067 Планетарное восстание

(The Planetary Rebellion)

 

[67:0.1] THE problems associated with human existence on Urantia are impossible of understanding without a knowledge of certain great epochs of the past, notably the occurrence and consequences of the planetary rebellion. Although this upheaval did not seriously interfere with the progress of organic evolution, it did markedly modify the course of social evolution and of spiritual development. The entire superphysical history of the planet was profoundly influenced by this devastating calamity.
НЕВОЗМОЖНО понять проблемы жизни человека на Урантии без знания определённых великих эпох прошлого, в особенности планетарного восстания и его последствий. Хотя этот переворот не оказал серьёзного воздействия на ход органической эволюции, он существенно изменил течение социальной эволюции и духовного развития. Это разрушительное бедствие в огромной степени повлияло на всю сверхфизическую историю планеты.

1. THE CALIGASTIA BETRAYAL 

1. ПРЕДАТЕЛЬСТВО КАЛИГАСТИИ

[67:1.1] For three hundred thousand years Caligastia had been in charge of Urantia when Satan, Lucifer’s assistant, made one of his periodic inspection calls. And when Satan arrived on the planet, his appearance in no way resembled your caricatures of his nefarious majesty. He was, and still is, a Lanonandek Son of great brilliance. «And no marvel, for Satan himself is a brilliant creature of light.»
По прошествии трёхсот тысяч лет с момента вступления Калигастии в должность правителя Урантии, Сатана – помощник Люцифера – прибыл с одной из своих регулярных инспекций. В облике явившегося на планету Сатаны не было ни малейшего сходства с вашими карикатурными изображениями его нечестивого величества. Он был, и до сих пор остаётся, блистательным Сыном-Ланонандеком. «И не удивительно, ибо сам Сатана является блестящим созданием света».
[67:1.2] In the course of this inspection Satan informed Caligastia of Lucifer’s then proposed «Declaration of Liberty,» and as we now know, the Prince agreed to betray the planet upon the announcement of the rebellion. The loyal universe personalities look with peculiar disdain upon Prince Caligastia because of this premeditated betrayal of trust. The Creator Son voiced this contempt when he said: «You are like your leader, Lucifer, and you have sinfully perpetuated his iniquity. He was a falsifier from the beginning of his self-exaltation because he abode not in the truth.» 
В ходе своей инспекции Сатана сообщил Калигастии о «Декларации свободы», предложенной в то время Люцифером, и, как нам теперь известно, Князь согласился предать свою планету после объявления о восстании. Личности локальной вселенной особенно глубоко презирают Князя Калигастию из-за того, что он преднамеренно предал оказанное ему доверие. Сын-Создатель выразил своё презрение, сказав: «Ты похож на своего руководителя Люцифера, и ты греховно увековечил его порочность. Предавшись самовозвеличению, он сразу же стал лжецом, ибо не устоял в истине».
[67:1.3] In all the administrative work of a local universe no high trust is deemed more sacred than that reposed in a Planetary Prince who assumes responsibility for the welfare and guidance of the evolving mortals on a newly inhabited world. And of all forms of evil, none are more destructive of personality status than betrayal of trust and disloyalty to one’s confiding friends. In committing this deliberate sin, Caligastia so completely distorted his personality that his mind has never since been able fully to regain its equilibrium. 
В сфере управления локальной вселенной ни одна высокая должность не считается более священной, чем та, которую занимает Планетарный Князь, принимающий ответственность за благополучие и опеку эволюционирующих смертных нового обитаемого мира. И из всех видов зла ни один не является более разрушительным для личности, чем предательство и вероломство по отношению к оказавшим доверие товарищам. Совершив преднамеренный грех, Калигастия настолько резко исказил свою личность, что с тех пор его разум так и не смог восстановить равновесие.

[67:1.4] There are many ways of looking at sin, but from the universe philosophic viewpoint sin is the attitude of a personality who is knowingly resisting cosmic reality. Error might be regarded as a misconception or distortion of reality. Evil is a partial realization of, or maladjustment to, universe realities. But sin is a purposeful resistance to divine reality – a conscious choosing to oppose spiritual progress – while iniquity consists in an open and persistent defiance of recognized reality and signifies such a degree of personality disintegration as to border on cosmic insanity.
Существуют различные воззрения на грех, однако с точки зрения философии вселенной грех является отношением личности, которая сознательно сопротивляется космической реальности. Ошибку можно рассматривать как неправильное понимание, или искажение реальности. Зло является частичным осознанием или ошибочной адаптацией ко вселенской реальности. Грех же есть умышленное сопротивление божественной реальности – сознательный выбор сопротивления духовному прогрессу – в то время как порок заключается в открытом и упорном пренебрежении признанной реальностью и означает столь глубокую дезинтеграцию личности, что граничит с космическим безумием.
[67:1.5] Error suggests lack of intellectual keenness; evil, deficiency of wisdom; sin, abject spiritual poverty; but iniquity is indicative of vanishing personality control. 
Если ошибка предполагает неглубокий интеллект, зло – недостаток мудрости, а грех – крайнюю духовную нищету, то порок – признак постепенной утраты контроля со стороны личности.
[67:1.6] And when sin has so many times been chosen and so often been repeated, it may become habitual. Habitual sinners can easily become iniquitous, become wholehearted rebels against the universe and all of its divine realities. While all manner of sins may be forgiven, we doubt whether the established iniquiter would ever sincerely experience sorrow for his misdeeds or accept forgiveness for his sins. 
И когда грех избирается и повторяется из раза в раз, он может стать привычным. Закоренелые грешники легко отдаются пороку, всецело восставая против вселенной и её божественных реальностей. Хотя любой грех можно простить, мы сомневаемся в том, что отъявленный злодей способен испытывать искреннее раскаяние за свои злодеяния или принимать прощение за свои грехи.

2. THE OUTBREAK OF REBELLION 

2. НАЧАЛО ВОССТАНИЯ

[67:2.1] Shortly after Satan’s inspection and when the planetary administration was on the eve of the realization of great things on Urantia, one day, midwinter of the northern continents, Caligastia held a prolonged conference with his associate, Daligastia, after which the latter called the ten councils of Urantia in session extraordinary. This assembly was opened with the statement that Prince Caligastia was about to proclaim himself absolute sovereign of Urantia and demanded that all administrative groups abdicate by resigning all of their functions and powers into the hands of Daligastia as trustee, pending the reorganization of the planetary government and the subsequent redistribution of these offices of administrative authority.
Вскоре после окончания инспекции Сатаны и накануне важных свершений планетарных правителей Урантии, Калигастия в один из дней середины зимы в северных широтах устроил продолжительное совещание со своим помощником Далигастией, вслед за чем тот созвал внеочередное заседание десяти урантийских советов. Совещание открылось сообщением о том, что Князь Калигастия намеревается объявить себя абсолютным владыкой Урантии и требует, чтобы все административные группы отказались от своих прав и передали все полномочия в руки Далигастии, который станет доверенным лицом на время реорганизации планетарного правления и последующего перераспределения административных полномочий.
[67:2.2] The presentation of this astounding demand was followed by the masterly appeal of Van, chairman of the supreme council of co-ordination. This distinguished administrator and able jurist branded the proposed course of Caligastia as an act bordering on planetary rebellion and appealed to his conferees to abstain from all participation until an appeal could be taken to Lucifer, the System Sovereign of Satania; and he won the support of the entire staff. Accordingly, appeal was taken to Jerusem, and forthwith came back the orders designating Caligastia as supreme sovereign on Urantia and commanding absolute and unquestioning allegiance to his mandates. And it was in reply to this amazing message that the noble Van made his memorable address of seven hours’ length in which he formally drew his indictment of Daligastia, Caligastia, and Lucifer as standing in contempt of the sovereignty of the universe of Nebadon; and he appealed to the Most Highs of Edentia for support and confirmation. 
Вслед за оглашением этого поразительного требования, с прекрасным обращением выступил Ван – председатель высшего координационного совета. Этот блистательный управляющий и способный юрист квалифицировал предложенный Калигастией путь как акт, граничащий с планетарным восстанием и призвал присутствующих воздерживаться от любой поддержки Калигастии до тех пор, пока не будет передано воззвание к Люциферу, Властелину системы Сатания, чем завоевал поддержку всего персонала. Соответственно, воззвание было передано на Иерусем, откуда немедленно поступил приказ, возводящий Калигастию в ранг владыки Урантии и обязывающий всецело и беспрекословно следовать его распоряжениям. Именно в ответ на это удивительное послание благородный Ван обратился со своей памятной семичасовой речью, в которой он вынес официальное обвинение Далигастии, Калигастии и Люциферу в оскорблении полновластного правителя вселенной Небадон; он также обратился ко Всевышним Эдентии с призывом о предоставлении и подтверждении их поддержки.

[67:2.3] Meantime the system circuits had been severed; Urantia was isolated. Every group of celestial life on the planet found itself suddenly and without warning isolated, utterly cut off from all outside counsel and advice.
Тем временем системные контуры были отключены; Урантия оказалась в изоляции. Каждая группа находившихся на планете небесных существ внезапно и без предупреждения оказалась изолированной, полностью отрезанной от любой внешней помощи и лишённой какого-либо совета.

[67:2.4] Daligastia formally proclaimed Caligastia «God of Urantia and supreme over all.» With this proclamation before them, the issues were clearly drawn; and each group drew off by itself and began deliberations, discussions destined eventually to determine the fate of every superhuman personality on the planet.
Далигастия официально провозгласил Калигастию «Богом Урантии и верховным над всем сущим». Эта прокламация прояснила создавшееся положение и каждая группа уединилась для обсуждений и дискуссий, результаты которых должны были определить судьбу каждой сверхчеловеческой личности на планете.
[67:2.5] Seraphim and cherubim and other celestial beings were involved in the decisions of this bitter struggle, this long and sinful conflict. Many superhuman groups that chanced to be on Urantia at the time of its isolation were detained here and, like the seraphim and their associates, were compelled to choose between sin and righteousness – between the ways of Lucifer and the will of the unseen Father. 
Серафимы, херувимы и другие небесные существа участвовали в принятии решений, вынесенных в ходе этой ожесточённой борьбы, этого длительного греховного противостояния. Многие сверхчеловеческие группы, оказавшиеся на Урантии во время её изоляции, были задержаны здесь и – подобно серафимам и их партнёрам – были вынуждены выбирать между грехом и праведностью, между путями Люцифера и волей невидимого Отца.
[67:2.6] For more than seven years this struggle continued. Not until every personality concerned had made a final decision, would or did the authorities of Edentia interfere or intervene. Not until then did Van and his loyal associates receive vindication and release from their prolonged anxiety and intolerable suspense. 
Более семи лет продолжалась эта борьба. Только после того, как все вовлечённые в неё личности сделали окончательный выбор, вмешались власти Эдентии. И только тогда Ван и его соратники получили поддержку и избавление от долгой тревоги и невыносимой неопределённости.

3. THE SEVEN CRUCIAL YEARS 

3. СЕМЬ РЕШАЮЩИХ ЛЕТ

[67:3.1] The outbreak of rebellion on Jerusem, the capital of Satania, was broadcast by the Melchizedek council. The emergency Melchizedeks were immediately dispatched to Jerusem, and Gabriel volunteered to act as the representative of the Creator Son, whose authority had been challenged. With this broadcast of the fact of rebellion in Satania the system was isolated, quarantined, from her sister systems. There was «war in heaven,» the headquarters of Satania, and it spread to every planet in the local system.
Сообщение о начале восстания в столице Сатании, Иерусеме, было транслировано советом Мелхиседеков. Кризисная группа Мелхиседеков сразу же отправилась на Иерусем, а Гавриил вызвался представлять Сына-Создателя, чьей власти был брошен вызов. После передачи сообщения о факте восстания в Сатании, система была изолирована, а её связи с родственными системами – прерваны. «Война на небесах» – в столице Сатании – распространилась на все планеты локальной системы.
[67:3.2] On Urantia forty members of the corporeal staff of one hundred (including Van) refused to join the insurrection. Many of the staff’s human assistants (modified and otherwise) were also brave and noble defenders of Michael and his universe government. There was a terrible loss of personalities among seraphim and cherubim. Almost one half of the administrator and transition seraphim assigned to the planet joined their leader and Daligastia in support of the cause of Lucifer. Forty thousand one hundred and nineteen of the primary midway creatures joined hands with Caligastia, but the remainder of these beings remained true to their trust. 
На Урантии сорок членов телесного персонала сотни (включая Вана) отказались примкнуть к мятежу. Среди отважных и благородных защитников Майкиэля и его вселенского правления были также многие из человеческих помощников персонала (модифицированных и иных). Огромные потери были среди серафим и херувим. Почти половина управляющих серафим и переходных попечителей, служивших на планете, присоединилась к своему руководителю Далигастии, поддержав дело Люцифера. Сорок тысяч сто девятнадцать первичных промежуточных созданий объединились с Калигастией, но остальные существа этой категории всё-таки остались верны своему долгу.
[67:3.3] The traitorous Prince marshaled the disloyal midway creatures and other groups of rebel personalities and organized them to execute his bidding, while Van assembled the loyal midwayers and other faithful groups and began the great battle for the salvation of the planetary staff and other marooned celestial personalities. 
Вероломный Князь собрал неверных промежуточных созданий и другие группы мятежных личностей и организовал их для выполнения своих распоряжений, в то время как Ван созвал верных промежуточных созданий и все сохранившие преданность группы и начал великое сражение за спасение планетарного персонала и прочих небесных личностей, отрезанных от внешнего мира.

[67:3.4] During the times of this struggle the loyalists dwelt in an unwalled and poorly protected settlement a few miles to the east of Dalamatia, but their dwellings were guarded day and night by the alert and ever-watchful loyal midway creatures, and they had possession of the priceless tree of life.
На протяжении этой борьбы сохранившие верность существа находились в неограждённом и плохо защищённом поселении в нескольких милях к востоку от Даламатии, однако их жилища день и ночь охранялись верными, внимательными и никогда не терявшими бдительность промежуточными созданиями; к тому же, в их распоряжении находилось бесценное дерево жизни.
[67:3.5] Upon the outbreak of rebellion, loyal cherubim and seraphim, with the aid of three faithful midwayers, assumed the custody of the tree of life and permitted only the forty loyalists of the staff and their associated modified mortals to partake of the fruit and leaves of this energy plant. There were fifty-six of these modified Andonite associates of the staff, sixteen of the Andonite attendants of the disloyal staff refusing to go into rebellion with their masters. 
С началом восстания верные херувимы и серафимы, с помощью трёх преданных промежуточных созданий, взяли на себя охрану дерева жизни, разрешив только сорока верным членам персонала и помогавшим им модифицированным смертным пользоваться плодами и листьями этого энергетического растения. Таких модифицированных андонитов – помощников персонала – насчитывалось пятьдесят шесть, поскольку шестнадцать помощников-андонитов не поддержали восстания и отказались следовать за своими хозяевами.
[67:3.6] Throughout the seven crucial years of the Caligastia rebellion, Van was wholly devoted to the work of ministry to his loyal army of men, midwayers, and angels. The spiritual insight and moral steadfastness which enabled Van to maintain such an unshakable attitude of loyalty to the universe government was the product of clear thinking, wise reasoning, logical judgment, sincere motivation, unselfish purpose, intelligent loyalty, experiential memory, disciplined character, and the unquestioning dedication of his personality to the doing of the will of the Father in Paradise. 
На протяжении семи решающих лет восстания Калигастии Ван отдавал все свои силы преданной армии людей, промежуточных созданий и ангелов. Духовная проницательность и моральная стойкость, позволившие Вану продемонстрировать столь непоколебимую верность вселенскому правительству, являлись результатом ясного мышления, мудрых рассуждений, логических умозаключений, искренней мотивации, бескорыстной цели, разумной лояльности, эмпирической памяти, дисциплинированного характера и безусловной личностной преданности исполнению воли Райского Отца.
[67:3.7] This seven years of waiting was a time of heart searching and soul discipline. Such crises in the affairs of a universe demonstrate the tremendous influence of mind as a factor in spiritual choosing. Education, training, and experience are factors in most of the vital decisions of all evolutionary moral creatures. But it is entirely possible for the indwelling spirit to make direct contact with the decision-determining powers of the human personality so as to empower the fully consecrated will of the creature to perform amazing acts of loyal devotion to the will and the way of the Father in Paradise. And this is just what occurred in the experience of Amadon, the modified human associate of Van. 
Эти семь лет ожидания были временем анализа побуждений сердца и дисциплины души. В делах вселенной такие кризисы демонстрируют колоссальное влияние разума как фактора духовного выбора. Большинство жизненно важных решений любого нравственного эволюционного создания определяется образованием, воспитанием и опытом. Однако внутренний дух обладает всеми возможностями для установления прямого контакта с такими способностями человеческой личности, которые обуславливают твёрдость характера, позволяя всецело посвящённой воле создания совершать поразительные акты преданности воле и пути Райского Отца. Такова история Амадона – модифицированного человека, помощника Вана.
[67:3.8] Amadon is the outstanding human hero of the Lucifer rebellion. This male descendant of Andon and Fonta was one of the one hundred who contributed life plasm to the Prince’s staff, and ever since that event he had been attached to Van as his associate and human assistant. Amadon elected to stand with his chief throughout the long and trying struggle. And it was an inspiring sight to behold this child of the evolutionary races standing unmoved by the sophistries of Daligastia while throughout the seven-year struggle he and his loyal associates resisted with unyielding fortitude all of the deceptive teachings of the brilliant Caligastia. 
Амадон является выдающимся человеком, героем восстания Люцифера. Этот мужчина, потомок Андона и Фонты, был одним из тех ста созданий, которые предоставили свою жизненную плазму для персонала Князя, и с тех пор он был прикреплён к Вану в качестве его партнёра и человеческого помощника. Амадон решил оставаться со своим руководителем на протяжении всего долгого и тяжёлого пути борьбы. С воодушевлением смотрели мы на то, как это дитя эволюционных рас оставался непреклонным перед софистикой Далигастии, как в течение всей семилетней борьбы он и его верные товарищи с неизменной стойкостью отражали любые лживые учения блистательного Калигастии.
[67:3.9] Caligastia, with a maximum of intelligence and a vast experience in universe affairs, went astray – embraced sin. Amadon, with a minimum of intelligence and utterly devoid of universe experience, remained steadfast in the service of the universe and in loyalty to his associate. Van utilized both mind and spirit in a magnificent and effective combination of intellectual determination and spiritual insight, thereby achieving an experiential level of personality realization of the highest attainable order. Mind and spirit, when fully united, are potential for the creation of superhuman values, even morontia realities. 
Калигастия, обладая высшим интеллектом и обширным опытом во вселенских делах, сбился с пути, избрал грех. Амадон, обладая низшим интеллектом и полностью лишённый вселенского опыта, остался непоколебимым в служении вселенной и верности своим товарищам. Ван использовал как разум, так и дух в величественном и действенном объединении интеллектуальной решимости и духовной проницательности, благодаря чему достиг высшего возможного уровня эмпирической реализации личности. Полное единение разума и духа является потенциалом для создания сверхчеловеческих ценностей и даже моронтийных реальностей.
[67:3.10] There is no end to the recital of the stirring events of these tragic days. But at last the final decision of the last personality was made, and then, but only then, did a Most High of Edentia arrive with the emergency Melchizedeks to seize authority on Urantia. The Caligastia panoramic reign-records on Jerusem were obliterated, and the probationary era of planetary rehabilitation was inaugurated. 
Можно бесконечно долго рассказывать о волнующих событиях тех трагических дней. Но наконец, настало время, когда последняя личность приняла окончательное решение; и тогда – и только тогда – один из Всевышних Эдентии прибыл с кризисной группой Мелхиседеков, чтобы взять власть на Урантии в свои руки. На Иерусеме была уничтожена панорамная экспозиция правления Калигастии, и было положено начало испытательной эре восстановления планеты.

4. THE CALIGASTIA ONE HUNDRED AFTER REBELLION 

4. КАЛИГАСТИЙСКАЯ СОТНЯ ПОСЛЕ ВОССТАНИЯ

[67:4.1] When the final roll was called, the corporeal members of the Prince’s staff were found to have aligned themselves as follows: Van and his entire court of co-ordination had remained loyal. Ang and three members of the food council had survived. The board of animal husbandry were all swept into rebellion as were all of the animal-conquest advisers. Fad and five members of the educational faculty were saved. Nod and all of the commission on industry and trade joined Caligastia. Hap and the entire college of revealed religion remained loyal with Van and his noble band. Lut and the whole board of health were lost. The council of art and science remained loyal in its entirety, but Tut and the commission on tribal government all went astray. Thus were forty out of the one hundred saved, later to be transferred to Jerusem, where they resumed their Paradise journey.
Последнее оглашение вскрыло следующую расстановку сил среди членов телесного персонала Князя: Ван и весь его координационный совет сохранили верность. Спаслись Анг и три члена совета по вопросам пищи. Вся комиссия по вопросам животноводства, а также весь совет по вопросам покорения животных, были охвачены восстанием. Был спасён Фад вместе с пятью членами образовательной группы. Нод вместе со всей комиссией по вопросам ремёсел и торговли примкнули к Калигастии. Хеп и вся коллегия богооткровенной религии остались верными вместе с Ваном и его благородным отрядом. Лут вместе со всей комиссией по вопросам здоровья были потеряны. Все члены совета по вопросам искусства и науки сохранили свою преданность, однако Тут и вся комиссия по вопросам племенного правления сбились с пути. Так, из ста членов персонала спаслись сорок; впоследствии они были перенесены на Иерусем, откуда продолжили своё восхождение к Раю.
[67:4.2] The sixty members of the planetary staff who went into rebellion chose Nod as their leader. They worked wholeheartedly for the rebel Prince but soon discovered that they were deprived of the sustenance of the system life circuits. They awakened to the fact that they had been degraded to the status of mortal beings. They were indeed superhuman but, at the same time, material and mortal. In an effort to increase their numbers, Daligastia ordered immediate resort to sexual reproduction, knowing full well that the original sixty and their forty-four modified Andonite associates were doomed to suffer extinction by death, sooner or later. After the fall of Dalamatia the disloyal staff migrated to the north and the east. Their descendants were long known as the Nodites, and their dwelling place as «the land of Nod.» 
Шестьдесят примкнувших к восстанию членов планетарного персонала избрали своим лидером Нода. Они служили мятежному Князю верой и правдой, но вскоре обнаружили, что лишены поддержки системных контуров жизни. Они осознали, что были понижены до положения смертных существ. Оставаясь сверхчеловеческими созданиями, они в то же время были материальными и смертными. В попытке увеличить их численность, Далигастия приказал немедленно прибегнуть к половой репродукции, прекрасно зная, что рано или поздно шестьдесят членов изначальной сотни и их сорок четыре модифицированных помощника-андонита должны были умереть. После падения Даламатии неверные члены персонала мигрировали на север и восток. Их потомки ещё долго были известны как нодиты, а район их обитания – как «земля Нода».
[67:4.3] The presence of these extraordinary supermen and superwomen, stranded by rebellion and presently mating with the sons and daughters of earth, easily gave origin to those traditional stories of the gods coming down to mate with mortals. And thus originated the thousand and one legends of a mythical nature, but founded on the facts of the postrebellion days, which later found a place in the folk tales and traditions of the various peoples whose ancestors had participated in these contacts with the Nodites and their descendants. 
Присутствие этих необыкновенных мужчин и женщин, поставленных восстанием в безвыходное положение и вскоре начавших вступать в половые отношения с землянами, не могло не породить преданий, рассказывающих о богах, спускающихся к людям, чтобы соединяться со смертными. Так появилось множество легенд, которые, являясь в своей основе мифами, основывались, тем не менее, на фактических событиях, произошедших после окончания восстания. Впоследствии эти легенды вошли в предания и традиции различных народов, чьи прародители вступали в контакт с нодитами и их потомками.
[67:4.4] The staff rebels, deprived of spiritual sustenance, eventually died a natural death. And much of the subsequent idolatry of the human races grew out of the desire to perpetuate the memory of these highly honored beings of the days of Caligastia. 
Лишённые духовной поддержки, мятежные члены персонала в итоге умерли естественной смертью. И последующее идолопоклонство появилось у людей во многом из-за желания увековечить память об этих глубоко почитаемых существах эпохи Калигастии.
[67:4.5] When the staff of one hundred came to Urantia, they were temporarily detached from their Thought Adjusters. Immediately upon the arrival of the Melchizedek receivers the loyal personalities (except Van) were returned to Jerusem and were reunited with their waiting Adjusters. We know not the fate of the sixty staff rebels; their Adjusters still tarry on Jerusem. Matters will undoubtedly rest as they now are until the entire Lucifer rebellion is finally adjudicated and the fate of all participants decreed. 
Когда члены калигастийской сотни появились на Урантии, они были временно разлучены со своими Настройщиками Мышления. Сразу же после прибытия попечительских Мелхиседеков все верные личности (кроме Вана) были возвращены на Иерусем, где они воссоединились с ожидавшими их Настройщиками. Мы не знаем судьбу шестидесяти мятежных членов персонала; их Настройщики до сих пор находятся на Иерусеме. Положение дел, безусловно, будет оставаться неизменным до тех пор, пока не закончится суд над всеми участниками восстания Люцифера и не будет определена участь каждого из них.

[67:4.6] It was very difficult for such beings as angels and midwayers to conceive of brilliant and trusted rulers like Caligastia and Daligastia going astray – committing traitorous sin. Those beings who fell into sin – they did not deliberately or premeditatedly enter upon rebellion – were misled by their superiors, deceived by their trusted leaders. It was likewise easy to win the support of the primitive-minded evolutionary mortals.
Таким существам, как ангелы и промежуточные создания, было очень трудно понять, каким образом столь блестящие и пользовавшиеся таким доверием правители, как Калигастия и Далигастия, могли сбиться с пути – совершить грех предательства. В отличие от тех, кто умышленно и преднамеренно поднял восстание, существа, попавшие в объятия греха, были введены в заблуждение своими руководителями, преданы своими лидерами, которым они доверяли. Так же легко было завоевать поддержку примитивно мысливших эволюционных смертных.
[67:4.7] The vast majority of all human and superhuman beings who were victims of the Lucifer rebellion on Jerusem and the various misled planets have long since heartily repented of their folly; and we truly believe that all such sincere penitents will in some manner be rehabilitated and restored to some phase of universe service when the Ancients of Days finally complete the adjudication of the affairs of the Satania rebellion, which they have so recently begun. 
Огромное большинство всех человеческих и сверхчеловеческих существ, павших жертвой восстания Люцифера на Иерусеме, а также восстаний, вспыхнувших на различных введённых в заблуждение планетах, уже давно искренне раскаялись в своём безрассудстве; и мы глубоко верим в то, что все чистосердечно раскаявшиеся грешники будут в той или иной форме восстановлены в правах и смогут вернуться к одной из фаз вселенского служения, когда От Века Древние завершат лишь недавно начатое судебное разбирательство обстоятельств восстания в Сатании.

5. IMMEDIATE RESULTS OF REBELLION 

5. ПРЯМЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОССТАНИЯ

[67:5.1] Great confusion reigned in Dalamatia and thereabout for almost fifty years after the instigation of rebellion. The complete and radical reorganization of the whole world was attempted; revolution displaced evolution as the policy of cultural advancement and racial improvement. Among the superior and partially trained sojourners in and near Dalamatia there appeared a sudden advancement in cultural status, but when these new and radical methods were attempted on the outlying peoples, indescribable confusion and racial pandemonium was the immediate result. Liberty was quickly translated into license by the half-evolved primitive men of those days.
В течение почти пятидесяти лет после начала восстания, в Даламатии и её окрестностях царил дух великого смятения. Была предпринята попытка полной и радикальной реорганизации всего мира; революция пришла на смену эволюции в качестве метода развития культуры и улучшения рас. У превосходящих и частично подготовленных обитателей Даламатии наблюдалось внезапное повышение культурного уровня, однако, когда новые и радикальные методы переносились на соседние народы, это сразу же приводило к неописуемому смятению и расовому хаосу. В сознании полуразвитых, примитивных людей того времени свобода быстро превратилась во вседозволенность.
[67:5.2] Very soon after the rebellion the entire staff of sedition were engaged in energetic defense of the city against the hordes of semisavages who besieged its walls as a result of the doctrines of liberty which had been prematurely taught them. And years before the beautiful headquarters went down beneath the southern waves, the misled and mistaught tribes of the Dalamatia hinterland had already swept down in semisavage assault on the splendid city, driving the secession staff and their associates northward. 
Вскоре после восстания весь мятежный персонал был вынужден активно обороняться от полудиких орд, атаковавших городские стены в результате преждевременного внушения им доктрин свободы. И ещё за много лет до того, как прекрасная столица исчезла в южных водах, введённые в заблуждение и обманутые полуварварские племена из удалённых от Даламатии территорий хлынули на великолепный город, заставив мятежный персонал и его помощников бежать на север.
[67:5.3] The Caligastia scheme for the immediate reconstruction of human society in accordance with his ideas of individual freedom and group liberties, proved a swift and more or less complete failure. Society quickly sank back to its old biologic level, and the forward struggle began all over, starting not very far in advance of where it was at the beginning of the Caligastia regime, this upheaval having left the world in confusion worse confounded. 
План Калигастии по немедленному переустройству человеческого общества в духе идей личной свободы и групповых привилегий привёл к быстрому и практически полному провалу. Общество стремительно откатилось к прежнему биологическому статусу, а эволюционная борьба началась заново, ибо в своем развитии планета была отброшена почти на тот же уровень, на котором находилась в начале режима Калигастии – столь ужасающим был хаос, в который оказался ввергнут мир в результате этого переворота.

[67:5.4] One hundred and sixty-two years after the rebellion a tidal wave swept up over Dalamatia, and the planetary headquarters sank beneath the waters of the sea, and this land did not again emerge until almost every vestige of the noble culture of those splendid ages had been obliterated.
По прошествии ста шестидесяти двух лет после восстания приливная волна обрушилась на Даламатию, и мировая столица скрылась в морской пучине; земля поднялась только после того, как почти все следы благородной культуры тех замечательных веков были уничтожены.
[67:5.5] When the first capital of the world was engulfed, it harbored only the lowest types of the Sangik races of Urantia, renegades who had already converted the Father’s temple into a shrine dedicated to Nog, the false god of light and fire. 
К тому времени, когда первая планетарная столица ушла под воду, её населяли только низшие типы сангикских рас Урантии, вероотступники, превратившие храм Отца в молельню, посвящённую Ногу, ложному богу света и огня.

6. VAN – THE STEADFAST 

6. ВАН – НЕПОКОЛЕБИМЫЙ

[67:6.1] The followers of Van early withdrew to the highlands west of India, where they were exempt from attacks by the confused races of the lowlands, and from which place of retirement they planned for the rehabilitation of the world as their early Badonite predecessors had once all unwittingly worked for the welfare of mankind just before the days of the birth of the Sangik tribes.
Последователи Вана своевременно ушли в горные районы к западу от Индии, где им не угрожала опасность нападения со стороны заблудших жителей низин и откуда они задумали начать возрождение мира, подобно своим древним предшественникам бадонитам, которые, не отдавая себе в том отчёта, трудились на благо человечества незадолго до появления сангикских племён.
[67:6.2] Before the arrival of the Melchizedek receivers, Van placed the administration of human affairs in the hands of ten commissions of four each, groups identical with those of the Prince’s regime. The senior resident Life Carriers assumed temporary leadership of this council of forty, which functioned throughout the seven years of waiting. Similar groups of Amadonites assumed these responsibilities when the thirty-nine loyal staff members returned to Jerusem. 
До прибытия попечительских Мелхиседеков Ван передал управление человеческими делами десяти комиссиям, в каждую из которых входило по четыре человека; эти комиссии соответствовали группам, которые были при режиме Князя. Постоянно пребывавшие на планете Старшие Носители Жизни временно возглавили этот совет из сорока членов, который действовал в течение семи лет ожидания. После того, как тридцать девять верных членов персонала вернулись на Иерусем, эти функции перешли к аналогичным группам амадонитов.
[67:6.3] These Amadonites were derived from the group of 144 loyal Andonites to which Amadon belonged, and who have become known by his name. This group comprised thirty-nine men and one hundred and five women. Fifty-six of this number were of immortality status, and all (except Amadon) were translated along with the loyal members of the staff. The remainder of this noble band continued on earth to the end of their mortal days under the leadership of Van and Amadon. They were the biologic leaven which multiplied and continued to furnish leadership for the world down through the long dark ages of the postrebellion era. 
Амадониты произошли от группы из 144 преданных андонитов, к которым принадлежал Амадон, чьим именем они и стали называться. Эта группа включала тридцать девять мужчин и сто пять женщин. Пятьдесят шесть из них были бессмертными, и все (за исключением Амадона) были преобразованы вместе с верными членами персонала. Остальные члены этого замечательного отряда до конца своих дней во плоти оставались на земле под руководством Вана и Амадона. Они были биологической закваской, давая потомство и выдвигая из своих рядов мировых лидеров на всём протяжении долгой и мрачной эры, наступившей после окончания восстания.
[67:6.4] Van was left on Urantia until the time of Adam, remaining as titular head of all superhuman personalities functioning on the planet. He and Amadon were sustained by the technique of the tree of life in conjunction with the specialized life ministry of the Melchizedeks for over one hundred and fifty thousand years. 
Ван был оставлен на Урантии до прихода Адама в качестве номинального главы всех сверхчеловеческих личностей, действовавших на планете. В течение более ста пятидесяти тысяч лет Ван и Амадон поддерживали свои силы благодаря дереву жизни и специальной жизненной опеке Мелхиседеков.

[67:6.5] The affairs of Urantia were for a long time administered by a council of planetary receivers, twelve Melchizedeks, confirmed by the mandate of the senior constellation ruler, the Most High Father of Norlatiadek. Associated with the Melchizedek receivers was an advisory council consisting of: one of the loyal aids of the fallen Prince, the two resident Life Carriers, a Trinitized Son in apprenticeship training, a volunteer Teacher Son, a Brilliant Evening Star of Avalon (periodically), the chiefs of seraphim and cherubim, advisers from two neighboring planets, the director general of subordinate angelic life, and Van, the commander in chief of the midway creatures. And thus was Urantia governed and administered until the arrival of Adam. It is not strange that the courageous and loyal Van was assigned a place on the council of planetary receivers which for so long administered the affairs of Urantia.
Долгое время урантийские дела находились в ведении двенадцати Мелхиседеков – совета планетарных попечителей, утверждённого распоряжением старшего правителя созвездия, Всевышнего Отца Норлатиадека. В тесной связи с попечительскими Мелхиседеками действовал консультативный совет, в который входили: один из преданных помощников падшего Князя, два постоянно находившихся на планете Носителя Жизни, проходивший стажировку Тринитизованный Сын, добровольный Сын-Учитель, Сверкающая Вечерняя Звезда из Авалона (периодически), главы серафим и херувим, советники с двух соседних планет, главный руководитель подчинённой ангельской жизни, а также Ван – главнокомандующий промежуточными созданиями. Так осуществлялось руководство и управление Урантией вплоть до прибытия Адама. Неудивительно, что отважный и преданный Ван, который так долго управлял делами Урантии, вошёл в совет планетарных попечителей.
[67:6.6] The twelve Melchizedek receivers of Urantia did heroic work. They preserved the remnants of civilization, and their planetary policies were faithfully executed by Van. Within one thousand years after the rebellion he had more than three hundred and fifty advanced groups scattered abroad in the world. These outposts of civilization consisted largely of the descendants of the loyal Andonites slightly admixed with the Sangik races, particularly the blue men, and with the Nodites. 
Двенадцать попечительских Мелхиседеков проделали героическую работу. Они сохранили остатки цивилизации, а их планетарная политика добросовестно проводилась в жизнь Ваном. Через тысячу лет после восстания по всему миру насчитывалось уже более трёхсот пятидесяти передовых групп. Такие форпосты цивилизации состояли в основном из потомков лояльных андонитов с некоторой примесью сангикских кровей – в первую очередь, крови синего человека, а также нодитов.
[67:6.7] Notwithstanding the terrible setback of rebellion there were many good strains of biologic promise on earth. Under the supervision of the Melchizedek receivers, Van and Amadon continued the work of fostering the natural evolution of the human race, carrying forward the physical evolution of man until it reached that culminating attainment which warranted the dispatch of a Material Son and Daughter to Urantia. 
Несмотря на страшную деградацию, к которой привело восстание, на земле существовало немало многообещающих в биологическом отношении линий. Под наблюдением попечительских Мелхиседеков Ван и Амадон продолжали помогать естественной эволюции человеческой расы, способствуя физическому развитию человека, пока оно не достигло того кульминационного состояния, которое позволило направить на Урантию Материального Сына и Материальную Дочь.

[67:6.8] Van and Amadon remained on earth until shortly after the arrival of Adam and Eve. Some years thereafter they were translated to Jerusem, where Van was reunited with his waiting Adjuster. Van now serves in behalf of Urantia while awaiting the order to go forward on the long, long trail to Paradise perfection and the unrevealed destiny of the assembling Corps of Mortal Finality.
После прибытия Адама и Евы Ван и Амадон оставались на планете ещё некоторое время. Спустя несколько лет они были перенесены на Иерусем, где Ван воссоединился с ожидавшим его Настройщиком. В настоящее время Ван служит в интересах Урантии и одновременно ожидает приказа продолжить свой долгий, долгий путь к совершенству Рая и нераскрытому будущему формирующегося Корпуса Смертных Завершителей.

[67:6.9] It should be recorded that, when Van appealed to the Most Highs of Edentia after Lucifer had sustained Caligastia on Urantia, the Constellation Fathers dispatched an immediate decision sustaining Van on every point of his contention. This verdict failed to reach him because the planetary circuits of communication were severed while it was in transit. Only recently was this actual ruling discovered lodged in the possession of a relay energy transmitter where it had been marooned ever since the isolation of Urantia. Without this discovery, made as the result of the investigations of the Urantia midwayers, the release of this decision would have awaited the restoration of Urantia to the constellation circuits. And this apparent accident of interplanetary communication was possible because energy transmitters can receive and transmit intelligence, but they cannot initiate communication.
Следует заметить, что когда Ван обратился ко Всевышним Эдентии после того, как Люцифер поддержал Калигастию на Урантии, Отцы Созвездия сразу же направили решение, в котором полностью поддержали Вана. Это решение не дошло до него из-за того, что в процессе передачи этого сообщения планетарные коммуникационные контуры были разомкнуты. Лишь недавно было обнаружено, что само постановление находилось в релейном передатчике энергии, где оно и оставалось со времени изоляции Урантии. Без этого открытия, сделанного в результате расследования, предпринятого промежуточными созданиями Урантии, публикация данного решения могла бы состояться только после восстановления Урантии в контурах созвездия. И это очевидное недоразумение в системе межпланетной связи произошло из-за того, что передатчики энергии способны принимать и передавать информацию, однако они не способны инициировать коммуникацию.
[67:6.10] The technical status of Van on the legal records of Satania was not actually and finally settled until this ruling of the Edentia Fathers was recorded on Jerusem.
Формально статус Вана в судебных архивах Сатании был фактически и окончательно утверждён только после регистрации на Иерусеме этого решения Отцов Эдентии.

7. REMOTE REPERCUSSIONS OF SIN 

7. ОТДАЛЁННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ГРЕХА

[67:7.1] The personal (centripetal) consequences of the creature’s willful and persistent rejection of light are both inevitable and individual and are of concern only to Deity and to that personal creature. Such a soul-destroying harvest of iniquity is the inner reaping of the iniquitous will creature.
Когда создание преднамеренно и упорно отвергает свет, личностные (центростремительные) последствия такого поведения являются одновременно неизбежными и индивидуальными и касаются только Божества и такого личностного создания. Порочное волевое создание само пожинает разрушительные для души плоды порока.
[67:7.2] But not so with the external repercussions of sin: The impersonal (centrifugal) consequences of embraced sin are both inevitable and collective, being of concern to every creature functioning within the affect-range of such events. 
Иначе обстоит дело в отношении внешних последствий греха: неличностные (центробежные) последствия греха одновременно неизбежны и коллективны и касаются каждого создания, действующего в пределах сферы влияния таких событий.
[67:7.3] By fifty thousand years after the collapse of the planetary administration, earthly affairs were so disorganized and retarded that the human race had gained very little over the general evolutionary status existing at the time of Caligastia’s arrival three hundred and fifty thousand years previously. In certain respects progress had been made; in other directions much ground had been lost. 
Спустя пятьдесят тысяч лет после падения планетарной администрации земные дела находились в запущенном и отсталом состоянии; человеческая раса почти ничего не прибавила к общему эволюционному уровню, существовавшему во время прибытия Калигастии, которое состоялось за триста пятьдесят тысяч лет до этого. В некоторых отношениях удалось добиться прогресса; в остальных областях многое было утрачено.
[67:7.4] Sin is never purely local in its effects. The administrative sectors of the universes are organismal; the plight of one personality must to a certain extent be shared by all. Sin, being an attitude of the person toward reality, is destined to exhibit its inherent negativistic harvest upon any and all related levels of universe values. But the full consequences of erroneous thinking, evil-doing, or sinful planning are experienced only on the level of actual performance. The transgression of universe law may be fatal in the physical realm without seriously involving the mind or impairing the spiritual experience. Sin is fraught with fatal consequences to personality survival only when it is the attitude of the whole being, when it stands for the choosing of the mind and the willing of the soul. 
Последствия греха никогда не бывают чисто локальными. Административные секторы вселенных подобны организму: положение одной личности в какой-то мере должно разделяться всеми. Грех, являясь отношением существа к реальности, неизбежно приносит свои отрицательные плоды на всех взаимосвязанных уровнях вселенских ценностей. Однако в полной мере последствия ошибочных суждений, совершения зла или греховных намерений ощущаются только на уровне самих поступков. Нарушение вселенского закона может быть роковым на физическом уровне без сколько-нибудь серьёзных последствий для разума и без нанесения ущерба духовному опыту. Грех же чреват роковыми для сохранения личности последствиями только тогда, когда он является отношением всего существа, когда он становится выбором разума и желанием души.
[67:7.5] Evil and sin visit their consequences in material and social realms and may sometimes even retard spiritual progress on certain levels of universe reality, but never does the sin of any being rob another of the realization of the divine right of personality survival. Eternal survival can be jeopardized only by the decisions of the mind and the choice of the soul of the individual himself. 
Последствия зла и греха проявляются в материальной и социальной сферах и иногда могут привести даже к замедлению духовного прогресса на некоторых уровнях вселенской реальности, но грех одного существа никогда не лишает другого реализации божественного права личности на жизнь в посмертии. Только сам индивидуум может поставить под угрозу вечную жизнь решениями, которые принимает его разум, и выбором, который делает его душа.
[67:7.6] Sin on Urantia did very little to delay biologic evolution, but it did operate to deprive the mortal races of the full benefit of the Adamic inheritance. Sin enormously retards intellectual development, moral growth, social progress, and mass spiritual attainment. But it does not prevent the highest spiritual achievement by any individual who chooses to know God and sincerely do his divine will. 
На Урантии грех почти не отразился на биологической эволюции, но его влияние проявилось в том, что смертные расы не смогли извлечь всех благ из адамического наследия. Грех чрезвычайно замедляет интеллектуальное развитие, нравственный рост, социальный прогресс и массовые духовные обретения. Однако он не препятствует высочайшим духовным достижениям любого индивидуума, который принимает решение познавать Бога и искренне выполнять его божественную волю.
[67:7.7] Caligastia rebelled, Adam and Eve did default, but no mortal subsequently born on Urantia has suffered in his personal spiritual experience because of these blunders. Every mortal born on Urantia since Caligastia’s rebellion has been in some manner time-penalized, but the future welfare of such souls has never been in the least eternity-jeopardized. No person is ever made to suffer vital spiritual deprivation because of the sin of another. Sin is wholly personal as to moral guilt or spiritual consequences, notwithstanding its far-flung repercussions in administrative, intellectual, and social domains. 
Калигастия поднял восстание, Адам и Ева совершили проступок, но ни одно смертное создание, родившееся впоследствии на Урантии, не понесло личных духовных потерь из-за этих грубых ошибок. Каждый смертный, рождённый на Урантии после восстания Калигастии, был в той или иной мере наказан во времени, но это никогда и ни в малейшей степени не угрожало будущему благополучию таких существ в вечности. Никто и никогда не обрекается на роковые духовные лишения из-за чужих грехов. Несмотря на широкие последствия в административной, интеллектуальной и социальной сферах, грех является целиком личным – как в отношении нравственной вины, так и по своим духовным последствиям.

[67:7.8] While we cannot fathom the wisdom that permits such catastrophes, we can always discern the beneficial outworking of these local disturbances as they are reflected out upon the universe at large.
Хотя мы и не можем постигнуть мудрость, допускающую такие катастрофы, мы всегда замечаем то благотворное воздействие, которое эти локальные возмущения оказывают в масштабах всей вселенной.

8. THE HUMAN HERO OF THE REBELLION 

8. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ГЕРОЙ ВОССТАНИЯ

[67:8.1] The Lucifer rebellion was withstood by many courageous beings on the various worlds of Satania; but the records of Salvington portray Amadon as the outstanding character of the entire system in his glorious rejection of the flood tides of sedition and in his unswerving devotion to Van – they stood together unmoved in their loyalty to the supremacy of the invisible Father and his Son Michael.
Многие отважные существа противостояли восстанию Люцифера в различных мирах Сатании; однако документы Салвингтона описывают Амадона как наиболее выдающуюся фигуру во всей системе благодаря его доблестному сопротивлению потоку подстрекательств к мятежу и непоколебимой верности Вану – они стояли плечом к плечу, несгибаемые в своей верности верховной власти невидимого Отца и его Сына Майкиэля.
[67:8.2] At the time of these momentous transactions I was stationed on Edentia, and I am still conscious of the exhilaration I experienced as I perused the Salvington broadcasts which told from day to day of the unbelievable steadfastness, the transcendent devotion, and the exquisite loyalty of this onetime semisavage springing from the experimental and original stock of the Andonic race. 
Во время этих знаменательных событий я находился на Эдентии и до сих пор помню то воодушевление, которое я испытывал, слушая трансляции Салвингтона, ежедневно сообщавшие о невероятной стойкости, трансцендентальной самоотдаче и беспредельной преданности этого – когда-то полудикарского – существа, произошедшего от изначального экспериментального рода андонической расы.
[67:8.3] From Edentia up through Salvington and even on to Uversa, for seven long years the first inquiry of all subordinate celestial life regarding the Satania rebellion, ever and always, was: «What of Amadon of Urantia, does he still stand unmoved?» 
От Эдентии до Салвингтона и Уверсы, на протяжении семи долгих лет, первым и неизменным вопросом любого подчинённого небесного существа о событиях мятежа в Сатании было: «Что известно об урантийском Амадоне – сохраняет ли он свою стойкость?»
[67:8.4] If the Lucifer rebellion has handicapped the local system and its fallen worlds, if the loss of this Son and his misled associates has temporarily hampered the progress of the constellation of Norlatiadek, then weigh the effect of the far-flung presentation of the inspiring performance of this one child of nature and his determined band of 143 comrades in standing steadfast for the higher concepts of universe management and administration in the face of such tremendous and adverse pressure exerted by his disloyal superiors. And let me assure you, this has already done more good in the universe of Nebadon and the superuniverse of Orvonton than can ever be outweighed by the sum total of all the evil and sorrow of the Lucifer rebellion. 
Хотя восстание Люцифера и ограничило возможности локальной системы и её падших миров, хотя утрата этого Сына вместе с введёнными в заблуждение партнёрами и затруднила прогресс созвездия Норлатиадек, подумайте о том значении, которое имела широкая демонстрация воодушевляющего поведения одного-единственного дитя природы и его решительного отряда из 143 единомышленников, стойко защищавших высшие принципы руководства и управления вселенной перед лицом колоссального и враждебного давления со стороны своего вероломного начальства. И поверьте мне, что уже сейчас польза, извлечённая вселенной Небадон и сверхвселенной Орвонтон, значительно перевешивает всё суммарное зло и страдания, привнесённые восстанием Люцифера.
[67:8.5] And all this is a beautifully touching and superbly magnificent illumination of the wisdom of the Father’s universal plan for mobilizing the Corps of Mortal Finality on Paradise and for recruiting this vast group of mysterious servants of the future largely from the common clay of the mortals of ascending progression – just such mortals as the impregnable Amadon. 
Всё это является восхитительно трогательным и в высшей степени замечательным подтверждением мудрости плана Всеобщего Отца по мобилизации в Раю Корпуса Смертного Завершения, по созданию этой огромной группы таинственных служителей будущего в первую очередь из обыкновенных восходящих смертных – таких, как несгибаемый Амадон.

[67:8.6] [Presented by a Melchizedek of Nebadon.]
[Представлено Мелхиседеком Небадона.]

Оставить комментарий

Войти с помощью: