076 Второй Сад

(The Second Garden)


[76:0.1] WHEN Adam elected to leave the first garden to the Nodites unopposed, he and his followers could not go west, for the Edenites had no boats suitable for such a marine adventure. They could not go north; the northern Nodites were already on the march toward Eden. They feared to go south; the hills of that region were infested with hostile tribes. The only way open was to the east, and so they journeyed eastward toward the then pleasant regions between the Tigris and Euphrates rivers. And many of those who were left behind later journeyed eastward to join the Adamites in their new valley home.
КОГДА Адам предпочёл оставить первый Сад нодитам без сопротивления, он и его спутники не могли двинуться на запад, ибо в их распоряжении не было пригодных для такого путешествия лодок. Они не могли пойти на север, ибо северные нодиты уже шли на Эдем. Они опасались идти на юг, где холмистые районы кишели враждебными племенами. Единственным открытым направлением оставалось восточное, и потому они устремились на восток, в благодатное в то время междуречье Тигра и Евфрата. Многие же из тех, кто остался, позднее отправились на восток, чтобы присоединиться к адамитам в их новой долинной родине.
[76:0.2] Cain and Sansa were both born before the Adamic caravan had reached its destination between the rivers in Mesopotamia. Laotta, the mother of Sansa, perished at the birth of her daughter; Eve suffered much but survived, owing to superior strength. Eve took Sansa, the child of Laotta, to her bosom, and she was reared along with Cain. Sansa grew up to be a woman of great ability. She became the wife of Sargan, the chief of the northern blue races, and contributed to the advancement of the blue men of those times.
И Каин, и Санса родились ещё до того, как адамический караван добрался до своей цели, междуречья Месопотамии. Лаотта – мать Сансы – погибла при родах своей дочери; Ева перенесла жестокие мучения, но смогла выжить благодаря своей превосходящей силе; она вскормила ребёнка Лаотты – Сансу – и вырастила её вместе с Каином.  Санса выросла необыкновенно талантливой женщиной. Она стала женой Саргана – вождя северных племён синей расы и способствовала развитию синих людей того времени.


1. THE EDENITES ENTER MESOPOTAMIA

1. ЭДЕМИТЫ ПРИБЫВАЮТ В МЕСОПОТАМИЮ


[76:1.1] It required almost a full year for the caravan of Adam to reach the Euphrates River. Finding it in flood tide, they remained camped on the plains west of the stream almost six weeks before they made their way across to the land between the rivers which was to become the second garden.
Прошёл почти год, прежде чем караван Адама достиг Евфрата. Из-за половодья, в течение почти шести недель они стояли лагерем в долине к западу от течения, пока им не удалось перебраться в междуречье, где предстояло появиться второму Саду.
[76:1.2] When word had reached the dwellers in the land of the second garden that the king and high priest of the Garden of Eden was marching on them, they had fled in haste to the eastern mountains. Adam found all of the desired territory vacated when he arrived. And here in this new location Adam and his helpers set themselves to work to build new homes and establish a new center of culture and religion.
Когда до обитателей этой земли дошёл слух, что на них идут царь и первосвященник Эдемского Сада, они поспешно ретировались в восточные горы. Добравшись до цели, Адам обнаружил, что вся желанная территория была свободна. Здесь, в этой новой местности, Адам и его помощники принялись строить новые жилища и создавать новый центр культуры и религии.
[76:1.3] This site was known to Adam as one of the three original selections of the committee assigned to choose possible locations for the Garden proposed by Van and Amadon. The two rivers themselves were a good natural defense in those days, and a short way north of the second garden the Euphrates and Tigris came close together so that a defense wall extending fifty-six miles could be built for the protection of the territory to the south and between the rivers.
Это место было известно Адаму как один из трёх первоначальных вариантов, отобранных комиссией, которая занималась поиском подходящих мест для предложенного Ваном и Амадоном Сада. В те времена Тигр и Евфрат сами по себе обеспечивали надёжную естественную преграду, а на небольшом расстоянии к северу от второго Сада две реки сближались друг с другом, что позволяло построить стену длиной в пятьдесят шесть миль для защиты южной части междуречья.

[76:1.4] After getting settled in the new Eden, it became necessary to adopt crude methods of living; it seemed entirely true that the ground had been cursed. Nature was once again taking its course. Now were the Adamites compelled to wrest a living from unprepared soil and to cope with the realities of life in the face of the natural hostilities and incompatibilities of mortal existence. They found the first garden partially prepared for them, but the second had to be created by the labor of their own hands and in the «sweat of their faces.»
Поселившись в новом Эдеме, адамитам пришлось привыкать к тяжёлому образу жизни: эта земля казалась поистине проклятой. Природа в очередной раз диктовала свои законы. На этот раз адамиты были вынуждены тяжким трудом добывать себе пропитание на неподготовленной земле и привыкать к жизни в условиях враждебной природы и превратностей смертного существования. Они застали первый Сад частично подготовленным для них, однако второй пришлось создавать своими собственными руками, в «поте лица своего».


2. CAIN AND ABEL

2. КАИН И АВЕЛЬ


[76:2.1] Less than two years after Cain’s birth, Abel was born, the first child of Adam and Eve to be born in the second garden. When Abel grew up to the age of twelve years, he elected to be a herder; Cain had chosen to follow agriculture.
Не прошло и двух лет после рождения Каина, как родился Авель – первый ребёнок Адама и Евы, рождённый во втором Саду. Когда Авель подрос и ему исполнилось двенадцать лет, он решил стать пастухом; Каин предпочёл заняться земледелием.
[76:2.2] Now, in those days it was customary to make offerings to the priesthood of the things at hand. Herders would bring of their flocks, farmers of the fruits of the fields; and in accordance with this custom, Cain and Abel likewise made periodic offerings to the priests. The two boys had many times argued about the relative merits of their vocations, and Abel was not slow to note that preference was shown for his animal sacrifices. In vain did Cain appeal to the traditions of the first Eden, to the former preference for the fruits of the fields. But this Abel would not allow, and he taunted his older brother in his discomfiture.
В те времена существовал обычай делать приношения священнослужителям. Каждый давал то, что у него было: пастухи пригоняли скот, фермеры приносили дары земли. Согласно этому обычаю, Каин и Авель также периодически делали приношения священникам. Много раз мальчики спорили о сравнительных достоинствах своих занятий, и Авель быстро заметил, что предпочтение отдаётся его жертвенным животным. Тщетно взывал Каин к традициям первого Эдема, где были предпочтительны дары земли. Авель не принимал этого во внимание и всячески насмехался над разочарованным старшим братом.
[76:2.3] In the days of the first Eden Adam had indeed sought to discourage the offering of animal sacrifice so that Cain had a justifiable precedent for his contentions. It was, however, difficult to organize the religious life of the second Eden. Adam was burdened with a thousand and one details associated with the work of building, defense, and agriculture. Being much depressed spiritually, he intrusted the organization of worship and education to those of Nodite extraction who had served in these capacities in the first garden; and in even so short a time the officiating Nodite priests were reverting to the standards and rulings of pre-Adamic times.
Адам действительно стремился отучить обитателей первого Эдема от жертвоприношения животных, поэтому в своих спорах Каин обоснованно ссылался на прецедент. Однако организация религиозной жизни второго Эдема была нелёгким делом. Адам был перегружен множеством проблем, связанных со строительством, обороной и сельским хозяйством. Весьма подавленный духовно, он вверил организацию вероисповедания и образования тем нодитам, которые занимались этим в первом Саду, но даже за такое короткое время деятельность священников-нодитов привела к возврату к нормам и правилам до-адамовых времён.
[76:2.4] The two boys never got along well, and this matter of sacrifices further contributed to the growing hatred between them. Abel knew he was the son of both Adam and Eve and never failed to impress upon Cain that Adam was not his father. Cain was not pure violet as his father was of the Nodite race later admixed with the blue and the red man and with the aboriginal Andonic stock. And all of this, with Cain’s natural bellicose inheritance, caused him to nourish an ever-increasing hatred for his younger brother.
Два мальчика никогда не ладили друг с другом, и споры о жертвоприношениях ещё больше распаляли их ненависть. Авель знал, что являлся сыном как Адама, так и Евы, и не упускал ни одного случая напомнить Каину о том, что Адам не был его отцом. Каин не был чистокровным представителем фиолетовой расы, ибо его отец принадлежал к тем нодитам, которые позднее смешались с синей и красной расами, а также с коренными андонитами. И всё это, в сочетании с наследственной агрессивностью Каина, заставляло его питать всё большую ненависть к своему младшему брату.
[76:2.5] The boys were respectively eighteen and twenty years of age when the tension between them was finally resolved, one day, when Abel’s taunts so infuriated his bellicose brother that Cain turned upon him in wrath and slew him.
Когда юношам было соответственно восемнадцать и двадцать лет, напряжённые отношения между ними наконец разрешились: однажды, насмешки Авеля привели его воинственного брата в такую ярость, что Каин в гневе набросился на Авеля и убил его.

[76:2.6] The observation of Abel’s conduct establishes the value of environment and education as factors in character development. Abel had an ideal inheritance, and heredity lies at the bottom of all character; but the influence of an inferior environment virtually neutralized this magnificent inheritance. Abel, especially during his younger years, was greatly influenced by his unfavorable surroundings. He would have become an entirely different person had he lived to be twenty-five or thirty; his superb inheritance would then have shown itself. While a good environment cannot contribute much toward really overcoming the character handicaps of a base heredity, a bad environment can very effectively spoil an excellent inheritance, at least during the younger years of life. Good social environment and proper education are indispensable soil and atmosphere for getting the most out of a good inheritance.
Наблюдая за поведением Авеля, можно заметить, какую роль играют среда и образование как факторы формирования характера. Авель обладал идеальной наследственностью, а наследственность лежит в основе любого характера; однако влияние плохой среды практически свело на нет эти великолепные задатки. Авель, особенно в молодые годы, подвергался сильному воздействию неблагоприятного окружения. Он стал бы совершенно другим человеком, если бы дожил до двадцати пяти или тридцати лет, когда проявилась бы его более совершенная наследственность. Хорошая среда не может существенно компенсировать недостатки характера, проистекающие из скверной наследственности, но плохая среда способна в значительной мере испортить прекрасную наследственность, по крайней мере, в молодости. Хорошее социальное окружение и надлежащее образование являются необходимой почвой и атмосферой для извлечения всех потенциальных возможностей из благоприятной наследственности.
[76:2.7] The death of Abel became known to his parents when his dogs brought the flocks home without their master. To Adam and Eve, Cain was fast becoming the grim reminder of their folly, and they encouraged him in his decision to leave the garden.
Родители узнали о смерти Авеля, когда его собаки пригнали стадо домой без своего хозяина. Для Адама и Евы Каин быстро становился мрачным напоминанием их собственного проступка, и они поддержали его решение покинуть Сад.
[76:2.8] Cain’s life in Mesopotamia had not been exactly happy since he was in such a peculiar way symbolic of the default. It was not that his associates were unkind to him, but he had not been unaware of their subconscious resentment of his presence. But Cain knew that, since he bore no tribal mark, he would be killed by the first neighboring tribesmen who might chance to meet him. Fear, and some remorse, led him to repent. Cain had never been indwelt by an Adjuster, had always been defiant of the family discipline and disdainful of his father’s religion. But he now went to Eve, his mother, and asked for spiritual help and guidance, and when he honestly sought divine assistance, an Adjuster indwelt him. And this Adjuster, dwelling within and looking out, gave Cain a distinct advantage of superiority which classed him with the greatly feared tribe of Adam.
Жизнь Каина в Месопотамии была не особенно счастливой, ибо он стал столь характерным символом проступка Адама и Евы. Не то чтобы его товарищи плохо к нему относились, но он догадывался об их скрытой неприязни. Но Каин знал, что не имея племенного знака, он будет убит первыми попавшимися членами соседнего племени. Страх и, в некоторой степени, угрызения совести привели его к раскаянию. У Каина никогда не было Настройщика, он никогда не считался с семейной дисциплиной и презирал религию своего отца. Однако теперь он пришёл к своей матери Еве, чтобы обратиться за духовной помощью и советом, и когда он искренне попросил о божественном участии, в него вселился Настройщик. И этот Настройщик, пребывающий в нём и охраняющий его, дал Каину то преимущество и превосходство, которые поставили его в равное положение с людьми племени Адама, внушавшим огромный страх.
[76:2.9] And so Cain departed for the land of Nod, east of the second Eden. He became a great leader among one group of his father’s people and did, to a certain degree, fulfill the predictions of Serapatatia, for he did promote peace between this division of the Nodites and the Adamites throughout his lifetime. Cain married Remona, his distant cousin, and their first son, Enoch, became the head of the Elamite Nodites. And for hundreds of years the Elamites and the Adamites continued to be at peace.
Так Каин отправился в землю Нода, к востоку от второго Эдема. Он стал великим вождём одной из групп, принадлежавших к народу его отца, и в определённой мере выполнил предсказание Серапататии, ибо в течение всей своей жизни он действительно способствовал укреплению мира между этим племенем нодитов и адамитами. Каин женился на Ремоне – своей дальней родственнице, а их первенец, Енох, стал главой эламитских нодитов. И в течение многих веков между эламитами и адамитами сохранялся мир.


3. LIFE IN MESOPOTAMIA

3. ЖИЗНЬ В МЕСОПОТАМИИ


[76:3.1] As time passed in the second garden, the consequences of default became increasingly apparent. Adam and Eve greatly missed their former home of beauty and tranquillity as well as their children who had been deported to Edentia. It was indeed pathetic to observe this magnificent couple reduced to the status of the common flesh of the realm; but they bore their diminished estate with grace and fortitude.
Время шло и во втором Саду всё более очевидными становились последствия проступка. Адам и Ева страшно тосковали по своему прежнему, прекрасному и спокойному дому, по своим детям, отправленным на Эдентию. Эта великолепная пара, низведённая до уровня обыкновенных смертных данного мира, действительно вызывала сочувствие, но они достойно и мужественно переносили своё униженное положение.
[76:3.2] Adam wisely spent most of the time training his children and their associates in civil administration, educational methods, and religious devotions. Had it not been for this foresight, pandemonium would have broken loose upon his death. As it was, the death of Adam made little difference in the conduct of the affairs of his people. But long before Adam and Eve passed away, they recognized that their children and followers had gradually learned to forget the days of their glory in Eden. And it was better for the majority of their followers that they did forget the grandeur of Eden; they were not so likely to experience undue dissatisfaction with their less fortunate environment.
Адам благоразумно использовал большую часть своего времени на обучение своих детей и их товарищей основам гражданского управления, методов образования и религиозного служения. Если бы не такая предусмотрительность, его смерть привела бы к хаосу. В реальности кончина Адама практически не повлияла на состояние дел его народа. Однако задолго до своей смерти Адам и Ева поняли, что их дети и последователи постепенно стали забывать дни былой славы в Эдеме. И для большинства их сторонников забвение эдемского величия было во благо; можно было с большей вероятностью надеяться на то, что они не будут испытывать излишнего недовольства своей менее благоприятной средой.

[76:3.3] The civil rulers of the Adamites were derived hereditarily from the sons of the first garden. Adam’s first son, Adamson (Adam ben Adam), founded a secondary center of the violet race to the north of the second Eden. Adam’s second son, Eveson, became a masterly leader and administrator; he was the great helper of his father. Eveson lived not quite so long as Adam, and his eldest son, Jansad, became the successor of Adam as the head of the Adamite tribes.
Гражданские правители адамитов являлись потомками сынов первого Сада. Первый сын Адама – Адамсон (Адам бен Адам) – основал вторичный центр фиолетовой расы к северу от второго Эдема. Второй сын Адама – Евсон – стал прекрасным вождём и управляющим; он оказывал огромную помощь своему отцу. Евсон умер раньше Адама, и его старший сын – Янсад – стал преемником Адама в качестве главы адамических племён.
[76:3.4] The religious rulers, or priesthood, originated with Seth, the eldest surviving son of Adam and Eve born in the second garden. He was born one hundred and twenty-nine years after Adam’s arrival on Urantia. Seth became absorbed in the work of improving the spiritual status of his father’s people, becoming the head of the new priesthood of the second garden. His son, Enos, founded the new order of worship, and his grandson, Kenan, instituted the foreign missionary service to the surrounding tribes, near and far.
Религиозные правители, или духовенство, берут своё начало от Сифа – старшего из остававшихся в живых сыновей Адама и Евы, появившихся во втором Саду. Он родился через сто двадцать девять лет после прибытия Адама на Урантию. Сиф посвятил себя повышению духовного уровня последователей своего отца и стал главой нового духовенства второго Сада. Его сын, Енос, создал новый порядок поклонения, а его внук, Кенан, учредил миссионерскую службу для окружающих племён, ближних и дальних.
[76:3.5] The Sethite priesthood was a threefold undertaking, embracing religion, health, and education. The priests of this order were trained to officiate at religious ceremonies, to serve as physicians and sanitary inspectors, and to act as teachers in the schools of the garden.
Сифитское священство было тройственным начинанием, включающим религию, здоровье и образование. Священники этого ордена получали подготовку в качестве исполнителей религиозных обрядов, врачей и санитарных инспекторов, а также учителей садовых школ.

[76:3.6] Adam’s caravan had carried the seeds and bulbs of hundreds of plants and cereals of the first garden with them to the land between the rivers; they also had brought along extensive herds and some of all the domesticated animals. Because of this they possessed great advantages over the surrounding tribes. They enjoyed many of the benefits of the previous culture of the original Garden.
Караван Адама доставил из первого Сада в междуречье семена и луковицы сотен различных растений и злаков; кроме того, были пригнаны тучные стада и по нескольку особей от каждого вида приручённых животных. Это ставило адамитов в значительно более выгодное положение по сравнению с окружающими племенами. Они пользовались многими преимуществами былой культуры первоначального Сада.
[76:3.7] Up to the time of leaving the first garden, Adam and his family had always subsisted on fruits, cereals, and nuts. On the way to Mesopotamia they had, for the first time, partaken of herbs and vegetables. The eating of meat was early introduced into the second garden, but Adam and Eve never partook of flesh as a part of their regular diet. Neither did Adamson nor Eveson nor the other children of the first generation of the first garden become flesh eaters.
Вплоть до ухода из первого Сада Адам и его семья питались только фруктами, злаками и орехами. На пути в Месопотамию они впервые стали пользоваться травами и овощами. Уже на начальном этапе существования второго Сада здесь стали употреблять мясо, однако плоть никогда не была частью регулярного питания Адама и Евы. Ни Адамсон, ни Евсон, ни другие дети первого поколения, родившиеся в первом Саду, не перешли на мясную пищу.

[76:3.8] The Adamites greatly excelled the surrounding peoples in cultural achievement and intellectual development. They produced the third alphabet and otherwise laid the foundations for much that was the forerunner of modern art, science, and literature. Here in the lands between the Tigris and Euphrates they maintained the arts of writing, metalworking, pottery making, and weaving and produced a type of architecture that was not excelled in thousands of years.
Адамиты значительно превосходили соседние народы в культурных достижениях и в интеллектуальном развитии. Они создали третий алфавит и, в целом, заложили основу для многого из того, что положило начало современному искусству, науке и литературе. Здесь, в междуречье Тигра и Евфрата, они развили искусство письма, металлообработки, керамики, ткачества, а также создали архитектуру, которая тысячелетиями оставалась непревзойдённой.
[76:3.9] The home life of the violet peoples was, for their day and age, ideal. Children were subjected to courses of training in agriculture, craftsmanship, and animal husbandry or else were educated to perform the threefold duty of a Sethite: to be priest, physician, and teacher.
Для своего времени семейная жизнь фиолетовой расы была идеальной. Дети в обязательном порядке обучались земледелию, ремёслам и животноводству, либо получали образование, необходимое для исполнения тройственных обязанностей сифита: священника, врача и учителя.
[76:3.10] And when thinking of the Sethite priesthood, do not confuse those high-minded and noble teachers of health and religion, those true educators, with the debased and commercial priesthoods of the later tribes and surrounding nations. Their religious concepts of Deity and the universe were advanced and more or less accurate, their health provisions were, for their time, excellent, and their methods of education have never since been surpassed.
Размышляя о сифитском духовенстве, не путайте тех возвышенных и благородных проповедников здоровья и религии, тех истинных просветителей, с невежественными и алчными жрецами более поздних племён и окружающих народов. Религиозные представления сифитов о Божестве и вселенной были прогрессивными и более или менее правильными, уровень их медицины был для своего времени великолепным, а их методы обучения остаются непревзойдёнными по сей день.


4. THE VIOLET RACE 

4. ФИОЛЕТОВАЯ РАСА


[76:4.1] Adam and Eve were the founders of the violet race of men, the ninth human race to appear on Urantia. Adam and his offspring had blue eyes, and the violet peoples were characterized by fair complexions and light hair color – yellow, red, and brown.
Адам и Ева стали основателями фиолетовой расы – девятой человеческой расы, появившейся на Урантии. У Адама и его детей были голубые глаза, и фиолетовые народы отличались превосходным телосложением и светлым цветом волос – русым, рыжим или каштановым.
[76:4.2] Eve did not suffer pain in childbirth; neither did the early evolutionary races. Only the mixed races produced by the union of evolutionary man with the Nodites and later with the Adamites suffered the severe pangs of childbirth.
Ева не испытывала боли при родах; не было родовых мук и у женщин ранних эволюционных рас. Только представительницы смешанных рас, образованных от союза эволюционного человека с нодитами, а позднее – с адамитами, испытывали мучительные родовые схватки.
[76:4.3] Adam and Eve, like their brethren on Jerusem, were energized by dual nutrition, subsisting on both food and light, supplemented by certain superphysical energies unrevealed on Urantia. Their Urantia offspring did not inherit the parental endowment of energy intake and light circulation. They had a single circulation, the human type of blood sustenance. They were designedly mortal though long-lived, albeit longevity gravitated toward the human norm with each succeeding generation.
Адам и Ева, как и их иерусемские собратья, получали энергию за счёт двойного питания, потребляя как пищу, так и свет, с добавлением некоторых сверхфизических видов энергии, нераскрытых на Урантии. Их урантийское потомство не унаследовало присущего их родителям дара – потребления энергии и циркуляции света. У них была единственная система циркуляции – присущая человеку, система кровообращения. По своей природе они были смертными, хотя и долгожителями. Правда, с каждым очередным поколением продолжительность их жизни всё больше приближалась к человеческой норме.
[76:4.4] Adam and Eve and their first generation of children did not use the flesh of animals for food. They subsisted wholly upon «the fruits of the trees.» After the first generation all of the descendants of Adam began to partake of dairy products, but many of them continued to follow a nonflesh diet. Many of the southern tribes with whom they later united were also nonflesh eaters. Later on, most of these vegetarian tribes migrated to the east and survived as now admixed in the peoples of India.
Ни Адам, ни Ева, ни их первое поколение детей не питались мясом животных. Они употребляли в пищу исключительно «плоды деревьев». Начиная со второго поколения, все потомки Адама стали питаться молочными продуктами, однако многие из них продолжали придерживаться вегетарианства. Многие южные племена, с которыми они впоследствии объединились, также не ели мяса. Позднее большинство вегетарианских племён мигрировали на восток и дожили до наших дней, смешавшись с народами Индии.
[76:4.5] Both the physical and spiritual visions of Adam and Eve were far superior to those of the present-day peoples. Their special senses were much more acute, and they were able to see the midwayers and the angelic hosts, the Melchizedeks, and the fallen Prince Caligastia, who several times came to confer with his noble successor. They retained the ability to see these celestial beings for over one hundred years after the default. These special senses were not so acutely present in their children and tended to diminish with each succeeding generation.
Как физическое, так и духовное зрение Адама и Евы значительно превосходило зрение современных им народов. Их специальные органы чувств отличались особой остротой: они были способны видеть промежуточные создания и ангельское множество, Мелхиседеков, а также падшего Князя Калигастию, который несколько раз являлся для бесед со своим благородным преемником. Они сохраняли способность видеть небесные существа в течение более чем ста лет после своего проступка. Чувствительность этих особых органов чувств была не столь ярко выражена в их детях и всё больше притуплялась с каждым последующим поколением.
[76:4.6] The Adamic children were usually Adjuster indwelt since they all possessed undoubted survival capacity. These superior offspring were not so subject to fear as the children of evolution. So much of fear persists in the present-day races of Urantia because your ancestors received so little of Adam’s life plasm, owing to the early miscarriage of the plans for racial physical uplift.
В детях Адама обычно пребывали Настройщики, ибо все они обладали несомненной способностью к продолжению жизни. Это выдающееся потомство было не столь подвластно страху, как дети эволюции. В современных расах Урантии сохраняется так много страха потому, что в связи с быстрым провалом планов по физическому усовершенствованию рас ваши предки получили лишь малую толику жизненной плазмы Адама.
[76:4.7] The body cells of the Material Sons and their progeny are far more resistant to disease than are those of the evolutionary beings indigenous to the planet. The body cells of the native races are akin to the living disease-producing microscopic and ultramicroscopic organisms of the realm. These facts explain why the Urantia peoples must do so much by way of scientific effort to withstand so many physical disorders. You would be far more disease resistant if your races carried more of the Adamic life.
Телесные клетки Материальных Сынов и их потомков обладают намного большей сопротивляемостью к заболеваниям, чем клетки эволюционных существ – изначальных обитателей планеты. Клетки коренных рас схожи с живыми возбудителями заболеваний – микроскопическими и ультрамикроскопическими организмами данного мира. Именно поэтому урантийским учёным приходится прилагать столько усилий в борьбе с многочисленными физическими заболеваниями. Вы обладали бы намного лучшей сопротивляемостью к болезням, если бы в ваших жилах текло больше адамической крови.

[76:4.8] After becoming established in the second garden on the Euphrates, Adam elected to leave behind as much of his life plasm as possible to benefit the world after his death. Accordingly, Eve was made the head of a commission of twelve on race improvement, and before Adam died this commission had selected 1,682 of the highest type of women on Urantia, and these women were impregnated with the Adamic life plasm. Their children all grew up to maturity except 112, so that the world, in this way, was benefited by the addition of 1,570 superior men and women. Though these candidate mothers were selected from all the surrounding tribes and represented most of the races on earth, the majority were chosen from the highest strains of the Nodites, and they constituted the early beginnings of the mighty Andite race. These children were born and reared in the tribal surroundings of their respective mothers.
Обосновавшись во втором Саду в долине Евфрата, Адам решил оставить на Урантии как можно больше своей жизненной плазмы, которая принесла бы миру пользу после его смерти. В соответствии с этим Ева стала главой комиссии из двенадцати членов, занявшихся вопросами усовершенствования рас, и до смерти Адама эта комиссия отобрала 1.682 женщины лучшего урантийского типа, которые были оплодотворены жизненной плазмой Адама. За исключением 112 человек, все их дети дожили до зрелого возраста, так что мир, таким образом, получил пользу от привнесения 1.570 высокоразвитых мужчин и женщин. Хотя будущие матери набирались во всех окружающих племенах и представляли почти все мировые расы, большинство было отобрано из числа лучших нодитских родов; они положили начало могущественной расе андитов. Такие дети рождались и воспитывались в тех племенах, к которым принадлежали их матери.


5. DEATH OF ADAM AND EVE

5. СМЕРТЬ АДАМА И ЕВЫ


[76:5.1] Not long after the establishment of the second Eden, Adam and Eve were duly informed that their repentance was acceptable, and that, while they were doomed to suffer the fate of the mortals of their world, they should certainly become eligible for admission to the ranks of the sleeping survivors of Urantia. They fully believed this gospel of resurrection and rehabilitation which the Melchizedeks so touchingly proclaimed to them. Their transgression had been an error of judgment and not the sin of conscious and deliberate rebellion.
Вскоре после создания второго Эдема Адаму и Еве должным образом сообщили о том, что их раскаяние принято, и несмотря на то, что они были обречены разделить участь, уготованную смертным данного мира, они наверняка получат право войти в число сохранившихся спящих смертных Урантии. Они свято верили в эту благую весть о воскресении и возрождении, столь трогательно возвещённую им Мелхиседеками. Их проступок заключался в неверном суждении, а не в том грехе, которым является сознательное и преднамеренное восстание.
[76:5.2] Adam and Eve did not, as citizens of Jerusem, have Thought Adjusters, nor were they Adjuster indwelt when they functioned on Urantia in the first garden. But shortly after their reduction to mortal status they became conscious of a new presence within them and awakened to the realization that human status coupled with sincere repentance had made it possible for Adjusters to indwell them. It was this knowledge of being Adjuster indwelt that greatly heartened Adam and Eve throughout the remainder of their lives; they knew that they had failed as Material Sons of Satania, but they also knew that the Paradise career was still open to them as ascending sons of the universe.
Как жители Иерусема, Адам и Ева не обладали Настройщиками Мышления; не было у них Настройщиков и тогда, когда они действовали на Урантии в первом саду. Однако вскоре после понижения их статуса до уровня смертных они почувствовали в себе новое присутствие и поняли, что человеческий статус в сочетании с искренним раскаянием позволил Настройщикам вселиться в них. Именно сознание того, что они обладают Настройщиками, являлось для Адама и Евы огромным утешением на протяжении всей оставшейся жизни; они знали, что потерпели неудачу как Материальные Сыны Сатании, но они также знали, что Райский путь всё ещё оставался открытым для них как для восходящих сынов вселенной.

[76:5.3] Adam knew about the dispensational resurrection which occurred simultaneously with his arrival on the planet, and he believed that he and his companion would probably be repersonalized in connection with the advent of the next order of sonship. He did not know that Michael, the sovereign of this universe, was so soon to appear on Urantia; he expected that the next Son to arrive would be of the Avonal order. Even so, it was always a comfort to Adam and Eve, as well as something difficult for them to understand, to ponder the only personal message they ever received from Michael. This message, among other expressions of friendship and comfort, said: «I have given consideration to the circumstances of your default, I have remembered the desire of your hearts ever to be loyal to my Father’s will, and you will be called from the embrace of mortal slumber when I come to Urantia if the subordinate Sons of my realm do not send for you before that time.»
Адам знал о воскрешении в связи с окончанием судного периода, что произошло одновременно с его прибытием на планету, и полагал, что он и его спутница будут, возможно, воссозданы в связи с приходом Сына следующей категории. Он не знал, что Майкиэль, властелин данной вселенной, вскоре должен был явиться на Урантию; он ожидал, что следующим будет сын категории Авоналов. Как бы то ни было, неизменным утешением для Адама и Евы были размышления о единственном за всю их жизнь личном послании, полученном от Майкиэля, хотя им и было трудно понять его смысл. Среди прочих выражений дружбы и участия, в нём говорилось: «Я принял во внимание обстоятельства вашего проступка, я помню желание ваших сердец быть всегда преданными воле моего Отца, и когда я прибуду на Урантию, вас призовут из объятий смертного сна, если подчинённые Сыны моей вселенной не пошлют за вами до того времени».
[76:5.4] And this was a great mystery to Adam and Eve. They could comprehend the veiled promise of a possible special resurrection in this message, and such a possibility greatly cheered them, but they could not grasp the meaning of the intimation that they might rest until the time of a resurrection associated with Michael’s personal appearance on Urantia. And so the Edenic pair always proclaimed that a Son of God would sometime come, and they communicated to their loved ones the belief, at least the longing hope, that the world of their blunders and sorrows might possibly be the realm whereon the ruler of this universe would elect to function as the Paradise bestowal Son. It seemed too good to be true, but Adam did entertain the thought that strife-torn Urantia might, after all, turn out to be the most fortunate world in the system of Satania, the envied planet of all Nebadon.
Это послание было огромной загадкой для Адама и Евы. Они могли понять завуалированное обещание возможного особого воскрешения, и такая перспектива весьма радовала их, но они не могли осмыслить намёк на то, что им, возможно, предстоит покоиться в ожидании воскресения, связанного с личным приходом Майкиэля на Урантию. И потому эдемская пара всегда провозглашала грядущий приход Сына Бога, и передавала своим близким веру – по крайней мере, страстную надежду – на то, что мир их просчётов и печалей может оказаться сферой, избранной правителем вселенной для исполнения миссии Райского посвященческого Сына. Это казалось неправдоподобным, однако Адам действительно лелеял мысль о том, что разрываемая противоречиями Урантия сможет, в итоге, оказаться самым счастливым миром в системе Сатания – планетой, которой будет завидовать весь Небадон.

[76:5.5] Adam lived for 530 years; he died of what might be termed old age. His physical mechanism simply wore out; the process of disintegration gradually gained on the process of repair, and the inevitable end came. Eve had died nineteen years previously of a weakened heart. They were both buried in the center of the temple of divine service which had been built in accordance with their plans soon after the wall of the colony had been completed. And this was the origin of the practice of burying noted and pious men and women under the floors of the places of worship.
Адам прожил 530 лет; он умер от того, что можно определить как старость. Его физический механизм просто износился; процесс разрушения постепенно превзошёл процесс восстановления, и пришёл неизбежный конец. Ева умерла на девятнадцать лет раньше из-за ослабленного сердца. Оба они были похоронены в центре храма божественного служения, возведённого по их плану вскоре после завершения строительства защищавшей колонию стены. Так возникла традиция хоронить знаменитых и благочестивых мужчин и женщин под плитами мест поклонения.

[76:5.6] The supermaterial government of Urantia, under the direction of the Melchizedeks, continued, but direct physical contact with the evolutionary races had been severed. From the distant days of the arrival of the corporeal staff of the Planetary Prince, down through the times of Van and Amadon to the arrival of Adam and Eve, physical representatives of the universe government had been stationed on the planet. But with the Adamic default this regime, extending over a period of more than four hundred and fifty thousand years, came to an end. In the spiritual spheres, angelic helpers continued to struggle in conjunction with the Thought Adjusters, both working heroically for the salvage of the individual; but no comprehensive plan for far-reaching world welfare was promulgated to the mortals of earth until the arrival of Machiventa Melchizedek, in the times of Abraham, who, with the power, patience, and authority of a Son of God, did lay the foundations for the further uplift and spiritual rehabilitation of unfortunate Urantia.
Сверхматериальное правление Урантии продолжало действовать под началом Мелхиседеков, но прямой физический контакт с эволюционными расами был прерван. С далёких дней телесного персонала Планетарного Князя, в течение всей эпохи Вана и Амадона и вплоть до прибытия Адама и Евы, на планете находились физические представители вселенского правительства. Однако проступок Адама и Евы положил конец этому режиму, просуществовавшему более четырёхсот пятидесяти тысяч лет. В духовных сферах ангельские помощники, вместе с Настройщиками Мышления, продолжали героически бороться за спасение индивидуумов; но у смертных земли не было какого-либо общего плана для достижения устойчивого благополучия в мире вплоть до прибытия уже во времена Авраама Макивенты Мелхиседека, который, обладая могуществом, терпением и властью Сына Бога, сумел заложить фундамент для дальнейшего совершенствования и духовного возрождения несчастной Урантии.
[76:5.7] Misfortune has not, however, been the sole lot of Urantia; this planet has also been the most fortunate in the local universe of Nebadon. Urantians should count it all gain if the blunders of their ancestors and the mistakes of their early world rulers so plunged the planet into such a hopeless state of confusion, all the more confounded by evil and sin, that this very background of darkness should so appeal to Michael of Nebadon that he selected this world as the arena wherein to reveal the loving personality of the Father in heaven. It is not that Urantia needed a Creator Son to set its tangled affairs in order; it is rather that the evil and sin on Urantia afforded the Creator Son a more striking background against which to reveal the matchless love, mercy, and patience of the Paradise Father.
Но несчастье не было единственным уделом Урантии; она оказалась также наиболее счастливой планетой локальной вселенной Небадон. Урантийцы должны считать всё это за благо, ибо просчёты их предков и ошибки древних правителей мира, усугубленные злом и грехом, ввергли планету в столь безнадёжный хаос, что само это мрачное прошлое привлекло Майкиэля Небадонского – привлекло настолько, что он избрал этот мир в качестве места для раскрытия любвеобильной личности небесного Отца. Дело не в том, что для приведения в порядок своих запутанных дел Урантии требовался Сын-Создатель; скорее, зло и грех на Урантии позволили Сыну-Создателю найти ещё более контрастный фон для демонстрации несравненной любви, милосердия и терпения Райского Отца.


6. SURVIVAL OF ADAM AND EVE

6. ПОСМЕРТИЕ АДАМА И ЕВЫ


[76:6.1] Adam and Eve went to their mortal rest with strong faith in the promises made to them by the Melchizedeks that they would sometime awake from the sleep of death to resume life on the mansion worlds, worlds all so familiar to them in the days preceding their mission in the material flesh of the violet race on Urantia.
Адам и Ева отошли к смертному покою с глубокой верой в обещание Мелхиседеков о том, что в своё время они пробудятся от сна смерти для возобновления жизни в обительских мирах, столь знакомых им по дням, которые предшествовали миссии, исполненной ими в материальном облике фиолетовой расы на Урантии.
[76:6.2] They did not long rest in the oblivion of the unconscious sleep of the mortals of the realm. On the third day after Adam’s death, the second following his reverent burial, the orders of Lanaforge, sustained by the acting Most High of Edentia and concurred in by the Union of Days on Salvington, acting for Michael, were placed in Gabriel’s hands, directing the special roll call of the distinguished survivors of the Adamic default on Urantia. And in accordance with this mandate of special resurrection, number twenty-six of the Urantia series, Adam and Eve were repersonalized and reassembled in the resurrection halls of the mansion worlds of Satania together with 1,316 of their associates in the experience of the first garden. Many other loyal souls had already been translated at the time of Adam’s arrival, which was attended by a dispensational adjudication of both the sleeping survivors and of the living qualified ascenders.
Их забвение, погружение в бессознательный сон планетарных смертных, было недолгим. На третий день после смерти Адама – второй день после прошедших с большими почестями похорон – Гавриил получил распоряжение Ланафорга, поддержанное действующим Всевышним Эдентии и одобренное представляющим Майкиэля салвингтонским От Века Единым, о проведении на Урантии особого воскрешения прославленных смертных, сохранившихся после проступка Адама и Евы. И в соответствии с мандатом об особом воскрешении – двадцать шестым на Урантии – Адам и Ева были реперсонализированы и воссозданы в воскресительных залах обительских миров Сатании вместе с 1.316 своими товарищами по первому Саду. К моменту появления Адама на Урантии многие другие преданные души уже были преобразованы, поскольку его прибытие сопровождалось отправлением правосудия, связанным с окончанием судного периода как над спящими в посмертии, так и над живыми квалифицированными восходителями.

[76:6.3] Adam and Eve quickly passed through the worlds of progressive ascension until they attained citizenship on Jerusem, once again to be residents of the planet of their origin but this time as members of a different order of universe personalities. They left Jerusem as permanent citizens – Sons of God; they returned as ascendant citizens – sons of man. They were immediately attached to the Urantia service on the system capital, later being assigned membership among the four and twenty counselors who constitute the present advisory-control body of Urantia.
Адам и Ева быстро прошли через миры последовательного восхождения и обрели гражданство Иерусема, в очередной раз став обитателями своей родной планеты, однако на этот раз в составе другой категории вселенских личностей. Они покинули Иерусем как постоянные жители – Сыны Бога; они вернулись как восходящие существа – сыны человека. Их сразу же прикрепили к урантийской службе системной столицы, и позднее они вошли в число двадцати четырёх членов урантийского совета, выполняющего совещательные и контрольные функции.

[76:6.4] And thus ends the story of the Planetary Adam and Eve of Urantia, a story of trial, tragedy, and triumph, at least personal triumph for your well-meaning but deluded Material Son and Daughter and undoubtedly, in the end, a story of ultimate triumph for their world and its rebellion-tossed and evil-harassed inhabitants. When all is summed up, Adam and Eve made a mighty contribution to the speedy civilization and accelerated biologic progress of the human race. They left a great culture on earth, but it was not possible for such an advanced civilization to survive in the face of the early dilution and the eventual submergence of the Adamic inheritance. It is the people who make a civilization; civilization does not make the people.
Так заканчивается рассказ о Планетарных Адаме и Еве Урантии – рассказ об испытании, трагедии и триумфе, во всяком случае, личном триумфе благонамеренных, но введённых в заблуждение Материальных Сына и Дочери. Несомненно, что в конечном счёте – это также рассказ об окончательном триумфе их мира и его обитателей, измученных восстанием и изнурённых злом. В целом, Адам и Ева внесли огромный вклад в быстрое развитие цивилизации и ускорение биологического прогресса человеческой расы. Они оставили на земле великую культуру, однако эта прогрессивная цивилизация не могла уцелеть ввиду преждевременного ослабления и постепенного исчезновения адамической наследственности. Именно народ создаёт цивилизацию; цивилизация не создаёт народа.

[76:6.5] [Presented by Solonia, the seraphic «voice in the Garden.»]
[Представлено Солонией, серафическим «голосом в Саду».]

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: