080 Распространение андитов на Западе

(Andite Expansion in the Occident) 

 

[80:0.1] ALTHOUGH the European blue man did not of himself achieve a great cultural civilization, he did supply the biologic foundation which, when its Adamized strains were blended with the later Andite invaders, produced one of the most potent stocks for the attainment of aggressive civilization ever to appear on Urantia since the times of the violet race and their Andite successors.
ХОТЯ сам европейский синий человек не достиг великой культурной цивилизации, он стал тем биологическим основанием, на котором – при смешении его слившихся с адамитами родов с последующими андитскими завоевателями – возникла одна из наиболее способных к созданию активной цивилизации разновидностей, когда-либо появлявшихся на Урантии со времён фиолетовой расы и её андитских преемников.
[80:0.2] The modern white peoples incorporate the surviving strains of the Adamic stock which became admixed with the Sangik races, some red and yellow but more especially the blue. There is a considerable percentage of the original Andonite stock in all the white races and still more of the early Nodite strains. 
Современный белый человек объединяет сохранившиеся черты адамической расы, смешанной с сангикскими племенами: в некоторой степени – с красными и жёлтыми, однако в основном – с синими. Во всех белых расах течёт много крови изначальных андонитов, но процент наследственных черт древних нодитов у них всё-таки выше.

1. THE ADAMITES ENTER EUROPE 

1. АДАМИТЫ ВСТУПАЮТ В ЕВРОПУ

[80:1.1] Before the last Andites were driven out of the Euphrates valley, many of their brethren had entered Europe as adventurers, teachers, traders, and warriors. During the earlier days of the violet race the Mediterranean trough was protected by the Gibraltar isthmus and the Sicilian land bridge. Some of man’s very early maritime commerce was established on these inland lakes, where blue men from the north and the Saharans from the south met Nodites and Adamites from the east.
До того, как андиты окончательно были вытеснены из долины Евфрата, многие их собратья уже вступили в Европу в качестве искателей приключений, учителей, торговцев и воинов. На протяжении начального периода существования фиолетовой расы средиземноморская впадина была защищена гибралтарским перешейком и сицилийским мостом суши. По этим внутренним озерам пролегали некоторые из древнейших морских торговых путей на которых синий человек с севера и жители Сахары с юга встречались с нодитами и адамитами с востока.
[80:1.2] In the eastern trough of the Mediterranean the Nodites had established one of their most extensive cultures and from these centers had penetrated somewhat into southern Europe but more especially into northern Africa. The broad-headed Nodite-Andonite Syrians very early introduced pottery and agriculture in connection with their settlements on the slowly rising Nile delta. They also imported sheep, goats, cattle, and other domesticated animals and brought in greatly improved methods of metalworking, Syria then being the center of that industry. 
Вокруг восточной средиземноморской впадины нодиты основали один из наиболее обширных центров своей культуры и из них они отчасти проникли в южную Европу, но в первую очередь – в северную Африку. Ещё в глубокой древности широколицые сирийцы, появившиеся от смешения нодитов с андонитами, занялись изготовлением керамики и земледелием, поселившись в постепенно поднимавшейся дельте Нила. Кроме того, они доставляли сюда овец, коз, крупный рогатый скот и других домашних животных и внедряли значительно усовершенствованные методы металлообработки, центром которой в те времена была Сирия.
[80:1.3] For more than thirty thousand years Egypt received a steady stream of Mesopotamians, who brought along their art and culture to enrich that of the Nile valley. But the ingress of large numbers of the Sahara peoples greatly deteriorated the early civilization along the Nile so that Egypt reached its lowest cultural level some fifteen thousand years ago. 
На протяжении свыше тридцати тысяч лет обитатели Месопотамии нескончаемым потоком прибывали в Египет, принося с собой своё искусство и культуру, обогащая долину Нила. Но проникновение многочисленных народов Сахары чрезвычайно ослабило древнюю цивилизацию Нила, и около пятнадцати тысяч лет назад культурный уровень Египта опустился до своей самой низкой отметки.
[80:1.4] But during earlier times there was little to hinder the westward migration of the Adamites. The Sahara was an open grazing land overspread by herders and agriculturists. These Saharans never engaged in manufacture, nor were they city builders. They were an indigo-black group which carried extensive strains of the extinct green and orange races. But they received a very limited amount of the violet inheritance before the upthrust of land and the shifting water-laden winds dispersed the remnants of this prosperous and peaceful civilization. 
Однако в предшествующие времена почти ничто не препятствовало миграции адамитов на запад. Сахара представляла собой открытые пастбищные земли, населённые пастухами и земледельцами. Жители Сахары никогда не занимались производством, как никогда не строили они и городов. Эта индигово-чёрная группа обладала большой долей наследственности исчезнувших зелёной и оранжевой рас. Тем не менее, она успела получить толику фиолетовой крови, прежде чем подъём суши и изменение направления влажных ветров привели к рассеиванию остатков этой процветавшей и миролюбивой цивилизации.
[80:1.5] Adam’s blood has been shared with most of the human races, but some secured more than others. The mixed races of India and the darker peoples of Africa were not attractive to the Adamites. They would have mixed freely with the red man had he not been far removed in the Americas, and they were kindly disposed toward the yellow man, but he was likewise difficult of access in faraway Asia. Therefore, when actuated by either adventure or altruism, or when driven out of the Euphrates valley, they very naturally chose union with the blue races of Europe. 
Большинство человеческих рас получило некоторую долю крови Адама – одни большую, другие меньшую. Смешанные расы Индии и темнокожие народы Африки не привлекали адамитов. Они могли бы широко смешаться с красным человеком, не живи он в далёкой Америке; они хорошо относились к жёлтому человеку, однако и он обитал в труднодоступных регионах Азии. Поэтому – побуждаемые страстью к приключениям, альтруизмом или вытесняемые из долины Евфрата – они совершенно естественно выбирали союз с синими расами Европы.
[80:1.6] The blue men, then dominant in Europe, had no religious practices which were repulsive to the earlier migrating Adamites, and there was great sex attraction between the violet and the blue races. The best of the blue men deemed it a high honor to be permitted to mate with the Adamites. Every blue man entertained the ambition of becoming so skillful and artistic as to win the affection of some Adamite woman, and it was the highest aspiration of a superior blue woman to receive the attentions of an Adamite. 
У синего человека, господствовавшего в то время в Европе, не было религиозных обычаев, которые отталкивали бы ранних переселенцев-адамитов, к тому же фиолетовая и синяя расы испытывали друг к другу сильное сексуальное влечение. Лучшие из синих людей считали за честь вступить в брачные отношения с адамитами. Каждый синий мужчина стремился стать настолько умелым и артистичным, чтобы завоевать любовь адамитской женщины, а высшим желанием лучших синих женщин было добиться расположения адамитов.
[80:1.7] Slowly these migrating sons of Eden united with the higher types of the blue race, invigorating their cultural practices while ruthlessly exterminating the lingering strains of Neanderthal stock. This technique of race blending, combined with the elimination of inferior strains, produced a dozen or more virile and progressive groups of superior blue men, one of which you have denominated the Cro-Magnons. 
Постепенно эти мигрирующие сыны Эдема объединились с высшими типами синей расы, укрепляя их культуру и одновременно безжалостно истребляя остатки неандертальских племён. Такой метод расового смешения, в сочетании с уничтожением низших генотипов, привёл к появлению более десятка сильных и прогрессивных групп высокоразвитых синих людей, одну из которых вы назвали кроманьонцами.
[80:1.8] For these and other reasons, not the least of which was more favorable paths of migration, the early waves of Mesopotamian culture made their way almost exclusively to Europe. And it was these circumstances that determined the antecedents of modern European civilization. 
В силу этих и других причин, среди которых не последнее значение имеют благоприятные направления миграции, первые волны месопотамской культуры, за редким исключением, направлялись только в Европу. Именно эти обстоятельства создали предпосылки для появления современной европейской цивилизации.

2. CLIMATIC AND GEOLOGIC CHANGES 

2. КЛИМАТИЧЕСКИЕ И ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ

[80:2.1] The early expansion of the violet race into Europe was cut short by certain rather sudden climatic and geologic changes. With the retreat of the northern ice fields the water-laden winds from the west shifted to the north, gradually turning the great open pasture regions of Sahara into a barren desert. This drought dispersed the smaller-statured brunets, dark-eyed but long-headed dwellers of the great Sahara plateau.
Раннее распространение фиолетовой расы в Европе было внезапно остановлено довольно неожиданными климатическими и геологическими изменениями. С отступлением северных ледниковых полей влажные западные ветры переместились на север, что постепенно превратило открытые пастбищные регионы Сахары в голую пустыню. Эта засуха стала причиной рассеивания низкорослых брюнетов – тёмноглазых, но узколицых обитателей великого плоскогорья Сахары.
[80:2.2] The purer indigo elements moved southward to the forests of central Africa, where they have ever since remained. The more mixed groups spread out in three directions: The superior tribes to the west migrated to Spain and thence to adjacent parts of Europe, forming the nucleus of the later Mediterranean long-headed brunet races. The least progressive division to the east of the Sahara plateau migrated to Arabia and thence through northern Mesopotamia and India to faraway Ceylon. The central group moved north and east to the Nile valley and into Palestine. 
Более чистокровные индиговые племена ушли на юг, в леса центральной Африки, где и пребывают с тех пор. Более смешанные группы распространились в трёх направлениях: наиболее развитые западные племена мигрировали в Испанию и оттуда – в прилегающие районы Европы, образовав ядро последующей средиземноморской расы узколицых брюнетов. Наименее прогрессивная ветвь к востоку от плоскогорья Сахары мигрировала в Аравию, и оттуда – через северную Месопотамию и Индию – на далёкий Цейлон; центральная группа переместилась на север и восток – в долину Нила и Палестину.
[80:2.3] It is this secondary Sangik substratum that suggests a certain degree of kinship among the modern peoples scattered from the Deccan through Iran, Mesopotamia, and along both shores of the Mediterranean Sea. 
Именно эта вторичная сангикская основа придаёт некоторую степень родства современным народам, разбросанным на Деканском плоскогорье, в Иране и Месопотамии, а также на обоих берегах Средиземного моря.

[80:2.4] About the time of these climatic changes in Africa, England separated from the continent, and Denmark arose from the sea, while the isthmus of Gibraltar, protecting the western basin of the Mediterranean, gave way as the result of an earthquake, quickly raising this inland lake to the level of the Atlantic ocean  Presently the Sicilian land bridge submerged, creating one sea of the Mediterranean and connecting it with the Atlantic Ocean. This cataclysm of nature flooded scores of human settlements and occasioned the greatest loss of life by flood in all the world’s history.
Примерно в то же время, когда происходили эти климатические изменения, Англия отделилась от континента, а Дания поднялась из воды, в то время как перемычка Гибралтара, защищавшая западный бассейн Средиземноморья, рухнула в результате землетрясения, что привело к быстрому подъёму воды в этом внутреннем озере до уровня Атлантического океана. Вскоре ушёл под воду сицилийский мост суши, превратив Средиземноморский бассейн в одно сплошное море и соединив его с Атлантическим океаном. Эта природная катастрофа вызвала затопление огромного количества поселений и привела к самым большим человеческим жертвам за всю мировую историю наводнений.
[80:2.5] This engulfment of the Mediterranean basin immediately curtailed the westward movements of the Adamites, while the great influx of Saharans led them to seek outlets for their increasing numbers to the north and east of Eden. As the descendants of Adam journeyed northward from the valleys of the Tigris and Euphrates, they encountered mountainous barriers and the then expanded Caspian Sea. And for many generations the Adamites hunted, herded, and tilled the soil around their settlements scattered throughout Turkestan. Slowly this magnificent people extended their territory into Europe. But now the Adamites enter Europe from the east and find the culture of the blue man thousands of years behind that of Asia since this region has been almost entirely out of touch with Mesopotamia. 
В результате затопления средиземноморского бассейна сразу же сократилось продвижение адамитов в западном направлении; вместе с тем большой наплыв обитателей Сахары заставил их искать пути, по которым растущее население могло уйти на север и восток от Эдема. Продвигаясь на север из долин Тигра и Евфрата, потомки Адама натолкнулись на горные преграды и расширившееся Каспийское море. И на протяжении многих поколений адамиты охотились, пасли скот и возделывали землю вокруг своих поселений, разбросанных по всему Туркестану. Постепенно этот величественный народ расширял свою территорию, проникая в Европу. Однако на этот раз адамиты вступили в Европу с востока, обнаружив, что культура синего человека на тысячелетия отставала от культуры Азии, ибо этот регион не имел практически никаких связей с Месопотамией.

3. THE CRO-MAGNOID BLUE MAN 

3. КРОМАНЬОНСКИЙ СИНИЙ ЧЕЛОВЕК

[80:3.1] The ancient centers of the culture of the blue man were located along all the rivers of Europe, but only the Somme now flows in the same channel which it followed during preglacial times.
Древние центры культуры синего человека располагались вдоль всех европейских рек, но только Сомма течёт сегодня по тому же руслу, что и в доледниковый период.
[80:3.2] While we speak of the blue man as pervading the European continent, there were scores of racial types. Even thirty-five thousand years ago the European blue races were already a highly blended people carrying strains of both red and yellow, while on the Atlantic coastlands and in the regions of present-day Russia they had absorbed a considerable amount of Andonite blood and to the south were in contact with the Saharan peoples. But it would be fruitless to attempt to enumerate the many racial groups. 
Хотя мы и говорим о том, что синий человек распространился по всему европейскому континенту, здесь существовали десятки различных расовых типов. Даже тридцать пять тысяч лет назад европейские синие расы представляли собой весьма смешанных людей с наследственными признаками как красной, так и жёлтой рас, в то время как на атлантическом побережье и в тех регионах, где в настоящее время находится Россия, они ассимилировали значительное количество андонитской крови, а на юге смешивались с обитателями Сахары. Однако было бы бесполезным даже пытаться перечислять всё множество расовых групп.
[80:3.3] The European civilization of this early post-Adamic period was a unique blend of the vigor and art of the blue men with the creative imagination of the Adamites. The blue men were a race of great vigor, but they greatly deteriorated the cultural and spiritual status of the Adamites. It was very difficult for the latter to impress their religion upon the Cro-Magnoids because of the tendency of so many to cheat and to debauch the maidens. For ten thousand years religion in Europe was at a low ebb as compared with the developments in India and Egypt. 
Европейская цивилизация этого раннего постадамического периода уникальным образом сочетала в себе энергию и мастерство синего человека с творческим воображением адамитов. Синие люди были необычайно энергичной расой, однако они значительно снизили культурный и духовный уровень адамитов. Последним было чрезвычайно трудно привить свою религию кроманьонцам из-за того, что столь многие из адамитов тяготели к обману и совращению девственниц. В течение десяти тысяч лет религия в Европе пребывала в упадке по сравнению с ситуацией в Индии и Египте.
[80:3.4] The blue men were perfectly honest in all their dealings and were wholly free from the sexual vices of the mixed Adamites. They respected maidenhood, only practicing polygamy when war produced a shortage of males. 
Во всех своих поступках синие люди были исключительно честными и совершенно свободными от сексуальных пороков смешанных адамитов. Они уважали девичество и прибегали к многожёнству только тогда, когда война приводила к нехватке мужчин.
[80:3.5] These Cro-Magnon peoples were a brave and farseeing race. They maintained an efficient system of child culture. Both parents participated in these labors, and the services of the older children were fully utilized. Each child was carefully trained in the care of the caves, in art, and in flint making. At an early age the women were well versed in the domestic arts and in crude agriculture, while the men were skilled hunters and courageous warriors. 
Кроманьонцы были отважной и прозорливой расой. Они выработали эффективную систему воспитания. Детьми занимались оба родителя при активном участии старших детей. Каждый ребёнок получал хорошую подготовку в уходе за пещерами, искусстве и обработке кремня. Уже в молодом возрасте женщины прекрасно владели домашними ремёслами и навыками примитивного земледелия, а мужчины были умелыми охотниками и отважными воинами.
[80:3.6] The blue men were hunters, fishers, and food gatherers; they were expert boatbuilders. They made stone axes, cut down trees, erected log huts, partly below ground and roofed with hides. And there are peoples who still build similar huts in Siberia. The southern Cro-Magnons generally lived in caves and grottoes. 
Синие люди занимались охотой, рыболовством и собирательством, а также были превосходными строителями лодок. Они изготавливали каменные топоры, рубили деревья, возводили крытые шкурами бревенчатые срубы, частично врытые в землю. Существуют народы, которые до сих пор строят аналогичные жилища в Сибири. Южные кроманьонцы обычно жили в пещерах и гротах.
[80:3.7] It was not uncommon during the rigors of winter for their sentinels standing on night guard at cave entrances to freeze to death. They had courage, but above all they were artists; the Adamic mixture suddenly accelerated creative imagination. The height of the blue man’s art was about fifteen thousand years ago, before the days when the darker-skinned races came north from Africa through Spain. 
В зимние холода кроманьонские стражники, охранявшие вход в пещеру, нередко замерзали насмерть. Они отличались отвагой, однако в первую очередь были людьми искусства: адамическая кровь внезапно ускорила творческое воображение. Искусство синего человека достигло своей вершины около пятнадцати тысяч лет назад и до того как более темнокожие расы двинулись на север из Африки через Испанию.

[80:3.8] About fifteen thousand years ago the Alpine forests were spreading extensively. The European hunters were being driven to the river valleys and to the seashores by the same climatic coercion that had turned the world’s happy hunting grounds into dry and barren deserts. As the rain winds shifted to the north, the great open grazing lands of Europe became covered by forests. These great and relatively sudden climatic modifications drove the races of Europe to change from open-space hunters to herders, and in some measure to fishers and tillers of the soil.
Около пятнадцати тысяч лет назад происходило широкое разрастание альпийских лесов. Европейские охотники вытеснялись в речные долины и на морские берега, гонимые теми же климатическими изменениями, которые превратили лучшие охотничьи угодья в высушенную и голую пустыню. С перемещением влажных ветров на север огромные открытые пастбища Европы покрылись лесами. Эти широкие и относительно внезапные климатические изменения заставили европейские расы, занимавшиеся охотой на открытых пространствах, перейти к скотоводству и, до некоторой степени, – к рыболовству и земледелию.
[80:3.9] These changes, while resulting in cultural advances, produced certain biologic retrogressions. During the previous hunting era the superior tribes had intermarried with the higher types of war captives and had unvaryingly destroyed those whom they deemed inferior. But as they commenced to establish settlements and engage in agriculture and commerce, they began to save many of the mediocre captives as slaves. And it was the progeny of these slaves that subsequently so greatly deteriorated the whole Cro-Magnon type. This retrogression of culture continued until it received a fresh impetus from the east when the final and en masse invasion of the Mesopotamians swept over Europe, quickly absorbing the Cro-Magnon type and culture and initiating the civilization of the white races. 
Хотя эти перемены привели к успехам в культуре, они выразились в некоторой биологической деградации. В течение предшествующей охотничьей эры высокоразвитые племена вступали в смешанные браки с высшими типами пленников, неизменно убивая тех, кого считали низшими. Но с появлением поселений, земледелия и торговли многих посредственных пленников стали оставлять в живых, превращая их в рабов. Именно потомство этих рабов стало впоследствии причиной столь значительного регресса всего кроманьонского типа. Упадок культуры продолжался, пока она не получила свежего подкрепления с востока, когда, в результате последнего и массового вторжения, выходцы из Месопотамии прокатились по всей Европе, быстро поглотив кроманьонцев и положив начало цивилизации белых рас.

4. THE ANDITE INVASIONS OF EUROPE 

4. ВТОРЖЕНИЯ АНДИТОВ В ЕВРОПУ

[80:4.1] While the Andites poured into Europe in a steady stream, there were seven major invasions, the last arrivals coming on horseback in three great waves. Some entered Europe by way of the islands of the Aegean and up the Danube valley, but the majority of the earlier and purer strains migrated to northwestern Europe by the northern route across the grazing lands of the Volga and the Don.
Хотя андиты шли в Европу непрерывным потоком, было осуществлено семь основных вторжений; последние андиты прибывали верхом, тремя крупными волнами. Некоторые из них достигли Европы через острова Эгейского моря и долину Дуная, однако большинство более ранних и чистокровных родов мигрировали в северо-западную Европу северным путём – через пастбищные земли Волги и Дона.
[80:4.2] Between the third and fourth invasions a horde of Andonites entered Europe from the north, having come from Siberia by way of the Russian rivers and the Baltic. They were immediately assimilated by the northern Andite tribes. 
Между третьим и четвёртым нашествиями, орда андонитов вторглась в Европу с севера, идя из Сибири вдоль русских рек и через Балтику. Она была сразу же ассимилирована северными андитскими племенами.
[80:4.3] The earlier expansions of the purer violet race were far more pacific than were those of their later semimilitary and conquest-loving Andite descendants. The Adamites were pacific; the Nodites were belligerent. The union of these stocks, as later mingled with the Sangik races, produced the able, aggressive Andites who made actual military conquests. 
Первые миграции более чистокровной фиолетовой расы были куда более мирными, чем вторжения их агрессивных и стремящихся к захватам андитских потомков. Адамиты отличались миролюбием, нодиты – воинственностью. Союз двух этих рас, впоследствии смешавшихся с сангикскими племенами, привёл к появлению умелых, напористых андитов, которые вели настоящие захватнические войны.

[80:4.4] But the horse was the evolutionary factor which determined the dominance of the Andites in the Occident. The horse gave the dispersing Andites the hitherto nonexistent advantage of mobility, enabling the last groups of Andite cavalrymen to progress quickly around the Caspian Sea to overrun all of Europe. All previous waves of Andites had moved so slowly that they tended to disintegrate at any great distance from Mesopotamia. But these later waves moved so rapidly that they reached Europe as coherent groups, still retaining some measure of higher culture.
Однако именно лошадь была тем эволюционным фактором, который привёл к господству андитов на Западе. Лошадь давала расселявшимся андитам новое преимущество – мобильность, что позволило последним группам андитских всадников быстро обойти Каспийское море и распространиться на всю Европу. Все предыдущие волны андитов передвигались так медленно, что обычно рассеивались на небольшом расстоянии от Месопотамии. Последние же волны перемещались с такой скоростью, что достигали Европы целостными группами, всё ещё сохраняя черты более высокой культуры.
[80:4.5] The whole inhabited world, outside of China and the Euphrates region, had made very limited cultural progress for ten thousand years when the hard-riding Andite horsemen made their appearance in the sixth and seventh millenniums before Christ. As they moved westward across the Russian plains, absorbing the best of the blue man and exterminating the worst, they became blended into one people. These were the ancestors of the so-called Nordic races, the forefathers of the Scandinavian, German, and Anglo-Saxon peoples. 
В течение десяти тысяч лет весь обитаемый мир, кроме Китая и региона Евфрата, добился весьма ограниченного культурного прогресса. Но вот, в шестом и седьмом тысячелетиях до Христа, появились безжалостные андитские всадники. По мере своего продвижения на запад через русские равнины, поглощая лучшие элементы синей расы и уничтожая худшие, они превратились в единую нацию. Это были предки так называемых нордических рас – праотцы скандинавских, германских и англосаксонских народов.

[80:4.6] It was not long before the superior blue strains had been fully absorbed by the Andites throughout all northern Europe. Only in Lapland (and to a certain extent in Brittany) did the older Andonites retain even a semblance of identity.
Прошло немного времени, и лучшие синие роды были полностью поглощены андитами на всей территории северной Европы. Только в Лапландии (и до некоторой степени в Бретани) более древние андониты смогли хотя бы в какой-то мере сохранить свою идентичность.

5. THE ANDITE CONQUEST OF NORTHERN EUROPE 

5. ПОКОРЕНИЕ АНДИТАМИ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ

[80:5.1] The tribes of northern Europe were being continuously reinforced and upstepped by the steady stream of migrants from Mesopotamia through the Turkestan-south Russian regions, and when the last waves of Andite cavalry swept over Europe, there were already more men with Andite inheritance in that region than were to be found in all the rest of the world.
Североевропейские племена постоянно укреплялись и совершенствовались за счёт непрерывного притока переселенцев из Месопотамии, прибывавших через Туркестан и регионы южной России, и когда последние волны андитских всадников прокатились по Европе, здесь уже было больше людей с андитской наследственностью, чем во всём остальном мире.
[80:5.2] For three thousand years the military headquarters of the northern Andites was in Denmark. From this central point there went forth the successive waves of conquest, which grew decreasingly Andite and increasingly white as the passing centuries witnessed the final blending of the Mesopotamian conquerors with the conquered peoples. 
В течение трёх тысячелетий военный центр северных андитов находился в Дании. Из этого центра, одна за другой, шли волны захватчиков, в которых оставалось всё меньше андитской крови и которые всё более обретали черты белой расы, ибо на протяжении веков произошло окончательное смешение месопотамских завоевателей с покорёнными народами.

[80:5.3] While the blue man had been absorbed in the north and eventually succumbed to the white cavalry raiders who penetrated the south, the advancing tribes of the mixed white race met with stubborn and protracted resistance from the Cro-Magnons, but superior intelligence and ever-augmenting biologic reserves enabled them to wipe the older race out of existence.
Хотя синий человек был ассимилирован на севере и в конце концов уступил проникшим на юг белым всадникам, продвигавшиеся племена смешанной белой расы встретили упорное и длительное сопротивление со стороны кроманьонцев. Однако превосходящий интеллект и постоянное пополнение биологического резерва позволили им стереть более древнюю расу с лица земли.
[80:5.4] The decisive struggles between the white man and the blue man were fought out in the valley of the Somme. Here, the flower of the blue race bitterly contested the southward-moving Andites, and for over five hundred years these Cro-Magnoids successfully defended their territories before succumbing to the superior military strategy of the white invaders. Thor, the victorious commander of the armies of the north in the final battle of the Somme, became the hero of the northern white tribes and later on was revered as a god by some of them. 
Решающие сражения между белыми и синими людьми произошли в долине Соммы. Здесь лучшие представители синей расы яростно сражались с продвигавшимися на юг андитами и на протяжении более пятисот лет кроманьонцы успешно защищали свои территории, прежде чем уступить превосходящей военной стратегии белых захватчиков. Тор – победоносный командующий северными армиями в решающей битве на Сомме – стал героем белых северных племён и позднее почитался некоторыми из них как бог.

[80:5.5] The strongholds of the blue man which persisted longest were in southern France, but the last great military resistance was overcome along the Somme. The later conquest progressed by commercial penetration, population pressure along the rivers, and by continued intermarriage with the superiors, coupled with the ruthless extermination of the inferiors.
Дольше других укрепления синего человека продержались в южной Франции, однако последнее значительное военное сопротивление было сломлено на Сомме. Дальнейшим завоеваниям способствовали распространение торговли, чрезмерная плотность населения в долинах рек и продолжающиеся смешанные браки с лучшими элементами вместе с безжалостным уничтожением худших.
[80:5.6] When the tribal council of the Andite elders had adjudged an inferior captive to be unfit, he was, by elaborate ceremony, committed to the shaman priests, who escorted him to the river and administered the rites of initiation to the «happy hunting grounds» – lethal submergence. In this way the white invaders of Europe exterminated all peoples encountered who were not quickly absorbed into their own ranks, and thus did the blue man come to an end – and quickly. 
Когда совет старейшин андитского племени признавал, что пленник более низкого уровня был непригодным, то, исполнив сложный обряд, его передавали жрецам-шаманам, которые уводили его к реке и совершали ритуал вступления в «угодья удачной охоты» – смертельное погружение в воду. Так захватчики Европы уничтожали все племена, которые они встречали на своём пути и которые не поддавались быстрой ассимиляции, и так пришёл быстрый конец синей расе.

[80:5.7] The Cro-Magnoid blue man constituted the biologic foundation for the modern European races, but they have survived only as absorbed by the later and virile conquerors of their homelands. The blue strain contributed many sturdy traits and much physical vigor to the white races of Europe, but the humor and imagination of the blended European peoples were derived from the Andites. This Andite-blue union, resulting in the northern white races, produced an immediate lapse of Andite civilization, a retardation of a transient nature. Eventually, the latent superiority of these northern barbarians manifested itself and culminated in present-day European civilization.
Синий кроманьонский человек стал биологическим фундаментом современных европейских рас, однако он уцелел только в составе последующих, более сильных завоевателей, захвативших его родные земли. Синий человек передал белым европейским расам многие здоровые черты и физическую силу, однако присущие смешанным европейским народам чувство юмора и творческое воображение приобретены от андитов. Такой союз синих людей с андитами, в результате которого появились северные белые расы, сразу же привёл к снижению уровня андитской цивилизации – задержке, которая носила временный характер. В конечном счёте, скрытое превосходство этих северных варваров проявило себя и достигло своей кульминации в современной европейской цивилизации.

[80:5.8] By 5000 B.C. the evolving white races were dominant throughout all of northern Europe, including northern Germany, northern France, and the British Isles. Central Europe was for sometime controlled by the blue man and the round-headed Andonites. The latter were mainly situated in the Danube valley and were never entirely displaced by the Andites.
К 5-му тысячелетию до н.э. эволюционирующие белые расы господствовали на всей территории северной Европы, включая северную Германию, северную Францию и Британские острова. В течение некоторого времени в центральной Европе преобладали синие люди и круглоголовые андониты. Последние селились в основном в долине Дуная, откуда так никогда и не были полностью вытеснены андитами.

6. THE ANDITES ALONG THE NILE 

6. АНДИТЫ НА БЕРЕГАХ НИЛА

[80:6.1] From the times of the terminal Andite migrations, culture declined in the Euphrates valley, and the immediate center of civilization shifted to the valley of the Nile. Egypt became the successor of Mesopotamia as the headquarters of the most advanced group on earth.
Во время последних миграций андитов культура в долине Евфрата постепенно пришла в упадок, и основной центр цивилизации переместился в долину Нила. Египет стал преемником Месопотамии в качестве центра самой прогрессивной группы на земле.
[80:6.2] The Nile valley began to suffer from floods shortly before the Mesopotamian valleys but fared much better. This early setback was more than compensated by the continuing stream of Andite immigrants, so that the culture of Egypt, though really derived from the Euphrates region, seemed to forge ahead. But in 5000 B.C., during the flood period in Mesopotamia, there were seven distinct groups of human beings in Egypt; all of them, save one, came from Mesopotamia. 
Долина Нила начала страдать от наводнений несколько раньше долин Месопотамии, но со значительно меньшими потерями. Такие ранние трудности с лихвой восполнялись непрерывным притоком андитских переселенцев, поэтому казалось, что культура Египта – в действительности заимствованная из евфратского региона – двигалась вперёд. Однако в 5-м тысячелетии до н.э., в период наводнений в Месопотамии, в Египте проживали семь чётко выраженных народностей; все они, кроме одной, пришли из Месопотамии.

[80:6.3] When the last exodus from the Euphrates valley occurred, Egypt was fortunate in gaining so many of the most skillful artists and artisans. These Andite artisans found themselves quite at home in that they were thoroughly familiar with river life, its floods, irrigations, and dry seasons. They enjoyed the sheltered position of the Nile valley; they were there much less subject to hostile raids and attacks than along the Euphrates. And they added greatly to the metalworking skill of the Egyptians. Here they worked iron ores coming from Mount Sinai instead of from the Black Sea regions.
Последнее массовое переселение андитов из долины Евфрата стало большой удачей для Египта, который получил множество талантливых художников и ремесленников. Эти андитские ремесленники оказались в привычных для себя условиях, ибо они хорошо знали речную жизнь, с её наводнениями, ирригационными работами и засушливыми периодами. Благодаря защищённому расположению долины Нила они намного реже подвергались набегам и нападениям врагов, чем берега Евфрата. И они существенно обогатили искусство металлообработки египтян. Здесь вместо черноморской руды они использовали железную руду горы Синай.

[80:6.4] The Egyptians very early assembled their municipal deities into an elaborate national system of gods. They developed an extensive theology and had an equally extensive but burdensome priesthood. Several different leaders sought to revive the remnants of the early religious teachings of the Sethites, but these endeavors were short-lived. The Andites built the first stone structures in Egypt. The first and most exquisite of the stone pyramids was erected by Imhotep, an Andite architectural genius, while serving as prime minister. Previous buildings had been constructed of brick, and while many stone structures had been erected in different parts of the world, this was the first in Egypt. But the art of building steadily declined from the days of this great architect.
Уже в глубокой древности египтяне свели свои городские божества в сложный национальный пантеон. Они разработали обширную теологию и создали столь же обширное, но обременительное жречество. Несколько различных вождей пытались возродить древние религиозные учения сифитов, однако эти усилия быстро потерпели неудачу. Андиты построили первые каменные строения Египта. Первая и наиболее совершенная из каменных пирамид была возведена Имхотепом – гениальным андитским архитектором – во время его пребывания на посту премьер-министра. До этого здания строили из кирпича, и хотя в различных частях света уже появилось немало каменных строений, эта пирамида стала первым таким сооружением в Египте. Однако со времени этого великого архитектора строительное искусство неуклонно приходило в упадок.
[80:6.5] This brilliant epoch of culture was cut short by internal warfare along the Nile, and the country was soon overrun, as Mesopotamia had been, by the inferior tribes from inhospitable Arabia and by the blacks from the south. As a result, social progress steadily declined for more than five hundred years. 
Эта блестящая культурная эпоха была прервана междоусобной войной на берегах Нила и вскоре Египет – как это уже произошло с Месопотамией – наводнили низшие племена негостеприимной Аравии и чёрные племена с юга. В результате на протяжении свыше пятисот лет уровень его общественного развития непрерывно снижался.

7. ANDITES OF THE MEDITERRANEAN ISLES 

7. АНДИТЫ НА ОСТРОВАХ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ

[80:7.1] During the decline of culture in Mesopotamia there persisted for sometime a superior civilization on the islands of the eastern Mediterranean.
В период упадка культуры Месопотамии, на островах восточного Средиземноморья в течение некоторого времени продолжала существовать высокоразвитая цивилизация.
[80:7.2] About 12,000 B.C. a brilliant tribe of Andites migrated to Crete. This was the only island settled so early by such a superior group, and it was almost two thousand years before the descendants of these mariners spread to the neighboring isles. This group were the narrow-headed, smaller-statured Andites who had intermarried with the Vanite division of the northern Nodites. They were all under six feet in height and had been literally driven off the mainland by their larger and inferior fellows. These emigrants to Crete were highly skilled in textiles, metals, pottery, plumbing, and the use of stone for building material. They engaged in writing and carried on as herders and agriculturists. 
Около 12-го тысячелетия до н.э. блистательное племя андитов мигрировало на Крит – единственный остров, где на столь раннем этапе поселилась столь выдающаяся группа, и прошло почти две тысячи лет, прежде чем потомки этих мореплавателей распространились на соседние острова. Это были узколицые, низкорослые андиты, смешавшиеся с ванитской ветвью северных нодитов. Ростом все они были ниже шести футов и их буквально вытеснили с материка более крупные и менее развитые собратья. Переселившиеся на Крит андиты были искусными текстильщиками, металлургами, гончарами, каменотёсами и строителями водопроводов. Они владели письмом и занимались скотоводством и земледелием.
[80:7.3] Almost two thousand years after the settlement of Crete a group of the tall descendants of Adamson made their way over the northern islands to Greece, coming almost directly from their highland home north of Mesopotamia. These progenitors of the Greeks were led westward by Sato, a direct descendant of Adamson and Ratta. 
Спустя почти два тысячелетия после колонизации Крита группа рослых потомков Адамсона достигла северных островов Греции, совершив почти прямой переход из своей высокогорной родины, находившейся к северу от Месопотамии. Этих прародителей греков привёл на запад Сато – прямой потомок Адамсона и Ратты.
[80:7.4] The group which finally settled in Greece consisted of three hundred and seventy-five of the selected and superior people comprising the end of the second civilization of the Adamsonites. These later sons of Adamson carried the then most valuable strains of the emerging white races. They were of a high intellectual order and, physically regarded, the most beautiful of men since the days of the first Eden. 
Та группа, которая окончательно обосновалась в Греции, состояла из трёхсот семидесяти пяти отборных и высокоразвитых людей, представителей завершающего периода второй цивилизации адамсонитов. Эти дальние потомки Адамсона несли в себе наиболее ценные для своего времени генотипы формировавшихся белых рас. Они обладали высоким интеллектом и в физическом отношении представляли собой самых красивых людей со времён первого Эдема.
[80:7.5] Presently Greece and the Aegean Islands region succeeded Mesopotamia and Egypt as the Occidental center of trade, art, and culture. But as it was in Egypt, so again practically all of the art and science of the Aegean world was derived from Mesopotamia except for the culture of the Adamsonite forerunners of the Greeks. All the art and genius of these latter people is a direct legacy of the posterity of Adamson, the first son of Adam and Eve, and his extraordinary second wife, a daughter descended in an unbroken line from the pure Nodite staff of Prince Caligastia. No wonder the Greeks had mythological traditions that they were directly descended from gods and superhuman beings. 
Вскоре Греция и острова Эгейского моря стали преемниками Месопотамии и Египта в качестве западного центра торговли, искусства и культуры. Однако так же, как и в Египте, практически всё искусство и наука эгейского мира возникли в Месопотамии, за исключением культуры предшественников греков – адамсонитов. Искусство и гений греков являются прямым наследием потомков Адамсона, первого сына Адама и Евы, и его необыкновенной второй жены – прямого потомка чистокровных нодитов персонала Князя Калигастии. Поэтому неудивительно, что согласно мифологическим преданиям греков, они произошли непосредственно от богов и сверхчеловеческих существ.
[80:7.6] The Aegean region passed through five distinct cultural stages, each less spiritual than the preceding, and erelong the last glorious era of art perished beneath the weight of the rapidly multiplying mediocre descendants of the Danubian slaves who had been imported by the later generations of Greeks. 
Эгейский регион прошёл через пять явно выраженных культурных периодов, каждый из которых отличался меньшей духовностью, чем предыдущий. И вскоре последняя славная эра искусства исчезла под грузом быстро размножавшихся и посредственных потомков дунайских рабов, завезённых более поздними поколениями греков.
[80:7.7] It was during this age in Crete that the mother cult of the descendants of Cain attained its greatest vogue. This cult glorified Eve in the worship of the «great mother.» Images of Eve were everywhere. Thousands of public shrines were erected throughout Crete and Asia Minor. And this mother cult persisted on down to the times of Christ, becoming later incorporated in the early Christian religion under the guise of the glorification and worship of Mary the earth mother of Jesus. 
Именно в эту эпоху культ матери среди потомков Каина достиг наибольшего распространения на Крите. Этот культ прославлял Еву, которой поклонялись как «великой матери». Изображения Евы были повсюду. По всему Криту и Малой Азии возводились публичные святыни. Культ матери существовал вплоть до прихода Христа и позднее вошёл в раннее христианство в виде прославления и поклонения Марии – земной матери Иисуса.

[80:7.8] By about 6500 B.C. there had occurred a great decline in the spiritual heritage of the Andites. The descendants of Adam were widespreadly dispersed and had been virtually swallowed up in the older and more numerous human races. And this decadence of Andite civilization, together with the disappearance of their religious standards, left the spiritually impoverished races of the world in a deplorable condition.
Примерно к 6.500 году до н.э. духовное наследие андитов пришло в глубокий упадок. Потомки Адама были широко рассеяны и практически поглощены более древними и многочисленными человеческими расами. Такой упадок андитской цивилизации, в совокупности с исчезновением её религиозных устоев, оставил духовно обедневшие расы мира в плачевном состоянии.

[80:7.9] By 5000 B.C. the three purest strains of Adam’s descendants were in Sumeria, northern Europe, and Greece. The whole of Mesopotamia was being slowly deteriorated by the stream of mixed and darker races which filtered in from Arabia. And the coming of these inferior peoples contributed further to the scattering abroad of the biologic and cultural residue of the Andites. From all over the fertile crescent the more adventurous peoples poured westward to the islands. These migrants cultivated both grain and vegetables, and they brought domesticated animals with them.
К 5-му тысячелетию до н.э. три наиболее чистокровные разновидности потомков Адама обитали в Шумере, северной Европе и Греции. Вся Месопотамия медленно вырождалась из-за притока смешанных и более тёмных рас, которые проникали из Аравии. И приход низших племён ещё больше способствовал рассеиванию биологического и культурного остатка андитов. Со всей территории плодородного полумесяца наиболее деятельные группы устремлялись на запад, к островам. Эти переселенцы выращивали как зерно, так и овощи и вели с собой домашних животных.
[80:7.10] About 5000 B.C. a mighty host of progressive Mesopotamians moved out of the Euphrates valley and settled upon the island of Cyprus; this civilization was wiped out about two thousand years subsequently by the barbarian hordes from the north. 
Около 5.000 года до н.э. многие из прогрессивных месопотамцев покинули долину Евфрата и поселились на острове Кипр; спустя примерно два тысячелетия эта цивилизация была стёрта с лица земли ордами северных варваров.

[80:7.11] Another great colony settled on the Mediterranean near the later site of Carthage. And from north Africa large numbers of Andites entered Spain and later mingled in Switzerland with their brethren who had earlier come to Italy from the Aegean Islands.
Ещё одна большая колония возникла в Средиземноморье недалеко от того места, где позднее появился Карфаген. Из Африки многие андиты перебрались в Испанию и позднее смешались в Швейцарии со своими братьями, которые ранее переселились в Италию с островов Эгейского моря.

[80:7.12] When Egypt followed Mesopotamia in cultural decline, many of the more able and advanced families fled to Crete, thus greatly augmenting this already advanced civilization. And when the arrival of inferior groups from Egypt later threatened the civilization of Crete, the more cultured families moved on west to Greece.
Когда вслед за Месопотамией упадок культуры наступил в Египте, многие наиболее способные и развитые семьи бежали на Крит, что существенно укрепило эту и без того прогрессивную цивилизацию. А позднее, когда прибывшие из Египта низшие группы превратились в угрозу для критской цивилизации, наиболее культурные семьи перебрались на запад, в Грецию.

[80:7.13] The Greeks were not only great teachers and artists, they were also the world’s greatest traders and colonizers. Before succumbing to the flood of inferiority which eventually engulfed their art and commerce, they succeeded in planting so many outposts of culture to the west that a great many of the advances in early Greek civilization persisted in the later peoples of southern Europe, and many of the mixed descendants of these Adamsonites became incorporated in the tribes of the adjacent mainlands.
Греки были не только великими учителями и художниками: они являлись также величайшими в мире колонизаторами. До того, как они были сломлены наплывом посредственности, поглотившей в итоге их искусство и торговлю, они сумели основать к западу от Греции такое число аванпостов культуры, что многие из этих достижений ранней греческой цивилизации сохранились среди более поздних народов южной Европы, и немало смешанных потомков адамсонитов вошли в состав племён, обитавших на близлежащих больших материках.

8. THE DANUBIAN ANDONITES 

8. ДУНАЙСКИЕ АНДОНИТЫ

[80:8.1] The Andite peoples of the Euphrates valley migrated north to Europe to mingle with the blue men and west into the Mediterranean regions to mix with the remnants of the commingled Saharans and the southern blue men. And these two branches of the white race were, and now are, widely separated by the broad-headed mountain survivors of the earlier Andonite tribes which had long inhabited these central regions.
Андические народы долины Евфрата мигрировали на север Европы, где смешались с синим человеком и на запад в средиземноморский регион, где слились с остатками смешанной расы, появившейся из объединения жителей Сахары с южными синими людьми. Две эти ветви белой расы были и остаются разделёнными большим пространством, населённым широколицыми горцами – остатками ранних андонитских племён, которое долгое время населяли центральные регионы Европы.
[80:8.2] These descendants of Andon were dispersed through most of the mountainous regions of central and southeastern Europe. They were often reinforced by arrivals from Asia Minor, which region they occupied in considerable strength. The ancient Hittites stemmed directly from the Andonite stock; their pale skins and broad heads were typical of that race. This strain was carried in Abraham’s ancestry and contributed much to the characteristic facial appearance of his later Jewish descendants who, while having a culture and religion derived from the Andites, spoke a very different language. Their tongue was distinctly Andonite. 
Эти потомки Андона были рассеяны в большинстве горных регионов центральной и юго-восточной Европы. Часто они пополнялись переселенцами из Малой Азии, где обитало много андонитов. Древние хетты происходили непосредственно от данной разновидности андонитов; бледная кожа и широкие лица были типичными признаками этой расы. Такая же кровь текла и в жилах предшественников Авраама, чем в значительной мере объясняется характерная внешность его более поздних еврейских потомков, которые хотя и обладали культурой и религией, унаследованной от андитов, говорили на совершенно ином языке. Этот язык был явно андоническим.
[80:8.3] The tribes that dwelt in houses erected on piles or log piers over the lakes of Italy, Switzerland, and southern Europe were the expanding fringes of the African, Aegean, and, more especially, the Danubian migrations. 
Племена, которые ставили свои дома на сваях или бревенчатых пирсах на берегах итальянских, швейцарских и южноевропейских озёр, принадлежали к расширявшим границы своих расселений африканцам, эгейцам и, в особенности, дунайцам.
[80:8.4] The Danubians were Andonites, farmers and herders who had entered Europe through the Balkan peninsula and were moving slowly northward by way of the Danube valley. They made pottery and tilled the land, preferring to live in the valleys. The most northerly settlement of the Danubians was at Liege in Belgium. These tribes deteriorated rapidly as they moved away from the center and source of their culture. The best pottery is the product of the earlier settlements. 
Дунайцы представляли собой андонитов – фермеров и скотоводов, которые проникли в Европу через Балканский полуостров и медленно продвигались на север по долине Дуная. Они изготавливали керамические изделия и возделывали землю, предпочитая жить в долинах. Самое северное поселение дунайцев находилось на месте бельгийского города Льеж. Эти племена быстро деградировали по мере удаления от центра и источника своей культуры. Лучшие керамические изделия были изготовлены в древнейших поселениях.
[80:8.5] The Danubians became mother worshipers as the result of the work of the missionaries from Crete. These tribes later amalgamated with groups of Andonite sailors who came by boats from the coast of Asia Minor, and who were also mother worshipers. Much of central Europe was thus early settled by these mixed types of the broad-headed white races which practiced mother worship and the religious rite of cremating the dead, for it was the custom of the mother cultists to burn their dead in stone huts. 
Под воздействием критских миссионеров, у дунайцев появился культ матери. Позднее эти племена смешались с группами андонитских мореплавателей, которые добирались по воде на лодках с побережья Малой Азии и также поклонялись матери. Так, уже на раннем этапе значительная территория центральной Европы была заселена представителями смешанных типов широколицых белых рас, которые придерживались культа матери и выполняли религиозный обряд кремации умерших, ибо в обычае сторонников культа матери было сжигание умерших в каменных сооружениях.

9. THE THREE WHITE RACES 

9. ТРИ БЕЛЫЕ РАСЫ

[80:9.1] The racial blends in Europe toward the close of the Andite migrations became generalized into the three white races as follows: 
К завершению андитских миграций расовые смешения в Европе начинают оформляться в следующие три белые расы:

[80:9.2] 1. The northern white race. This so-called Nordic race consisted primarily of the blue man plus the Andite but also contained a considerable amount of Andonite blood, together with smaller amounts of the red and yellow Sangik. The northern white race thus encompassed these four most desirable human stocks. But the largest inheritance was from the blue man. The typical early Nordic was long-headed, tall, and blond. But long ago this race became thoroughly mixed with all of the branches of the white peoples.
1. Северная белая раса. Эта так называемая нордическая раса была образована в основном синими людьми и андитами, но помимо этого содержала значительный процент андонитской крови наряду с меньшей долей красной и жёлтой сангикской крови. Так северная белая раса охватила четыре наиболее желательные разновидности человеческих родов. Однако наибольший процент наследственности был получен от синего человека. Типичный ранний нордический тип отличался узким лицом, высоким ростом и светлыми волосами. Однако эта раса уже давно и полностью смешалась со всеми ветвями белых людей.
[80:9.3] The primitive culture of Europe, which was encountered by the invading Nordics, was that of the retrograding Danubians blended with the blue man. The Nordic-Danish and the Danubian-Andonite cultures met and mingled on the Rhine as is witnessed by the existence of two racial groups in Germany today. 
Примитивная культура Европы, с которой столкнулись вторгшиеся нордические племена, представляла собой культуру регрессировавших дунайцев, смешанных с синим человеком. Датско-нордическая и дунайско-андонитская культуры встретились и слились на Рейне, свидетельством чего является наличие двух расовых групп в современной Германии.
[80:9.4] The Nordics continued the trade in amber from the Baltic coast, building up a great commerce with the broadheads of the Danube valley via the Brenner Pass. This extended contact with the Danubians led these northerners into mother worship, and for several thousands of years cremation of the dead was almost universal throughout Scandinavia. This explains why remains of the earlier white races, although buried all over Europe, are not to be found – only their ashes in stone and clay urns. These white men also built dwellings; they never lived in caves. And again this explains why there are so few evidences of the white man’s early culture, although the preceding Cro-Magnon type is well preserved where it has been securely sealed up in caves and grottoes. As it were, one day in northern Europe there is a primitive culture of the retrogressing Danubians and the blue man and the next that of a suddenly appearing and vastly superior white man. 
Нордические народы продолжали вести торговлю янтарём из своих поселений на Балтийском побережье, организовав широкие торговые связи с круглолицыми обитателями долины Дуная через перевал Бреннер. Расширение контактов с дунайцами привело северян к культу матери, и в течение нескольких тысячелетий кремация покойников была практически повсеместной в Скандинавии. Именно поэтому вместо останков ранних белых рас, захоронения которых встречаются по всей Европе, находят только пепел в каменных и глиняных урнах. Кроме того, эти белые люди строили жилища: они никогда не селились в пещерах. Этим же объясняется, почему существует так мало следов ранней культуры белого человека, хотя свидетельства предшествующей кроманьонской культуры хорошо сохранились в тех местах, где они оказались погребёнными в пещерах и гротах. Как будто в одночасье на смену существовавшей в северной Европе первобытной культуре регрессировавших дунайцев и синих людей пришёл значительно превосходивший их белый человек.

[80:9.5] 2. The central white race. While this group includes strains of blue, yellow, and Andite, it is predominantly Andonite. These people are broad-headed, swarthy, and stocky. They are driven like a wedge between the Nordic and Mediterranean races, with the broad base resting in Asia and the apex penetrating eastern France.
2. Центральная белая раса. Хотя члены этой группы несут в себе черты синей и жёлтой рас, а также андитов, они являются преимущественно андонитами. Это широколицые, смуглые и коренастые люди. Подобно клину – широкое основание которого осталось в Азии, а острие проникло в восточную Францию – вошли они между нордическими и средиземноморскими расами.
[80:9.6] For almost twenty thousand years the Andonites had been pushed farther and farther to the north of central Asia by the Andites. By 3000 B.C. increasing aridity was driving these Andonites back into Turkestan. This Andonite push southward continued for over a thousand years and, splitting around the Caspian and Black seas, penetrated Europe by way of both the Balkans and the Ukraine. This invasion included the remaining groups of Adamson’s descendants and, during the latter half of the invasion period, carried with it considerable numbers of the Iranian Andites as well as many of the descendants of the Sethite priests. 
На протяжении почти двадцати тысяч лет андиты продолжали теснить андонитов всё дальше на север центральной Азии. К 3.000 году до н.э. усиление засушливости климата заставило их вернуться в Туркестан. Продвижение андонитов на юг продолжалось более тысячи лет, в течение которых они обошли с обеих сторон Каспийское и Чёрное моря и проникли в Европу через Балканы и Украину. В этом вторжении участвовали оставшиеся группы потомков Адамсона, а также во время его второго этапа – значительное число иранских андитов и многие потомки сифитских священников.
[80:9.7] By 2500 B.C. the westward thrust of the Andonites reached Europe. And this overrunning of all Mesopotamia, Asia Minor, and the Danube basin by the barbarians of the hills of Turkestan constituted the most serious and lasting of all cultural setbacks up to that time. These invaders definitely Andonized the character of the central European races, which have ever since remained characteristically Alpine. 
К 2.500 году до н.э. наступавшие в западном направлении андониты достигли Европы. Варвары, пришедшие из холмистых районов Туркестана, захватили всю Месопотамию, Малую Азию и бассейн Дуная, что привело к самому серьёзному и длительному из случавшихся до того времени упадков культуры. Захватчики наделили характерными андоническими чертами центрально-европейские расы, сформировав так называемый альпийский тип.

[80:9.8] 3. The southern white race. This brunet Mediterranean race consisted of a blend of the Andite and the blue man, with a smaller Andonite strain than in the north. This group also absorbed a considerable amount of secondary Sangik blood through the Saharans. In later times this southern division of the white race was infused by strong Andite elements from the eastern Mediterranean.
3. Южная белая раса. Темноволосая средиземноморская раса была образована андитами и синими людьми с меньшей, чем на севере, примесью андонической крови. Эта группа также усвоила значительную долю вторичной сангикской крови, привнесённой жителями Сахары. В более поздние времена южная ветвь белой расы получила приток сильных андитских элементов из восточного Средиземноморья.
[80:9.9] The Mediterranean coastlands did not, however, become permeated by the Andites until the times of the great nomadic invasions of 2500 B.C. Land traffic and trade were nearly suspended during these centuries when the nomads invaded the eastern Mediterranean districts. This interference with land travel brought about the great expansion of sea traffic and trade; Mediterranean sea-borne commerce was in full swing about forty-five hundred years ago. And this development of marine traffic resulted in the sudden expansion of the descendants of the Andites throughout the entire coastal territory of the Mediterranean basin. 
Тем не менее, расселение андитов вдоль Средиземноморского побережья произошло только во времена великих вторжений кочевников в середине третьего тысячелетия до нашей эры. В эти века, после захвата кочевниками восточного Средиземноморья, сухопутные перевозки и торговля почти полностью прекратились, следствием чего стало бурное развитие морских сообщений и торговли; четыре с половиной тысячелетия назад морская торговля в Средиземноморье процветала. Развитие мореплавания привело к стремительному распространению потомков андитов по всей прибрежной территории Средиземноморского бассейна.
[80:9.10] These racial mixtures laid the foundations for the southern European race, the most highly mixed of all. And since these days this race has undergone still further admixture, notably with the blue-yellow-Andite peoples of Arabia. This Mediterranean race is, in fact, so freely admixed with the surrounding peoples as to be virtually indiscernible as a separate type, but in general its members are short, long-headed, and brunet. 
Такие расовые смешения легли в основу южноевропейской расы – наиболее смешанной из всех. С тех пор у этой расы появились новые черты, привнесённые, в первую очередь, сине-жёлто-андитскими народами Аравии. Фактически, эта средиземноморская раса столь широко смешана с окружающими народами, что становится практически неразличима в качестве самостоятельного типа, однако в целом её члены являются низкорослыми, узколицыми и темноволосыми.
[80:9.11] In the north the Andites, through warfare and marriage, obliterated the blue men, but in the south they survived in greater numbers. The Basques and the Berbers represent the survival of two branches of this race, but even these peoples have been thoroughly admixed with the Saharans. 
На севере андиты – в результате войн и смешанных браков – стёрли синих людей с лица земли, однако на юге они сохранились в большом числе. Баски и берберы представляют собой остатки двух ветвей этой расы, но и они в значительной мере смешались с жителями Сахары.

[80:9.12] This was the picture of race mixture presented in central Europe about 3000 B.C. In spite of the partial Adamic default, the higher types did blend.
Так выглядели смешанные расы центральной Европы к началу 3-го тысячелетия до н.э. Несмотря на частичный провал адамической миссии, смешение высших типов всё-таки произошло.

[80:9.13] These were the times of the New Stone Age overlapping the oncoming Bronze Age. In Scandinavia it was the Bronze Age associated with mother worship. In southern France and Spain it was the New Stone Age associated with sun worship. This was the time of the building of the circular and roofless sun temples. The European white races were energetic builders, delighting to set up great stones as tokens to the sun, much as did their later-day descendants at Stonehenge. The vogue of sun worship indicates that this was a great period of agriculture in southern Europe.
Это были времена нового каменного века, уже переходящего в бронзовый век. В Скандинавии уже наступил бронзовый век, связанный с культом матери. В южной Франции и Испании продолжался каменный век, связанный с культом солнца. В этот период сооружались круглые и открытые храмы солнца. Европейские белые расы были энергичными строителями, которые с наслаждением воздвигали огромные каменные глыбы в знак своего поклонения солнцу наподобие их более поздних потомков, построивших Стоунхендж. Широко распространённое поклонение солнцу указывает на то, что это был период расцвета земледелия в южной Европе.
[80:9.14] The superstitions of this comparatively recent sun-worshiping era even now persist in the folkways of Brittany. Although Christianized for over fifteen hundred years, these Bretons still retain charms of the New Stone Age for warding off the evil eye. They still keep thunderstones in the chimney as protection against lightning. The Bretons never mingled with the Scandinavian Nordics. They are survivors of the original Andonite inhabitants of western Europe, mixed with the Mediterranean stock. 
Суеверия этой сравнительно недавней эры поклонения солнцу до сих пор живут в народных обычаях Бретани. Хотя в течение уже более пятнадцати веков бретонцы являются христианами, они по-прежнему пользуются амулетами каменного века, охраняющими от сглаза. В своих каминах они до сих пор держат фульгурит для защиты от молнии. Бретонцы никогда не смешивались с нордическими племенами Скандинавии. Они являются остатком изначальных андонитских обитателей западной Европы, смешавшихся со средиземноморской расой.

[80:9.15] But it is a fallacy to presume to classify the white peoples as Nordic, Alpine, and Mediterranean. There has been altogether too much blending to permit such a grouping. At one time there was a fairly well-defined division of the white race into such classes, but widespread intermingling has since occurred, and it is no longer possible to identify these distinctions with any clarity. Even in 3000 B.C. the ancient social groups were no more of one race than are the present inhabitants of North America.
Однако было бы заблуждением классифицировать белые расы как нордические, альпийские и средиземноморские. С тех пор произошло слишком много расовых смешений, чтобы подобная классификация была возможной. Когда-то существовало достаточно определённое деление белых рас на такие классы, но из-за широких взаимных смешений теперь уже невозможно с какой-либо ясностью определить эти различия. Но ещё в 3.000 году до н.э. древние общественные группы не больше походили на одну расу, чем современные жители Северной Америки.
[80:9.16] This European culture for five thousand years continued to grow and to some extent intermingle. But the barrier of language prevented the full reciprocation of the various Occidental nations. During the past century this culture has been experiencing its best opportunity for blending in the cosmopolitan population of North America; and the future of that continent will be determined by the quality of the racial factors which are permitted to enter into its present and future populations, as well as by the level of the social culture which is maintained. 
На протяжении пяти тысячелетий продолжался рост и до некоторой степени взаимопроникновение различных элементов европейской культуры. Однако языковой барьер препятствовал полному взаимному обмену различных западных наций. В прошлом веке эта культура опробовала самую благоприятную возможность гармоничного смешения в среде космополитического населения Северной Америки, и будущее этого континента зависит от качества тех расовых факторов, которым будет дозволено пополнять его настоящее и будущее население, равно как и от уровня социальной культуры.

[80:9.17] [Presented by an Archangel of Nebadon.]
[Представлено Архангелом Небадона.]

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.