aside from the higher and quasi-spiritual ministrations of intellect. Therefore animals (not having worship and wisdom) cannot experience superconsciousness, consciousness of consciousness. The animal mind is only conscious of the objective universe.
Без высших, квази-духовных проявлений интеллекта различие между разумом человека и животных состоит только в степени развития. Поэтому животные (не зная поклонения и не обладая мудростью) не могут испытать опыт сверхсознания – осознания собственного сознания. Разум животного осознаёт только объективную вселенную.
[130:4.10] Knowledge is the sphere of the material or fact-discerning mind. Truth is the domain of the spiritually endowed intellect that is conscious of knowing God. Knowledge is demonstrable; truth is experienced. Knowledge is a possession of the mind; truth an experience of the soul, the progressing self. Knowledge is a function of the nonspiritual level; truth is a phase of the mind-spirit level of the universes. The eye of the material mind perceives a world of factual knowledge; the eye of the spiritualized intellect discerns a world of true values. These two views, synchronized and harmonized, reveal the world of reality, wherein wisdom interprets the phenomena of the universe in terms of progressive personal experience.
Знание есть сфера материального или различающего факты разума. Истина есть область духовно одарённого интеллекта, сознающего своё знание Бога. Знание доказуемо; истина постигается в опыте. Знание есть достояние разума; истина представляет собой опыт души, прогрессирующего «я». Знание есть функция недуховного уровня; истина представляет собой ступень разумно-духовного уровня вселенных. Материальный разум воспринимает мир фактического знания; одухотворённый интеллект различает мир истинных ценностей. Два этих взгляда, синхронизированные и гармонизированные, раскрывают мир реальности, в котором мудрость интерпретирует явления вселенной в терминах прогрессирующего личного опыта.
[130:4.11] Error (evil) is the penalty of imperfection. The qualities of imperfection or facts of misadaptation are disclosed on the material level by critical observation and by scientific analysis; on the moral level, by human experience. The presence of evil constitutes proof of the inaccuracies of mind and the immaturity of the evolving self. Evil is, therefore, also a measure of imperfection in universe interpretation. The possibility of making mistakes is inherent in the acquisition of wisdom, the scheme of progressing from the partial and temporal to the complete and eternal, from the relative and imperfect to the final and perfected. Error is the shadow of relative incompleteness which must of necessity fall across man’s ascending universe path to Paradise perfection. Error (evil) is not an actual universe quality; it is simply the observation of a relativity in the relatedness of the imperfection of the incomplete finite to the ascending levels of the Supreme and Ultimate.
Заблуждение (зло) есть следствие несовершенства. Признаки несовершенства или факты неправильной адаптации раскрываются на материальном уровне с помощью критического наблюдения и научного анализа; на нравственном уровне они постигаются в человеческом опыте. Присутствие зла представляет собой доказательство неточностей разума и незрелости эволюционирующей индивидуальности. Поэтому зло является также мерой несовершенства интерпретации вселенной. Возможность совершения ошибок свойственна обретению мудрости – пути развития от частичного и временного к целостному и вечному, от относительного и несовершенного к окончательному и ставшему совершенным. Заблуждение представляет собой тень относительной незавершённости, которая неизбежно ложится на путь восхождения человека к Райскому совершенству. Заблуждение (зло) не является актуальным вселенским качеством; оно есть лишь выражение относительности связи между несовершенством незавершённого конечного уровня с восходящими уровнями Верховного и Предельного.

[130:4.12] Although Jesus told all this to the lad in language best suited to his comprehension, at the end of the discussion Ganid was heavy of eye and was soon lost in slumber. They rose early the next morning to go aboard the boat bound for Lasea on the island of Crete. But before they embarked, the lad had still further questions to ask about evil, to which Jesus replied:
Хотя всё это Иисус высказал юноше на наиболее понятном ему языке, к концу беседы глаза Ганида стали слипаться и вскоре он погрузился в сон. На следующее утро они встали рано, чтобы сесть на корабль, отправлявшийся на Крит, в Ласею. Но ещё до посадки на корабль юноша задал новые вопросы о зле, на которые Иисус ответил так:

[130:4.13] Evil is a relativity concept. It arises out of the observation of the imperfections which appear in the shadow cast by a finite universe of things and beings as such a cosmos obscures the living light of the universal expression of the eternal realities of the Infinite One.
Зло является относительным понятием. Оно возникает из наблюдения несовершенств, которые появляются в тени, отбрасываемой конечной вселенной вещей и существ, поскольку такой космос затеняет живой свет – всеобщее выражение вечных реальностей Бесконечного.
[130:4.14] Potential evil is inherent in the necessary incompleteness of the revelation of God as a time-space-limited expression of infinity and eternity. The fact of the partial in the presence of the complete constitutes relativity of reality, creates necessity for intellectual choosing, and establishes value levels of spirit recognition and response. The incomplete and finite concept of the Infinite which is held by the temporal and limited creature mind is, in and of itself, potential evil. But the augmenting error of unjustified deficiency in reasonable spiritual rectification of these originally inherent intellectual disharmonies and spiritual insufficiencies, is equivalent to the realization of actual evil.
Потенциальное зло присуще неизбежной незавершённости раскрытия Бога как выражения бесконечности и вечности, ограниченного пространством-временем. Факт частичного в присутствии завершённого образует относительность реальности, создаёт необходимость интеллектуального выбора и устанавливает ценностные уровни духовного осознания и отклика. Незавершённое и конечное представление о Бесконечном, существующее в преходящем и ограниченном разуме создания, само по себе является потенциальным злом. Однако усугубление заблуждения – неоправданная неполноценность должного духовного устранения таких неотъемлемых интеллектуальных диссонансов и духовных изъянов – равноценно совершению реального зла.
[130:4.15] All static, dead, concepts are potentially evil. The finite shadow of relative and living truth is continually moving. Static concepts invariably retard science, politics, society, and religion. Static concepts may represent a certain knowledge, but they are deficient in wisdom and devoid of truth. But do not permit the concept of relativity so to mislead you that you fail to recognize the co-ordination of the universe under the guidance of the cosmic mind, and its stabilized control by the energy and spirit of the Supreme.
Все неподвижные, изжившие себя концепции являются потенциальным злом. Конечная тень относительной и живой истины находится в постоянном движении. Статичные идеи неизменно тормозят науку, политику, общество и религию. Статичные концепции могут выражать определённое знание, однако им недостаёт мудрости и они лишены истины. Но не следует позволять концепции относительности вводить себя в заблуждение до потери способности осознавать согласованность вселенной под руководством космического разума и её надёжное управление посредством энергии и духа Верховного.

5. ON THE ISLAND OF CRETE 

5. НА ОСТРОВЕ КРИТ

[130:5.1] The travelers had but one purpose in going to Crete, and that was to play, to walk about over the island, and to climb the mountains. The Cretans of that time did not enjoy an enviable reputation among the surrounding peoples. Nevertheless, Jesus and Ganid won many souls to higher levels of thinking and living and thus laid the foundation for the quick reception of the later gospel teachings when the first preachers from Jerusalem arrived. Jesus loved these Cretans, notwithstanding the harsh words which Paul later spoke concerning them when he subsequently sent Titus to the island to reorganize their churches.
Направляясь на Крит, путешественники преследовали только одну цель: отдохнуть, посмотреть остров и побродить по горам. В те времена критяне пользовались дурной славой у соседних народов. Несмотря на это, Иисус и Ганид обратили многие души к более высоким помыслам и более возвышенной жизни и тем самым заложили основу для быстрого принятия последующих евангелических учений после прибытия первых проповедников из Иерусалима. Иисус любил критян вопреки резким словам, сказанным позднее о них Павлом, отправившим впоследствии Тита на остров для реорганизации местных церквей.
[130:5.2] On the mountainside in Crete Jesus had his first long talk with Gonod regarding religion. And the father was much impressed, saying: «No wonder the boy believes everything you tell him, but I never knew they had such a religion even in Jerusalem, much less in Damascus.» It was during the island sojourn that Gonod first proposed to Jesus that he go back to India with them, and Ganid was delighted with the thought that Jesus might consent to such an arrangement.
Здесь, в гористой части Крита, состоялся первый длительный разговор Иисуса с Гонодом о религии. Отец был глубоко поражён, сказав: «Неудивительно, что мальчик верит каждому твоему слову, однако я никогда не слышал, чтобы такая религия существовала даже в Иерусалиме, не говоря уже о Дамаске». Именно во время пребывания на острове Гонод впервые предложил Иисусу вернуться вместе с ними в Индию, и Ганид с радостью думал о том, что Иисус, возможно, согласится на это предложение.
[130:5.3] One day when Ganid asked Jesus why he had not devoted himself to the work of a public teacher, he said: «My son, everything must await the coming of its time. You are born into the world, but no amount of anxiety and no manifestation of impatience will help you to grow up. You must, in all such matters, wait upon time. Time alone will ripen the green fruit upon the tree. Season follows season and sundown follows sunrise only with the passing of time. I am now on the way to Rome with you and your father, and that is sufficient for today. My tomorrow is wholly in the hands of my Father in heaven.» And then he told Ganid the story of Moses and the forty years of watchful waiting and continued preparation.
Однажды, отвечая на вопрос Ганида, почему он не посвятил себя работе общественного учителя, Иисус сказал: «Сын мой, всему своё время. Ты рождаешься в этом мире, но никакое рвение и никакое проявление нетерпения не помогут тебе вырасти. Во всех подобных делах ты должен ждать своего часа. Одно только время сделает зрелым висящий на дереве зелёный плод. Только по прошествии времени зима сменяется летом, восход солнца – его заходом. Сейчас я вместе с тобой и твоим отцом нахожусь на пути в Рим, и этого на сегодня достаточно. Мой завтрашний день всецело находится в руках моего небесного Отца». И после этого он рассказал Ганиду о Моисее и сорока годах бдительного ожидания и непрерывных приготовлений.
[130:5.4] One thing happened on a visit to Fair Havens which Ganid never forgot; the memory of this episode always caused him to wish he might do something to change the caste system of his native India. A drunken degenerate was attacking a slave girl on the public highway. When Jesus saw the plight of the girl, he rushed forward and drew the maiden away from the assault of the madman. While the frightened child clung to him, he held the infuriated man at a safe distance by his powerful extended right arm until the poor fellow had exhausted himself beating the air with his angry blows. Ganid felt a strong impulse to help Jesus handle the affair, but his father forbade him. Though they could not speak the girl’s language, she could understand their act of mercy and gave token of her heartfelt appreciation as they all three escorted her home. This was probably as near a personal encounter with his fellows as Jesus ever had throughout his entire life in the flesh. But he had a difficult task that evening trying to explain to Ganid why he did not smite the drunken man. Ganid thought this man should have been struck at least as many times as he had struck the girl.
При посещении Тихой Гавани произошёл эпизод, который навсегда остался в памяти Ганида; воспоминание об этом случае всегда пробуждало в нём желание сделать что-нибудь для изменения кастовой системы в своей родной Индии. На большой дороге пьяный выродок приставал к юной рабыне. Когда Иисус увидел положение, в котором оказалась девушка, он поспешил к ней на помощь и отвёл её от нападавшего на неё сумасшедшего. Пока испуганное дитя льнуло к нему, он, вытянув свою сильную правую руку, удерживал разъярённого человека на безопасном расстоянии до тех пор, пока бедняга, в бешенстве молотивший перед собой воздух руками, не выдохся. Ганид порывался помочь Иисусу, однако отец остановил его. Хотя они не владели языком девушки, она оценила проявленное ими милосердие и знаками выражала свою искреннюю признательность, пока они провожали её домой. За всю жизнь Иисуса во плоти это был, наверное, единственный случай, когда он был действительно близок к личному столкновению с другим человеком. Однако в тот вечер ему было трудно объяснить Ганиду, почему он не наказал пьяного. Ганид считал, что этого человека следовало ударить по меньшей мере столько же раз, сколько он ударил девушку.

6. THE YOUNG MAN WHO WAS AFRAID 

6. ЮНОША, КОТОРЫЙ БОЯЛСЯ

[130:6.1] While they were up in the mountains, Jesus had a long talk with a young man who was fearful and downcast. Failing to derive comfort and courage from association with his fellows, this youth had sought the solitude of the hills; he had grown up with a feeling of helplessness and inferiority. These natural tendencies had been augmented by numerous difficult circumstances which the lad had encountered as he grew up, notably, the loss of his father when he was twelve years of age. As they met, Jesus said: «Greetings, my friend! why so downcast on such a beautiful day? If something has happened to distress you, perhaps I can in some manner assist you. At any rate it affords me real pleasure to proffer my services.»
Когда они находились в горах, у Иисуса состоялся длительный разговор с испуганным и подавленным молодым человеком. Неспособный обрести утешение и мужество в компании со своими собратьями, этот юноша стремился к уединению в горах; он вырос с ощущением беспомощности и неполноценности. Эти природные наклонности были усилены многочисленными трудными обстоятельствами, с которыми юноша столкнулся в своей жизни, в первую очередь – потерей отца в двенадцатилетнем возрасте. Когда они повстречались, Иисус сказал: «Приветствую тебя, мой друг! Отчего ты столь печален в такой прекрасный день? Если произошло нечто, расстроившее тебя, быть может, я смогу тебе чем-то помочь? Как бы то ни было, я с большим удовольствием предлагаю свои услуги».
[130:6.2] The young man was disinclined to talk, and so Jesus made a second approach to his soul, saying: «I understand you come up in these hills to get away from folks; so, of course, you do not want to talk with me, but I would like to know whether you are familiar with these hills; do you know the direction of the trails? and, perchance, could you inform me as to the best route to Phenix?» Now this youth was very familiar with these mountains, and he really became much interested in telling Jesus the way to Phenix, so much so that he marked out all the trails on the ground and fully explained every detail. But he was startled and made curious when Jesus, after saying good-bye and making as if he were taking leave, suddenly turned to him, saying: «I well know you wish to be left alone with your disconsolation; but it would be neither kind nor fair for me to receive such generous help from you as to how best to find my way to Phenix and then unthinkingly to go away from you without making the least effort to answer your appealing request for help and guidance regarding the best route to the goal of destiny which you seek in your heart while you tarry here on the mountainside. As you so well know the trails to Phenix, having traversed them many times, so do I well know the way to the city of your disappointed hopes and thwarted ambitions. And since you have asked me for help, I will not disappoint you.» The youth was almost overcome, but he managed to stammer out, «But – I did not ask you for anything – » And Jesus, laying a gentle hand on his shoulder, said: «No, son, not with words but with longing looks did you appeal to my heart. My boy, to one who loves his fellows there is an eloquent appeal for help in your countenance of discouragement and despair. Sit down with me while I tell you of the service trails and happiness highways which lead from the sorrows of self to the joys of loving activities in the brotherhood of men and in the service of the God of heaven.»
Молодой человек не был расположен к разговору, и Иисус вторично обратился к его душе со словами: «Насколько я понимаю, ты пришёл сюда, в горы, чтобы уйти от людей; поэтому ты, конечно, не желаешь со мной разговаривать, однако я хотел бы знать, знакомы ли тебе эти места; знаешь ли ты, как проходят горные тропы? И быть может, ты сможешь подсказать мне, как лучше всего добраться до Феникса?» Надо сказать, что юноша хорошо знал эти горы, и ему действительно захотелось рассказать Иисусу, как попасть в Феникс – захотелось настолько, что он начертил на земле все тропы и исчерпывающе объяснил каждую деталь. Однако он был поражён и заинтригован, когда Иисус – попрощавшись и сделав вид, будто уходит, – внезапно повернулся и сказал: «Я не сомневаюсь в том, что ты хочешь остаться наедине со своей безутешностью; однако с моей стороны было бы столь же недобрым, сколь и несправедливым получить такую великодушную помощь – узнать о том, как лучше всего добраться до Феникса, – и после этого равнодушно покинуть тебя, не попытавшись хоть как-то ответить на твой призыв – помочь тебе и направить тебя на лучший путь к судьбоносной цели, которую ты ищешь в своём сердце, скитаясь здесь в горах. Так же как ты прекрасно знаешь тропы, ведущие к Фениксу, ибо не раз ходил ими, так и я хорошо знаю путь к городу твоих сокрушённых надежд и несбывшихся мечтаний. И поскольку ты попросил меня о помощи, я не разочарую тебя». Юноша был крайне смущён, однако ему удалось пробормотать: «Но я не просил тебя ни о чём…» Ласково положив ему руку на плечо, Иисус сказал: «Нет, сын мой, не словами, но этим жаждущим взглядом ты воззвал к моему сердцу. Мой мальчик, уныние и отчаяние, написанные на твоём лице, являются красноречивым призывом о помощи для тех, кто любит своих ближних. Присядем, и я расскажу тебе о тропах служения и путях счастья, уводящих от собственных печалей к радостям любвеобильных трудов в братстве людей и служении Богу небес».
[130:6.3] By this time the young man very much desired to talk with Jesus, and he knelt at his feet imploring Jesus to help him, to show him the way of escape from his world of personal sorrow and defeat. Said Jesus: «My friend, arise! Stand up like a man! You may be surrounded with small enemies and be retarded by many obstacles, but the big things and the real things of this world and the universe are on your side. The sun rises every morning to salute you just as it does the most powerful and prosperous man on earth. Look – you have a strong body and powerful muscles – your physical equipment is better than the average. Of course, it is just about useless while you sit out here on the mountainside and grieve over your misfortunes, real and fancied. But you could do great things with your body if you would hasten off to where great things are waiting to be done. You are trying to run away from your unhappy self, but it cannot be done. You and your problems of living are real; you cannot escape them as long as you live. But look again, your mind is clear and capable. Your strong body has an intelligent mind to direct it. Set your mind at work to solve its problems; teach your intellect to work for you; refuse longer to be dominated by fear like an unthinking animal. Your mind should be your courageous ally in the solution of your life problems rather than your being, as you have been, its abject fear-slave and the bond-servant of depression and defeat. But most valuable of all, your potential of real achievement is the spirit which lives within you, and which will stimulate and inspire your mind to control itself and activate the body if you will release it from the fetters of fear and thus enable your spiritual nature to begin your deliverance from the evils of inaction by the power-presence of living faith. And then, forthwith, will this faith vanquish fear of men by the compelling presence of that new and all-dominating love of your fellows which will so soon fill your soul to overflowing because of the consciousness which has been born in your heart that you are a child of God.
К тому моменту юноша уже жаждал поговорить с Иисусом и упав на колени, умолял Иисуса помочь ему – указать ему путь спасения от своего мира, в котором он знал только горе и неудачу. Иисус сказал: «Поднимись, мой друг! Встань, как подобает мужчине! Тебя могут окружать мелкие враги, тебе могут мешать многие препятствия, но величие и реальность этого мира и вселенной – на твоей стороне. Солнце встаёт каждое утро, чтобы приветствовать тебя – точно так же, как оно приветствует самых могущественных и процветающих людей на земле. Посмотри: у тебя сильное тело и крепкие мышцы – твои физические возможности выше средних. Конечно, они практически бесполезны, пока ты сидишь здесь, на склоне горы и горюешь из-за своих несчастий – реальных и вымышленных. Однако с помощью своего тела ты мог бы вершить великие дела, если бы поспешил туда, где тебя ждут эти великие дела. Ты пытаешься бежать от своего несчастного „я», но это невозможно. Ты и твои жизненные проблемы реальны; пока ты жив, ты не можешь уклониться от них. Но посмотри же: ты обладаешь ясным и способным разумом; для управления твоим сильным телом тебе дана хорошая голова. Заставь этот разум решать свои проблемы; научи свой интеллект работать на тебя; не позволяй себе оставаться во власти страха, подобно бездумному животному. Ты должен сделать свой разум мужественным союзником в решении жизненных проблем – вместо того, чтобы быть рабом страха и покорным слугой уныния и поражения, каким ты являлся до сих пор. Но самым ценным твоим даром, потенциалом настоящего достижения является дух, который живёт в тебе и который будет побуждать и воодушевлять твой разум так, чтобы он контролировал себя и стимулировал тело, если только ты освободишь его от бремени страха и тем самым позволишь своей духовной сущности начать избавляться от зла бездействия, благодаря могущественному присутствию живой веры. И тогда эта вера сразу же преодолеет страх перед людьми за счёт неотразимого присутствия той новой и всепоглощающей любви к своим собратьям, которая вскоре начнёт переполнять твою душу, благодаря рождённому в твоём сердце сознанию того, что ты являешься дитя Бога.
 [130:6.4] «This day, my son, you are to be reborn, re-established as a man of faith, courage, and devoted service to man, for God’s sake. And when you become so readjusted to life within yourself, you become likewise readjusted to the universe; you have been born again — born of the spirit — and henceforth will your whole life become one of victorious accomplishment. Trouble will invigorate you; disappointment will spur you on; difficulties will challenge you; and obstacles will stimulate you. Arise, young man! Say farewell to the life of cringing fear and fleeing cowardice. Hasten back to duty and live your life in the flesh as a son of God, a mortal dedicated to the ennobling service of man on earth and destined to the superb and eternal service of God in eternity.»
Сегодня, мой сын, тебе предстоит родиться заново, утвердиться в качестве человека веры, мужества и преданного служения людям во имя Бога. Когда же ты изменишь в себе отношение к жизни, ты станешь по-новому воспринимать вселенную; ты родишься заново – родишься в духе, и отныне вся твоя жизнь станет одним победоносным свершением. Неприятности будут закалять тебя, разочарования будут подгонять тебя; трудности будут бросать тебе вызов, а препятствия будут придавать тебе сил. Восстань, юноша! Распрощайся с жизнью, проведённой в раболепном страхе и малодушном бегстве. Поспеши назад, к выполнению своего долга и проживи свою жизнь во плоти как сын Бога – как смертный, посвящённый облагораживающему служению человеку на земле в преддверии возвышенного и вечного служения Богу в вечности».
[130:6.5] And this youth, Fortune, subsequently became the leader of the Christians in Crete and the close associate of Titus in his labors for the uplift of the Cretan believers.
И этот юноша, Фортун, впоследствии стал лидером христиан на Крите и близким соратником Тита в его усилиях по воспитанию критских верующих.

[130:6.6] The travelers were truly rested and refreshed when they made ready about noon one day to sail for Carthage in northern Africa, stopping for two days at Cyrene. It was here that Jesus and Ganid gave first aid to a lad named Rufus, who had been injured by the breakdown of a loaded oxcart. They carried him home to his mother, and his father, Simon, little dreamed that the man whose cross he subsequently bore by orders of a Roman soldier was the stranger who once befriended his son.
Прекрасно отдохнув и набравшись сил, путешественники собрались в путь и однажды в полдень отплыли в северную Африку, в Карфаген, сделав на два дня остановку в Кирене. Именно здесь Иисус и Ганид оказали первую медицинскую помощь мальчику по имени Руф, который был ранен при поломке запряжённой быками гружёной телеги. Они отнесли его домой к матери, а его отец, Симон, не мог и предположить, что человек, чей крест он впоследствии нёс по приказу римского солдата, был тем самым незнакомцем, который однажды помог его сыну.

7. AT CARTHAGE – DISCOURSE ON TIME AND SPACE 

7. В КАРФАГЕНЕ – БЕСЕДА О ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВЕ

[130:7.1] Most of the time en route to Carthage Jesus talked with his fellow travelers about things social, political, and commercial; hardly a word was said about religion. For the first time Gonod and Ganid discovered that Jesus was a good storyteller, and they kept him busy telling tales about his early life in Galilee. They also learned that he was reared in Galilee and not in either Jerusalem or Damascus.
Большую часть времени на пути в Карфаген Иисус провёл в беседах со своими попутчиками на темы, связанные с обществом, политикой и торговлей; о религии не было сказано практически ни слова. Гонод и Ганид впервые обнаружили, что Иисус – хороший рассказчик и постоянно просили его рассказывать истории о своей прежней жизни в Галилее. Они также узнали, что он воспитывался в Галилее, а не в Иерусалиме или Дамаске.
[130:7.2] When Ganid inquired what one could do to make friends, having noticed that the majority of persons whom they chanced to meet were attracted to Jesus, his teacher said: «Become interested in your fellows; learn how to love them and watch for the opportunity to do something for them which you are sure they want done,» and then he quoted the olden Jewish proverb – «A man who would have friends must show himself friendly.»
Когда Ганид, заметив как влекло к Иисусу почти всех людей, с которыми они встречались, спросил, что нужно делать для обретения друга его учитель ответил: «Проявляй интерес к твоим собратьям; учись любить их и не упускай возможности сделать для них нечто такое, чего они наверняка желают» и после этого процитировал старую еврейскую пословицу: «Кто хочет иметь друзей, тот и сам должен быть дружелюбным».
[130:7.3] At Carthage Jesus had a long and memorable talk with a Mithraic priest about immortality, about time and eternity. This Persian had been educated at Alexandria, and he really desired to learn from Jesus. Put into the words of today, in substance Jesus said in answer to his many questions:
В Карфагене у Иисуса состоялся длительный и незабываемый разговор с митраистским священником о бессмертии, времени и вечности. Этот перс получил образование в Александрии и действительно желал учиться у Иисуса. В изложении на современном языке, суть ответов Иисуса на его многочисленные вопросы заключается в следующем:

[130:7.4] Time is the stream of flowing temporal events perceived by creature consciousness. Time is a name given to the succession-arrangement whereby events are recognized and segregated. The universe of space is a time-related phenomenon as it is viewed from any interior position outside of the fixed abode of Paradise. The motion of time is only revealed in relation to something which does not move in space as a time phenomenon. In the universe of universes Paradise and its Deities transcend both time and space. On the inhabited worlds, human personality (indwelt and oriented by the Paradise Father’s spirit) is the only physically related reality which can transcend the material sequence of temporal events.
Время – это поток текущих преходящих событий, воспринимаемых сознанием сотворённого существа. Время – это термин для непрерывной последовательности, при помощи которого события осознаются и выделяются. Вселенная пространства представляет собой феномен, связанный со временем, если смотреть на неё из любой внутренней точки, находящейся вне неподвижной обители – Рая. Течение времени раскрывается только по отношению к тому, что не движется в пространстве в качестве временного явления. Во вселенной вселенных Рай и его Божества выходят за пределы как времени, так и пространства. В обитаемых мирах человеческая личность (в которой пребывает направляющий её дух Райского Отца) является единственной связанной с физическим миром реальностью, способной выйти за пределы материальной последовательности временных событий.
[130:7.5] Animals do not sense time as does man, and even to man, because of his sectional and circumscribed view, time appears as a succession of events; but as man ascends, as he progresses inward, the enlarging view of this event procession is such that it is discerned more and more in its wholeness. That which formerly appeared as a succession of events then will be viewed as a whole and perfectly related cycle; in this way will circular simultaneity increasingly displace the onetime consciousness of the linear sequence of events.
Животные не ощущают времени так, как его ощущает человек, но даже человеку – из-за его фрагментарного и ограниченного взгляда – время представляется последовательностью событий; однако по мере восхождения человека, по мере его приближения к центру, расширяющийся взгляд на такую череду событий позволяет всё более и более различать её целостность. То, что ранее представлялось как последовательность событий, будет рассматриваться как цельный и в совершенстве связанный цикл; так круговая одновременность будет всё более вытеснять прежнее сознание линейной последовательности событий.
 [130:7.6] There are seven different conceptions of space as it is conditioned by time. Space is measured by time, not time by space. The confusion of the scientist grows out of failure to recognize the reality of space. Space is not merely an intellectual concept of the variation in relatedness of universe objects. Space is not empty, and the only thing man knows which can even partially transcend space is mind. Mind can function independently of the concept of the space-relatedness of material objects. Space is relatively and comparatively finite to all beings of creature status. The nearer consciousness approaches the awareness of seven cosmic dimensions, the more does the concept of potential space approach ultimacy. But the space potential is truly ultimate only on the absolute level.
Существуют семь различных концепций пространства, обусловленного временем. Пространство измеряется временем, но не время – пространством. Путаница учёного возникает из-за неспособности распознать реальность пространства. Пространство не есть всего лишь интеллектуальное представление об изменении взаимного положения вселенских объектов. Пространство не является пустым, и единственная известная человеку сущность, которая может хотя бы частично выходить за пределы пространства, есть разум. Разум способен действовать независимо от концепции пространственной взаимосвязи материальных объектов. Пространство является относительно и сравнительно конечным для всех существ статуса созданий. Чем ближе подходит сознание к осознанию семи космических измерений, тем более концепция потенциального пространства приближается к предельности. Однако пространственный потенциал является истинно предельным только на абсолютном уровне.
[130:7.7] It must be apparent that universal reality has an expanding and always relative meaning on the ascending and perfecting levels of the cosmos. Ultimately, surviving mortals achieve identity in a seven-dimensional universe.
Должно быть очевидным, что вселенская реальность имеет расширяющийся и всегда относительный смысл на восходящих и всё более совершенных уровнях космоса. В конечном счёте, продолжающие существование смертные достигают идентичности в семимерной вселенной.

[130:7.8] The time-space concept of a mind of material origin is destined to undergo successive enlargements as the conscious and conceiving personality ascends the levels of the universes. When man attains the mind intervening between the material and the spiritual planes of existence, his ideas of time-space will be enormously expanded both as to quality of perception and quantity of experience. The enlarging cosmic conceptions of an advancing spirit personality are due to augmentations of both depth of insight and scope of consciousness. And as personality passes on, upward and inward, to the transcendental levels of Deity-likeness, the time-space concept will increasingly approximate the timeless and spaceless concepts of the Absolutes. Relatively, and in accordance with transcendental attainment, these concepts of the absolute level are to be envisioned by the children of ultimate destiny.
Пространственно-временной концепции, существующей в разуме материального происхождения, предстоит постепенное расширение по мере восхождения сознающей и постигающей личности на новые уровни вселенных. С обретением разума, занимающего промежуточное положение между материальной и духовной плоскостями бытия, идеи человека о пространстве-времени будут неимоверно расширены как в отношении качества восприятия, так и количества опыта. Углубляющимся космическим представлениям прогрессирующей духовной личности предстоит расширяться как в отношении глубины постижения, так и масштабов осознания. И по мере дальнейшего развития личности вверх и внутрь – к трансцендентальным уровням уподобления Божеству – представление о пространстве-времени будет всё больше приближаться к вневременным и внепространственным концепциям Абсолютов. В относительном смысле и по мере достижения трансцендентности такие представления об абсолютном уровне должны возникать у детей предельного предназначения.

8. ON THE WAY TO NAPLES AND ROME 

8. НА ПУТИ В НЕАПОЛЬ И РИМ

[130:8.1] The first stop on the way to Italy was at the island of Malta. Here Jesus had a long talk with a downhearted and discouraged young man named Claudus. This fellow had contemplated taking his life, but when he had finished talking with the scribe of Damascus, he said: «I will face life like a man; I am through playing the coward. I will go back to my people and begin all over again.» Shortly he became an enthusiastic preacher of the Cynics, and still later on he joined hands with Peter in proclaiming Christianity in Rome and Naples, and after the death of Peter he went on to Spain preaching the gospel. But he never knew that the man who inspired him in Malta was the Jesus whom he subsequently proclaimed the world’s Deliverer.
Первой остановкой на пути в Италию был остров Мальта. Здесь Иисус долго беседовал с подавленным и разочарованным юношей по имени Клавдий. Этот несчастный подумывал о самоубийстве, однако после разговора с дамасским книжником сказал: «Я буду смотреть в лицо жизни, как подобает мужчине, и не собираюсь больше играть роль труса. Я вернусь к своему народу и начну всё заново». Вскоре он стал вдохновенным проповедником киников, позже, объединился с Петром и начал проповедовать христианство в Риме и Неаполе, а после смерти Петра отправился возвещать евангелие в Испанию. Однако он так никогда и не узнал, что человек, вдохновивший его на Мальте, был тем самым Иисусом, которого он впоследствии провозгласил Избавителем мира.

[130:8.2] At Syracuse they spent a full week. The notable event of their stop here was the rehabilitation of Ezra, the backslidden Jew, who kept the tavern where Jesus and his companions stopped. Ezra was charmed by Jesus’ approach and asked him to help him come back to the faith of Israel. He expressed his hopelessness by saying, «I want to be a true son of Abraham, but I cannot find God.» Said Jesus: «If you truly want to find God, that desire is in itself evidence that you have already found him. Your trouble is not that you cannot find God, for the Father has already found you; your trouble is simply that you do not know God. Have you not read in the Prophet Jeremiah, `You shall seek me and find me when you shall search for me with all your heart’? And again, does not this same prophet say: `And I will give you a heart to know me, that I am the Lord, and you shall belong to my people, and I will be your God’? And have you not also read in the Scriptures where it says: `He looks down upon men, and if any will say: I have sinned and perverted that which was right, and it profited me not, then will God deliver that man’s soul from darkness, and he shall see the light’?» And Ezra found God and to the satisfaction of his soul. Later, this Jew, in association with a well-to-do Greek proselyte, built the first Christian church in Syracuse.
В Сиракузах они провели целую неделю. Примечательным событием во время этой остановки было восстановление доброго имени Ездры; этот разуверившийся еврей держал таверну, где остановились Иисус и его друзья. Взгляды Иисуса покорили Ездру, и он попросил помочь ему вернуться к вере Израиля. Своё безнадёжное состояние он выразил словами: «Я хочу быть истинным сыном Авраама, но не могу найти Бога». Иисус ответил: «Если ты действительно желаешь найти Бога, то само это желание говорит о том, что ты уже нашёл его. Твоя беда не в том, что ты не можешь найти Бога – ибо Отец уже нашёл тебя, – а лишь в том, что ты не знаешь Бога. Разве ты не помнишь слова пророка Иеремии: „И взыщете меня и найдёте, если взыщете меня всем сердцем вашим»? И разве не сказал тот же пророк: „И я дам вам сердце, чтобы знать меня, что я – Господь, и вы будете моим народом, а я буду вашим Богом»? И разве ты не помнишь то место из Писаний, где сказано: „Он смотрит на людей, и если кто-нибудь скажет: я грешил и правде изменял и это не принесло мне пользы, то он освободит душу этого человека от мрака и он увидит свет»?» И Ездра нашёл Бога, и душа его утешилась. Впоследствии этот еврей, вместе с богатым новообращённым греком, построил первую христианскую церковь в Сиракузах.

[130:8.3] At Messina they stopped for only one day, but that was long enough to change the life of a small boy, a fruit vendor, of whom Jesus bought fruit and in turn fed with the bread of life. The lad never forgot the words of Jesus and the kindly look which went with them when, placing his hand on the boy’s shoulder, he said: «Farewell, my lad, be of good courage as you grow up to manhood and after you have fed the body learn how also to feed the soul. And my Father in heaven will be with you and go before you.» The lad became a devotee of the Mithraic religion and later on turned to the Christian faith.
В Мессине они остановились всего на один день, однако этого оказалось достаточно, чтобы изменить жизнь мальчика, уличного торговца фруктами, у которого Иисус купил фрукты и которого, в свою очередь, насытил хлебом жизни. Подросток никогда не забывал слов Иисуса и его доброго взгляда, когда тот, положив руку на его плечо, сказал: «Прощай, мой мальчик; взрослея и становясь мужчиной, будь отважным; насытив тело, учись насыщать душу. Мой небесный Отец будет с тобой, указывая тебе путь». Мальчик стал приверженцем митраизма, а позднее обратился в христианскую веру.

[130:8.4] At last they reached Naples and felt they were not far from their destination, Rome. Gonod had much business to transact in Naples, and aside from the time Jesus was required as interpreter, he and Ganid spent their leisure visiting and exploring the city. Ganid was becoming adept at sighting those who appeared to be in need. They found much poverty in this city and distributed many alms. But Ganid never understood the meaning of Jesus’ words when, after he had given a coin to a street beggar, he refused to pause and speak comfortingly to the man. Said Jesus: «Why waste words upon one who cannot perceive the meaning of what you say? The spirit of the Father cannot teach and save one who has no capacity for sonship.» What Jesus meant was that the man was not of normal mind; that he lacked the ability to respond to spirit leading.
Наконец, они достигли Неаполя и почувствовали близость своей цели – Рима. У Гонода было в Неаполе много дел, и не считая времени, когда Иисус исполнял обязанности переводчика, весь свой досуг он и Ганид потратили на знакомство с городом. Постепенно Ганид научился точно подмечать, кто из людей испытывает нужду. В этом городе они часто сталкивались с нищими и раздавали много подаяний. Однако Ганид так и не понял смысла произнесённых Иисусом слов, когда, дав монету уличному нищему, он не захотел остановиться и утешить этого человека своими словами. Иисус сказал: «К чему впустую тратить слова на тех, кто не может воспринять смысла, сказанного тобой? Дух Отца не может учить и спасать того, кто не способен быть его сыном». Иисус имел в виду то, что этот человек не обладал нормальным разумом и был лишён способности реагировать на духовное водительство.
[130:8.5] There was no outstanding experience in Naples; Jesus and the young man thoroughly canvassed the city and spread good cheer with many smiles upon hundreds of men, women, and children.
В Неаполе не произошло ничего примечательного. Иисус и юноша исходили весь город и своими улыбками подняли настроение сотням мужчин, женщин и детей.
[130:8.6] From here they went by way of Capua to Rome, making a stop of three days at Capua. By the Appian Way they journeyed on beside their pack animals toward Rome, all three being anxious to see this mistress of empire and the greatest city in all the world.
Отсюда они отправились в Рим через Капую, где остановились на три дня. Ведя за собой вьючных животных, они вышли на Аппиеву дорогу и продолжили путь к Риму. Всем троим не терпелось поскорее увидеть столицу империи и величайший город мира.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.