191 Явления апостолам и другим лидерам

(Appearances to the Apostles and Other Leaders) 

[191:0.1] RESURRECTION Sunday was a terrible day in the lives of the apostles; ten of them spent the larger part of the day in the upper chamber behind barred doors. They might have fled from Jerusalem, but they were afraid of being arrested by the agents of the Sanhedrin if they were found abroad. Thomas was brooding over his troubles alone at Bethpage. He would have fared better had he remained with his fellow apostles, and he would have aided them to direct their discussions along more helpful lines.
ДЕНЬ воскресения был ужасным днём в жизни апостолов; десять из них провели большую его часть взаперти в верхнем зале. Они могли бы бежать из Иерусалима, но боялись, что агенты синедриона арестуют их, если они покинут своё укрытие. Фома находился в Вифании, где переживал своё горе в одиночестве. Ему было бы легче, если бы он остался со своими собратьями-апостолами, кроме того, он смог бы помочь им перевести разговор в более полезное русло.
[191:0.2] All day long John upheld the idea that Jesus had risen from the dead. He recounted no less than five different times when the Master had affirmed he would rise again and at least three times when he alluded to the third day. John’s attitude had considerable influence on them, especially on his brother James and on Nathaniel. John would have influenced them more if he had not been the youngest member of the group. 
Весь день Иоанн отстаивал идею о том, что Иисус воскрес из мёртвых. Он вспомнил не менее пяти отдельных случаев, когда Учитель утверждал, что воскреснет вновь, и минимум три случая, когда он говорил о третьем дне. Суждения Иоанна оказали большое воздействие на всех апостолов, особенно на его брата Иакова и Нафанаила. Влияние Иоанна было бы ещё более сильным, если бы он не был самым младшим в группе.
[191:0.3] Their isolation had much to do with their troubles. John Mark kept them in touch with developments about the temple and informed them as to the many rumors gaining headway in the city, but it did not occur to him to gather up news from the different groups of believers to whom Jesus had already appeared. That was the kind of service which had heretofore been rendered by the messengers of David, but they were all absent on their last assignment as heralds of the resurrection to those groups of believers who dwelt remote from Jerusalem. For the first time in all these years the apostles realized how much they had been dependent on David’s messengers for their daily information regarding the affairs of the kingdom. 
Их проблемы во многом объяснялись изолированностью. Иоанн Марк держал их в курсе дел относительно событий в храме и сообщал о многих ходивших в городе слухах, но он не догадался расспросить различные группы верующих, которым уже явился Иисус. Ранее этим занимались гонцы Давида, но все они были заняты выполнением своего последнего задания в качестве вестников воскресения, направляясь к тем группам верующих, которые находились вдали от Иерусалима. Впервые за все эти годы апостолы поняли, насколько они зависели от гонцов Давида в обеспечении ежедневной информацией о положении дел в царстве.
[191:0.4] All this day Peter characteristically vacillated emotionally between faith and doubt concerning the Master’s resurrection. Peter could not get away from the sight of the grave cloths resting there in the tomb as if the body of Jesus had just evaporated from within. «But,» reasoned Peter, «if he has risen and can show himself to the women, why does he not show himself to us, his apostles?» Peter would grow sorrowful when he thought that maybe Jesus did not come to them on account of his presence among the apostles, because he had denied him that night in Annas’s courtyard. And then would he cheer himself with the word brought by the women, «Go tell my apostles and Peter.» But to derive encouragement from this message implied that he must believe that the women had really seen and heard the risen Master. Thus Peter alternated between faith and doubt throughout the whole day, until a little after eight o’clock, when he ventured out into the courtyard. Peter thought to remove himself from among the apostles so that he might not prevent Jesus’ coming to them because of his denial of the Master. 
Весь этот день Пётр со свойственной ему эмоциональностью колебался между верой и сомнением относительно воскресения Учителя. Перед его глазами стояла погребальная ткань, лежащая в гробнице так, будто тело Иисуса только что испарилось из-под неё. «Однако, – рассуждал Пётр, – если он воскрес и способен явиться женщинам, почему он не показывает себя нам, своим апостолам?» Пётр печалился, думая, что, возможно, его присутствие среди апостолов мешает Иисусу прийти к ним, поскольку он отрёкся от Учителя в ту ночь в саду Анны. А затем он ободрял себя словами, которые передали женщины: «Ступай, скажи моим апостолам – и Петру». Но для того, чтобы это послание могло приободрить Петра, он должен был поверить, что женщины действительно видели и слышали воскресшего Учителя. Так Пётр колебался между верой и сомнением весь день, пока, в начале девятого, не рискнул выйти во двор. Пётр решил покинуть апостолов, чтобы его отречение от Учителя не помешало Иисусу явиться к ним.
[191:0.5] James Zebedee at first advocated that they all go to the tomb; he was strongly in favor of doing something to get to the bottom of the mystery. It was Nathaniel who prevented them from going out in public in response to James’s urging, and he did this by reminding them of Jesus’ warning against unduly jeopardizing their lives at this time. By noontime James had settled down with the others to watchful waiting. He said little; he was tremendously disappointed because Jesus did not appear to them, and he did not know of the Master’s many appearances to other groups and individuals. 
Иаков Зеведеев поначалу предлагал всем вместе отправиться к гробнице; он считал, что им необходимо что-то предпринять для решения этой загадки. Однако Нафанаилу удалось остановить их и не дать им выйти из дома в ответ на призывы Иакова, и он добился этого, напомнив о предупреждении Иисуса, – не подвергать в это время свою жизнь излишней опасности. К полудню Иаков успокоился и вместе с остальными смирился с тревожным ожиданием. Он мало говорил и был страшно разочарован тем, что Иисус не является им, и он не знал о многих явлениях Учителя другим группам и индивидуумам.
[191:0.6] Andrew did much listening this day. He was exceedingly perplexed by the situation and had more than his share of doubts, but he at least enjoyed a certain sense of freedom from responsibility for the guidance of his fellow apostles. He was indeed grateful that the Master had released him from the burdens of leadership before they fell upon these distracting times. 
Андрей в тот день много слушал. Он был чрезвычайно озадачен сложившейся ситуацией и не меньше других мучился сомнениями, но он, по крайней мере, испытывал определённое чувство свободы от прежних обязанностей главы своих собратьев-апостолов. Он был действительно благодарен Учителю за то, что тот освободил его от бремени лидерства ещё до того, как для них настали эти тяжкие времена.
[191:0.7] More than once during the long and weary hours of this tragic day, the only sustaining influence of the group was the frequent contribution of Nathaniel’s characteristic philosophic counsel. He was really the controlling influence among the ten throughout the entire day. Never once did he express himself concerning either belief or disbelief in the Master’s resurrection. But as the day wore on, he became increasingly inclined toward believing that Jesus had fulfilled his promise to rise again. 
Не раз за долгие и изнурительные часы этого трагического дня единственной поддержкой для группы был Нафанаил с его философскими советами. Действительно, на протяжении всего дня он оказывал наибольшее воздействие на десятерых апостолов. Он ни разу не высказал своего мнения – верит он или не верит в воскресение Учителя. Однако в течение дня он всё больше склонялся к тому, что Иисус выполнил своё обещание восстать из мёртвых.
[191:0.8] Simon Zelotes was too much crushed to participate in the discussions. Most of the time he reclined on a couch in a corner of the room with his face to the wall; he did not speak half a dozen times throughout the whole day. His concept of the kingdom had crashed, and he could not discern that the Master’s resurrection could materially change the situation. His disappointment was very personal and altogether too keen to be recovered from on short notice, even in the face of such a stupendous fact as the resurrection. 
Симон Зелот был слишком подавлен, чтобы участвовать в дискуссиях. Большую часть времени он пролежал на кушетке в углу комнаты, отвернувшись к стене; за весь день он произнёс лишь несколько слов. Его представление о царстве было разрушено, и он не считал, что воскресение Учителя может существенным образом изменить положение. Его разочарование было чрезвычайно личным и настолько острым, что было невозможно быстро вывести его из этого состояния даже с помощью такого поразительного факта, как воскресение.
[191:0.9] Strange to record, the usually inexpressive Philip did much talking throughout the afternoon of this day. During the forenoon he had little to say, but all afternoon he asked questions of the other apostles. Peter was often annoyed by Philip’s questions, but the others took his inquiries good-naturedly. Philip was particularly desirous of knowing, provided Jesus had really risen from the grave, whether his body would bear the physical marks of the crucifixion. 
Странно, что обычно неразговорчивый Филипп много говорил в течение всей второй половины дня. Если до полудня он в основном молчал, то всю вторую половину дня он задавал вопросы другим апостолам. Петра эти вопросы Филиппа только раздражали, но остальные были снисходительны к его расспросам. Больше всего Филиппа интересовало, остались ли на теле Иисуса физические следы распятия, – если, конечно, он действительно воскрес.
[191:0.10] Matthew was highly confused; he listened to the discussions of his fellows but spent most of the time turning over in his mind the problem of their future finances. Regardless of Jesus’ supposed resurrection, Judas was gone, David had unceremoniously turned the funds over to him, and they were without an authoritative leader. Before Matthew got around to giving serious consideration to their arguments about the resurrection, he had already seen the Master face to face. 
Матфей пребывал в сильном смущении; он слушал разговоры своих собратьев, однако большую часть времени решал про себя проблему их будущих доходов. Независимо от предполагаемого воскресения Иисуса, Иуды не стало, Давид бесцеремонно передал ему деньги, и они остались без авторитетного лидера. Ещё до того, как Матфей успел всерьёз задуматься об их доводах относительно воскресения, он уже увидел Учителя лицом к лицу.
[191:0.11] The Alpheus twins took little part in these serious discussions; they were fairly busy with their customary ministrations. One of them expressed the attitude of both when he said, in reply to a question asked by Philip: «We do not understand about the resurrection, but our mother says she talked with the Master, and we believe her.» 
Близнецы Алфеевы почти не участвовали в этих глубокомысленных разговорах, занятые своими обычными обязанностями. Один из них высказал их общее мнение, когда, в ответ на вопрос Филиппа, сказал: «Мы ничего не понимаем в воскресении, но наша мама говорит, что беседовала с Учителем, и мы верим ей».
[191:0.12] Thomas was in the midst of one of his typical spells of despairing depression. He slept a portion of the day and walked over the hills the rest of the time. He felt the urge to rejoin his fellow apostles, but the desire to be by himself was the stronger. 
Фома переживал один из характерных приступов отчаянной депрессии. Часть дня он спал, а остальное время бродил по горам. Ему хотелось вернуться к своим собратьям-апостолам, однако стремление к одиночеству было сильнее.
[191:0.13] The Master put off the first morontia appearance to the apostles for a number of reasons. First, he wanted them to have time, after they heard of his resurrection, to think well over what he had told them about his death and resurrection when he was still with them in the flesh. The Master wanted Peter to wrestle through with some of his peculiar difficulties before he manifested himself to them all. In the second place, he desired that Thomas should be with them at the time of his first appearance. John Mark located Thomas at the home of Simon in Bethpage early this Sunday morning, bringing word to that effect to the apostles about eleven o’clock. Any time during this day Thomas would have gone back to them if Nathaniel or any two of the other apostles had gone for him. He really wanted to return, but having left as he did the evening before, he was too proud to go back of his own accord so soon. By the next day he was so depressed that it required almost a week for him to make up his mind to return. The apostles waited for him, and he waited for his brethren to seek him out and ask him to come back to them. Thomas thus remained away from his associates until the next Saturday evening, when, after darkness had come on, Peter and John went over to Bethpage and brought him back with them. And this is also the reason why they did not go at once to Galilee after Jesus first appeared to them; they would not go without Thomas. 
Учитель отложил своё первое моронтийное явление апостолам по нескольким причинам. Во-первых, он хотел, чтобы у них было время – после того как они услышали о воскресении – хорошо обдумать всё, что он говорил им о своей смерти и воскресении, пока ещё был вместе с ними во плоти. Прежде чем предстать перед всеми апостолами, Учителю хотелось, чтобы Пётр преодолел некоторые свойственные ему трудности. Во-вторых, он желал, чтобы Фома был вместе с ними во время его первого явления. Ранним утром в это воскресенье Иоанн Марк нашёл Фому в доме у Симона в Виффагии, о чём около одиннадцати часов сообщил апостолам. В течение дня Фома был готов в любое время отправиться назад, если бы за ним пришёл Нафанаил или двое любых других апостолов. Он действительно хотел вернуться, однако – уйдя так, как он это сделал предыдущим вечером, – он был слишком горд, чтобы так скоро вернуться по своей инициативе. На следующий день он был подавлен настолько, что потребовалась почти целая неделя, прежде чем он решил вернуться. Апостолы ждали его, а он ждал, чтобы его братья нашли его и попросили вернуться. Поэтому Фома оставался оторванным от своих товарищей вплоть до вечера следующей субботы, когда, с наступлением темноты, Пётр и Иоанн отправились в Виффагию и привели его назад. По этой же причине они не отправились в Галилею сразу же после первого явления Иисуса; они не хотели идти без Фомы.

1. THE APPEARANCE TO PETER

1. ЯВЛЕНИЕ ПЕТРУ

[191:1.1] It was near half past eight o’clock this Sunday evening when Jesus appeared to Simon Peter in the garden of the Mark home. This was his eighth morontia manifestation. Peter had lived under a heavy burden of doubt and guilt ever since his denial of the Master. All day Saturday and this Sunday he had fought the fear that, perhaps, he was no longer an apostle. He had shuddered at the fate of Judas and even thought that he, too, had betrayed his Master. All this afternoon he thought that it might be his presence with the apostles that prevented Jesus’ appearing to them, provided, of course, he had really risen from the dead. And it was to Peter, in such a frame of mind and in such a state of soul, that Jesus appeared as the dejected apostle strolled among the flowers and shrubs.
В воскресенье, около половины девятого вечера, Иисус явился Симону Петру в саду у Марка. Это стало его восьмым моронтийным явлением. С тех пор как Пётр отрёкся от своего Учителя, он жил под тяжким бременем сомнений и чувства вины. Всю субботу и это воскресенье Пётр боролся со страхом, поскольку боялся, что уже не является апостолом. Он содрогнулся, узнав об участи Иуды, и даже думал, что тоже предал своего Учителя. Всю вторую половину дня он полагал, что возможно его присутствие среди апостолов препятствует явлению Учителя, – если, конечно, он действительно воскрес из мёртвых. Именно Петру – в таком состоянии разума и души – явился Иисус, когда подавленный апостол бродил среди цветов и кустов.
[191:1.2] When Peter thought of the loving look of the Master as he passed by on Annas’s porch, and as he turned over in his mind that wonderful message brought him early that morning by the women who came from the empty tomb, «Go tell my apostles and Peter» as he contemplated these tokens of mercy, his faith began to surmount his doubts, and he stood still, clenching his fists, while he spoke aloud: «I believe he has risen from the dead; I will go and tell my brethren.» And as he said this, there suddenly appeared in front of him the form of a man, who spoke to him in familiar tones, saying: «Peter, the enemy desired to have you, but I would not give you up. I knew it was not from the heart that you disowned me; therefore I forgave you even before you asked; but now must you cease to think about yourself and the troubles of the hour while you prepare to carry the good news of the gospel to those who sit in darkness. No longer should you be concerned with what you may obtain from the kingdom but rather be exercised about what you can give to those who live in dire spiritual poverty. Gird yourself, Simon, for the battle of a new day, the struggle with spiritual darkness and the evil doubtings of the natural minds of men.» 
Когда Пётр вспомнил тот любящий взгляд, которым Учитель одарил его, проходя мимо крыльца Анны, и когда задумался о чудесном послании, которое передали ему ранним утром женщины, вернувшиеся из пустой гробницы, – «Ступайте, скажите моим апостолам – и Петру», – когда он стал размышлять об этих признаках милосердия, – его вера начала брать верх над сомнениями; он остановился, сжал кулаки и громко сказал: «Я верю, что он воскрес из мёртвых; я пойду к своим братьям и скажу им об этом». И когда он произнёс эти слова, перед ним внезапно возникла фигура человека, заговорившего знакомым голосом: «Пётр, враг намеревался отнять тебя, но я тебя не отдал. Я знал, что не от сердца своего ты отрёкся от меня; поэтому я простил тебя, прежде чем ты попросил меня о том; но теперь тебе следует прекратить думать о себе и сиюминутных бедах и приготовиться нести благую весть евангелия тем, кто находится во тьме. Тебе более не нужно беспокоиться о том, что ты можешь получить от царства; тебе следует подумать, что ты можешь дать тем, кто пребывает в ужасающей духовной нищете. Приготовься, Симон, к сражению нового дня – битве с духовной тьмой и пагубными сомнениями, свойственными человеческому разуму».
[191:1.3] Peter and the morontia Jesus walked through the garden and talked of things past, present, and future for almost five minutes. Then the Master vanished from his gaze, saying, «Farewell, Peter, until I see you with your brethren.» 
Почти пять минут Пётр и моронтийный Иисус бродили по саду, беседуя о делах прошлых, настоящих и будущих. После этого Учитель исчез из виду, сказав: «Прощай, Пётр, до встречи с тобой и твоими братьями».
[191:1.4] For a moment, Peter was overcome by the realization that he had talked with the risen Master, and that he could be sure he was still an ambassador of the kingdom. He had just heard the glorified Master exhort him to go on preaching the gospel. And with all this welling up within his heart, he rushed to the upper chamber and into the presence of his fellow apostles, exclaiming in breathless excitement: «I have seen the Master; he was in the garden. I talked with him, and he has forgiven me.» 
На мгновение Петра ошеломило сознание того, что он только что разговаривал с воскресшим Учителем и что он может не сомневаться в том, что остаётся посланником царства. Только что он услышал, как прославленный Учитель призвал его продолжать проповедь евангелия. Переполняемый всеми этими чувствами, Пётр бросился в верхний зал к своим собратьям-апостолам и, задыхаясь, возбуждённо воскликнул: «Я видел Учителя, он был в саду! Я говорил с ним, и он простил меня!»
[191:1.5] Peter’s declaration that he had seen Jesus in the garden made a profound impression upon his fellow apostles, and they were about ready to surrender their doubts when Andrew got up and warned them not to be too much influenced by his brother’s report. Andrew intimated that Peter had seen things which were not real before. Although Andrew did not directly allude to the vision of the night on the Sea of Galilee wherein Peter claimed to have seen the Master coming to them walking on the water, he said enough to betray to all present that he had this incident in mind. Simon Peter was very much hurt by his brother’s insinuations and immediately lapsed into crestfallen silence. The twins felt very sorry for Peter, and they both went over to express their sympathy and to say that they believed him and to reassert that their own mother had also seen the Master. 
Заявление Петра о том, что он видел Иисуса, оказало огромное воздействие на его собратьев-апостолов и они были уже готовы отказаться от своих сомнений, но тут Андрей встал и предупредил их не слишком доверять сообщению своего брата. Андрей намекнул на то, что в прошлом Пётр уже видел то, чего на самом деле не было. Хотя Андрей и не намекал прямо, что имеет в виду ночное видение на Галилейском море, – когда Пётр утверждал, что видел Учителя, идущего к ним по воде, – его слов было достаточно, чтобы все присутствующие поняли, что подразумевается именно этот случай. Симон Пётр был весьма уязвлён намёками своего брата и оскорблённо умолк. Близнецам стало жаль Петра, и они подошли к нему, чтобы выразить своё сочувствие, а также сказать, что верят ему, и повторить, что их собственная мать тоже видела Учителя.

2. FIRST APPEARANCE TO THE APOSTLES

2. ПЕРВОЕ ЯВЛЕНИЕ АПОСТОЛАМ

[191:2.1] Shortly after nine o’clock that evening, after the departure of Cleopas and Jacob, while the Alpheus twins comforted Peter, and while Nathaniel remonstrated with Andrew, and as the ten apostles were there assembled in the upper chamber with all the doors bolted for fear of arrest, the Master, in morontia form, suddenly appeared in the midst of them, saying: «Peace be upon you. Why are you so frightened when I appear, as though you had seen a spirit? Did I not tell you about these things when I was present with you in the flesh? Did I not say to you that the chief priests and the rulers would deliver me up to be killed, that one of your own number would betray me, and that on the third day I would rise? Wherefore all your doubtings and all this discussion about the reports of the women, Cleopas and Jacob, and even Peter? How long will you doubt my words and refuse to believe my promises? And now that you actually see me, will you believe? Even now one of you is absent. When you are gathered together once more, and after all of you know of a certainty that the Son of Man has risen from the grave, go hence into Galilee. Have faith in God; have faith in one another; and so shall you enter into the new service of the kingdom of heaven. I will tarry in Jerusalem with you until you are ready to go into Galilee. My peace I leave with you.»
В тот вечер, в начале десятого, после отбытия Клеопы и Иакова, когда, опасаясь ареста, десять апостолов находились в верхнем зале при закрытых на засов дверях и в то время, как близнецы Алфеевы утешали Петра, а Нафанаил увещевал Андрея, Учитель внезапно возник среди них в моронтийном облике со словами: «Мир вам. Почему мои явления так пугают вас, как будто вы видите духа? Разве я не говорил вам об этом, когда пребывал вместе с вами во плоти? Разве я не говорил вам, что первосвященники и правители отдадут меня на казнь, что один из вас предаст меня и что на третий день я воскресну? Откуда же все ваши сомнения и все эти споры о сообщениях женщин, Клеопы, Иакова и даже Петра? Сколько ещё вы будете сомневаться в моих словах и отказываться верить моим обещаниям? А теперь, когда вы действительно видите меня, поверите ли? Даже сейчас один из вас отсутствует. Когда вы снова соберётесь все вместе, – и когда все вы будете знать наверняка, что Сын Человеческий восстал из могилы, – отправляйтесь сразу же в Галилею. Имейте веру в Бога; имейте веру друг в друга; так вы войдёте в новое служение царства небесного. Я задержусь в Иерусалиме, пока вы не будете готовы отправиться в Галилею. Свой мир я оставляю вам».
[191:2.2] When the morontia Jesus had spoken to them, he vanished in an instant from their sight. And they all fell on their faces, praising God and venerating their vanished Master. This was the Master’s ninth morontia appearance. 
Произнеся эти слова, моронтийный Иисус тут же исчез. И все они пали ниц, славя Бога и почитая своего исчезнувшего Учителя. Это было девятым моронтийным явлением Учителя.

3. WITH THE MORONTIA CREATURES

3. С МОРОНТИЙНЫМИ СОЗДАНИЯМИ

[191:3.1] The next day, Monday, was spent wholly with the morontia creatures then present on Urantia. As participants in the Master’s morontia-transition experience, there had come to Urantia more than one million morontia directors and associates, together with transition mortals of various orders from the seven mansion worlds of Satania. The morontia Jesus sojourned with these splendid intelligences for forty days. He instructed them and learned from their directors the life of morontia transition as it is traversed by the mortals of the inhabited worlds of Satania as they pass through the system morontia spheres.
Следующий день, понедельник, был целиком проведён с моронтийными созданиями, находившимися в то время на Урантии. Вместе с различными категориями смертных переходного периода из семи обительских миров Сатании, на Урантию прибыло более миллиона моронтийных управляющих и помощников для участия в опыте моронтийного перехода Учителя. Моронтийный Иисус пребывал в обществе этих замечательных разумных созданий в течение сорока дней. Он наставлял их, а от их управляющих он узнавал о переходном моронтийном периоде в жизни смертных, прибывающих из обитаемых миров Сатании и проходящих через системные моронтийные сферы.
[191:3.2] About midnight of this Monday the Master’s morontia form was adjusted for transition to the second stage of morontia progression. When he next appeared to his mortal children on earth, it was as a second-stage morontia being. As the Master progressed in the morontia career, it became, technically, more and more difficult for the morontia intelligences and their transforming associates to visualize the Master to mortal and material eyes. 
В тот понедельник, около полуночи, моронтийный облик Учителя был преобразован для перехода ко второй стадии моронтийного развития. Когда Иисус в очередной раз явился своим земным детям, он представлял собой моронтийное существо второго уровня. По мере восхождения Учителя в моронтии, разумным существам моронтии и их преобразующим помощникам технически становилось всё труднее делать Учителя видимым материальному зрению смертных.
[191:3.3] Jesus made the transit to the third stage of morontia on Friday, April 14; to the fourth stage on Monday, the 17th; to the fifth stage on Saturday, the 22nd; to the sixth stage on Thursday, the 27th; to the seventh stage on Tuesday, May 2; to Jerusem citizenship on Sunday, the 7th; and he entered the embrace of the Most Highs of Edentia on Sunday, the 14th. 
Иисус перешёл на третий уровень моронтии в пятницу, 14 апреля; на четвёртый уровень – в понедельник, 17 апреля; на пятый уровень – в субботу, 22 апреля; на шестой уровень – в четверг, 27 апреля; на седьмой уровень – во вторник, 2 мая; на уровень гражданства Иерусема – в воскресенье, 7 мая; и в воскресенье, 14 мая, он был заключён в объятия Всевышних Эдентии.
[191:3.4] In this manner did Michael of Nebadon complete his service of universe experience since he had already, in connection with his previous bestowals, experienced to the full the life of the ascendant mortals of time and space from the sojourn on the headquarters of the constellation even on to, and through, the service of the headquarters of the superuniverse. And it was by these very morontia experiences that the Creator Son of Nebadon really finished and acceptably terminated his seventh and final universe bestowal. 
Так Майкиэль Небадонский завершил своё эмпирическое служение во вселенной, ибо в рамках своих предыдущих посвящений он уже познал всю полноту жизни восходящих смертных времени и пространства от уровня пребывания на центральном мире созвездия вплоть до служения на центральном мире сверхвселенной и включая это служение. Именно благодаря этим моронтийным видам опыта Сын-Создатель Небадона действительно исчерпал и достойно завершил своё седьмое и последнее вселенское посвящение.

4. THE TENTH APPEARANCE (AT PHILADELPHIA)

4. ДЕСЯТОЕ ЯВЛЕНИЕ (В ФИЛАДЕЛЬФИИ)

[191:4.1] The tenth morontia manifestation of Jesus to mortal recognition occurred a short time after eight o’clock on Tuesday, April 11, at Philadelphia, where he showed himself to Abner and Lazarus and some one hundred and fifty of their associates, including more than fifty of the evangelistic corps of the seventy. This appearance occurred just after the opening of a special meeting in the synagogue which had been called by Abner to discuss the crucifixion of Jesus and the more recent report of the resurrection which had been brought by David’s messenger. Inasmuch as the resurrected Lazarus was now a member of this group of believers, it was not difficult for them to believe the report that Jesus had risen from the dead.
Десятое моронтийное явление Иисуса, доступное восприятию смертных, произошло в девятом часу во вторник, 11 апреля, в Филадельфии, где он явился Абнеру, Лазарю и примерно ста пятидесяти их товарищам, среди которых было свыше пятидесяти из семидесяти членов корпуса евангелистов. Это явление произошло сразу же после открытия специального собрания в синагоге, которое было созвано Абнером, чтобы обсудить распятие Иисуса и последнее сообщение о его воскресении, доставленное гонцом Давида. Поскольку одним из членов этой группы верующих являлся воскресший Лазарь, им было легко поверить в сообщение о воскресении Иисуса из мёртвых.
[191:4.2] The meeting in the synagogue was just being opened by Abner and Lazarus, who were standing together in the pulpit, when the entire audience of believers saw the form of the Master appear suddenly. He stepped forward from where he had appeared between Abner and Lazarus, neither of whom had observed him, and saluting the company, said: 
В тот момент, когда Абнер и Лазарь, стоя вместе на кафедре, открывали собрание в синагоге, все присутствовавшие верующие увидели внезапно возникший облик Учителя. Он сделал шаг вперёд с того места, где появился между Абнером и Лазарем, которые не заметили его, и, приветствуя собравшихся, сказал:

[191:4.3] «Peace be upon you. You all know that we have one Father in heaven, and that there is but one gospel of the kingdom the good news of the gift of eternal life which men receive by faith. As you rejoice in your loyalty to the gospel, pray the Father of truth to shed abroad in your hearts a new and greater love for your brethren. You are to love all men as I have loved you; you are to serve all men as I have served you. With understanding sympathy and brotherly affection, fellowship all your brethren who are dedicated to the proclamation of the good news, whether they be Jew or gentile, Greek or Roman, Persian or Ethiopian. John proclaimed the kingdom in advance; you have preached the gospel in power; the Greeks already teach the good news; and I am soon to send forth the Spirit of Truth into the souls of all these, my brethren, who have so unselfishly dedicated their lives to the enlightenment of their fellows who sit in spiritual darkness. You are all the children of light; therefore stumble not into the misunderstanding entanglements of mortal suspicion and human intolerance. If you are ennobled, by the grace of faith, to love unbelievers, should you not also equally love those who are your fellow believers in the far-spreading household of faith? Remember, as you love one another, all men will know that you are my disciples.
«Мир вам. Все вы знаете, что у нас есть один небесный Отец и что есть только одно евангелие царства – благая весть о даре вечной жизни, которую люди получают через веру. Радуясь своей преданности евангелию, молите Отца истины, чтобы ваши сердца излучали новую, ещё большую любовь к вашим братьям. Вы должны возлюбить всех людей так, как я любил вас; вы должны служить всем людям так, как я служил вам. С чуткой отзывчивостью и братской любовью принимайте в своё сообщество всех братьев, преданных возвещению благой вести, – будь то евреи или язычники, греки или римляне, персы или эфиопы. Иоанн возвестил грядущее царство; вы со всей мощью проповедовали евангелие; греки уже учат благой вести; вскоре я пошлю Дух Истины в души всех этих людей – моих братьев, которые столь бескорыстно посвятили свою жизнь просвещению своих собратьев, пребывающих в духовной тьме. Вы все – дети света; поэтому не оступитесь, не запутайтесь в недоразумениях, созданных непониманием и порождённых человеческой подозрительностью и нетерпимостью. Если благодать веры возвысила вас до любви к неверующим, разве не должно вам так же любить ваших верующих собратьев в этой разрастающейся семье веры? Помните: если вы будете любить друг друга, все будут знать, что вы мои ученики.
[191:4.4] «Go, then, into all the world proclaiming this gospel of the fatherhood of God and the brotherhood of men to all nations and races and ever be wise in your choice of methods for presenting the good news to the different races and tribes of mankind. Freely you have received this gospel of the kingdom, and you will freely give the good news to all nations. Fear not the resistance of evil, for I am with you always, even to the end of the ages. And my peace I leave with you.» 
Поэтому идите по всему миру, возвещая это евангелие отцовства Бога и братства людей всем странам и народам, и будьте извечно мудры, выбирая методы раскрытия благой вести различным народам и племенам человечества. Даром получили вы это евангелие царства, даром будете отдавать благую весть всем народам. Не бойтесь противоборства зла, ибо я всегда с вами, до скончания века. И свой мир я оставляю вам».

[191:4.5] When he had said, «My peace I leave with you,» he vanished from their sight. With the exception of one of his appearances in Galilee, where upward of five hundred believers saw him at one time, this group in Philadelphia embraced the largest number of mortals who saw him on any single occasion.
После этих слов – «свой мир я оставляю вам» – он исчез из виду. За исключением одного из явлений в Галилее, когда его одновременно видели более пятисот верующих, филадельфийская группа включала наибольшее число смертных, видевших его за один раз.
[191:4.6] Early the next morning, even while the apostles tarried in Jerusalem awaiting the emotional recovery of Thomas, these believers at Philadelphia went forth proclaiming that Jesus of Nazareth had risen from the dead. 
На следующий день рано утром, когда апостолы всё ещё находились в Иерусалиме, дожидаясь, пока Фома обретёт душевный покой, эти верующие отправились в путь из Филадельфии с вестью о том, что Иисус Назарянин воскрес из мёртвых.
[191:4.7] The next day, Wednesday, Jesus spent without interruption in the society of his morontia associates, and during the midafternoon hours he received visiting morontia delegates from the mansion worlds of every local system of inhabited spheres throughout the constellation of Norlatiadek. And they all rejoiced to know their Creator as one of their own order of universe intelligence. 
Весь следующий день, среду, Иисус провёл в обществе своих моронтийных товарищей, а во второй половине дня он принимал моронтийных гостей из обительских миров каждой локальной системы обитаемых сфер со всего созвездия Норлатиадек. И все они были рады познать своего Создателя в качестве представителя их категории вселенских разумных существ.

5. SECOND APPEARANCE TO THE APOSTLES

5. ВТОРОЕ ЯВЛЕНИЕ АПОСТОЛАМ

[191:5.1] Thomas spent a lonesome week alone with himself in the hills around about Olivet. During this time he saw only those at Simon’s house and John Mark. It was about nine o’clock on Saturday, April 15, when the two apostles found him and took him back with them to their rendezvous at the Mark home. The next day Thomas listened to the telling of the stories of the Master’s various appearances, but he steadfastly refused to believe. He maintained that Peter had enthused them into thinking they had seen the Master. Nathaniel reasoned with him, but it did no good. There was an emotional stubbornness associated with his customary doubtfulness, and this state of mind, coupled with his chagrin at having run away from them, conspired to create a situation of isolation which even Thomas himself did not fully understand. He had withdrawn from his fellows, he had gone his own way, and now, even when he was back among them, he unconsciously tended to assume an attitude of disagreement. He was slow to surrender; he disliked to give in. Without intending it, he really enjoyed the attention paid him; he derived unconscious satisfaction from the efforts of all his fellows to convince and convert him. He had missed them for a full week, and he obtained considerable pleasure from their persistent attentions.
Всю эту неделю Фома провёл в одиночестве, скитаясь по холмам в окрестностях Елеонской горы. За это время он виделся только с теми, кто находился в доме Симона, и с Иоанном Марком. В субботу, 15 апреля, около девяти часов, двое апостолов отыскали его и отвели на место их встреч в доме Марка. Весь следующий день Фома слушал рассказы о различных явлениях Учителя, однако упорно отказывался поверить. Он утверждал, что они поддались влиянию восторженного состояния Петра и поверили в то, что видели Учителя. Нафанаил спорил с ним, но ничего не добился. Эмоциональное упрямство Фомы в сочетании с его обычным скептицизмом, а также его настроение, усугублённое досадным бегством от остальных, создали ситуацию разобщения, не до конца понятную даже самому Фоме. Он отделился от своих собратьев, пошёл своим путём, и теперь, несмотря на возвращение к ним, неосознанно пытался всё принимать в штыки. Он не умел быстро отступать; он не любил сдаваться. Хотя такое отношение и было неумышленным, Фоме действительно нравилось всё то внимание, которое уделялось ему; он не осознавал, что получает удовлетворение от всех попыток его собратьев убедить его. Целую неделю он тосковал по ним, и теперь их неустанное внимание доставляло ему большое удовольствие.
[191:5.2] They were having their evening meal a little after six o’clock, with Peter sitting on one side of Thomas and Nathaniel on the other, when the doubting apostle said: «I will not believe unless I see the Master with my own eyes and put my finger in the mark of the nails.» As they thus sat at supper, and while the doors were securely shut and barred, the morontia Master suddenly appeared inside the curvature of the table and, standing directly in front of Thomas, said: 
В начале седьмого, за ужином, во время которого Пётр сидел по одну сторону стола, а Фома и Нафанаил – по другую, сомневающийся апостол сказал: «Я не поверю, пока не увижу Учителя собственными глазами и не дотронусь своими пальцами до следов от гвоздей». И вот, когда они сидели за ужином при плотно закрытых и запертых дверях, Учитель внезапно появился в своём моронтийном облике с внутренней стороны подковообразного стола и, стоя прямо перед Фомой, произнёс:
[191:5.3] «Peace be upon you. For a full week have I tarried that I might appear again when you were all present to hear once more the commission to go into all the world and preach this gospel of the kingdom. Again I tell you: As the Father sent me into the world, so send I you. As I have revealed the Father, so shall you reveal the divine love, not merely with words, but in your daily living. I send you forth, not to love the souls of men, but rather to love men. You are not merely to proclaim the joys of heaven but also to exhibit in your daily experience these spirit realities of the divine life since you already have eternal life, as the gift of God, through faith. When you have faith, when power from on high, the Spirit of Truth, has come upon you, you will not hide your light here behind closed doors; you will make known the love and the mercy of God to all mankind. Through fear you now flee from the facts of a disagreeable experience, but when you shall have been baptized with the Spirit of Truth, you will bravely and joyously go forth to meet the new experiences of proclaiming the good news of eternal life in the kingdom of God. You may tarry here and in Galilee for a short season while you recover from the shock of the transition from the false security of the authority of traditionalism to the new order of the authority of facts, truth, and faith in the supreme realities of living experience. Your mission to the world is founded on the fact that I lived a God-revealing life among you; on the truth that you and all other men are the sons of God; and it shall consist in the life which you will live among men the actual and living experience of loving men and serving them, even as I have loved and served you. Let faith reveal your light to the world; let the revelation of truth open the eyes blinded by tradition; let your loving service effectually destroy the prejudice engendered by ignorance. By so drawing close to your fellow men in understanding sympathy and with unselfish devotion, you will lead them into a saving knowledge of the Father’s love. The Jews have extolled goodness; the Greeks have exalted beauty; the Hindus preach devotion; the far-away ascetics teach reverence; the Romans demand loyalty; but I require of my disciples life, even a life of loving service for your brothers in the flesh.» 
«Мир вам. Всю неделю я дожидался возможности явиться к вам, когда вы все соберётесь все вместе, чтобы снова услышать мой наказ, – идти к людям с проповедью евангелия царства. И вновь я говорю вам: как Отец послал меня в этот мир, так я посылаю вас. Как я раскрыл Отца, так и вы раскроете божественную любовь, – не просто словами, но и своей каждодневной жизнью. Я посылаю вас в мир не для того, чтобы любить души людей, а для того, чтобы любить людей. Вам следует не только возвещать радости небесные, но и демонстрировать в своём ежедневном опыте эти духовные реальности божественной жизни, поскольку через свою веру вы уже обрели дар Бога – вечную жизнь. Когда вы веруете, когда небесная сила – Дух Истины – низойдёт на вас, вы не будете скрывать свой свет здесь, за закрытыми дверями; вы познакомите с любовью и милосердием Бога всё человечество. Сейчас, гонимые страхом, вы не хотите замечать неприятные для вас факты, но когда вы будете крещены Духом Истины, вы смело и радостно устремитесь вперёд, навстречу новому опыту – возвещению благой вести о вечной жизни в царстве Бога. Вы можете ненадолго задержаться здесь и в Галилее, оправляясь от потрясения, с которым сопряжён переход от власти традиций к новому порядку – власти фактов, истины и веры в высшие реальности живого опыта. Ваша миссия в мире основана на том факте, что я прожил среди вас жизнь, раскрывающую Бога, и на той истине, что вы и все остальные люди являетесь сынами Бога; и эта миссия будет заключаться в той жизни, которую вы проживёте среди людей, – в настоящем и живом опыте любви к людям и служения им подобно тому, как я любил вас и служил вам. Пусть вера раскроет миру ваш свет; пусть откровение истины раскроет глаза, ослеплённые традицией; пусть ваше любвеобильное служение искоренит предрассудки, порождённые невежеством. Так, сближаясь со своими собратьями во взаимопонимании, сострадании и преданности, вы приведёте их к спасительному познанию любви Отца. Евреи превозносят добродетель; греки преклоняются перед красотой; индусы проповедуют преданность; далёкие аскеты учат почтению; римляне требуют лояльности; я же требую от своих учеников жизни – жизни, проживаемой в любвеобильном служении вашим собратьям во плоти».
[191:5.4] When the Master had so spoken, he looked down into the face of Thomas and said: «And you, Thomas, who said you would not believe unless you could see me and put your finger in the nail marks of my hands, have now beheld me and heard my words; and though you see no nail marks on my hands, since I am raised in the form that you also shall have when you depart from this world, what will you say to your brethren? You will acknowledge the truth, for already in your heart you had begun to believe even when you so stoutly asserted your unbelief. Your doubts, Thomas, always most stubbornly assert themselves just as they are about to crumble. Thomas, I bid you be not faithless but believing and I know you will believe, even with a whole heart.» 
После этих слов Учитель посмотрел вниз в лицо Фоме и сказал: «А ты, Фома, говоривший, что не поверишь, пока не увидишь меня и не дотронешься до следов от гвоздей у меня на руках, теперь увидел меня и услышал мои слова; и хотя ты не видишь на моих руках следов от гвоздей – поскольку я воскрес в облике, которым все вы будете обладать, покинув этот мир, – что скажешь ты своим братьям? Ты признаешь истину, ибо в своём сердце ты начал верить ещё тогда, когда так упорно отстаивал своё неверие. Твои сомнения, Фома, заявляют о себе с наибольшим упрямством перед тем, как рухнуть. Фома, прошу тебя: не будь неверующим, веруй, – и я знаю, что ты будешь верить, и верить всем своим сердцем».
[191:5.5] When Thomas heard these words, he fell on his knees before the morontia Master and exclaimed, «I believe! My Lord and my Master!» Then said Jesus to Thomas: «You have believed, Thomas, because you have really seen and heard me. Blessed are those in the ages to come who will believe even though they have not seen with the eye of flesh nor heard with the mortal ear.» 
Услышав эти слова, Фома упал на колени перед моронтийным Учителем и воскликнул: «Я верю, мой Господь и мой Учитель!» Тогда Иисус сказал Фоме: «Ты уверовал, Фома, поскольку действительно увидел и услышал меня. Благословенны те, кто в грядущие века будут верить, не видя меня глазами плоти и не слыша смертным ухом».
[191:5.6] And then, as the Master’s form moved over near the head of the table, he addressed them all, saying: «And now go all of you to Galilee, where I will presently appear to you.» After he said this, he vanished from their sight. 
А затем облик Учителя переместился во главу стола, и Иисус обратился ко всем апостолам: «А теперь идите в Галилею, где я вскоре явлюсь вам». После этого он исчез из виду.

[191:5.7] The eleven apostles were now fully convinced that Jesus had risen from the dead, and very early the next morning, before the break of day, they started out for Galilee.
Теперь одиннадцать апостолов полностью убедились в том, что Иисус воскрес из мёртвых, и на следующее утро, до рассвета, они отправились в Галилею.

6. THE ALEXANDRIAN APPEARANCE

6. ЯВЛЕНИЕ В АЛЕКСАНДРИИ

[191:6.1] While the eleven apostles were on the way to Galilee, drawing near their journey’s end, on Tuesday evening, April 18, at about half past eight o’clock, Jesus appeared to Rodan and some eighty other believers, in Alexandria. This was the Master’s twelfth appearance in morontia form. Jesus appeared before these Greeks and Jews at the conclusion of the report of David’s messenger regarding the crucifixion. This messenger, being the fifth in the Jerusalem-Alexandria relay of runners, had arrived in Alexandria late that afternoon, and when he had delivered his message to Rodan, it was decided to call the believers together to receive this tragic word from the messenger himself. At about eight o’clock, the messenger, Nathan of Busiris, came before this group and told them in detail all that had been told him by the preceding runner. Nathan ended his touching recital with these words: «But David, who sends us this word, reports that the Master, in foretelling his death, declared that he would rise again.» Even as Nathan spoke, the morontia Master appeared there in full view of all. And when Nathan sat down, Jesus said:
В то время как одиннадцать апостолов приближались к концу своего пути в Галилее, вечером во вторник, 18 апреля, около половины девятого, Иисус явился Родану и примерно восьмидесяти другим верующим в Александрии. Это стало двенадцатым явлением Учителя в моронтийном облике. Иисус предстал перед этими греками и евреями в тот момент, когда гонец Давида заканчивал своё сообщение о распятии. Этот гонец – пятый по счёту в эстафете гонцов – прибыл в Александрию с наступлением вечера, и после того, как он передал своё сообщение Родану, было решено созвать верующих, чтобы они могли услышать эту трагическую весть из первых рук. Около восьми часов этот гонец, Нафан из Бусириса, явился к ним и подробно рассказал о том, что узнал от предыдущего гонца. Свой трогательный рассказ Нафан завершил словами: «Однако посылающий это известие Давид сообщает, что Учитель, предсказывая свою смерть, заявлял, что воскреснет вновь». Нафан ещё продолжал говорить, как Учитель предстал перед ними, видимый всем. И когда Нафан сел, Иисус сказал:
[191:6.2] «Peace be upon you. That which my Father sent me into the world to establish belongs not to a race, a nation, nor to a special group of teachers or preachers. This gospel of the kingdom belongs to both Jew and gentile, to rich and poor, to free and bond, to male and female, even to the little children. And you are all to proclaim this gospel of love and truth by the lives which you live in the flesh. You shall love one another with a new and startling affection, even as I have loved you. You will serve mankind with a new and amazing devotion, even as I have served you. And when men see you so love them, and when they behold how fervently you serve them, they will perceive that you have become faith-fellows of the kingdom of heaven, and they will follow after the Spirit of Truth which they see in your lives, to the finding of eternal salvation. 
«Мир вам. То, что Отец направил меня утвердить в этом мире, не принадлежит ни расе, ни нации, ни особой группе учителей или проповедников. Это евангелие царства принадлежит всем: евреям и язычникам, богатым и бедным, свободным и порабощённым, мужчинам и женщинам, равно как и малым детям. И все вы должны возвещать это евангелие любви и истины своей жизнью во плоти. Любите друг друга новой, удивительной любовью, как я любил вас. Служите человечеству с новой и невиданной преданностью, как я служил вам. И когда люди увидят, как вы любите их и сколь пламенно служите им, они поймут, что вы стали вероисповедными братьями в царстве небесном, и пойдут вслед за Духом Истины, которого они будут видеть в вашей жизни, к обретению вечного спасения.
[191:6.3] «As the Father sent me into this world, even so now send I you. You are all called to carry the good news to those who sit in darkness. This gospel of the kingdom belongs to all who believe it; it shall not be committed to the custody of mere priests. Soon will the Spirit of Truth come upon you, and he shall lead you into all truth. Go you, therefore, into all the world preaching this gospel, and lo, I am with you always, even to the end of the ages.» 
Как Отец послал меня в этот мир, так я посылаю вас теперь. Все вы призваны нести благую весть тем, кто пребывает во тьме. Это евангелие царства принадлежит всем, кто верит ему; оно не должно отдаваться под опеку одних лишь священников. Вскоре на вас взойдёт Дух Истины, который приведёт вас ко всякой истине. Поэтому идите в мир с проповедью этого евангелия и увидите – я всегда буду с вами, до скончания века».
[191:6.4] When the Master had so spoken, he vanished from their sight. All that night these believers remained there together recounting their experiences as kingdom believers and listening to the many words of Rodan and his associates. And they all believed that Jesus had risen from the dead. Imagine the surprise of David’s herald of the resurrection, who arrived the second day after this, when they replied to his announcement, saying: «Yes, we know, for we have seen him. He appeared to us day before yesterday.» 
Сказав это, Учитель исчез из виду. Всю ночь эти люди провели вместе, обсуждая свой опыт в качестве верующих в царство и слушая пространные речи Родана и его соратников. И все они уверовали в то, что Иисус воскрес из мёртвых. Представьте себе удивление посланного Давидом и прибывшего через день вестника воскресения, когда, в ответ на его сообщение, они сказали: «Да, мы знаем, ибо видели его. Он явился нам позавчера».

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.