078 Фиолетовая раса после времён Адама

(The Violet Race After the Days of Adam) 

[78:0.1] THE second Eden was the cradle of civilization for almost thirty thousand years. Here in Mesopotamia the Adamic peoples held forth, sending out their progeny to the ends of the earth, and latterly, as amalgamated with the Nodite and Sangik tribes, were known as the Andites. From this region went those men and women who initiated the doings of historic times, and who have so enormously accelerated cultural progress on Urantia.
НА ПРОТЯЖЕНИИ почти тридцати тысяч лет второй Эдем был колыбелью цивилизации. Месопотамия стала оплотом адамических народов, откуда их потомки отправлялись в самые дальние уголки мира и позднее, слившись с нодитскими и сангикскими племенами, стали известны как андиты. Вышедшие из этого региона мужчины и женщины положили начало событиям исторической эпохи и невероятно ускорили культурный прогресс на Урантии.
[78:0.2] This paper depicts the planetary history of the violet race, beginning soon after the default of Adam, about 35,000 B.C., and extending down through its amalgamation with the Nodite and Sangik races, about 15,000 B.C., to form the Andite peoples and on to its final disappearance from the Mesopotamian homelands, about 2000 B.C. 
Данный документ описывает планетарную историю фиолетовой расы, которая началась вскоре после совершения Адамом своего проступка, около 35.000 лет до н.э., продолжалась в период смешения с нодитскими и сангикскими расами с образованием андитов около 15.000 лет до н.э. и завершилась окончательным исчезновением из родной Месопотамии около 2.000 лет до н.э.

1. RACIAL AND CULTURAL DISTRIBUTION 

1. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РАС И КУЛЬТУР

[78:1.1] Although the minds and morals of the races were at a low level at the time of Adam’s arrival, physical evolution had gone on quite unaffected by the exigencies of the Caligastia rebellion. Adam’s contribution to the biologic status of the races, notwithstanding the partial failure of the undertaking, enormously upstepped the people of Urantia.
Хотя к приходу Адама расы находились на низком интеллектуальном и моральном уровне, чрезвычайная ситуация, сложившаяся в результате восстания Калигастии, совершенно не отразилась на физической эволюции. Несмотря на частичный провал миссии Адама, его вклад в повышение биологического статуса рас принёс огромную пользу народам Урантии.
[78:1.2] Adam and Eve also contributed much that was of value to the social, moral, and intellectual progress of mankind; civilization was immensely quickened by the presence of their offspring. But thirty-five thousand years ago the world at large possessed little culture. Certain centers of civilization existed here and there, but most of Urantia languished in savagery. Racial and cultural distribution was as follows:
Кроме того, Адам и Ева привнесли много ценного в социальный, нравственный и интеллектуальный прогресс человечества; благодаря присутствию их потомства, развитие цивилизации чрезвычайно ускорилось. Однако в целом, тридцать пять тысяч лет назад уровень культуры в мире оставался низким. За исключением нескольких центров цивилизации, Урантия изнемогала под бременем варварства. Распределение рас и культур выглядело следующим образом:

[78:1.3] 1. The violet race – Adamites and Adamsonites. The chief center of Adamite culture was in the second garden, located in the triangle of the Tigris and Euphrates rivers; this was indeed the cradle of Occidental and Indian civilizations. The secondary or northern center of the violet race was the Adamsonite headquarters, situated east of the southern shore of the Caspian Sea near the Kopet mountains. From these two centers there went forth to the surrounding lands the culture and life plasm which so immediately quickened all the races.
1. Фиолетовая раса – адамиты и адамсониты. Главным центром культуры адамитов был второй сад, расположенный в треугольнике Тигра и Евфрата; здесь действительно находилась колыбель западной и индийской цивилизаций. Вторичный, или северный, центр фиолетовой расы был оплотом адамсонитов и находился к востоку от южного побережья Каспийского моря, вблизи хребта Копетдаг. Из этих двух центров в соседние земли стала распространяться культура и жизненная плазма, что привело к немедленному ускорению развития всех рас.

[78:1.4] 2. Pre-Sumerians and other Nodites. There were also present in Mesopotamia, near the mouth of the rivers, remnants of the ancient culture of the days of Dalamatia. With the passing millenniums, this group became thoroughly admixed with the Adamites to the north, but they never entirely lost their Nodite traditions. Various other Nodite groups that had settled in the Levant were, in general, absorbed by the later expanding violet race.
2. До-шумерские и другие нодиты. В Месопотамии, недалеко от устья рек, находились также остатки древней культуры Даламатии. На протяжении тысячелетий эта группа полностью смешалась с северными адамитами, однако никогда полностью не теряла своих нодитских традиций. Различные другие нодитские группы, осевшие в Леванте, были, в целом, поглощены распространившейся позднее фиолетовой расой.

[78:1.5] 3. The Andonites maintained five or six fairly representative settlements to the north and east of the Adamson headquarters. They were also scattered throughout Turkestan, while isolated islands of them persisted throughout Eurasia, especially in mountainous regions. These aborigines still held the northlands of the Eurasian continent, together with Iceland and Greenland, but they had long since been driven from the plains of Europe by the blue man and from the river valleys of farther Asia by the expanding yellow race.
3. Андониты обитали в пяти или шести достаточно типичных поселениях к северу и востоку от центра Адамсона. Кроме того, они были рассеяны по Туркестану, а отдельные колонии встречались на всей территории Евразии, особенно в горных районах. Эти аборигены продолжали удерживать северные территории евразийского материка, а также Исландию и Гренландию, однако к этому времени синяя раса уже давно вытеснила их с европейских равнин, а распространявшаяся жёлтая раса – из речных долин дальнеазиатских регионов.

[78:1.6] 4. The red man occupied the Americas, having been driven out of Asia over fifty thousand years before the arrival of Adam.
4. Красный человек занимал Северную и Южную Америку, вытесненный из Азии более чем за пятьдесят тысяч лет до прибытия Адама.

[78:1.7] 5. The yellow race. The Chinese peoples were well established in control of eastern Asia. Their most advanced settlements were situated to the northwest of modern China in regions bordering on Tibet.
5. Жёлтая раса. Китайские народы занимали прочное положение властителей восточной Азии. Их наиболее развитые поселения находились к северо-западу от современного Китая в регионе, граничащем с Тибетом.

[78:1.8] 6. The blue race. The blue men were scattered all over Europe, but their better centers of culture were situated in the then fertile valleys of the Mediterranean basin and in northwestern Europe. Neanderthal absorption had greatly retarded the culture of the blue man, but he was otherwise the most aggressive, adventurous, and exploratory of all the evolutionary peoples of Eurasia.
6. Синяя раса. Синие люди были рассеяны по всей Европе, однако более развитые центры их культуры находились в долинах средиземноморского бассейна, в то время отличавшихся плодородием, и в северо-западной Европе. Смешение с неандертальцами чрезвычайно замедлило развитие культуры синего человека, однако в остальном это была самая энергичная, предприимчивая и любознательная из всех эволюционных рас Евразии.

[78:1.9] 7. Pre-Dravidian India. The complex mixture of races in India – embracing every race on earth, but especially the green, orange, and black – maintained a culture slightly above that of the outlying regions.
7. До-дравидийская Индия. В Индии, где образовалась сложная смесь из всех земных рас, но в первую очередь зелёной, оранжевой и чёрной, сохранялась культура, несколько превосходившая культуру соседних племён.

[78:1.10] 8. The Sahara civilization. The superior elements of the indigo race had their most progressive settlements in what is now the great Sahara desert. This indigo-black group carried extensive strains of the submerged orange and green races.
8. Цивилизация Сахары. Наиболее прогрессивные поселения лучших представителей индиговой расы находились в регионе, где в настоящее время расположена великая пустыня Сахара. Эта индигово-чёрная группа обладала ярко выраженными признаками исчезнувших оранжевой и зелёной рас.

[78:1.11] 9. The Mediterranean basin. The most highly blended race outside of India occupied what is now the Mediterranean basin. Here blue men from the north and Saharans from the south met and mingled with Nodites and Adamites from the east.
9. Средиземноморский бассейн. Наиболее смешанная раса за пределами Индии занимала регион современного средиземноморского бассейна. Здесь северный синий человек и выходцы из южной Сахары встретились и смешались с нодитами и адамитами, пришедшими с востока.

[78:1.12] This was the picture of the world prior to the beginnings of the great expansions of the violet race, about twenty-five thousand years ago. The hope of future civilization lay in the second garden between the rivers of Mesopotamia. Here in southwestern Asia there existed the potential of a great civilization, the possibility of the spread to the world of the ideas and ideals which had been salvaged from the days of Dalamatia and the times of Eden.
Так выглядел мир перед началом великого распространения фиолетовой расы, начавшегося около двадцати пяти тысяч лет назад. Надежда будущей цивилизации была связана со вторым садом в междуречье Месопотамии. Здесь, в юго-западной Азии, был сосредоточен потенциал для создания великой цивилизации благодаря распространению в мире идей и идеалов, сохранившихся со времён Даламатии и Эдема.
[78:1.13] Adam and Eve had left behind a limited but potent progeny, and the celestial observers on Urantia waited anxiously to find out how these descendants of the erring Material Son and Daughter would acquit themselves.
Адам и Ева оставили после себя небольшое, но могущественное потомство, и небесные наблюдатели Урантии с волнением ждали, как поведут себя эти потомки заблудших Материальных Сына и Дочери.

2. THE ADAMITES IN THE SECOND GARDEN 

2. АДАМИТЫ ВО ВТОРОМ САДУ

[78:2.1] For thousands of years the sons of Adam labored along the rivers of Mesopotamia, working out their irrigation and flood-control problems to the south, perfecting their defenses to the north, and attempting to preserve their traditions of the glory of the first Eden.
Тысячелетиями сыны Адама трудились в междуречье Месопотамии, решая проблемы ирригации и разливов на юге, укрепляя рубежи на севере и пытаясь сохранить славные традиции первого Эдема.
[78:2.2] The heroism displayed in the leadership of the second garden constitutes one of the amazing and inspiring epics of Urantia’s history. These splendid souls never wholly lost sight of the purpose of the Adamic mission, and therefore did they valiantly fight off the influences of the surrounding and inferior tribes while they willingly sent forth their choicest sons and daughters in a steady stream as emissaries to the races of earth. Sometimes this expansion was depleting to the home culture, but always these superior peoples would rehabilitate themselves. 
Героизм, проявленный при руководстве вторым садом, представляет собой один из поразительных и воодушевляющих периодов в истории Урантии. Эти возвышенные души никогда не упускали из виду цель адамической миссии и поэтому доблестно противостояли влиянию окружавших отсталых племён и непрерывным потоком охотно направляли своих лучших сынов и дочерей в качестве посланников земным расам. Порой такое распространение приводило к снижению их собственной культуры, однако эти высокоразвитые народы неизменно восстанавливали свой уровень.
[78:2.3] The civilization, society, and cultural status of the Adamites were far above the general level of the evolutionary races of Urantia. Only among the old settlements of Van and Amadon and the Adamsonites was there a civilization in anyway comparable. But the civilization of the second Eden was an artificial structure – it had not been evolved – and was therefore doomed to deteriorate until it reached a natural evolutionary level. 
Цивилизация, общество и культурный статус адамитов значительно превосходили средний уровень эволюционных рас Урантии. Только в древних поселениях Вана и Амадона, а также адамсонитов, сохранилась цивилизация, которая выдерживала хотя бы отдалённое сравнение с уровнем адамитов. Однако цивилизация второго Эдема была искусственной структурой – она не была эволюционной – и поэтому была обречена на деградацию до естественного эволюционного уровня.
[78:2.4] Adam left a great intellectual and spiritual culture behind him, but it was not advanced in mechanical appliances since every civilization is limited by available natural resources, inherent genius, and sufficient leisure to insure inventive fruition. The civilization of the violet race was predicated on the presence of Adam and on the traditions of the first Eden. After Adam’s death and as these traditions grew dim through the passing millenniums, the cultural level of the Adamites steadily deteriorated until it reached a state of reciprocal balance with the status of the surrounding peoples and the naturally evolving cultural capacities of the violet race. 
Адам оставил после себя великую интеллектуальную и духовную культуру, однако уровень её механизации был низким, ибо каждая цивилизация ограничена имеющимися в её распоряжении природными ресурсами, врождёнными талантами и достаточным количеством досуга для успешного изобретательства. Цивилизация фиолетовой расы базировалась на присутствии Адама и традициях первого Эдема. После смерти Адама, и по мере всё большего стирания этих традиций из памяти на протяжении тысячелетий, культура адамитов неуклонно снижалась, пока уровень окружавших народов и естественно эволюционировавшие культурные особенности фиолетовой расы не пришли во взаимное равновесие.
[78:2.5] But the Adamites were a real nation around 19,000 B.C., numbering four and a half million, and already they had poured forth millions of their progeny into the surrounding peoples. 
Однако около 19-го тысячелетия до н.э. адамиты были настоящей нацией, объединявшей четыре с половиной миллиона человек, а миллионы их потомков уже влились в соседние народы.

3. EARLY EXPANSIONS OF THE ADAMITES 

3. ПЕРВЫЕ МИГРАЦИИ АДАМИТОВ

[78:3.1] The violet race retained the Edenic traditions of peacefulness for many millenniums, which explains their long delay in making territorial conquests. When they suffered from population pressure, instead of making war to secure more territory, they sent forth their excess inhabitants as teachers to the other races. The cultural effect of these earlier migrations was not enduring, but the absorption of the Adamite teachers, traders, and explorers was biologically invigorating to the surrounding peoples. 
В течение многих тысячелетий фиолетовая раса сохраняла эдемские традиции миролюбия; именно поэтому она так долго не производила территориальных захватов. Когда плотность населения становилась слишком высокой, то вместо того, чтобы начинать войну для захвата новых территорий, адамиты направляли избыточное количество людей к соседним народам в качестве учителей. Культурный эффект таких ранних миграций не был устойчивым, однако в биологическом отношении ассимиляция адамических учителей, торговцев и исследователей укрепляла окружающие народы.
[78:3.2] Some of the Adamites early journeyed westward to the valley of the Nile; others penetrated eastward into Asia, but these were a minority. The mass movement of the later days was extensively northward and thence westward. It was, in the main, a gradual but unremitting northward push, the greater number making their way north and then circling westward around the Caspian Sea into Europe. 
Уже на раннем этапе некоторые из адамитов отправлялись на запад, в долину Нила; другие проникали на восток, в Азию, однако таких было меньшинство. Основные миграции последующих периодов осуществлялись на север и оттуда – на запад. В целом, это было медленное, но упорное движение в северном направлении: большая часть адамитов продвигалась на север и, обходя Каспийское море, направлялась на запад, в Европу.
[78:3.3] About twenty-five thousand years ago many of the purer elements of the Adamites were well on their northern trek. And as they penetrated northward, they became less and less Adamic until, by the times of their occupation of Turkestan, they had become thoroughly admixed with the other races, particularly the Nodites. Very few of the pure-line violet peoples ever penetrated far into Europe or Asia. 
Около двадцати пяти тысяч лет назад многие из более чистокровных адамитов уже прошли значительную часть своего пути на север. По мере углубления в северном направлении, в них оставалось всё меньше крови Адама, пока – в период заселения Туркестана – они полностью не смешались с другими расами, в особенности с нодитами. Лишь немногие чистокровные представители фиолетовой расы достигли глубинных районов Европы или Азии.
[78:3.4] From about 30,000 to 10,000 B.C. epoch-making racial mixtures were taking place throughout southwestern Asia. The highland inhabitants of Turkestan were a virile and vigorous people. To the northwest of India much of the culture of the days of Van persisted. Still to the north of these settlements the best of the early Andonites had been preserved. And both of these superior races of culture and character were absorbed by the northward-moving Adamites. This amalgamation led to the adoption of many new ideas; it facilitated the progress of civilization and greatly advanced all phases of art, science, and social culture. 
Примерно с 30-го по 10-е тысячелетие до н.э. в юго-западной Азии происходили расовые смешения эпохального значения. В высокогорных районах Туркестана жил сильный и энергичный народ. В регионе к северо-западу от Индии уцелела большая часть культуры Вана. Ещё дальше к северу от этих поселений сохранились лучшие представители ранних андонитов. Обе высокоразвитые расы, обладающие высокой культурой и сильным характером, были поглощены продвигавшимися на север адамитами. Такое расовое смешение привело к усвоению многих новых идей; оно способствовало прогрессу цивилизации и послужило мощным толчком к развитию всех видов искусства, науки и социальной культуры.

[78:3.5] As the period of the early Adamic migrations ended, about 15,000 B.C., there were already more descendants of Adam in Europe and central Asia than anywhere else in the world, even than in Mesopotamia. The European blue races had been largely infiltrated. The lands now called Russia and Turkestan were occupied throughout their southern stretches by a great reservoir of the Adamites mixed with Nodites, Andonites, and red and yellow Sangiks. Southern Europe and the Mediterranean fringe were occupied by a mixed race of Andonite and Sangik peoples – orange, green, and indigo – with a sprinkling of the Adamite stock. Asia Minor and the central-eastern European lands were held by tribes that were predominantly Andonite.
Около 15-го тысячелетия до н.э., с окончанием первых миграций адамитов, в Европе и центральной Азии уже находилось больше потомков Адама, чем где-либо в мире, включая Месопотамию. Адамиты глубоко вклинились в места расселения европейского синего человека. Южные области современной России и Туркестана, на огромных пространствах были сплошь заселены адамитами, смешанными с нодитами, андонитами, а также с красной и жёлтой сангикскими расами. Южная Европа и периметр средиземноморского бассейна были заняты расой, образовавшейся из смешения андонитов с сангикскими народами – оранжевыми, зелёными и индиговыми – с некоторым вкраплением адамитов. Малая Азия и центрально-восточная Европа находились во владении племён преимущественно андонитского происхождения.
[78:3.6] A blended colored race, about this time greatly reinforced by arrivals from Mesopotamia, held forth in Egypt and prepared to take over the disappearing culture of the Euphrates valley. The black peoples were moving farther south in Africa and, like the red race, were virtually isolated. 
Смешанная цветная раса, которая примерно в это же время была значительно усилена переселенцами из Месопотамии, укрепила свои позиции в Египте и готовилась стать преемницей исчезавшей культуры долины Евфрата. Чёрная раса углублялась на юг Африки и, как и красная, была практически изолирована.
[78:3.7] The Saharan civilization had been disrupted by drought and that of the Mediterranean basin by flood. The blue races had, as yet, failed to develop an advanced culture. The Andonites were still scattered over the Arctic and central Asian regions. The green and orange races had been exterminated as such. The indigo race was moving south in Africa, there to begin its slow but long-continued racial deterioration.
Цивилизация Сахары была разрушена засухой, а средиземноморского бассейна – наводнением. К тому времени у синей расы ещё не было развитой культуры. Андониты всё ещё были рассеяны по регионам Арктики и центральной Азии. Зелёные и оранжевые расы были уничтожены как таковые. Индиговый человек продвигался в южные регионы Африки, где ему было суждено претерпеть медленную, но длительную расовую деградацию.
[78:3.8] The peoples of India lay stagnant, with a civilization that was unprogressing; the yellow man was consolidating his holdings in central Asia; the brown man had not yet begun his civilization on the near-by islands of the Pacific. 
Народы Индии пребывали в состоянии застоя: их цивилизация не развивалась; жёлтый человек объединял свои владения в центральной Азии; коричневый человек ещё не приступил к созданию своей цивилизации на соседних островах Тихого океана.

[78:3.9] These racial distributions, associated with extensive climatic changes, set the world stage for the inauguration of the Andite era of Urantia civilization. These early migrations extended over a period of ten thousand years, from 25,000 to 15,000 B.C. The later or Andite migrations extended from about 15,000 to 6000 B.C.
Такое распределение рас, в сочетании со значительными климатическими изменениями, подготовило цивилизацию Урантии к наступлению эры андитов. Эти ранние миграции продолжались в течение десяти тысяч лет – между 25-м и 15-м тысячелетиями до н.э. Последующие, или андитские миграции происходили примерно в период между 15-м и 6-м тысячелетием до н.э.
[78:3.10] It took so long for the earlier waves of Adamites to pass over Eurasia that their culture was largely lost in transit. Only the later Andites moved with sufficient speed to retain the Edenic culture at any great distance from Mesopotamia. 
Первым волнам адамитов потребовалось так много времени на пересечение Евразии, что в процессе они в значительной мере утратили свою культуру. Только последующие миграции андитов совершались достаточно быстро для сохранения культуры Эдема на сколько-нибудь значительном расстоянии от Месопотамии.

4. THE ANDITES 

4. АНДИТЫ

[78:4.1] The Andite races were the primary blends of the pure-line violet race and the Nodites plus the evolutionary peoples. In general, Andites should be thought of as having a far greater percentage of Adamic blood than the modern races. In the main, the term Andite is used to designate those peoples whose racial inheritance was from one-eighth to one-sixth violet. Modern Urantians, even the northern white races, contain much less than this percentage of the blood of Adam.
Андитские народы возникли из первичных смешений чистокровной фиолетовой расы с нодитами и эволюционными народами. В целом, андитов следует представлять как унаследовавших намного большую долю адамической крови, чем современные расы. Термин «андиты» используется, главным образом, для обозначения тех народов, которые обладали от одной восьмой до одной шестой части наследственности фиолетовой расы. Современные урантийцы, даже северные белые расы, содержат намного меньший процент крови Адама.
[78:4.2] The earliest Andite peoples took origin in the regions adjacent to Mesopotamia more than twenty-five thousand years ago and consisted of a blend of the Adamites and Nodites. The second garden was surrounded by concentric circles of diminishing violet blood, and it was on the periphery of this racial melting pot that the Andite race was born. Later on, when the migrating Adamites and Nodites entered the then fertile regions of Turkestan, they soon blended with the superior inhabitants, and the resultant race mixture extended the Andite type northward. 
Древнейшие андитские народы появились около двадцати пяти тысяч лет назад в регионах, прилегающих к Месопотамии и состояли из смеси адамитов с нодитами. Второй сад был окружён концентрическими кольцами всё меньшего содержания фиолетовой крови, и именно на периферии этой области расовых смешений появилась андитская раса. Позднее, когда мигрировавшие адамиты и нодиты вступили в районы Туркестана, отличавшиеся в то время плодородием, они быстро смешались с наиболее развитой частью местного населения, и образовавшаяся в результате раса привела к распространению андитского типа в северном направлении.
[78:4.3] The Andites were the best all-round human stock to appear on Urantia since the days of the pure-line violet peoples. They embraced most of the highest types of the surviving remnants of the Adamite and Nodite races and, later, some of the best strains of the yellow, blue, and green men. 
Андиты были лучшими из смешанных человеческих племён, появившихся на Урантии после чистокровной фиолетовой расы. Они включали большую часть высших типов, сохранившихся среди уцелевших адамитов и нодитов, а позднее – некоторые из лучших генотипов жёлтого, синего и зелёного человека.

[78:4.4] These early Andites were not Aryan; they were pre-Aryan. They were not white; they were pre-white. They were neither an Occidental nor an Oriental people. But it is Andite inheritance that gives to the polyglot mixture of the so-called white races that generalized homogeneity which has been called Caucasoid.
Эти ранние андиты не были ариями; они были предшественниками ариев. Они не были белыми; они были предшественниками белого человека. Этот народ не был ни западным, ни восточным. Однако именно андитская наследственность придаёт многоязыкой смеси так называемых белых рас ту общность, которая получила название «европеоидной».

[78:4.5] The purer strains of the violet race had retained the Adamic tradition of peace-seeking, which explains why the earlier race movements had been more in the nature of peaceful migrations. But as the Adamites united with the Nodite stocks, who were by this time a belligerent race, their Andite descendants became, for their day and age, the most skillful and sagacious militarists ever to live on Urantia. Thenceforth the movements of the Mesopotamians grew increasingly military in character and became more akin to actual conquests.
Наиболее чистые представители фиолетовой расы сохранили адамические традиции миролюбия. Именно поэтому их ранние миграции в основном имели мирный характер. Однако по мере объединения адамитов с нодитами, отличавшимися в то время своей воинственностью, их андитские потомки стали для своего времени самыми блестящими и дальновидными завоевателями, когда-либо жившими на Урантии. С тех пор продвижения месопотамцев всё больше пропитывались военным духом и стали напоминать настоящие территориальные захваты.
[78:4.6] These Andites were adventurous; they had roving dispositions. An increase of either Sangik or Andonite stock tended to stabilize them. But even so, their later descendants never stopped until they had circumnavigated the globe and discovered the last remote continent. 
Андиты были предприимчивыми людьми, склонными к странствиям. Однако, увеличение доли сангикской или андонитской крови придавало им склонность к оседлости. Но несмотря на это, их дальние потомки не успокоились до тех пор, пока не обошли весь земной шар и не открыли последний далёкий континент.

5. THE ANDITE MIGRATIONS 

5. МИГРАЦИИ АНДИТОВ

[78:5.1] For twenty thousand years the culture of the second garden persisted, but it experienced a steady decline until about 15,000 B.C., when the regeneration of the Sethite priesthood and the leadership of Amosad inaugurated a brilliant era. The massive waves of civilization which later spread over Eurasia immediately followed the great renaissance of the Garden consequent upon the extensive union of the Adamites with the surrounding mixed Nodites to form the Andites.
Культура второго сада сохранялась на протяжении двадцати тысяч лет, однако она переживала неуклонный упадок, пока – примерно за 15 тысячелетий до н.э. – возрождение сифитского священства и правление Амосада не положили начало славной эпохе. Цивилизация, прокатившаяся позднее мощными волнами по Евразии, появилась сразу же после великого возрождения Сада, произошедшего вследствие широкого союза адамитов с окружавшими их смешанными нодитами, вследствие чего образовалась раса андитов.
[78:5.2] These Andites inaugurated new advances throughout Eurasia and North Africa. From Mesopotamia through Sinkiang the Andite culture was dominant, and the steady migration toward Europe was continuously offset by new arrivals from Mesopotamia. But it is hardly correct to speak of the Andites as a race in Mesopotamia proper until near the beginning of the terminal migrations of the mixed descendants of Adam. By this time even the races in the second garden had become so blended that they could no longer be considered Adamites. 
Эти андиты вновь устремились в Евразию и северную Африку. Андитская культура была доминирующей на всём протяжении от Месопотамии до Синьцзяна, и постоянный отток по направлению к Европе неизменно возмещался новыми притоками из Месопотамии. Однако до начала последних миграций смешанных потомков Адама вряд ли было бы правильно говорить об андитах как о расе, обитавшей в самой Месопотамии. К этому времени даже племена второго сада стали настолько смешанными, что их уже нельзя было считать адамитами.
[78:5.3] The civilization of Turkestan was constantly being revived and refreshed by the newcomers from Mesopotamia, especially by the later Andite cavalrymen. The so-called Aryan mother tongue was in process of formation in the highlands of Turkestan; it was a blend of the Andonic dialect of that region with the language of the Adamsonites and later Andites. Many modern languages are derived from this early speech of these central Asian tribes who conquered Europe, India, and the upper stretches of the Mesopotamian plains. This ancient language gave the Occidental tongues all of that similarity which is called Aryan. 
Цивилизация Туркестана постоянно возрождалась и обновлялась приходящими из Месопотамии, в особенности – андитскими всадниками более позднего периода. В горах Туркестана формировался так называемый арийский праязык: это была смесь местного андонитского диалекта с языком адамсонитов и поздних андитов. Многие современные языки произошли от этого раннего языка центрально-азиатских племён, покоривших Европу, Индию и северные пространства долин Месопотамии. Этот древний язык придал западным языкам всю ту общность, которая называется арийской.

[78:5.4] By 12,000 B.C. three quarters of the Andite stock of the world was resident in northern and eastern Europe, and when the later and final exodus from Mesopotamia took place, sixty-five per cent of these last waves of emigration entered Europe.
К 12-му тысячелетию до н.э. три четверти всех андитов мира обитали в северной и восточной Европе, а в результате последующего, завершающего исхода андитов из Месопотамии, шестьдесят пять процентов тех, кто входил в эти последние волны переселенцев, достигли Европы.

[78:5.5] The Andites not only migrated to Europe but to northern China and India, while many groups penetrated to the ends of the earth as missionaries, teachers, and traders. They contributed considerably to the northern groups of the Saharan Sangik peoples. But only a few teachers and traders ever penetrated farther south in Africa than the headwaters of the Nile. Later on, mixed Andites and Egyptians followed down both the east and west coasts of Africa well below the equator, but they did not reach Madagascar.
Андиты мигрировали не только в Европу, но также в северный Китай и в Индию, в то время как многие группы добрались до самых отдалённых уголков света в качестве миссионеров, учителей и торговцев. Они принесли огромную пользу северным группам сангикских народов Сахары. Но лишь немногие учители и торговцы продвинулись южнее истоков Нила. Позднее смешанные андиты и египтяне прошли вдоль восточного и западного побережий Африки, опустившись значительно ниже экватора, однако они не достигли Мадагаскара.
[78:5.6] These Andites were the so-called Dravidian and later Aryan conquerors of India; and their presence in central Asia greatly upstepped the ancestors of the Turanians. Many of this race journeyed to China by way of both Sinkiang and Tibet and added desirable qualities to the later Chinese stocks. From time to time small groups made their way into Japan, Formosa, the East Indies, and southern China, though very few entered southern China by the coastal route. 
Андиты относились к так называемым дравидским, а позднее – арийским завоевателям Индии, и их присутствие в центральной Азии значительно улучшило предшественников урало-алтайских народов. Многие представители этой расы пришли в Китай через Синьцзян и Тибет и привнесли ряд положительных качеств в китайские племена более позднего периода. Время от времени небольшие группы достигали Японии, Тайваня, Малайзии и южного Китая, хотя лишь немногие добирались до южного Китая по прибрежному пути.
[78:5.7] One hundred and thirty-two of this race, embarking in a fleet of small boats from Japan, eventually reached South America and by intermarriage with the natives of the Andes established the ancestry of the later rulers of the Incas. They crossed the Pacific by easy stages, tarrying on the many islands they found along the way. The islands of the Polynesian group were both more numerous and larger then than now, and these Andite sailors, together with some who followed them, biologically modified the native groups in transit. Many flourishing centers of civilization grew up on these now submerged lands as a result of Andite penetration. Easter Island was long a religious and administrative center of one of these lost groups. But of the Andites who navigated the Pacific of long ago none but the one hundred and thirty-two ever reached the mainland of the Americas. 
Сто тридцать два представителя этой расы из тех, кто отправился в плавание из Японии на небольших судах, в итоге достигли Южной Америки и в результате смешанных браков с аборигенами Анд положили начало древнему роду будущих правителей инков. Они неспешно пересекали Тихий океан, останавливаясь на многих островах, лежавших на их пути. Острова Полинезии были более многочисленными и крупными, чем в настоящее время, и по мере своего продвижения андитские мореплаватели, а также некоторые другие, следовавшие за ними, биологически модифицировали туземцев. В результате проникновения андитов на этих, теперь уже не существующих, островах возникло много цветущих очагов культуры. Остров Пасхи долгое время являлся религиозным и административным центром одной из таких исчезнувших групп. Однако из тех андитов, которые в далёком прошлом пересекавших Тихий океан, лишь только эти сто тридцать два человека достигли американского материка.

[78:5.8] The migratory conquests of the Andites continued on down to their final dispersions, from 8000 to 6000 B.C. As they poured out of Mesopotamia, they continuously depleted the biologic reserves of their homelands while markedly strengthening the surrounding peoples. And to every nation to which they journeyed, they contributed humor, art, adventure, music, and manufacture. They were skillful domesticators of animals and expert agriculturists. For the time being, at least, their presence usually improved the religious beliefs and moral practices of the older races. And so the culture of Mesopotamia quietly spread out over Europe, India, China, northern Africa, and the Pacific Islands.
Миграционные завоевания андитов продолжались вплоть до их последнего рассеяния, между 8-м и 6-м тысячелетиями до н.э. Покидая Месопотамию, они постоянно сокращали биологический резерв своей родины и одновременно существенно укрепляли окружающие народы. И каждой нации они приносили юмор, искусство, дух приключений, музыку и ремёсла. Они успешно одомашнивали животных и были знатоками земледелия. Их присутствие, по крайней мере на какое-то время, обычно улучшало религиозные верования и нравственные устои древних рас. Так происходило мирное распространение культуры Месопотамии в Европе, Индии, Китае, северной Африке и на островах Тихого океана.

6. THE LAST ANDITE DISPERSIONS 

6. ПОСЛЕДНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ АНДИТОВ

[78:6.1] The last three waves of Andites poured out of Mesopotamia between 8000 and 6000 B.C. These three great waves of culture were forced out of Mesopotamia by the pressure of the hill tribes to the east and the harassment of the plainsmen of the west. The inhabitants of the Euphrates valley and adjacent territory went forth in their final exodus in several directions:
Три последние волны Андитов хлынули из Месопотамии между 8-м и 6-м тысячелетиями до нашей эры. Исход из Месопотамии этих трёх великих волн культуры произошёл под давлением восточных горных племён и агрессивности жителей западных равнин. Обитатели Евфратской долины и прилегающей территории начали свой последний исход в нескольких направлениях:

[78:6.2] Sixty-five per cent entered Europe by the Caspian Sea route to conquer and amalgamate with the newly appearing white races – the blend of the blue men and the earlier Andites.
Шестьдесят пять процентов обогнули Каспийское море и вступили в Европу, покоряя недавно образовавшиеся белые расы – смесь синего человека с более ранними андитами – и смешиваясь с ними.
[78:6.3] Ten per cent, including a large group of the Sethite priests, moved eastward through the Elamite highlands to the Iranian plateau and Turkestan. Many of their descendants were later driven into India with their Aryan brethren from the regions to the north. 
Десять процентов, включая большую группу сифитских священников, ушли на восток через Эламское нагорье – к Иранскому плоскогорью и Туркестану. Многие из их потомков были позднее вытеснены в Индию вместе со своими арийскими братьями из северных регионов.
[78:6.4] Ten per cent of the Mesopotamians turned eastward in their northern trek, entering Sinkiang, where they blended with the Andite-yellow inhabitants. The majority of the able offspring of this racial union later entered China and contributed much to the immediate improvement of the northern division of the yellow race. 
Десять процентов обитателей Месопотамии, продвигавшихся на север, повернули на восток и достигли Синьцзяна, где смешались с андито-жёлтыми племенами. Большая часть талантливых потомков этого расового союза впоследствии дошла до Китая, в результате чего произошло быстрое и существенное улучшение северной ветви жёлтой расы.
[78:6.5] Ten per cent of these fleeing Andites made their way across Arabia and entered Egypt. 
Десять процентов покинувших свою родину андитов пересекли Аравию и вступили в Египет.
[78:6.6] Five per cent of the Andites, the very superior culture of the coastal district about the mouths of the Tigris and Euphrates who had kept themselves free from intermarriage with the inferior neighboring tribesmen, refused to leave their homes. This group represented the survival of many superior Nodite and Adamite strains. 
Пять процентов андитов отказались покинуть свои дома. Эта группа, обитавшая на побережье около устьев Тигра и Евфрата и не допускавшая смешения с окружающими отсталыми племенами, обладала исключительно развитой культурой и включала уцелевших потомков превосходящих нодитских и адамических родов.

[78:6.7] The Andites had almost entirely evacuated this region by 6000 B.C., though their descendants, largely mixed with the surrounding Sangik races and the Andonites of Asia Minor, were there to give battle to the northern and eastern invaders at a much later date.
Андиты почти полностью оставили этот регион к 6-му тысячелетию до н.э., хотя их потомки – в значительной мере смешанные с окружающими сангикскими народами и андонитами Малой Азии – остались, чтобы много лет спустя дать бой захватчикам, наступавшим с севера и востока.
[78:6.8] The cultural age of the second garden was terminated by the increasing infiltration of the surrounding inferior stocks. Civilization moved westward to the Nile and the Mediterranean islands, where it continued to thrive and advance long after its fountainhead in Mesopotamia had deteriorated. And this unchecked influx of inferior peoples prepared the way for the later conquest of all Mesopotamia by the northern barbarians who drove out the residual strains of ability. Even in later years the cultured residue still resented the presence of these ignorant and uncouth invaders. 
Всё большее проникновение отсталых соседних племён положило конец культурной эпохе второго сада. Цивилизация переместилась на запад – к Нилу и островам Средиземноморья, где она продолжала процветать и развиваться в течение ещё долгого времени после того, как иссяк её источник в Месопотамии. И такой беспрепятственный приток отсталых народов подготовил почву для последующего завоевания всей Месопотамии северными варварами, которые вытеснили остатки одарённых родов. Присутствие невежественных и грубых захватчиков ещё долго продолжало возмущать оставшихся культурных обитателей.

7. THE FLOODS IN MESOPOTAMIA 

7. НАВОДНЕНИЯ В МЕСОПОТАМИИ

[78:7.1] The river dwellers were accustomed to rivers overflowing their banks at certain seasons; these periodic floods were annual events in their lives. But new perils threatened the valley of Mesopotamia as a result of progressive geologic changes to the north.
Живущие у рек привыкли к тому, что в определённое время реки выходили из берегов; такие периодические разливы были обычным явлением в их жизни. Однако из-за постепенных геологических изменений, происходивших на севере, долина Месопотамии столкнулась с новыми опасностями.
[78:7.2] For thousands of years after the submergence of the first Eden the mountains about the eastern coast of the Mediterranean and those to the northwest and northeast of Mesopotamia continued to rise. This elevation of the highlands was greatly accelerated about 5000 B.C., and this, together with greatly increased snowfall on the northern mountains, caused unprecedented floods each spring throughout the Euphrates valley. These spring floods grew increasingly worse so that eventually the inhabitants of the river regions were driven to the eastern highlands. For almost a thousand years scores of cities were practically deserted because of these extensive deluges. 
В течение тысячелетий после затопления первого Эдема продолжался подъём гор вдоль восточного побережья Месопотамии, а также к северо-западу и северо-востоку от неё. Подъём горных регионов существенно ускорился около 5.000 лет до н.э., что наряду с чрезвычайно усилившимися снегопадами в северных горах каждую весну приводило к беспрецедентным наводнениям в долине Евфрата. Весенние половодья становились всё более обширными, в результате чего обитатели речных районов были вытеснены на восточные нагорья. Эти обширные потопы привели к тому, что на протяжении почти тысячи лет десятки городов оставались практически вымершими.

[78:7.3] Almost five thousand years later, as the Hebrew priests in Babylonian captivity sought to trace the Jewish people back to Adam, they found great difficulty in piecing the story together; and it occurred to one of them to abandon the effort, to let the whole world drown in its wickedness at the time of Noah’s flood, and thus to be in a better position to trace Abraham right back to one of the three surviving sons of Noah.
Почти пять тысяч лет спустя, когда еврейские священники, находившиеся в вавилонском плену, пытались проследить историю еврейского народа со времён Адама, им никак не удавалось связать концы с концами; тогда одному из них пришло в голову отказаться от этой затеи: пусть весь мир, погрязший в пороке, будет скрыт потопом во времена Ноя, с тем чтобы было легче проследить родословную Авраама непосредственно от одного из трёх спасшихся сыновей Ноя.
[78:7.4] The traditions of a time when water covered the whole of the earth’s surface are universal. Many races harbor the story of a world-wide flood some time during past ages. The Biblical story of Noah, the ark, and the flood is an invention of the Hebrew priesthood during the Babylonian captivity. There has never been a universal flood since life was established on Urantia. The only time the surface of the earth was completely covered by water was during those Archeozoic ages before the land had begun to appear. 
Предания о тех временах, когда вода покрывала всю поверхность земли, встречаются повсеместно. У многих народов сохранились легенды о всемирном потопе, произошедшем в одну из прошлых эпох. Библейское повествование о Ное, ковчеге и потопе является вымыслом еврейского священства времён вавилонского плена. После установления жизни на Урантии здесь никогда не случалось всемирного потопа. Вся поверхность земли была покрыта водой один-единственный раз, что произошло в эру археозоя, до появления суши.
[78:7.5] But Noah really lived; he was a wine maker of Aram, a river settlement near Erech. He kept a written record of the days of the river’s rise from year to year. He brought much ridicule upon himself by going up and down the river valley advocating that all houses be built of wood, boat fashion, and that the family animals be put on board each night as the flood season approached. He would go to the neighboring river settlements every year and warn them that in so many days the floods would come. Finally a year came in which the annual floods were greatly augmented by unusually heavy rainfall so that the sudden rise of the waters wiped out the entire village; only Noah and his immediate family were saved in their houseboat.
Однако Ной является исторической личностью: он был виноделом из Арама – речного поселения вблизи Урука. Каждый год он вёл записи своих наблюдений за наводнениями. Он навлекал на себя многочисленные насмешки тем, что странствовал вверх и вниз по речной долине, призывая строить все дома из дерева, в виде плотов, а с приближением периода наводнения забирать домашних животных на ночь в дом. Каждый год он отправлялся в соседние речные поселения, чтобы предупредить о том, что через столько-то дней будет наводнение. Наконец, настал год, когда ежегодные наводнения были чрезвычайно усилены исключительно обильными дождями. Внезапное прибавление воды смыло целую деревню; только Ной и его семья спаслись в своём плавучем доме.

[78:7.6] These floods completed the disruption of Andite civilization. With the ending of this period of deluge, the second garden was no more. Only in the south and among the Sumerians did any trace of the former glory remain.
Такие наводнения привели к окончательному краху цивилизации андитов. С завершением сезона наводнений второй сад прекратил своё существование. Только на юге и среди шумеров оставались следы былой славы.
[78:7.7] The remnants of this, one of the oldest civilizations, are to be found in these regions of Mesopotamia and to the northeast and northwest. But still older vestiges of the days of Dalamatia exist under the waters of the Persian Gulf, and the first Eden lies submerged under the eastern end of the Mediterranean Sea. 
В этих регионах Месопотамии, а также к северо-востоку и северо-западу от них, можно обнаружить следы одной из древнейших на земле цивилизаций. Однако под водами Персидского залива покоятся остатки ещё более древней Даламатии, а на дне восточной оконечности Средиземного моря лежит первый Эдем.

8. THE SUMERIANS – LAST OF THE ANDITES 

8. ШУМЕРЫ – ПОСЛЕДНИЕ ИЗ АНДИТОВ

[78:8.1] When the last Andite dispersion broke the biologic backbone of Mesopotamian civilization, a small minority of this superior race remained in their homeland near the mouths of the rivers. These were the Sumerians, and by 6000 B.C. they had become largely Andite in extraction, though their culture was more exclusively Nodite in character, and they clung to the ancient traditions of Dalamatia. Nonetheless, these Sumerians of the coastal regions were the last of the Andites in Mesopotamia. But the races of Mesopotamia were already thoroughly blended by this late date, as is evidenced by the skull types found in the graves of this era.
Когда последнее рассеяние андитов подорвало биологическую основу цивилизации Месопотамии, небольшая часть этой высокоразвитой расы осталась на своей родине недалеко от устьев рек. Это были шумеры, и к 6-му тысячелетию до н.э. по своему происхождению их можно было отнести скорее к андитам, хотя характер их культуры имел ярко выраженные нодитские черты и они придерживались древних традиций Даламатии. Тем не менее, эти шумеры побережья были последними из андитов Месопотамии. Однако к тому времени уже произошло полное смешение народов Месопотамии, что следует из форм черепов, найденных в захоронениях этой эры.
[78:8.2] It was during the floodtimes that Susa so greatly prospered. The first and lower city was inundated so that the second or higher town succeeded the lower as the headquarters for the peculiar artcrafts of that day. With the later diminution of these floods, Ur became the center of the pottery industry. About seven thousand years ago Ur was on the Persian Gulf, the river deposits having since built up the land to its present limits. These settlements suffered less from the floods because of better controlling works and the widening mouths of the rivers. 
Именно в период наводнений огромного процветания достигли Сузы. Первый (нижний) город был затоплен, и второй (верхний) стал его преемником в качестве центра своеобразных ремёсел своего времени. Когда впоследствии наводнения стали менее обширными, Ур превратился в центр гончарного дела. Около семи тысяч лет назад Ур находился на побережье Персидского залива, но с тех пор речные наносы нарастили сушу до её современных границ. Эти поселения меньше пострадали из-за наводнений благодаря своим более совершенным защитным сооружениям и расширению устьев рек.

[78:8.3] The peaceful grain growers of the Euphrates and Tigris valleys had long been harassed by the raids of the barbarians of Turkestan and the Iranian plateau. But now a concerted invasion of the Euphrates valley was brought about by the increasing drought of the highland pastures. And this invasion was all the more serious because these surrounding herdsmen and hunters possessed large numbers of tamed horses. It was the possession of horses which gave them a tremendous military advantage over their rich neighbors to the south. In a short time they overran all Mesopotamia, driving forth the last waves of culture which spread out over all of Europe, western Asia, and northern Africa.
Набеги варваров Туркестана и Иранского плоскогорья уже давно лишали покоя мирных земледельцев, живших в долинах Тигра и Евфрата. На этот раз причиной скоординированного вторжения в долину Евфрата стало усиление засухи на высокогорных пастбищах. Это вторжение было особенно грозным из-за того, что окружающие скотоводы и охотники владели большим количеством приручённых лошадей. Именно наличие лошадей давало им колоссальное военное преимущество перед богатыми южными соседями. Они быстро оккупировали всю Месопотамию, вытеснив отсюда остатки культуры, волнами прокатившейся по всей Европе, западной Азии и северной Африке.
[78:8.4] These conquerors of Mesopotamia carried in their ranks many of the better Andite strains of the mixed northern races of Turkestan, including some of the Adamson stock. These less advanced but more vigorous tribes from the north quickly and willingly assimilated the residue of the civilization of Mesopotamia and presently developed into those mixed peoples found in the Euphrates valley at the beginning of historic annals. They quickly revived many phases of the passing civilization of Mesopotamia, adopting the arts of the valley tribes and much of the culture of the Sumerians. They even sought to build a third tower of Babel and later adopted the term as their national name. 
Среди завоевателей Месопотамии было много представителей лучших андитских родов, входивших в состав смешанных северных народов Туркестана, включая некоторых потомков Адамсона. Эти менее развитые, но более решительные северные племена быстро и с готовностью ассимилировали остатки цивилизации Месопотамии и вскоре превратились в те смешанные народы, которые обитали в долине Евфрата во времена появления первых исторических свидетельств. Они быстро возродили многие аспекты вымиравшей цивилизации Месопотамии, переняв ремёсла долинных племён и значительную часть культуры шумеров. Они даже пытались построить третью Вавилонскую башню и впоследствии назвали этим именем свою нацию.
[78:8.5] When these barbarian cavalrymen from the northeast overran the whole Euphrates valley, they did not conquer the remnants of the Andites who dwelt about the mouth of the river on the Persian Gulf. These Sumerians were able to defend themselves because of superior intelligence, better weapons, and their extensive system of military canals, which were an adjunct to their irrigation scheme of interconnecting pools. They were a united people because they had a uniform group religion. They were thus able to maintain their racial and national integrity long after their neighbors to the northwest were broken up into isolated city-states. No one of these city groups was able to overcome the united Sumerians. 
Когда конные варвары, наступавшие с северо-востока, захватили всю долину Евфрата, они не покорили андитов, оставшихся в районе устья реки у Персидского залива. Эти шумеры смогли защитить себя благодаря более высокому интеллекту, более совершенному оружию и разветвлённой системе оборонительных каналов, дополнявших ирригационную сеть сообщающихся бассейнов. Они являлись сплочённым народом, так как у них была единая религия. Благодаря этому им удалось сохранить расовую и национальную целостность в течение ещё многих лет после того, как их северо-западные соседи были раздроблены на изолированные города-государства. Ни одна из этих городских групп не смогла покорить сплочённых шумеров.
[78:8.6] And the invaders from the north soon learned to trust and prize these peace-loving Sumerians as able teachers and administrators. They were greatly respected and sought after as teachers of art and industry, as directors of commerce, and as civil rulers by all peoples to the north and from Egypt in the west to India in the east. 
Северные захватчики быстро научились уважать и ценить этих миролюбивых шумеров как способных учителей и управляющих. У их северных соседей, равно как и у всех народов, обитавших между Египтом на западе и Индией на востоке, они вызывали огромное уважение и пользовались большим спросом как учители искусств и ремёсел, организаторы торговли и гражданские правители.
[78:8.7] After the breakup of the early Sumerian confederation the later city-states were ruled by the apostate descendants of the Sethite priests. Only when these priests made conquests of the neighboring cities did they call themselves kings. The later city kings failed to form powerful confederations before the days of Sargon because of deity jealousy. Each city believed its municipal god to be superior to all other gods, and therefore they refused to subordinate themselves to a common leader. 
После распада первой шумерской конфедерации правителями появившихся позднее городов-государств стали вероотступнические потомки сифитских священников. Эти жрецы называли себя царями только тогда, когда завоёвывали соседние города. Вплоть до правления Саргона городским царям не удавалось образовать могущественной конфедерации из-за ревности к чужим божествам. Каждый город считал своего местного бога выше всех остальных, и поэтому они отказывались подчиняться единому правителю.
[78:8.8] The end of this long period of the weak rule of the city priests was terminated by Sargon, the priest of Kish, who proclaimed himself king and started out on the conquest of the whole of Mesopotamia and adjoining lands. And for the time, this ended the city-states, priest-ruled and priest-ridden, each city having its own municipal god and its own ceremonial practices. 
Конец этому длительному периоду слабой власти городских священников был положен Саргоном – священником из Киша, который провозгласил себя царём и приступил к завоеванию всей Месопотамии и прилегающих территорий. И на некоторое время прекратили существование города-государства, находившиеся под бременем своих правителей-жрецов, когда каждый город имел своего местного бога и свои собственные ритуалы.
[78:8.9] After the breakup of this Kish confederation there ensued a long period of constant warfare between these valley cities for supremacy. And the rulership variously shifted between Sumer, Akkad, Kish, Erech, Ur, and Susa. 
После распада Кишской конфедерации города долины вступили в продолжительный период непрестанной борьбы за превосходство. Власть поочерёдно переходила к Шумеру, Аккаду, Кишу, Уруку, Уру и Сузам.
[78:8.10] About 2500 B.C. the Sumerians suffered severe reverses at the hands of the northern Suites and Guites. Lagash, the Sumerian capital built on flood mounds, fell. Erech held out for thirty years after the fall of Akkad. By the time of the establishment of the rule of Hammurabi the Sumerians had become absorbed into the ranks of the northern Semites, and the Mesopotamian Andites passed from the pages of history. 
Около 2.500 лет до н.э. шумеры потерпели жестокие поражения от северных суитов и гуитов. Пал Лагаш – шумерская столица, построенная на намытой разливами земле. Урук продержался ещё тридцать лет после падения Аккада. Ко времени установления правления Хаммурапи шумеры слились с северными семитами, и андиты Месопотамии сошли со страниц истории.
[78:8.11] From 2500 to 2000 B.C. the nomads were on a rampage from the Atlantic to the Pacific. The Nerites constituted the final eruption of the Caspian group of the Mesopotamian descendants of the blended Andonite and Andite races. What the barbarians failed to do to effect the ruination of Mesopotamia, subsequent climatic changes succeeded in accomplishing. 
Между 2.500 и 2.000 годами до н.э. на всём пространстве от Атлантического до Тихого океана неистовствали кочевники. Нериты стали причиной последнего распада каспийской группы месопотамских потомков смешанных андонитских и андитских рас. То, чего не сделали варвары, выполнили последующие климатические изменения, завершившие разорение Месопотамии.

[78:8.12] And this is the story of the violet race after the days of Adam and of the fate of their homeland between the Tigris and Euphrates. Their ancient civilization finally fell due to the emigration of superior peoples and the immigration of their inferior neighbors. But long before the barbarian cavalrymen conquered the valley, much of the Garden culture had spread to Asia, Africa, and Europe, there to produce the ferments which have resulted in the twentieth-century civilization of Urantia.
Таков рассказ о фиолетовой расе в эпоху после Адама и о судьбе её родины – междуречья Тигра и Евфрата. В конечном счёте, эта древняя цивилизация погибла потому, что лучшие народы покинули эти места, а на их место пришли отсталые соседи. Однако задолго до того, как конница варваров заполонила долину, значительная часть культуры Сада уже распространилась на Азию, Африку и Европу, создав там предпосылки, приведшие Урантию к цивилизации двадцатого века.

[78:8.13] [Presented by an Archangel of Nebadon.]
[Представлено Архангелом Небадона.]