194 Посвящение Духа Истины

(Bestowal of the Spirit of Truth)

 

[194:0.1] ABOUT one o’clock, as the one hundred and twenty believers were engaged in prayer, they all became aware of a strange presence in the room. At the same time these disciples all became conscious of a new and profound sense of spiritual joy, security, and confidence. This new consciousness of spiritual strength was immediately followed by a strong urge to go out and publicly proclaim the gospel of the kingdom and the good news that Jesus had risen from the dead.
ОКОЛО часа дня, когда сто двадцать верующих возносили свою молитву, все они ощутили присутствие в комнате чего-то необычного. В один и тот же момент все эти ученики осознали новое и глубокое чувство духовной радости, спокойствия и уверенности. За этим новым осознанием духовной силы пришло сильное побуждение идти к людям и открыто возвещать евангелие царства и благую весть о воскресении Иисуса из мёртвых.
[194:0.2] Peter stood up and declared that this must be the coming of the Spirit of Truth which the Master had promised them and proposed that they go to the temple and begin the proclamation of the good news committed to their hands. And they did just what Peter suggested. 
Пётр встал и заявил, что это должно означать прибытие обещанного Учителем Духа Истины и предложил отправиться в храм и приступить к возвещению переданной им благой вести. И они сделали так, как предложил Пётр.

[194:0.3] These men had been trained and instructed that the gospel which they should preach was the fatherhood of God and the sonship of man, but at just this moment of spiritual ecstasy and personal triumph, the best tidings, the greatest news, these men could think of was the fact of the risen Master. And so they went forth, endowed with power from on high, preaching glad tidings to the people – even salvation through Jesus – but they unintentionally stumbled into the error of substituting some of the facts associated with the gospel for the gospel message itself. Peter unwittingly led off in this mistake, and others followed after him on down to Paul, who created a new religion out of the new version of the good news.
Эти люди были подготовлены и обучены тому, что евангелие, которое они должны проповедовать заключалось в отцовстве Бога и сыновстве человека, но именно в этот момент духовного восторга и личного триумфа, лучшей благой вестью, величайшим событием, о котором были способны подумать эти люди, был факт воскресшего Учителя. И потому они устремились вперёд, наделённые полученной свыше силой, проповедуя людям благую весть, – даже спасение через Иисуса, – но при этом они совершили невольную ошибку, подменив сущность евангелия некоторыми сопутствующими фактами. Пётр первым допустил этот неумышленный промах; остальные повторили его – вплоть до Павла, создавшего новую религию на основе этого нового толкования благой вести.
[194:0.4] The gospel of the kingdom is: the fact of the fatherhood of God, coupled with the resultant truth of the sonship-brotherhood of men. Christianity, as it developed from that day, is: the fact of God as the Father of the Lord Jesus Christ, in association with the experience of believer-fellowship with the risen and glorified Christ. 
Евангелие царства заключается в следующем: факт отцовства Бога вместе с вытекающей из него истиной сыновства-братства людей. Христианство – такое, каким оно сформировалось с тех пор – есть факт существования Бога как Отца Господа Иисуса Христа в совокупности с опытом братства верующих в воскресшем и прославленном Христе.
[194:0.5] It is not strange that these spirit-infused men should have seized upon this opportunity to express their feelings of triumph over the forces which had sought to destroy their Master and end the influence of his teachings. At such a time as this it was easier to remember their personal association with Jesus and to be thrilled with the assurance that the Master still lived, that their friendship had not ended, and that the spirit had indeed come upon them even as he had promised. 
Неудивительно, что исполнившиеся духом люди воспользовались этой возможностью, чтобы выразить свою радость от победы над силами, которые пытались уничтожить их Учителя и положить конец влиянию его учений. В такое время им было легче помнить свою личную связь с Иисусом и испытывать восторг от уверенности в том, что Учитель жив, что их дружба продолжается и что дух действительно сошёл на них, как он и обещал им.
[194:0.6] These believers felt themselves suddenly translated into another world, a new existence of joy, power, and glory. The Master had told them the kingdom would come with power, and some of them thought they were beginning to discern what he meant. 
Эти верующие внезапно почувствовали себя перенесёнными в иной мир, – в новое бытие, исполненное радости, силы и блаженства. Учитель говорил им, что царство придёт во всём могуществе, и некоторым из них казалось, что они начинают понимать, что он имел в виду.
[194:0.7] And when all of this is taken into consideration, it is not difficult to understand how these men came to preach a new gospel about Jesus in the place of their former message of the fatherhood of God and the brotherhood of men.
Учитывая всё это, нетрудно понять, как получилось, что эти люди стали проповедовать новое евангелие об Иисусе вместо своего прежнего послания об отцовстве Бога и братстве людей.

1. THE PENTECOST SERMON 

1. ПРОПОВЕДЬ В ДЕНЬ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ

[194:1.1] The apostles had been in hiding for forty days. This day happened to be the Jewish festival of Pentecost, and thousands of visitors from all parts of the world were in Jerusalem. Many arrived for this feast, but a majority had tarried in the city since the Passover. Now these frightened apostles emerged from their weeks of seclusion to appear boldly in the temple, where they began to preach the new message of a risen Messiah. And all the disciples were likewise conscious of having received some new spiritual endowment of insight and power.
Апостолы скрывались в течение сорока дней. День посвящения Духа Истины совпал с еврейским праздником Пятидесятницы, и тысячи паломников со всего мира собрались в Иерусалиме. Многие прибыли сюда специально на этот праздник, однако большинство гостей находились в городе со времени Пасхи. И вот эти испуганные апостолы вышли из многонедельного затворничества, чтобы смело явиться в храм и начать проповедовать новую весть о воскресшем Мессии. И все ученики также почувствовали, что получили некий духовный дар, дающий проницательность и силу.
[194:1.2] It was about two o’clock when Peter stood up in that very place where his Master had last taught in this temple, and delivered that impassioned appeal which resulted in the winning of more than two thousand souls. The Master had gone, but they suddenly discovered that this story about him had great power with the people. No wonder they were led on into the further proclamation of that which vindicated their former devotion to Jesus and at the same time so constrained men to believe in him. Six of the apostles participated in this meeting: Peter, Andrew, James, John, Philip, and Matthew. They talked for more than an hour and a half and delivered messages in Greek, Hebrew, and Aramaic, as well as a few words in even other tongues with which they had a speaking acquaintance. 
Около двух часов пополудни Пётр занял то самое место, где его Учитель в последний раз обратился к народу, и выступил со страстным призывом, покорившим более двух тысяч душ. Хотя Учителя не было с ними, они внезапно обнаружили, что рассказ о нём производит на людей огромное воздействие. Неудивительно, что и в дальнейшем они невольно продолжали возвещать то, что подтверждало их прежнюю преданность Иисусу и одновременно с такой силой побуждало людей верить в него. В этом собрании участвовали шесть апостолов: Пётр, Андрей, Иаков, Иоанн, Филипп и Матфей. Они говорили более полутора часов и обратились с проповедями на греческом, древнееврейском и арамейском и даже произнесли несколько слов на других языках, которые были им знакомы.
[194:1.3] The leaders of the Jews were astounded at the boldness of the apostles, but they feared to molest them because of the large numbers who believed their story.
Еврейские лидеры были изумлены дерзостью апостолов, но побоялись досаждать им, поскольку огромное множество людей поверили им.
[194:1.4] By half past four o’clock more than two thousand new believers followed the apostles down to the pool of Siloam, where Peter, Andrew, James, and John baptized them in the Master’s name. And it was dark when they had finished with baptizing this multitude. 
К половине пятого более двух тысяч новых верующих проследовали за апостолами в Силоамскую купальню, где Пётр, Андрей, Иаков и Иоанн крестили их именем Учителя. Было уже темно, когда они закончили крестить народ.
[194:1.5] Pentecost was the great festival of baptism, the time for fellowshipping the proselytes of the gate, those gentiles who desired to serve Yahweh. It was, therefore, the more easy for large numbers of both the Jews and believing gentiles to submit to baptism on this day. In doing this, they were in no way disconnecting themselves from the Jewish faith. Even for some time after this the believers in Jesus were a sect within Judaism. All of them, including the apostles, were still loyal to the essential requirements of the Jewish ceremonial system.
Пятидесятница была великим праздником омовения, временем обращения в веру прозелитов врат – иноверцев, желавших служить Яхве. Поэтому в этот день многочисленным евреям и верующим иноверцам было легче подвергнуть себя крещению. При этом они никоим образом не порывали с еврейской верой. В течение какого-то времени после этого верующие в Иисуса являлись сектой в иудаизме. Все они, включая апостолов, сохраняли верность основным требованиям еврейской обрядности.

 

2. THE SIGNIFICANCE OF PENTECOST 

2. ЗНАЧИМОСТЬ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ

[194:2.1] Jesus lived on earth and taught a gospel which redeemed man from the superstition that he was a child of the devil and elevated him to the dignity of a faith son of God. Jesus’ message, as he preached it and lived it in his day, was an effective solvent for man’s spiritual difficulties in that day of its statement. And now that he has personally left the world, he sends in his place his Spirit of Truth, who is designed to live in man and, for each new generation, to restate the Jesus message so that every new group of mortals to appear upon the face of the earth shall have a new and up-to-date version of the gospel, just such personal enlightenment and group guidance as will prove to be an effective solvent for man’s ever-new and varied spiritual difficulties.
Иисус жил на земле и учил евангелию, которое избавило человека от суеверного представления о том, что он – дитя дьявола, и возвысило его до положения вероисповедного сына Бога. Послание Иисуса – таким, каким он проповедовал и проживал его в своё время, – являлось действенным решением духовных проблем человека в период своего возвещения. И теперь, покинув этот мир, он посылает вместо себя Дух Истины, который призван жить в человеке и по-новому излагать послание Иисуса для каждого очередного поколения, с тем чтобы каждая новая группа смертных, появляющаяся на земле, могла получать новую, современную версию евангелия, – такое личное озарение и групповое наставление, которое окажется действенным решением извечно новых и разнообразных духовных проблем.

[194:2.2] The first mission of this spirit is, of course, to foster and personalize truth, for it is the comprehension of truth that constitutes the highest form of human liberty. Next, it is the purpose of this spirit to destroy the believer’s feeling of orphanhood. Jesus having been among men, all believers would experience a sense of loneliness had not the Spirit of Truth come to dwell in men’s hearts.
Первая задача этого духа, конечно, состоит в том, чтобы взращивать и персонализировать истину, ибо именно постижение истины составляет высшую форму человеческой свободы. Во-вторых, целью этого духа является уничтожение в верующем чувства сиротства. Жизнь Иисуса прошла среди людей, и потому всем верующим было бы одиноко, не поселись в человеческих сердцах Дух Истины.
[194:2.3] This bestowal of the Son’s spirit effectively prepared all normal men’s minds for the subsequent universal bestowal of the Father’s spirit (the Adjuster) upon all mankind. In a certain sense, this Spirit of Truth is the spirit of both the Universal Father and the Creator Son. 
Это посвящение духа Сына фактически подготовило разум каждого нормального человека к последующему всеобщему посвящению духа Отца (Настройщика) всему человечеству. В известном смысле, этот Дух Истины является духом как Всеобщего Отца, так и Сына-Создателя.
[194:2.4] Do not make the mistake of expecting to become strongly intellectually conscious of the outpoured Spirit of Truth. The spirit never creates a consciousness of himself, only a consciousness of Michael, the Son. From the beginning Jesus taught that the spirit would not speak of himself. The proof, therefore, of your fellowship with the Spirit of Truth is not to be found in your consciousness of this spirit but rather in your experience of enhanced fellowship with Michael. 
Не совершайте ошибки, ожидая состояния глубокого интеллектуального осознания излитого Духа Истины. Дух никогда не ведёт к осознанию самого себя; он помогает осознать только Майкиэля, Сына. С самого начала Иисус учил, что дух не будет говорить от себя. Поэтому доказательство вашей братской связи с Духом Истины состоит не в осознании этого духа, но скорее в вашем опыте растущей братской связи с Майкиэлем.
[194:2.5] The spirit also came to help men recall and understand the words of the Master as well as to illuminate and reinterpret his life on earth. 
Кроме того, дух прибыл для того, чтобы помогать людям вспоминать и понимать слова Учителя, а также озарять и заново толковать его жизнь на земле.
[194:2.6] Next, the Spirit of Truth came to help the believer to witness to the realities of Jesus’ teachings and his life as he lived it in the flesh, and as he now again lives it anew and afresh in the individual believer of each passing generation of the spirit-filled sons of God. 
Далее, Дух Истины пришёл для того, чтобы помогать верующему свидетельствовать о реальностях учений Иисуса и его жизни, – прожитой во плоти и проживаемой заново, по-новому, в каждом верующем, в каждом преходящем поколении исполненных духа сынов Бога.
[194:2.7] Thus it appears that the Spirit of Truth comes really to lead all believers into all truth, into the expanding knowledge of the experience of the living and growing spiritual consciousness of the reality of eternal and ascending sonship with God. 
Поэтому представляется, что Дух Истины действительно приходит для того, чтобы вести всех верующих к полноте истины, к расширяющемуся познанию того опыта, который представляет собой живое и растущее духовное осознание реальности вечного и восходящего Богосыновства.

[194:2.8] Jesus lived a life which is a revelation of man submitted to the Father’s will, not an example for any man literally to attempt to follow. This life in the flesh, together with his death on the cross and subsequent resurrection, presently became a new gospel of the ransom which had thus been paid in order to purchase man back from the clutch of the evil one – from the condemnation of an offended God. Nevertheless, even though the gospel did become greatly distorted, it remains a fact that this new message about Jesus carried along with it many of the fundamental truths and teachings of his earlier gospel of the kingdom. And, sooner or later, these concealed truths of the fatherhood of God and the brotherhood of men will emerge to effectually transform the civilization of all mankind.
Иисус прожил жизнь, раскрывающую человека, подчинённого воле Отца, и которая не является примером для буквального подражания. Вскоре его жизнь во плоти, вместе со смертью на кресте и последующим воскресением, превратилась в новое евангелие выкупа, уплаченного якобы за то, чтобы вызволить человека из когтей лукавого, – избавить его от осуждения оскорблённого Бога. Но даже несмотря на то, что евангелие претерпело значительные искажения, эта новая весть об Иисусе действительно принесла с собой многие базовые истины и учения его изначального евангелия царства. Когда-нибудь эти сокрытые истины об отцовстве Бога и братстве людей выйдут на поверхность, чтобы действенно изменить всю человеческую цивилизацию.
[194:2.9] But these mistakes of the intellect in no way interfered with the believer’s great progress in growth in spirit. In less than a month after the bestowal of the Spirit of Truth, the apostles made more individual spiritual progress than during their almost four years of personal and loving association with the Master. Neither did this substitution of the fact of the resurrection of Jesus for the saving gospel truth of sonship with God in any way interfere with the rapid spread of their teachings; on the contrary, this overshadowing of Jesus’ message by the new teachings about his person and resurrection seemed greatly to facilitate the preaching of the good news. 
Однако эти интеллектуальные ошибки ничуть не помешали огромному прогрессу верующих в их духовном росте. Менее чем за месяц со дня посвящения Духа Истины апостолы добились большего личного духовного прогресса, чем почти за четыре года их непосредственного и исполненного любви общения с Учителем. Точно так же замена евангельской истины о Богосыновстве на факт воскресения Учителя никак не помешала быстрому распространению их учений; наоборот, по-видимому, то, что послание Иисуса осталось в тени нового учения о его личности и воскресении, чрезвычайно способствовало проповеди благой вести.

[194:2.10] The term «baptism of the spirit,» which came into such general use about this time, merely signified the conscious reception of this gift of the Spirit of Truth and the personal acknowledgment of this new spiritual power as an augmentation of all spiritual influences previously experienced by God-knowing souls.
Термин «крещение духом», получивший столь широкое распространение примерно в то же время, означал всего лишь сознательное принятие этого дара Духа Истины и личное признание этой новой духовной силы как фактора, усиливающего все духовные влияния, испытанные ранее Богопознавшими душами.

[194:2.11] Since the bestowal of the Spirit of Truth, man is subject to the teaching and guidance of a threefold spirit endowment: the spirit of the Father, the Thought Adjuster; the spirit of the Son, the Spirit of Truth; the spirit of the Spirit, the Holy Spirit.
Со времени посвящения Духа Истины человек воспринимает учения и водительство тройственного духовного дара; духа Отца – Настройщика Мышления, духа Сына – Духа Истины, духа Духа – Святого Духа.
[194:2.12] In a way, mankind is subject to the double influence of the sevenfold appeal of the universe spirit influences. The early evolutionary races of mortals are subject to the progressive contact of the seven adjutant mind-spirits of the local universe Mother Spirit. As man progresses upward in the scale of intelligence and spiritual perception, there eventually come to hover over him and dwell within him the seven higher spirit influences. And these seven spirits of the advancing worlds are: 
В известном смысле, человечество испытывает на себе двоякое влияние семичастного воздействия духовных факторов вселенной. Ранние эволюционные расы смертных постепенно входят во всё большее соприкосновение с семью вспомогательными духами разума, которые относятся к Материнскому Духу локальной вселенной. По мере продвижения человека по шкале разумности и духовного восприятия, вокруг него и в нём самом проявляются семь высших духовных влияний. И эти семь духов, проявляющих себя на развитых мирах, следующие:

[194:2.13] 1. The bestowed spirit of the Universal Father – the Thought Adjusters.
1. Посвящённый дух Всеобщего Отца – Настройщики Мышления.

[194:2.14] 2. The spirit presence of the Eternal Son – the spirit gravity of the universe of universes and the certain channel of all spirit communion.
2. Духовное присутствие Вечного Сына – духовная гравитация вселенной вселенных и определённый канал всякого духовного общения.

[194:2.15] 3. The spirit presence of the Infinite Spirit – the universal spirit-mind of all creation, the spiritual source of the intellectual kinship of all progressive intelligences.
3. Духовное присутствие Бесконечного Духа – вселенский дух-разум всего творения, духовный источник интеллектуального родства всех прогрессирующих разумных существ.

[194:2.16] 4. The spirit of the Universal Father and the Creator Son – the Spirit of Truth, generally regarded as the spirit of the Universe Son.
4. Дух Всеобщего Отца и Сына-Создателя – Дух Истины, который обычно считается духом Вселенского Сына.

[194:2.17] 5. The spirit of the Infinite Spirit and the Universe Mother Spirit – the Holy Spirit, generally regarded as the spirit of the Universe Spirit.
5. Дух Бесконечного Духа и Вселенского Материнского Духа – Святой Дух, который обычно считается духом Вселенского Духа.

[194:2.18] 6. The mind-spirit of the Universe Mother Spirit – the seven adjutant mind-spirits of the local universe.
6. Разум-дух Вселенского Материнского Духа – семь вспомогательных духов разума локальной вселенной.

[194:2.19] 7. The spirit of the Father, Sons, and Spirits – the new-name spirit of the ascending mortals of the realms after the fusion of the mortal spirit-born soul with the Paradise Thought Adjuster and after the subsequent attainment of the divinity and glorification of the status of the Paradise Corps of the Finality.
7. Дух Отца, Сынов и Духов – дух восходящих смертных обитаемых миров, получающий новое имя вслед за тем, как рождённая в духе смертная душа сливается с Райским Настройщиком Мышления и после достижения божественности и величия на уровне Райского Корпуса Завершения.

[194:2.20] And so did the bestowal of the Spirit of Truth bring to the world and its peoples the last of the spirit endowment designed to aid in the ascending search for God.
Так посвящение Духа Истины дало миру и его народам последний духовный дар, призванный помочь в восходящем поиске Бога.

3. WHAT HAPPENED AT PENTECOST 

3. ЧТО ПРОИЗОШЛО В ПЯТИДЕСЯТНИЦУ

[194:3.1] Many queer and strange teachings became associated with the early narratives of the day of Pentecost. In subsequent times the events of this day, on which the Spirit of Truth, the new teacher, came to dwell with mankind, have become confused with the foolish outbreaks of rampant emotionalism. The chief mission of this outpoured spirit of the Father and the Son is to teach men about the truths of the Father’s love and the Son’s mercy. These are the truths of divinity which men can comprehend more fully than all the other divine traits of character. The Spirit of Truth is concerned primarily with the revelation of the Father’s spirit nature and the Son’s moral character. The Creator Son, in the flesh, revealed God to men; the Spirit of Truth, in the heart, reveals the Creator Son to men. When man yields the «fruits of the spirit» in his life, he is simply showing forth the traits which the Master manifested in his own earthly life. When Jesus was on earth, he lived his life as one personality – Jesus of Nazareth. As the indwelling spirit of the «new teacher,» the Master has, since Pentecost, been able to live his life anew in the experience of every truth-taught believer.
Многие причудливые и странные учения связаны с ранними рассказами о дне Пятидесятницы. В последующие времена события этого дня, когда Дух Истины, новый учитель сошёл для пребывания в человечестве, стали путать с нелепыми всплесками необузданной эмоциональности. Основная миссия этого излитого духа Отца и Сына – научить людей истинам о любви Отца и милосердии Сына. Эти истины божественности человек способен постигнуть в большей мере, чем все остальные божественные черты характера. Дух Истины в первую очередь связан с раскрытием духовной сущности Отца и нравственного характера Сына. Пребывая во плоти, Сын-Создатель раскрыл людям Бога; пребывая в сердце, Дух Истины раскрывает людям Сына-Создателя. Когда человек приносит в своей жизни «плоды духа», он просто обнаруживает черты, которые Учитель проявил в своей собственной земной жизни. Иисус прожил свою жизнь на земле как цельная личность – Иисус Назарянин. Со дня Пятидесятницы Майкиэль обрёл способность проживать свою жизнь заново в опыте каждого познавшего истину верующего в качестве внутреннего духа «нового учителя».
[194:3.2] Many things which happen in the course of a human life are hard to understand, difficult to reconcile with the idea that this is a universe in which truth prevails and in which righteousness triumphs. It so often appears that slander, lies, dishonesty, and unrighteousness – sin – prevail. Does faith, after all, triumph over evil, sin, and iniquity? It does. And the life and death of Jesus are the eternal proof that the truth of goodness and the faith of the spirit-led creature will always be vindicated. They taunted Jesus on the cross, saying, «Let us see if God will come and deliver him.» It looked dark on that day of the crucifixion, but it was gloriously bright on the resurrection morning; it was still brighter and more joyous on the day of Pentecost. The religions of pessimistic despair seek to obtain release from the burdens of life; they crave extinction in endless slumber and rest. These are the religions of primitive fear and dread. The religion of Jesus is a new gospel of faith to be proclaimed to struggling humanity. This new religion is founded on faith, hope, and love. 
Многое из происходящего в течение человеческой жизни, трудно понять, сложно совместить с идеей о том, что в этой вселенной преобладает истина и торжествует праведность. Сколь часто кажется, что верх берёт клевета, ложь, нечестность и неправедность – грех. В конце концов, торжествует вера над злом, грехом и пороком или нет? Да, торжествует. Жизнь и смерть Иисуса являются вечным доказательством того, что истина добродетели и вера ведомого духом создания всегда оправданы. Иисуса дразнили на кресте: «Посмотрим, появится ли Бог, чтобы спасти его?» В день распятия царил мрак, но утро воскресения было восхитительно ярким; ещё светлее и радостней было в день Пятидесятницы. Религии, проникнутые пессимистической безысходностью, ищут освобождения от бремени жизни; они стремятся к забвению в бесконечном бездействии и покое. Эти религии держатся на примитивном страхе и ужасе. Религия Иисуса является новым евангелием веры, которое должно возвещаться борющемуся человечеству. Эта новая религия основана на вере, надежде и любви.
[194:3.3] To Jesus, mortal life had dealt its hardest, cruelest, and bitterest blows; and this man met these ministrations of despair with faith, courage, and the unswerving determination to do his Father’s will. Jesus met life in all its terrible reality and mastered it – even in death. He did not use religion as a release from life. The religion of Jesus does not seek to escape this life in order to enjoy the waiting bliss of another existence. The religion of Jesus provides the joy and peace of another and spiritual existence to enhance and ennoble the life which men now live in the flesh. 
Жизнь, прожитая в облике смертного, нанесла Иисусу свои самые сильные, жестокие и мучительные удары; и этот человек встретил удары судьбы с верой, мужеством и несгибаемой решимостью исполнять волю своего Отца. Иисус встретил жизнь во всей её жестокой реальности и вышел победителем – даже в смерти. Он не использовал религию как средство освобождения от жизни. Религия Иисуса не стремится к уходу от этой жизни для того, чтобы насладиться блаженством ожидания иного бытия. Религия Иисуса даёт радость и мир иного, духовного бытия для улучшения и облагораживания текущей жизни людей во плоти.
[194:3.4] If religion is an opiate to the people, it is not the religion of Jesus. On the cross he refused to drink the deadening drug, and his spirit, poured out upon all flesh, is a mighty world influence which leads man upward and urges him onward. The spiritual forward urge is the most powerful driving force present in this world; the truth-learning believer is the one progressive and aggressive soul on earth. 
Если религия – опиум для народа, то это не религия Иисуса. На кресте он отказался пить одурманивающий напиток, и его дух, излитый на всю плоть, является могущественным мировым влиянием, ведущим человека к Богу и побуждающим его продвигаться вперёд. Духовное влечение – самая мощная движущая сила в этом мире; познающий истину верующий является самой прогрессирующей и решительной душой на земле.
[194:3.5] On the day of Pentecost the religion of Jesus broke all national restrictions and racial fetters. It is forever true, «Where the spirit of the Lord is, there is liberty.» On this day the Spirit of Truth became the personal gift from the Master to every mortal. This spirit was bestowed for the purpose of qualifying believers more effectively to preach the gospel of the kingdom, but they mistook the experience of receiving the outpoured spirit for a part of the new gospel which they were unconsciously formulating. 
В день Пятидесятницы религия Иисуса сломала все национальные преграды и расовые оковы. Извечна истина: «Где дух Господний, там и свобода». В этот день Дух Истины стал личным даром Учителя каждому смертному. Этот дух был посвящён для того, чтобы сделать верующих более успешными проповедниками евангелия царства, однако они ошибочно восприняли опыт получения излитого духа как часть нового, неосознанно формулируемого ими евангелия.

[194:3.6] Do not overlook the fact that the Spirit of Truth was bestowed upon all sincere believers; this gift of the spirit did not come only to the apostles. The one hundred and twenty men and women assembled in the upper chamber all received the new teacher, as did all the honest of heart throughout the whole world. This new teacher was bestowed upon mankind, and every soul received him in accordance with the love for truth and the capacity to grasp and comprehend spiritual realities. At last, true religion is delivered from the custody of priests and all sacred classes and finds its real manifestation in the individual souls of men.
Обратите внимание на тот факт, что Дух Истины был посвящён всем искренне верующим; этот духовный дар предназначался не только одним апостолам. Все сто двадцать мужчин и женщин, собравшихся в верхнем зале, получили нового учителя, как и все чистосердечные люди по всему миру. Этот новый учитель был посвящён человечеству, и каждая душа получила его согласно любви к истине и способности постигать духовные реальности. Наконец-то истинная религия высвобождается из-под опеки священников и всевозможных священных каст и находит своё истинное выражение в индивидуальных душах людей.

[194:3.7] The religion of Jesus fosters the highest type of human civilization in that it creates the highest type of spiritual personality and proclaims the sacredness of that person.
Религия Иисуса способствует развитию высшего типа человеческой цивилизации, поскольку она создаёт высший тип духовной личности и провозглашает святость такой личности.
[194:3.8] The coming of the Spirit of Truth on Pentecost made possible a religion which is neither radical nor conservative; it is neither the old nor the new; it is to be dominated neither by the old nor the young. The fact of Jesus’ earthly life provides a fixed point for the anchor of time, while the bestowal of the Spirit of Truth provides for the everlasting expansion and endless growth of the religion which he lived and the gospel which he proclaimed. The spirit guides into all truth; he is the teacher of an expanding and always-growing religion of endless progress and divine unfolding. This new teacher will be forever unfolding to the truth-seeking believer that which was so divinely folded up in the person and nature of the Son of Man. 
Прибытие Духа Истины на Пятидесятницу открыло путь для появления религии, которая не отличается ни радикальностью, ни консерватизмом; она не является ни старой, ни новой; в ней не должны главенствовать ни старики, ни молодёжь. Факт земной жизни Иисуса служит неизменной отправной точкой на оси времени, тогда как посвящение Духа Истины обеспечивает вечное расширение и бесконечный рост религии, которую он раскрыл своей жизнью, и евангелия, которое он возвещал. Дух ведёт ко всякой истине; он является учителем расширяющейся и всегда растущей религии бесконечного прогресса и божественного раскрытия. Этот новый учитель будет извечно раскрывать стремящемуся к истине верующему то, что столь божественно заключалось в личности и сущности Сына Человеческого.
[194:3.9] The manifestations associated with the bestowal of the «new teacher,» and the reception of the apostles’ preaching by the men of various races and nations gathered together at Jerusalem, indicate the universality of the religion of Jesus. The gospel of the kingdom was to be identified with no particular race, culture, or language. This day of Pentecost witnessed the great effort of the spirit to liberate the religion of Jesus from its inherited Jewish fetters. Even after this demonstration of pouring out the spirit upon all flesh, the apostles at first endeavored to impose the requirements of Judaism upon their converts. Even Paul had trouble with his Jerusalem brethren because he refused to subject the gentiles to these Jewish practices. No revealed religion can spread to all the world when it makes the serious mistake of becoming permeated with some national culture or associated with established racial, social, or economic practices. 
Явления, связанные с посвящением «нового учителя», а также то, что собравшиеся в Иерусалиме представители различных народов и наций приняли проповедь апостолов, говорит о всеобщности религии Иисуса. Евангелие царства не должно было отождествляться с какой-то одной нацией, культурой, или языком. День Пятидесятницы стал свидетелем великого стремления духа освободить религию Иисуса от унаследованных ею еврейских оков. Но и после излияния духа на всю плоть, первое время апостолы пытались навязать новообращённым требования иудаизма. Даже у Павла были проблемы со своими иерусалимскими собратьями, поскольку он отказался подчинять язычников еврейским ритуалам. Ни одна богооткровенная религия не может распространиться по всему миру, если допускает серьёзную ошибку, впитывая в себя черты национальной культуры или связывая себя с установленными расовыми, социальными или экономическими обычаями.
[194:3.10] The bestowal of the Spirit of Truth was independent of all forms, ceremonies, sacred places, and special behavior by those who received the fullness of its manifestation. When the spirit came upon those assembled in the upper chamber, they were simply sitting there, having just been engaged in silent prayer. The spirit was bestowed in the country as well as in the city. It was not necessary for the apostles to go apart to a lonely place for years of solitary meditation in order to receive the spirit. For all time, Pentecost disassociates the idea of spiritual experience from the notion of especially favorable environments. 
Посвящение Духа Истины не зависело от каких-либо формальностей, обрядов, святых мест и особого поведения тех, кто получил его во всей полноте проявления. Во время излияния духа присутствовавшие в верхнем зале просто сидели, погружённые в безмолвную молитву. Дух был посвящён как в городе, так и в сёлах. Для получения духа апостолам не пришлось удаляться от мира и проводить годы в уединённом созерцании. Пятидесятница навечно отделила представление о духовном опыте от понятия о некой благоприятствующей обстановке.

[194:3.11] Pentecost, with its spiritual endowment, was designed forever to loose the religion of the Master from all dependence upon physical force; the teachers of this new religion are now equipped with spiritual weapons. They are to go out to conquer the world with unfailing forgiveness, matchless good will, and abounding love. They are equipped to overcome evil with good, to vanquish hate by love, to destroy fear with a courageous and living faith in truth. Jesus had already taught his followers that his religion was never passive; always were his disciples to be active and positive in their ministry of mercy and in their manifestations of love. No longer did these believers look upon Yahweh as «the Lord of Hosts.» They now regarded the eternal Deity as the «God and Father of the Lord Jesus Christ.» They made that progress, at least, even if they did in some measure fail fully to grasp the truth that God is also the spiritual Father of every individual.
Пятидесятница, с её духовным даром, была призвана навсегда освободить религию Учителя от какого-либо упования на физическую силу; учителя этой новой религии получили в своё распоряжение новое духовное оружие. Им предстоит идти в мир, чтобы покорять его неизменным прощением, несравненным благоволением и неисчерпаемой любовью. У них есть всё необходимое для того, чтобы преодолевать зло добром, покорять ненависть любовью и уничтожать страх мужественной и живой верой в истину. Ранее Иисус уже учил своих последователей, что его религия никогда не бывает пассивной; его ученики должны были всегда сохранять активное, позитивное отношение, оказывая милосердную помощь и проявляя свою любовь. Эти верующие не смотрели больше на Яхве как на «Господа Бога Саваофа». Теперь они считали вечное Божество «Богом и Отцом Господа Иисуса Христа». По крайней мере, это было уже шагом вперёд, даже если им и не удалось до конца осознать ту истину, что Бог является также духовным Отцом каждого индивидуума.
[194:3.12] Pentecost endowed mortal man with the power to forgive personal injuries, to keep sweet in the midst of the gravest injustice, to remain unmoved in the face of appalling danger, and to challenge the evils of hate and anger by the fearless acts of love and forbearance. Urantia has passed through the ravages of great and destructive wars in its history. All participants in these terrible struggles met with defeat. There was but one victor; there was only one who came out of these embittered struggles with an enhanced reputation – that was Jesus of Nazareth and his gospel of overcoming evil with good. The secret of a better civilization is bound up in the Master’s teachings of the brotherhood of man, the good will of love and mutual trust. 
Пятидесятница наделила смертного человека способностью прощать личные обиды; оставаться добрым, несмотря на величайшую несправедливость; сохранять спокойствие перед лицом огромной опасности; противостоять таким проявлениям зла, как ненависть и гнев бесстрашными актами любви и воздержанности. В своей истории Урантия прошла через бедствия великих и разрушительных войн. Все участники этих страшных битв потерпели поражение. Только один остался победителем; только один вышел из этих ожесточённых сражений, укрепив своё доброе имя, – Иисус Назарянин со своим евангелием о преодолении зла добром. Секрет лучшей цивилизации заключён в учениях Иисуса о братстве людей, благоволении любви и взаимном доверии.
[194:3.13] Up to Pentecost, religion had revealed only man seeking for God; since Pentecost, man is still searching for God, but there shines out over the world the spectacle of God also seeking for man and sending his spirit to dwell within him when he has found him. 
До Пятидесятницы религия раскрывала только человека, ищущего Бога; со дня Пятидесятницы человек продолжает искать Бога, однако теперь над всем миром сияет зрелище Бога, который тоже ищет человека, и, найдя его, посылает ему свой дух для пребывания в человеке.

[194:3.14] Before the teachings of Jesus which culminated in Pentecost, women had little or no spiritual standing in the tenets of the older religions. After Pentecost, in the brotherhood of the kingdom woman stood before God on an equality with man. Among the one hundred and twenty who received this special visitation of the spirit were many of the women disciples, and they shared these blessings equally with the men believers. No longer can man presume to monopolize the ministry of religious service. The Pharisee might go on thanking God that he was «not born a woman, a leper, or a gentile,» but among the followers of Jesus woman has been forever set free from all religious discriminations based on sex. Pentecost obliterated all religious discrimination founded on racial distinction, cultural differences, social caste, or sex prejudice. No wonder these believers in the new religion would cry out, «Where the spirit of the Lord is, there is liberty.»
До появления учений Иисуса, кульминацией которых стала Пятидесятница, догматы предшествующих религий не признавали за женщинами никаких или почти никаких духовных прав. После Пятидесятницы женщина заняла в братстве царства равное положение с мужчиной. Среди ста двадцати человек, удостоенных особым духовным посещением, было много верующих женщин, в равной мере разделивших это благословение с верующими мужчинами. Мужчина больше не может притязать на исключительное право отправления религиозной службы. Фарисей мог продолжать благодарить Бога за то, что он «не родился женщиной, прокажённым или язычником», однако среди последователей Иисуса женщина была навсегда освобождена от какой-либо религиозной дискриминации по половому признаку. Пятидесятница уничтожила все виды религиозной дискриминации, основанной на расовых особенностях, культурных различиях, социальной касте или половых предрассудках. Неудивительно, что эти верующие в новую религию восклицали: «Где Дух Господний, там и свобода».

[194:3.15] Both the mother and brother of Jesus were present among the one hundred and twenty believers, and as members of this common group of disciples, they also received the outpoured spirit. They received no more of the good gift than did their fellows. No special gift was bestowed upon the members of Jesus’ earthly family. Pentecost marked the end of special priesthoods and all belief in sacred families.
И мать, и брат Иисуса были в числе этих ста двадцати верующих, и как члены этой общей группы учеников они также получили излитый дух. Они получили не больше благодатного дара, чем их собратья. Земная семья Иисуса не получала какого-либо особого дара. Пятидесятница положила конец всякому особому священству и всевозможным верованиям в святые семейства.

[194:3.16] Before Pentecost the apostles had given up much for Jesus. They had sacrificed their homes, families, friends, worldly goods, and positions. At Pentecost they gave themselves to God, and the Father and the Son responded by giving themselves to man – sending their spirits to live within men. This experience of losing self and finding the spirit was not one of emotion; it was an act of intelligent self-surrender and unreserved consecration.
До Пятидесятницы апостолы от многого отказывались ради Иисуса. Они пожертвовали своими домами, семьями, друзьями, мирскими благами и положением. В день Пятидесятницы они посвятили себя Богу, и Отец вместе с Сыном сделал ответный шаг, отдав себя людям, – послав свой общий дух для того, чтобы он пребывал в человеке. Этот опыт отказа от собственного «я» и обретения духа был эмоциональным переживанием; это был акт сознательной самоотдачи и безраздельного посвящения.
[194:3.17] Pentecost was the call to spiritual unity among gospel believers. When the spirit descended on the disciples at Jerusalem, the same thing happened in Philadelphia, Alexandria, and at all other places where true believers dwelt. It was literally true that «there was but one heart and soul among the multitude of the believers.» The religion of Jesus is the most powerful unifying influence the world has ever known. 
Пятидесятница была призывом к духовному единству верующих в евангелие. Когда дух снизошёл на учеников в Иерусалиме, то же самое произошло в Филадельфии, Александрии и всех других местах, где проживали истинно верующие. Буквальна истина о том, что «у всех уверовавших было одно сердце и одна душа». Религия Иисуса является самой могущественной объединяющей силой, которую когда-либо знал мир.

[194:3.18] Pentecost was designed to lessen the self-assertiveness of individuals, groups, nations, and races. It is this spirit of self-assertiveness which so increases in tension that it periodically breaks loose in destructive wars. Mankind can be unified only by the spiritual approach, and the Spirit of Truth is a world influence which is universal.
Пятидесятница должна была ослабить самонадеянность индивидуумов, групп, наций и рас. Именно этот дух самонадеянности создаёт то напряжение, которое периодически проявляется в разрушительных войнах. Человечество можно объединить лишь на духовной основе, и Дух Истины является всеобщим духовным влиянием в этом мире.
[194:3.19] The coming of the Spirit of Truth purifies the human heart and leads the recipient to formulate a life purpose single to the will of God and the welfare of men. The material spirit of selfishness has been swallowed up in this new spiritual bestowal of selflessness. Pentecost, then and now, signifies that the Jesus of history has become the divine Son of living experience. The joy of this outpoured spirit, when it is consciously experienced in human life, is a tonic for health, a stimulus for mind, and an unfailing energy for the soul. 
Прибытие Духа Истины очищает человеческое сердце и ведёт принявшего его человека к определению цели жизни, подчинённой исполнению воли Бога и благополучию людей. Материальный дух эгоизма поглощается этим новым духовным даром бескорыстия. Пятидесятница означала и означает, что исторический Иисус стал божественным Сыном живого опыта. Когда порождаемая излитым духом радость осознанно ощущается в человеческой жизни, она укрепляет здоровье, стимулирует разум и неизменно наполняет энергией душу.

[194:3.20] Prayer did not bring the spirit on the day of Pentecost, but it did have much to do with determining the capacity of receptivity which characterized the individual believers. Prayer does not move the divine heart to liberality of bestowal, but it does so often dig out larger and deeper channels wherein the divine bestowals may flow to the hearts and souls of those who thus remember to maintain unbroken communion with their Maker through sincere prayer and true worship.
Молитва не была причиной появления духа в день Пятидесятницы, однако она сыграла большую роль при определении степени восприятия, отличавшей верующих индивидуумов. Молитва не может заставить божественное сердце быть щедрым в своих дарах, но очень часто она углубляет и расширяет каналы, по которым божественные посвящения истекают к сердцам и душам тех, кто, таким образом, не забывает поддерживать непрерывное общение с Творцом через искреннюю молитву и истинное поклонение.

4. BEGINNINGS OF THE CHRISTIAN CHURCH 

4. НАЧАЛА ХРИСТИАНСКОЙ ЦЕРКВИ

[194:4.1] When Jesus was so suddenly seized by his enemies and so quickly crucified between two thieves, his apostles and disciples were completely demoralized. The thought of the Master, arrested, bound, scourged, and crucified, was too much for even the apostles. They forgot his teachings and his warnings. He might, indeed, have been «a prophet mighty in deed and word before God and all the people,» but he could hardly be the Messiah they had hoped would restore the kingdom of Israel.
Когда Иисус был столь внезапно схвачен врагами и столь быстро распят между двумя ворами, его апостолы и ученики были полностью деморализованы. Мысль об Учителе – арестованном, связанном, истязаемом и распинаемом – была невыносима даже для апостолов. Они забыли его учения и предупреждения. Возможно, он действительно был «великим пророком на словах и на деле в глазах Бога и всего народа», но он едва ли был тем Мессией, который, как они надеялись, восстановит царство Израиля.
[194:4.2] Then comes the resurrection, with its deliverance from despair and the return of their faith in the Master’s divinity. Again and again they see him and talk with him, and he takes them out on Olivet, where he bids them farewell and tells them he is going back to the Father. He has told them to tarry in Jerusalem until they are endowed with power until the Spirit of Truth shall come. And on the day of Pentecost this new teacher comes, and they go out at once to preach their gospel with new power. They are the bold and courageous followers of a living Lord, not a dead and defeated leader. The Master lives in the hearts of these evangelists; God is not a doctrine in their minds; he has become a living presence in their souls.
Затем наступает воскресение Иисуса, с его освобождением от отчаяния и возвращением их веры в божественность Учителя. Снова и снова они видят его и разговаривают с ним, и он уводит их на Елеон, где прощается с ними и говорит им, что отправляется к Отцу. Он велит им оставаться в Иерусалиме до тех пор, пока они не будут одарены силой, – пока не прибудет Дух Истины. И в день Пятидесятницы прибывает этот новый учитель, и они сразу же отправляются проповедовать своё евангелие с новыми силами. Они являются смелыми и отважными последователями живого Господа, а не мёртвого и поверженного лидера. Учитель живёт в сердцах этих евангелистов; Бог не является доктриной в их разумах; он стал живым присутствием в их душах.
[194:4.3] «Day by day they continued steadfastly and with one accord in the temple and breaking bread at home. They took their food with gladness and singleness of heart, praising God and having favor with all the people. They were all filled with the spirit, and they spoke the word of God with boldness. And the multitudes of those who believed were of one heart and soul; and not one of them said that aught of the things which he possessed was his own, and they had all things in common.» 
«День за днём они продолжали с упорством и согласием учить в храме и преломлять дома хлеб. Радостно и единодушно принимали они свою пищу, прославляя Бога и благоволя каждому человеку. Все они были исполнены духом и смело говорили, возвещая слово Бога. И у всех уверовавших было одно сердце и одна душа; никто ничего из имущества своего не называл своим собственным, и всё у них было общее».

[194:4.4] What has happened to these men whom Jesus had ordained to go forth preaching the gospel of the kingdom, the fatherhood of God and the brotherhood of man? They have a new gospel; they are on fire with a new experience; they are filled with a new spiritual energy. Their message has suddenly shifted to the proclamation of the risen Christ: «Jesus of Nazareth, a man God approved by mighty works and wonders; him, being delivered up by the determinate counsel and foreknowledge of God, you did crucify and slay. The things which God foreshadowed by the mouth of all the prophets, he thus fulfilled. This Jesus did God raise up. God has made him both Lord and Christ. Being, by the right hand of God, exalted and having received from the Father the promise of the spirit, he has poured forth this which you see and hear. Repent, that your sins may be blotted out; that the Father may send the Christ, who has been appointed for you, even Jesus, whom the heaven must receive until the times of the restoration of all things.»
Что же случилось с этими людьми, которым Иисус велел идти в мир с проповедью евангелия царства, – отцовства Бога и братства людей? У них появилось новое евангелие; они пылают огнём нового опыта; они наполнены новой духовной энергией. Внезапно их главной проповедью становится возвещение воскресшего Христа: «Иисус Назарянин – человек, которого Бог благословил знамениями и чудесами; его, отданного вам по намерению и предвидению Божьему, вы распяли и убили. Так Бог исполнил то, что он предрекал устами всех пророков. Бог воскресил этого Иисуса. Бог сделал Иисуса Господом и Христом. Вознесённый по правую руку от Бога и получивший от Отца обещанного духа, он излил то, что вы видите и слышите. Покайтесь же, чтобы простились грехи ваши и чтобы Отец послал избранного для вас Христа, – того Иисуса, который должен оставаться на небесах до восстановления всего сущего».
[194:4.5] The gospel of the kingdom, the message of Jesus, had been suddenly changed into the gospel of the Lord Jesus Christ. They now proclaimed the facts of his life, death, and resurrection and preached the hope of his speedy return to this world to finish the work he began. Thus the message of the early believers had to do with preaching about the facts of his first coming and with teaching the hope of his second coming, an event which they deemed to be very near at hand. 
Евангелие царства – послание Иисуса – внезапно превратилось в евангелие Господа Иисуса Христа. Теперь они возвещали факты его жизни, смерти и воскресения и проповедовали надежду на его скорое возвращение в этот мир для завершения начатого труда. Таким образом, учение ранних верующих было связано с изложением фактов первого пришествия Иисуса и с проповедью надежды на его второе пришествие, которое, как они полагали, ожидает их в ближайшем будущем.
[194:4.6] Christ was about to become the creed of the rapidly forming church. Jesus lives; he died for men; he gave the spirit; he is coming again. Jesus filled all their thoughts and determined all their new concept of God and everything else. They were too much enthused over the new doctrine that «God is the Father of the Lord Jesus» to be concerned with the old message that «God is the loving Father of all men,» even of every single individual. True, a marvelous manifestation of brotherly love and unexampled good will did spring up in these early communities of believers. But it was a fellowship of believers in Jesus, not a fellowship of brothers in the family kingdom of the Father in heaven. Their good will arose from the love born of the concept of Jesus’ bestowal and not from the recognition of the brotherhood of mortal man. Nevertheless, they were filled with joy, and they lived such new and unique lives that all men were attracted to their teachings about Jesus. They made the great mistake of using the living and illustrative commentary on the gospel of the kingdom for that gospel, but even that represented the greatest religion mankind had ever known. 
Вскоре символом веры быстро формирующейся церкви стал Христос. Иисус жив; он умер за людей; он послал дух; он возвращается. Иисус жил в каждой их мысли и определял все их новые представления о Боге и обо всём остальном. Новое учение о том, что «Бог является Отцом Господа Иисуса», настолько воодушевляло их, что они забыли о старом откровении, – «Бог есть любящий Отец всех людей», каждого отдельного индивидуума. Действительно, эти ранние общины верующих стали восхитительной демонстрацией братской любви и беспримерной доброжелательности. Однако это было братство верующих в Иисуса, а не общность собратьев одной семьи – царства небесного Отца. Источником их доброжелательности была любовь, порождаемая представлением о посвящении Иисуса, а не осознанием братства смертных. Тем не менее, они были исполнены радости, а их жизнь была столь новой и удивительной, что все люди тянулись к их учениям об Иисусе. Они совершили огромную ошибку, использовав вместо евангелия царства живой и наглядный комментарий к нему, но даже это представляло собой величайшую религию, когда-либо известную людям.
[194:4.7] Unmistakably, a new fellowship was arising in the world. «The multitude who believed continued steadfastly in the apostles’ teaching and fellowship, in the breaking of bread, and in prayers.» They called each other brother and sister; they greeted one another with a holy kiss; they ministered to the poor. It was a fellowship of living as well as of worship. They were not communal by decree but by the desire to share their goods with their fellow believers. They confidently expected that Jesus would return to complete the establishment of the Father’s kingdom during their generation. This spontaneous sharing of earthly possessions was not a direct feature of Jesus’ teaching; it came about because these men and women so sincerely and so confidently believed that he was to return any day to finish his work and to consummate the kingdom. But the final results of this well-meant experiment in thoughtless brotherly love were disastrous and sorrow-breeding. Thousands of earnest believers sold their property and disposed of all their capital goods and other productive assets. With the passing of time, the dwindling resources of Christian «equal-sharing» came to an end – but the world did not. Very soon the believers at Antioch were taking up a collection to keep their fellow believers at Jerusalem from starving. 
Было очевидно, что в мире появляется новое братство. «Те, кто уверовал, твёрдо придерживались апостольских учений, общались друг с другом, вместе преломляли хлеб и вместе молились». Они называли друг друга братьями и сёстрами; они приветствовали друг друга святым поцелуем; они помогали бедным. Это было как братство живых, так и поклонения. Их общность держалась не на приказах, а на желании делить материальные блага с другими верующими. Они были уверены в том, что Иисус вернётся при жизни их поколения, чтобы завершить установление царства Отца. Это добровольное коллективное пользование земными благами не имело прямого отношения к учениям Иисуса; оно появилось из-за искренней уверенности этих мужчин и женщин в том, что Иисус может вернуться в любой момент, чтобы завершить создание царства. Однако конечные результаты этого благонамеренного эксперимента – безрассудной братской любви – были катастрофическими и плачевными. Тысячи искренне верующих продали свою собственность и избавились от всей недвижимости и другого доходного имущества. Со временем тающие средства христиан с их принципом равного распределения иссякли – но мир продолжал существовать. Вскоре верующие Антиохии уже собирали средства для спасения своих собратьев-верующих в Иерусалиме от голодной смерти.

[194:4.8] In these days they celebrated the Lord’s Supper after the manner of its establishment; that is, they assembled for a social meal of good fellowship and partook of the sacrament at the end of the meal.
В те дни они праздновали Господнюю Вечерю так, как она была установлена; то есть собирались на общую трапезу в духе братства и причащались в конце трапезы.

[194:4.9] At first they baptized in the name of Jesus; it was almost twenty years before they began to baptize in «the name of the Father, the Son, and the Holy Spirit.» Baptism was all that was required for admission into the fellowship of believers. They had no organization as yet; it was simply the Jesus brotherhood.
Вначале они крестили именем Иисуса; прошло почти двадцать лет, прежде чем они стали крестить «именем Отца, Сына и Святого Духа». Для вступления в братство верующих было достаточно одного только крещения. В то время у них ещё не было организации; они представляли собой просто братство Иисуса.

[194:4.10] This Jesus sect was growing rapidly, and once more the Sadducees took notice of them. The Pharisees were little bothered about the situation, seeing that none of the teachings in any way interfered with the observance of the Jewish laws. But the Sadducees began to put the leaders of the Jesus sect in jail until they were prevailed upon to accept the counsel of one of the leading rabbis, Gamaliel, who advised them: «Refrain from these men and let them alone, for if this counsel or this work is of men, it will be overthrown; but if it is of God, you will not be able to overthrow them, lest haply you be found even to be fighting against God.» They decided to follow Gamaliel’s counsel, and there ensued a time of peace and quiet in Jerusalem, during which the new gospel about Jesus spread rapidly.
Эта исповедующая Иисуса секта быстро росла, и саддукеи вновь обратили на неё своё внимание. Фарисеев мало беспокоила такая ситуация, поскольку ни одно из учений христиан никак не противоречило соблюдению еврейских законов. Однако саддукеи начали сажать лидеров этих сект за решётку до тех пор, пока они не вняли совету одного из ведущих раввинов – Гамалиила, который посоветовал: «Отступитесь от этих людей и оставьте их в покое, ибо если это начинание или это дело от людей, оно будет разрушено; но если оно от Бога, то вы не сможете одолеть их. Как бы вам не оказаться богоборцами». Они решили последовать совету Гамалиила, и в Иерусалиме воцарился мир и покой, что сопровождалось быстрым распространением нового евангелия об Иисусе.
[194:4.11] And so all went well in Jerusalem until the time of the coming of the Greeks in large numbers from Alexandria. Two of the pupils of Rodan arrived in Jerusalem and made many converts from among the Hellenists. Among their early converts were Stephen and Barnabas. These able Greeks did not so much have the Jewish viewpoint, and they did not so well conform to the Jewish mode of worship and other ceremonial practices. And it was the doings of these Greek believers that terminated the peaceful relations between the Jesus brotherhood and the Pharisees and Sadducees. Stephen and his Greek associate began to preach more as Jesus taught, and this brought them into immediate conflict with the Jewish rulers. In one of Stephen’s public sermons, when he reached the objectionable part of the discourse, they dispensed with all formalities of trial and proceeded to stone him to death on the spot. 
И дела в Иерусалиме шли хорошо вплоть до появления здесь большого числа александрийских греков. Прибыв в Иерусалим, два ученика Родана обратили в веру многих натурализованных греков. Среди их первых новообращённых были Стефан и Варнава. Эти способные греки несколько иначе смотрели на мир и не столь строго соблюдали требования еврейского вероисповедания и иной обрядности. Именно действия этих греческих верующих положили конец мирным отношениям братства Иисуса с фарисеями и саддукеями. Стефан и его греческий товарищ пытались проповедовать так, как учил Иисус, что сразу же привело их к столкновению с еврейскими правителями. Когда в одной из своих публичных проповедей Стефан перешёл к неугодным рассуждениям, они отбросили все судебные формальности и тут же забили его камнями насмерть.
[194:4.12] Stephen, the leader of the Greek colony of Jesus’ believers in Jerusalem, thus became the first martyr to the new faith and the specific cause for the formal organization of the early Christian church. This new crisis was met by the recognition that believers could not longer go on as a sect within the Jewish faith. They all agreed that they must separate themselves from unbelievers; and within one month from the death of Stephen the church at Jerusalem had been organized under the leadership of Peter, and James the brother of Jesus had been installed as its titular head. 
Так Стефан, глава греческой колонии иерусалимских верующих, стал первым мучеником новой религии, что послужило непосредственной причиной создания раннехристианской церкви. Этот новый кризис привёл к пониманию того, что верующие не могут продолжать своё существование в качестве секты в рамках иудаизма. Они единодушно решили отделиться от неверующих, и через месяц после смерти Стефана под началом Петра была создана иерусалимская церковь, титулярным главой которой стал брат Иисуса – Иаков.
[194:4.13] And then broke out the new and relentless persecutions by the Jews, so that the active teachers of the new religion about Jesus, which subsequently at Antioch was called Christianity, went forth to the ends of the empire proclaiming Jesus. In carrying this message, before the time of Paul the leadership was in Greek hands; and these first missionaries, as also the later ones, followed the path of Alexander’s march of former days, going by way of Gaza and Tyre to Antioch and then over Asia Minor to Macedonia, then on to Rome and to the uttermost parts of the empire. 
И тогда евреи обрушили на них новую, беспощадную волну гонений, так что активные учителя новой религии об Иисусе – названной позднее в Антиохии христианством – отправились во все концы империи, возвещая Иисуса. До появления Павла распространением христианства руководили греки; и эти первые миссионеры, а затем и последующие, следовали по пути, пройденному в былые времена Александром, – через Газу и Тир в Антиохию и, далее, через Малую Азию в Македонию, а оттуда в Рим и самые отдалённые уголки империи.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.