189 Воскресение

(The Resurrection)

[189:0.1] SOON after the burial of Jesus on Friday afternoon, the chief of the archangels of Nebadon, then present on Urantia, summoned his council of the resurrection of sleeping will creatures and entered upon the consideration of a possible technique for the restoration of Jesus. These assembled sons of the local universe, the creatures of Michael, did this on their own responsibility; Gabriel had not assembled them. By midnight they had arrived at the conclusion that the creature could do nothing to facilitate the resurrection of the Creator. They were disposed to accept the advice of Gabriel, who instructed them that, since Michael had «laid down his life of his own free will, he also had power to take it up again in accordance with his own determination.» Shortly after the adjournment of this council of the archangels, the Life Carriers, and their various associates in the work of creature rehabilitation and morontia creation, the Personalized Adjuster of Jesus, being in personal command of the assembled celestial hosts then on Urantia, spoke these words to the anxious waiting watchers:
ВСКОРЕ после захоронения Иисуса в пятницу после полудня, глава архангелов Небадона, находившийся в то время на Урантии, созвал свой совет воскрешения спящих волевых созданий и приступил к обсуждению возможного метода восстановления Иисуса. Эти собравшиеся сыны локальной вселенной, создания Майкиэля, делали это по собственной инициативе; Гавриил не собирал их. К полуночи они пришли к заключению о том, что создание неспособно сделать что-либо для содействия воскрешению Создателя. Они решили прислушаться к совету Гавриила, который сообщил им, что поскольку Майкиэль «отдал свою жизнь по своей собственной воле, он в силах взять её обратно соответственно своему собственному решению». Вскоре после заседания этого совета архангелов, Носителей Жизни и их многочисленных помощников по восстановлению созданий и обеспечению моронтийных форм, Персонализированный Настройщик Иисуса, под непосредственным началом которого находилось небесное множество, пребывавшее в то время на Урантии, обратился к сгорающим от нетерпения наблюдателям со следующими словами:
[189:0.2] «Not one of you can do aught to assist your Creator-father in the return to life. As a mortal of the realm he has experienced mortal death; as the Sovereign of a universe he still lives. That which you observe is the mortal transit of Jesus of Nazareth from life in the flesh to life in the morontia. The spirit transit of this Jesus was completed at the time I separated myself from his personality and became your temporary director. Your Creator-father has elected to pass through the whole of the experience of his mortal creatures, from birth on the material worlds, on through natural death and the resurrection of the morontia, into the status of true spirit existence. A certain phase of this experience you are about to observe, but you may not participate in it. Those things which you ordinarily do for the creature, you may not do for the Creator. A Creator Son has within himself the power to bestow himself in the likeness of any of his created sons; he has within himself the power to lay down his observable life and to take it up again; and he has this power because of the direct command of the Paradise Father, and I know whereof I speak.» 
«Ни один из вас не может хотя бы чем-то помочь вашему Создателю-отцу вернуться к жизни. Как смертный обитаемого мира, он прошёл через смерть, ожидающую всех смертных; как Властелин вселенной он продолжает жить. То, что вы наблюдаете, является смертным переходом Иисуса Назарянина от жизни во плоти к жизни в моронтии. Духовный же переход Иисуса был завершён в тот момент, когда я отделился от его личности и стал вашим временным управляющим. Ваш Создатель-отец принял решение пройти через весь опыт своих смертных созданий – от рождения на материальных мирах до естественной смерти, воскресения в моронтии и далее до статуса истинно духовного бытия. Вскоре вы станете свидетелями одной из фаз этого опыта, но вы не сможете участвовать в нём. То, что вы обычно делаете для созданий, вы не можете сделать для Создателя. Сын-Создатель заключает в себе способность посвящать себя в облике любого из созданных им сынов; он заключает в себе способность отдавать свою зримую жизнь и восстанавливать её; и он обладает этой властью благодаря прямому велению Райского Отца, и я знаю, о чём говорю».
[189:0.3] When they heard the Personalized Adjuster so speak, they all assumed the attitude of anxious expectancy, from Gabriel down to the most humble cherubim. They saw the mortal body of Jesus in the tomb; they detected evidences of the universe activity of their beloved Sovereign; and not understanding such phenomena, they waited patiently for developments. 
После этих слов Персонализированного Настройщика каждый из них – от Гавриила до самой скромной херувимы – погрузился в волнующее ожидание. Они видели смертное тело Иисуса в гробнице; они замечали признаки вселенской активности своего любимого Властелина; и, не понимая этих явлений, терпеливо ждали дальнейшего развития событий.

1. THE MORONTIA TRANSIT 

1. МОРОНТИЙНЫЙ ПЕРЕХОД

[189:1.1] At two forty-five Sunday morning, the Paradise incarnation commission, consisting of seven unidentified Paradise personalities, arrived on the scene and immediately deployed themselves about the tomb. At ten minutes before three, intense vibrations of commingled material and morontia activities began to issue from Joseph’s new tomb, and at two minutes past three o’clock, this Sunday morning, April 9, A.D. 30, the resurrected morontia form and personality of Jesus of Nazareth came forth from the tomb.
В воскресенье в два часа сорок пять минут утра Райская комиссия инкарнации, состоящая из семи неопознанных Райских личностей, прибыла на место и сразу же расположилась у гробницы. Без десяти минут три из новой гробницы Иосифа начали исходить интенсивные вибрации, вызванные смешанной материально-моронтийной активностью, и в две минуты четвёртого в то воскресное утро 9 апреля 30 года н.э. воскрешённая моронтийная форма и личность Иисуса Назарянина покинули гробницу.
[189:1.2] After the resurrected Jesus emerged from his burial tomb, the body of flesh in which he had lived and wrought on earth for almost thirty-six years was still lying there in the sepulchre niche, undisturbed and wrapped in the linen sheet, just as it had been laid to rest by Joseph and his associates on Friday afternoon. Neither was the stone before the entrance of the tomb in any way disturbed; the seal of Pilate was still unbroken; the soldiers were still on guard. The temple guards had been on continuous duty; the Roman guard had been changed at midnight. None of these watchers suspected that the object of their vigil had risen to a new and higher form of existence, and that the body which they were guarding was now a discarded outer covering which had no further connection with the delivered and resurrected morontia personality of Jesus. 
Когда воскрешённый Иисус оставил свою погребальную гробницу, завёрнутое в полотняную ткань материальное тело, в котором он жил и трудился на протяжении почти тридцати шести лет, всё ещё спокойно лежало в нише гробницы таким, каким оно было похоронено Иосифом и его товарищами в пятницу днём. Не был сдвинут с места и камень, закрывавший вход в гробницу; нетронутой оставалась печать Пилата; солдаты по-прежнему несли караул. Храмовые стражники не покидали свой пост; римская стража сменилась в полночь. Ни один из этих дозорных не заподозрил, что тот, кого они караулят, уже взошёл к новой, более высокой форме существования, и охраняемое ими тело – эта сыгравшая свою роль и теперь ненужная внешняя оболочка – утратило какую-либо связь с покинувшей его и воскресшей моронтийной личностью Иисуса.

[189:1.3] Mankind is slow to perceive that, in all that is personal, matter is the skeleton of morontia, and that both are the reflected shadow of enduring spirit reality. How long before you will regard time as the moving image of eternity and space as the fleeting shadow of Paradise realities?
Человечество медленно понимает то, что во всём личностном материя является лишь каркасом моронтии, и что и то, и другое представляют собой отражённую тень непреходящей духовной реальности. Сколько ещё пройдёт времени, прежде чем вы начнёте воспринимать время как движущийся образ вечности, а пространство – как мимолётную тень Райских реальностей?
[189:1.4] As far as we can judge, no creature of this universe nor any personality from another universe had anything to do with this morontia resurrection of Jesus of Nazareth. On Friday he laid down his life as a mortal of the realm; on Sunday morning he took it up again as a morontia being of the system of Satania in Norlatiadek. There is much about the resurrection of Jesus which we do not understand. But we know that it occurred as we have stated and at about the time indicated. We can also record that all known phenomena associated with this mortal transit, or morontia resurrection, occurred right there in Joseph’s new tomb, where the mortal material remains of Jesus lay wrapped in burial cloths. 
Насколько мы можем судить, ни одно создание этой вселенной и никакая личность другой вселенной не имели какого-либо отношения к этому моронтийному воскресению Иисуса Назарянина. В пятницу он отдал свою жизнь как смертный данного мира; в воскресное утро он взял её назад в качестве моронтийного существа системы Сатания в Норлатиадеке. В воскресении Иисуса есть многое, что мы не понимаем. Однако мы знаем, что оно произошло так, как мы рассказали, и примерно в указанное нами время. Мы можем также отметить, что все известные феномены, связанные с этим смертным переходом, или моронтийным воскресением, произошли там же, в новой гробнице Иосифа, где смертные материальные останки Иисуса лежали, завёрнутые в погребальные ткани.
[189:1.5] We know that no creature of the local universe participated in this morontia awakening. We perceived the seven personalities of Paradise surround the tomb, but we did not see them do anything in connection with the Master’s awakening. Just as soon as Jesus appeared beside Gabriel, just above the tomb, the seven personalities from Paradise signalized their intention of immediate departure for Uversa. 
Мы знаем, что ни одно создание этой локальной вселенной не участвовало в этом моронтийном пробуждении. Мы воспринимали семь личностей Рая, окружавших гробницу, но мы не заметили с их стороны каких-либо действий, которые имели бы отношение к пробуждению Учителя. Как только Иисус появился рядом с Гавриилом, чуть выше гробницы, семь прибывших из Рая личностей выразили намерение немедленно отправиться на Уверсу.
[189:1.6] Let us forever clarify the concept of the resurrection of Jesus by making the following statements:
Позвольте нам окончательно прояснить концепцию воскресения Иисуса, сделав следующие заявления:

[189:1.7] 1. His material or physical body was not a part of the resurrected personality. When Jesus came forth from the tomb, his body of flesh remained undisturbed in the sepulchre. He emerged from the burial tomb without moving the stones before the entrance and without disturbing the seals of Pilate.
1. Его материальное, или физическое тело не являлось частью воскрешённой личности. Когда Иисус покинул гробницу, его тело из плоти оставалось нетронутым в гробнице. Он появился из гробницы, не сдвинув закрывавших вход камней и не тронув печатей Пилата.

[189:1.8] 2. He did not emerge from the tomb as a spirit nor as Michael of Nebadon; he did not appear in the form of the Creator Sovereign, such as he had had before his incarnation in the likeness of mortal flesh on Urantia.
2. Он не появлялся из гробницы ни в качестве духа, ни как Майкиэль Небадонский; не явился он и в виде Создателя-Властелина, в котором пребывал до своей инкарнации на Урантии в облике смертной плоти.

[189:1.9] 3. He did come forth from this tomb of Joseph in the very likeness of the morontia personalities of those who, as resurrected morontia ascendant beings, emerge from the resurrection halls of the first mansion world of this local system of Satania. And the presence of the Michael memorial in the center of the vast court of the resurrection halls of mansonia number one leads us to conjecture that the Master’s resurrection on Urantia was in some way fostered on this, the first of the system mansion worlds.
3. Иисус вышел из гробницы Иосифа в той самой форме, в которой появляются моронтийные личности тех, кто в качестве воскрешённых моронтийных восходящих существ покидает воскресительные залы первого обительского мира этой локальной системы Сатании. И наличие мемориала Майкиэля в центре огромного пространства воскресительных залов первого обительского мира позволяет нам сделать вывод, что какое-то содействие воскресению Учителя на Урантии было оказано именно на этом, первом мире системы обительских миров.

[189:1.10] The first act of Jesus on arising from the tomb was to greet Gabriel and instruct him to continue in executive charge of universe affairs under Immanuel, and then he directed the chief of the Melchizedeks to convey his brotherly greetings to Immanuel. He thereupon asked the Most High of Edentia for the certification of the Ancients of Days as to his mortal transit; and turning to the assembled morontia groups of the seven mansion worlds, here gathered together to greet and welcome their Creator as a creature of their order, Jesus spoke the first words of the postmortal career. Said the morontia Jesus: «Having finished my life in the flesh, I would tarry here for a short time in transition form that I may more fully know the life of my ascendant creatures and further reveal the will of my Father in Paradise.»
Восстав из гробницы, Иисус первым делом приветствовал Гавриила и велел ему оставаться главой исполнительной власти вселенной под началом Эммануила, после чего он передал своё братское приветствие Эммануилу через главу Мелхиседеков. Затем он обратился к Всевышним Эдентии, с тем чтобы они просили От Века Древних подтвердить его переход из смертного состояния; и, обращаясь к моронтийным группам семи обительских миров, собравшимся здесь для приветствия своего Создателя, представшего перед ними в качестве создания их категории, Иисус произнёс свои первые посмертные слова. Моронтийный Иисус сказал: «Завершив свою жизнь во плоти, я хотел бы задержаться здесь ненадолго в переходном облике, чтобы полнее познакомиться с жизнью моих восходящих созданий и продолжить раскрытие воли моего Отца в Раю».
[189:1.11] After Jesus had spoken, he signaled to the Personalized Adjuster, and all universe intelligences who had been assembled on Urantia to witness the resurrection were immediately dispatched to their respective universe assignments. 
Сказав это, Иисус дал знак своему Персонализированному Настройщику, и все разумные существа вселенной, собравшиеся на Урантии, чтобы присутствовать при воскресении, были сразу же отправлены исполнять свои обязанности во вселенной.
[189:1.12] Jesus now began the contacts of the morontia level, being introduced, as a creature, to the requirements of the life he had chosen to live for a short time on Urantia. This initiation into the morontia world required more than an hour of earth time and was twice interrupted by his desire to communicate with his former associates in the flesh as they came out from Jerusalem wonderingly to peer into the empty tomb to discover what they considered evidence of his resurrection. 
После этого Иисус перешёл к общению на моронтийном уровне, во время которого его, как создание, познакомили с требованиями той короткой жизни, которую он решил прожить на Урантии. На это введение в моронтийный мир ушло больше часа земного времени, и оно дважды прерывалось желанием Иисуса пообщаться со своими бывшими товарищами во плоти, приходившими из Иерусалима, чтобы с удивлением заглянуть в пустую гробницу и обнаружить там то, что они считали доказательством его воскресения.
[189:1.13] Now is the mortal transit of Jesus – the morontia resurrection of the Son of Man – completed. The transitory experience of the Master as a personality midway between the material and the spiritual has begun. And he has done all this through power inherent within himself; no personality has rendered him any assistance. He now lives as Jesus of morontia, and as he begins this morontia life, the material body of his flesh lies there undisturbed in the tomb. The soldiers are still on guard, and the seal of the governor about the rocks has not yet been broken. 
Теперь смертный переход Иисуса – моронтийное воскресение Сына Человеческого – завершён. Учитель начал обретать опыт в качестве личности, занимающей промежуточное положение между материальным и духовным уровнями. И он сделал всё это благодаря своим собственным внутренним возможностям; ни одна личность не оказала ему какой-либо помощи. Теперь он является Иисусом моронтии, и в то время как он приступает к моронтийной жизни, материальное тело – его плоть – лежит непотревоженным здесь в гробнице. Солдаты всё ещё стоят на страже, и печать прокуратора на камнях остаётся нетронутой.

2. THE MATERIAL BODY OF JESUS

2. МАТЕРИАЛЬНОЕ ТЕЛО ИИСУСА

[189:2.1] At ten minutes past three o’clock, as the resurrected Jesus fraternized with the assembled morontia personalities from the seven mansion worlds of Satania, the chief of archangels – the angels of the resurrection – approached Gabriel and asked for the mortal body of Jesus. Said the chief of the archangels: «We may not participate in the morontia resurrection of the bestowal experience of Michael our sovereign, but we would have his mortal remains put in our custody for immediate dissolution. We do not propose to employ our technique of dematerialization; we merely wish to invoke the process of accelerated time. It is enough that we have seen the Sovereign live and die on Urantia; the hosts of heaven would be spared the memory of enduring the sight of the slow decay of the human form of the Creator and Upholder of a universe. In the name of the celestial intelligences of all Nebadon, I ask for a mandate giving me the custody of the mortal body of Jesus of Nazareth and empowering us to proceed with its immediate dissolution.»
В десять минут четвёртого, пока воскресший Иисус дружески общался с собравшимися здесь моронтийными личностями семи обительских миров Сатании, глава архангелов – ангелов воскрешения – обратился к Гавриилу с просьбой забрать материальное тело Иисуса. Глава архангелов сказал: «Мы не можем участвовать в моронтийном воскрешении, которое является частью посвященческого опыта Майкиэля, нашего властелина, но мы хотели бы взять на себя заботу о его смертных останках, подвергнув их немедленному распаду. Мы не предлагаем своего метода дематериализации; мы лишь хотели бы воспользоваться процессом ускорения времени. Достаточно того, что мы были свидетелями жизни и смерти нашего Владыки на Урантии; небесное множество было бы избавлено от воспоминаний о мучительном зрелище – медленном разложении человеческого тела Создателя и Вседержителя вселенной. От имени небесных разумных существ всего Небадона я прошу дать мне право позаботиться о смертном теле Иисуса Назарянина и уполномочить нас приступить к его немедленному уничтожению».
[189:2.2] And when Gabriel had conferred with the senior Most High of Edentia, the archangel spokesman for the celestial hosts was given permission to make such disposition of the physical remains of Jesus as he might determine. 
После совещания Гавриила со старшим Всевышним Эдентии архангелу-представителю небесных множеств было дано разрешение ликвидировать физические останки Иисуса так, как тот сочтёт нужным.
[189:2.3] After the chief of archangels had been granted this request, he summoned to his assistance many of his fellows, together with a numerous host of the representatives of all orders of celestial personalities, and then, with the aid of the Urantia midwayers, proceeded to take possession of Jesus’ physical body. This body of death was a purely material creation; it was physical and literal; it could not be removed from the tomb as the morontia form of the resurrection had been able to escape the sealed sepulchre. By the aid of certain morontia auxiliary personalities, the morontia form can be made at one time as of the spirit so that it can become indifferent to ordinary matter, while at another time it can become discernible and contactable to material beings, such as the mortals of the realm. 
Получив утвердительный ответ на свою просьбу, глава архангелов призвал к себе в помощники многих своих собратьев, а также многочисленных представителей всех категорий небесных личностей, и с помощью промежуточных созданий Урантии приступил к овладению физическим телом Иисуса. Это умершее тело являлось чисто материальным творением; оно было физическим и буквальным; его невозможно было удалить из гробницы так же, как воскресшее моронтийное тело, покинувшее опечатанный склеп. С помощью определённых вспомогательных моронтийных личностей, моронтийное тело может становиться то подобным духу, не взаимодействующим с обычной материей, то видимым, способным вступать в контакт с материальными существами, например смертными данного мира.
[189:2.4] As they made ready to remove the body of Jesus from the tomb preparatory to according it the dignified and reverent disposal of near-instantaneous dissolution, it was assigned the secondary Urantia midwayers to roll away the stones from the entrance of the tomb. The larger of these two stones was a huge circular affair, much like a millstone, and it moved in a groove chiseled out of the rock, so that it could be rolled back and forth to open or close the tomb. When the watching Jewish guards and the Roman soldiers, in the dim light of the morning, saw this huge stone begin to roll away from the entrance of the tomb, apparently of its own accord – without any visible means to account for such motion – they were seized with fear and panic, and they fled in haste from the scene. The Jews fled to their homes, afterward going back to report these doings to their captain at the temple. The Romans fled to the fortress of Antonia and reported what they had seen to the centurion as soon as he arrived on duty. 
Когда они приготовились удалить тело Иисуса из гробницы, чтобы достойно и почтительно ликвидировать его посредством практически мгновенного растворения, вторичным промежуточным созданиям было поручено откатить камни, закрывавшие вход в гробницу. Более крупный из этих камней представлял собой огромную круглую глыбу, похожую на мельничный жёрнов, который перемещался в пазу, вырубленном в скале так, чтобы его можно было откатывать и закатывать на место, открывая или закрывая вход в гробницу. Когда стоявшие в карауле еврейские стражники и римские солдаты в тусклом утреннем свете увидели, как этот огромный камень начинает откатываться от входа в гробницу как будто сам по себе – без каких-либо видимых причин, объясняющих такое перемещение, – их охватил ужас, и они в панике бежали оттуда. Евреи разбежались по домам, а позднее отправились в храм, где доложили о происшествии своему начальнику. Римляне бежали в крепость Антонии и доложили об увиденном центуриону, как только тот заступил на службу.
[189:2.5] The Jewish leaders began the sordid business of supposedly getting rid of Jesus by offering bribes to the traitorous Judas, and now, when confronted with this embarrassing situation, instead of thinking of punishing the guards who deserted their post, they resorted to bribing these guards and the Roman soldiers. They paid each of these twenty men a sum of money and instructed them to say to all: «While we slept during the nighttime, his disciples came upon us and took away the body.» And the Jewish leaders made solemn promises to the soldiers to defend them before Pilate in case it should ever come to the governor’s knowledge that they had accepted a bribe. 
Еврейские лидеры начали своё гнусное дело – полагая, что они могут избавиться от Иисуса, – с того, что предложили взятку изменнику Иуде; теперь, столкнувшись с этой обескураживающей ситуацией, они, вместо того чтобы наказать стражу, бежавшую со своего места, прибегли к подкупу своих стражников и римских солдат. Они заплатили деньги каждому из двадцати человек и приказали им говорить всем: «Ночью, пока мы спали, на нас напали его ученики и украли тело». И еврейские лидеры также торжественно обещали солдатам защищать их перед Пилатом, если правитель когда-нибудь узнает, что они получили взятку.

[189:2.6] The Christian belief in the resurrection of Jesus has been based on the fact of the «empty tomb.» It was indeed a fact that the tomb was empty, but this is not the truth of the resurrection. The tomb was truly empty when the first believers arrived, and this fact, associated with that of the undoubted resurrection of the Master, led to the formulation of a belief which was not true: the teaching that the material and mortal body of Jesus was raised from the grave. Truth having to do with spiritual realities and eternal values cannot always be built up by a combination of apparent facts. Although individual facts may be materially true, it does not follow that the association of a group of facts must necessarily lead to truthful spiritual conclusions.
Христианская вера в воскресение Иисуса всегда опиралась на факт «пустой гробницы». Что касается факта, то гробница действительно была пуста, однако это не является истиной воскресения. Верно, что когда прибыли первые верующие, гробница действительно была пуста, и этот факт, вместе с несомненным воскресением Учителя, привёл к рождению не соответствующего истине вероучения о том, что материальное смертное тело Иисуса восстало из могилы. Поскольку истина имеет отношение к духовным реальностям и вечным ценностям, её не всегда можно вывести в результате сопоставления очевидных фактов. Хотя отдельно взятые факты могут быть материально истинными, это ещё не означает, что сочетание групп фактов должно непременно вести к истинным духовным выводам.
[189:2.7] The tomb of Joseph was empty, not because the body of Jesus had been rehabilitated or resurrected, but because the celestial hosts had been granted their request to afford it a special and unique dissolution, a return of the «dust to dust,» without the intervention of the delays of time and without the operation of the ordinary and visible processes of mortal decay and material corruption. 
Гробница Иосифа была пуста не по причине воссоздания или воскрешения тела Иисуса, а потому что небесное множество получило согласие на просьбу произвести особую и уникальную ликвидацию тела, – возвращение «праха к праху» без временных задержек и без действия обычных, зримых процессов смертного тления и материального разложения.
[189:2.8] The mortal remains of Jesus underwent the same natural process of elemental disintegration as characterizes all human bodies on earth except that, in point of time, this natural mode of dissolution was greatly accelerated, hastened to that point where it became well-nigh instantaneous. 
Смертные останки Иисуса претерпели такой же естественный процесс дезинтеграции на простейшие элементы, через который проходят все человеческие тела на земле, за исключением того, что в аспекте времени этот естественный способ разрушения был чрезвычайно ускорен и доведён до того предела, при котором стал практически мгновенным.
[189:2.9] The true evidences of the resurrection of Michael are spiritual in nature, albeit this teaching is corroborated by the testimony of many mortals of the realm who met, recognized, and communed with the resurrected morontia Master. He became a part of the personal experience of almost one thousand human beings before he finally took leave of Urantia. 
Истинные свидетельства воскресения Майкиэля в своей сущности духовны, хотя это учение и подкрепляется показаниями многих смертных данного мира, которые встречали и узнавали воскресшего моронтийного Учителя, а также общались с ним. Прежде чем окончательно покинуть Урантию, он стал частью личного опыта почти тысячи человеческих существ.

3. THE DISPENSATIONAL RESURRECTION 

3. ЭПОХАЛЬНОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ

[189:3.1] A little after half past four o’clock this Sunday morning, Gabriel summoned the archangels to his side and made ready to inaugurate the general resurrection of the termination of the Adamic dispensation on Urantia. When the vast host of the seraphim and the cherubim concerned in this great event had been marshaled in proper formation, the morontia Michael appeared before Gabriel, saying: «As my Father has life in himself, so has he given it to the Son to have life in himself. Although I have not yet fully resumed the exercise of universe jurisdiction, this self-imposed limitation does not in any manner restrict the bestowal of life upon my sleeping sons; let the roll call of the planetary resurrection begin.»
В это воскресное утро, вскоре после половины пятого, Гавриил созвал архангелов и приготовился возвестить всеобщее воскрешение, завершающее Адамическую эпоху на Урантии. После того как огромное множество серафим и херувим, принимавших участие в этом великом событии, было расположено в должном порядке, моронтийный Майкиэль предстал перед Гавриилом и произнёс: «Как мой Отец имеет жизнь в себе, так дал он её своему Сыну, чтобы тот имел её в себе. Хотя я ещё не пользуюсь всей своей прежней властью во вселенной, это самопроизвольное ограничение никоим образом не препятствует посвящению жизни моим спящим сынам; пусть начнётся оглашение участников планетарного воскрешения».
[189:3.2] The circuit of the archangels then operated for the first time from Urantia. Gabriel and the archangel hosts moved to the place of the spiritual polarity of the planet; and when Gabriel gave the signal, there flashed to the first of the system mansion worlds the voice of Gabriel, saying: «By the mandate of Michael, let the dead of a Urantia dispensation rise!» Then all the survivors of the human races of Urantia who had fallen asleep since the days of Adam, and who had not already gone on to judgment, appeared in the resurrection halls of mansonia in readiness for morontia investiture. And in an instant of time the seraphim and their associates made ready to depart for the mansion worlds. Ordinarily these seraphic guardians, onetime assigned to the group custody of these surviving mortals, would have been present at the moment of their awaking in the resurrection halls of mansonia, but they were on this world itself at this time because of the necessity of Gabriel’s presence here in connection with the morontia resurrection of Jesus. 
После этого контур архангелов был впервые приведён в действие на Урантии. Гавриил и множество архангелов переместились к месту духовного полюса планеты; и когда Гавриил дал знак, его голос молнией устремился на первый из обительских миров системы: «По велению Майкиэля, пусть мёртвые Урантии этой эпохи восстанут»! После этого все сохранившиеся представители человеческих рас Урантии, уснувшие последним сном со времён Адама и ещё не прошедшие суда, появились в воскресительных залах обительского мира, готовые к обретению моронтийного облика. И через мгновение серафимы, вместе со своими помощницами, были готовы к отправке на обительские миры. Обычно эти серафические хранители, которым поручена групповая опека спасшихся смертных, присутствуют в момент их пробуждения в воскресительных залах обительского мира, однако в то время они находились на этом мире ввиду необходимости присутствия здесь Гавриила в связи с моронтийным воскресением Иисуса.
[189:3.3] Notwithstanding that countless individuals having personal seraphic guardians and those achieving the requisite attainment of spiritual personality progress had gone on to mansonia during the ages subsequent to the times of Adam and Eve, and though there had been many special and millennial resurrections of Urantia sons, this was the third of the planetary roll calls, or complete dispensational resurrections. The first occurred at the time of the arrival of the Planetary Prince, the second during the time of Adam, and this, the third, signalized the morontia resurrection, the mortal transit, of Jesus of Nazareth. 
Несмотря на то, что бессчётное число индивидуумов, обладавших личными серафическими хранителями, а также те, кто добился прогресса, необходимого для обретения духовной личности, проследовали в обительские миры в течение эпох, сменившихся со времён Адама и Евы, а также, несмотря на то, что с тех пор состоялись многие особые и тысячелетние воскрешения урантийских сынов, данное оглашение было третьим из планетарных, или полных эпохальных воскрешений. Первое состоялось с прибытием Планетарного Князя, второе – во времена Адама, а это, третье, состоялось в ознаменование моронтийного воскресения – перехода из смертного состояния – Иисуса Назарянина.

[189:3.4] When the signal of the planetary resurrection had been received by the chief of archangels, the Personalized Adjuster of the Son of Man relinquished his authority over the celestial hosts assembled on Urantia, turning all these sons of the local universe back to the jurisdiction of their respective commanders. And when he had done this, he departed for Salvington to register with Immanuel the completion of the mortal transit of Michael. And he was immediately followed by all the celestial host not required for duty on Urantia. But Gabriel remained on Urantia with the morontia Jesus.
Когда сигнал к началу планетарного воскрешения был получен главой архангелов, Персонализированный Настройщик Сына Человеческого сложил с себя управление собранным на Урантии небесным множеством и передал всех этих сынов локальной вселенной их соответствующим руководителям. После этого он отбыл на Салвингтон, чтобы зарегистрировать у Эммануила факт завершения Майкиэлем перехода из смертного состояния. За ним сразу же последовали все небесные существа, услуги которых не требовались на Урантии. Что касается Гавриила, то он остался на Урантии вместе с моронтийным Иисусом.

[189:3.5] And this is the recital of the events of the resurrection of Jesus as viewed by those who saw them as they really occurred, free from the limitations of partial and restricted human vision.
Таков рассказ о событиях, связанных с воскресением Иисуса, наблюдавшихся непосредственными очевидцами, свободными от недостатков, присущих неполному и ограниченному человеческому зрению.

4. DISCOVERY OF THE EMPTY TOMB 

4. ОБНАРУЖЕНИЕ ПУСТОЙ ГРОБНИЦЫ

[189:4.1] As we approach the time of the resurrection of Jesus on this early Sunday morning, it should be recalled that the ten apostles were sojourning at the home of Elijah and Mary Mark, where they were asleep in the upper chamber, resting on the very couches whereon they reclined during the last supper with their Master. This Sunday morning they were all there assembled except Thomas. Thomas was with them for a few minutes late Saturday night when they first got together, but the sight of the apostles, coupled with the thought of what had happened to Jesus, was too much for him. He looked his associates over and immediately left the room, going to the home of Simon in Bethpage, where he thought to grieve over his troubles in solitude. The apostles all suffered, not so much from doubt and despair as from fear, grief, and shame.
Приближаясь ко времени воскресения Иисуса в это раннее воскресное утро, следует вспомнить о том, что десять апостолов находились в доме Илии и Марии Марк, где они спали в верхнем зале, устроившись на тех же кушетках, на которых возлежали во время последней трапезы со своим Учителем. В это воскресное утро здесь были все, кроме Фомы. Поздним вечером в субботу, когда они впервые собрались все вместе, Фома провёл с ними несколько минут, однако видеть апостолов и думать о том, что стало с Иисусом, оказалось для него слишком тяжёлым испытанием. Взглянув на своих товарищей, он тут же покинул комнату и отправился в дом к Симону в Виффагию, где решил отдаться своему горю наедине с самим собой. Страдали все апостолы – не столько из-за сомнения и отчаяния, сколько от страха, горя и стыда.

[189:4.2] At the home of Nicodemus there were gathered together, with David Zebedee and Joseph of Arimathea, some twelve or fifteen of the more prominent of the Jerusalem disciples of Jesus. At the home of Joseph of Arimathea there were some fifteen or twenty of the leading women believers. Only these women abode in Joseph’s house, and they had kept close within during the hours of the Sabbath day and the evening after the Sabbath, so that they were ignorant of the military guard on watch at the tomb; neither did they know that a second stone had been rolled in front of the tomb, and that both of these stones had been placed under the seal of Pilate.
В доме у Никодима, вместе с Давидом Зеведеевым и Иосифом Аримафейским, собралось около двенадцати-пятнадцати наиболее известных иерусалимских учеников Иисуса. В доме Иосифа Аримафейского находились от пятнадцати до двадцати ближайших верующих женщин. Здесь не было никого, кроме этих женщин и всю субботу и весь вечер по окончании субботы они никуда не отлучались, а потому ничего не знали о вооружённой охране, выставленной у гробницы; не знали они и о том, что вход в неё был завален вторым камнем и что на оба камня была наложена печать Пилата.
[189:4.3] A little before three o’clock this Sunday morning, when the first signs of day began to appear in the east, five of the women started out for the tomb of Jesus. They had prepared an abundance of special embalming lotions, and they carried many linen bandages with them. It was their purpose more thoroughly to give the body of Jesus its death anointing and more carefully to wrap it up with the new bandages. 
Около трёх часов в то воскресное утро, как только на востоке забрезжил новый день, пятеро из этих женщин отправились к гробнице Иисуса. Они приготовили большое количество специальных бальзамирующих составов и несли с собой много полотняных повязок. Они собирались более тщательно выполнить посмертное умащение Иисуса и аккуратнее перевязать его новыми пеленами.
[189:4.4] The women who went on this mission of anointing Jesus’ body were: Mary Magdalene, Mary the mother of the Alpheus twins, Salome the mother of the Zebedee brothers, Joanna the wife of Chuza, and Susanna the daughter of Ezra of Alexandria. 
Для помазывания тела Иисуса шли: Мария Магдалина, Мария – мать близнецов Алфеевых, Саломия – мать братьев Зеведеевых, Иоанна – жена Хузы и Сусанна – дочь Ездры из Александрии.
[189:4.5] It was about half past three o’clock when the five women, laden with their ointments, arrived before the empty tomb. As they passed out of the Damascus gate, they encountered a number of soldiers fleeing into the city more or less panic-stricken, and this caused them to pause for a few minutes; but when nothing more developed, they resumed their journey. 
Было около половины четвёртого, когда пять женщин, нагружённых своими благовониями, достигли пустой гробницы. Выйдя из Дамасских ворот, они увидели группу бегущих в город солдат, которые – кто в большей степени, кто в меньшей – были охвачены паникой и это заставило их на несколько минут остановиться; однако, поскольку ничего нового не последовало, они продолжили свой путь.
[189:4.6] They were greatly surprised to see the stone rolled away from the entrance to the tomb, inasmuch as they had said among themselves on the way out, «Who will help us roll away the stone?» They set down their burdens and began to look upon one another in fear and with great amazement. While they stood there, atremble with fear, Mary Magdalene ventured around the smaller stone and dared to enter the open sepulchre. This tomb of Joseph was in his garden on the hillside on the eastern side of the road, and it also faced toward the east. By this hour there was just enough of the dawn of a new day to enable Mary to look back to the place where the Master’s body had lain and to discern that it was gone. In the recess of stone where they had laid Jesus, Mary saw only the folded napkin where his head had rested and the bandages wherewith he had been wrapped lying intact and as they had rested on the stone before the celestial hosts removed the body. The covering sheet lay at the foot of the burial niche. 
Они были чрезвычайно удивлены, увидев, что камень отвален от входа в гробницу, тем более что по дороге они гадали меж собой: «Кто поможет нам отодвинуть камень?» Опустив на землю свои корзины, они стали переглядываться в страхе и великом изумлении. Пока они стояли там, дрожа от страха, Мария Магдалина отважилась обойти меньший камень и, собравшись с духом, заглянула в открытую гробницу. Эта гробница Иосифа находилась в саду, на склоне холма, с восточной стороны дороги и выходила тоже на восток. К этому часу рассвело как раз настолько, чтобы Мария могла взглянуть на то место, куда был положен Учитель, и увидеть, что тело исчезло. В высеченной в скале нише, в которую был положен Иисус, Мария увидела лишь сложенный платок, на котором покоилась его голова, и полотна, которыми он был обмотан, оставленные в том же виде, в каком они лежали в склепе до того, как небесное множество ликвидировало тело. Покрывало же лежало у основания погребальной ниши.
[189:4.7] After Mary had tarried in the doorway of the tomb for a few moments (she did not see distinctly when she first entered the tomb), she saw that Jesus’ body was gone and in its place only these grave cloths, and she uttered a cry of alarm and anguish. All the women were exceedingly nervous; they had been on edge ever since meeting the panicky soldiers at the city gate, and when Mary uttered this scream of anguish, they were terror-stricken and fled in great haste. And they did not stop until they had run all the way to the Damascus gate. By this time Joanna was conscience-stricken that they had deserted Mary; she rallied her companions, and they started back for the tomb. 
Когда, простояв у входа некоторое время (поначалу, войдя в гробницу, она плохо видела), Мария заметила, что тело Иисуса исчезло, и на его месте осталась лишь погребальная ткань, крик смятения и боли вырвался из её груди. Все женщины были крайне взволнованы; они нервничали с того момента, как у городских ворот им повстречались бегущие в панике солдаты, а когда они услышали мучительный вопль Марии, их охватил ужас, и они сломя голову бросились прочь. Они остановились только у Дамасских ворот. К этому времени Иоанна осознала, что они бросили Марию; она привела своих спутниц в чувство, и они отправились назад к гробнице.
[189:4.8] As they drew near the sepulchre, the frightened Magdalene, who was even more terrorized when she failed to find her sisters waiting when she came out of the tomb, now rushed up to them, excitedly exclaiming: «He is not there – they have taken him away!» And she led them back to the tomb, and they all entered and saw that it was empty. 
Когда они подходили к гробнице, испуганная Магдалина – которая выбежала из гробницы и, не найдя своих сестёр, пришла в ещё больший ужас, – бросилась к ним, крича в возбуждении: «Его там нет – они забрали его!» Она повела женщин к гробнице, и все они вошли внутрь и увидели, что гробница пуста.
[189:4.9] All five of the women then sat down on the stone near the entrance and talked over the situation. It had not yet occurred to them that Jesus had been resurrected. They had been by themselves over the Sabbath, and they conjectured that the body had been moved to another resting place. But when they pondered such a solution of their dilemma, they were at a loss to account for the orderly arrangement of the grave cloths; how could the body have been removed since the very bandages in which it was wrapped were left in position and apparently intact on the burial shelf? 
После этого все пять женщин сели на стоявший у входа камень и обсудили сложившуюся ситуацию. Они ещё не догадывались о том, что Иисус был воскрешён. Всю субботу они ни с кем не общались, и потому женщины решили, что тело было перенесено в другую могилу. Но такое решение проблемы никак не согласовывалось с аккуратным видом погребальной ткани; как можно было удалить тело, если те самые полотна, которыми оно было обмотано, лежали в нише явно нетронутыми?

[189:4.10] As these women sat there in the early hours of the dawn of this new day, they looked to one side and observed a silent and motionless stranger. For a moment they were again frightened, but Mary Magdalene, rushing toward him and addressing him as if she thought he might be the caretaker of the garden, said, «Where have you taken the Master? Where have they laid him? Tell us that we may go and get him.» When the stranger did not answer Mary, she began to weep. Then spoke Jesus to them, saying, «Whom do you seek?» Mary said: «We seek for Jesus who was laid to rest in Joseph’s tomb, but he is gone. Do you know where they have taken him?» Then said Jesus: «Did not this Jesus tell you, even in Galilee, that he would die, but that he would rise again?» These words startled the women, but the Master was so changed that they did not yet recognize him with his back turned to the dim light. And as they pondered his words, he addressed the Magdalene with a familiar voice, saying, «Mary.» And when she heard that word of well-known sympathy and affectionate greeting, she knew it was the voice of the Master, and she rushed to kneel at his feet while she exclaimed, «My Lord, and my Master!» And all of the other women recognized that it was the Master who stood before them in glorified form, and they quickly knelt before him.
Сидя там в ранние часы нового дня, женщины заметили в стороне безмолвного и неподвижного незнакомца. На мгновение они вновь испугались, однако Мария Магдалина, устремившись к нему и обращаясь так, как если бы она приняла его за садового сторожа, спросила: «Куда ты дел Учителя? Куда ты его положил? Скажи нам, чтобы мы могли пойти и забрать его». Когда незнакомец не ответил Марии, она заплакала. Тогда Иисус обратился к ним со словами: «Кого вы ищете?» Мария ответила: «Мы ищем Иисуса, который был похоронен в гробнице Иосифа, но исчез. Не знаешь ли ты, куда его перенесли?» Тогда Иисус сказал: «Разве этот Иисус не говорил вам ещё в Галилее, что он умрёт, но воскреснет вновь?» Эти слова поразили женщин, но Учитель настолько изменился, что они не узнавали его, стоявшего спиной к слабому свету. Пока они обдумывали его слова, он обратился к Магдалине и знакомым ей голосом произнёс: «Мария». И когда Магдалина услышала это слово, произнесённое с хорошо ей знакомым участием и ласковой приветливостью, то поняла, что это был голос Учителя, и поспешила пасть на колени к его ногам, воскликнув: «Господь мой и Учитель мой!» И все женщины поняли, что перед ними Учитель, стоящий в прославленной форме, и быстро опустились перед ним на колени.
[189:4.11] These human eyes were enabled to see the morontia form of Jesus because of the special ministry of the transformers and the midwayers in association with certain of the morontia personalities then accompanying Jesus. 
Человеческие глаза смогли увидеть моронтийный облик Иисуса благодаря особой опеке преобразователей энергии и промежуточных созданий, которые, вместе с определёнными моронтийными личностями, сопровождали в то время Иисуса.

[189:4.12] As Mary sought to embrace his feet, Jesus said: «Touch me not, Mary, for I am not as you knew me in the flesh. In this form will I tarry with you for a season before I ascend to the Father. But go, all of you, now and tell my apostles – and Peter – that I have risen, and that you have talked with me.»
Когда Мария попыталась обхватить ноги Иисуса, он сказал: «Не прикасайся ко мне, Мария, ибо я не тот, каким ты знала меня во плоти. В этом облике я проведу с вами некоторое время, прежде чем вознестись к Отцу. Но ступайте же, все вы, и расскажите моим апостолам – и Петру – что я воскрес, и что вы говорили со мной».
[189:4.13] After these women had recovered from the shock of their amazement, they hastened back to the city and to the home of Elijah Mark, where they related to the ten apostles all that had happened to them; but the apostles were not inclined to believe them. They thought at first that the women had seen a vision, but when Mary Magdalene repeated the words which Jesus had spoken to them, and when Peter heard his name, he rushed out of the upper chamber, followed closely by John, in great haste to reach the tomb and see these things for himself. 
Оправившись от шока и изумления, потрясённые женщины поспешили в город, в дом Илии Марка, где они пересказали всё, что с ними случилось, десяти апостолам; однако апостолы не хотели им верить. Поначалу они решили, что женщинам привиделось, но когда Мария повторила слова, с которыми Иисус обратился к ним, и как только Пётр услышал собственное имя, он выбежал из верхнего зала и сломя голову бросился к гробнице, чтобы увидеть всё своими глазами. Иоанн следовал за ним по пятам.
[189:4.14] The women repeated the story of talking with Jesus to the other apostles, but they would not believe; and they would not go to find out for themselves as had Peter and John. 
Женщины повторили рассказ о своём разговоре с Иисусом остальным апостолам, но те не поверили им и не отправились к могиле, чтобы лично проверить их слова, как это сделали Пётр и Иоанн.

5. PETER AND JOHN AT THE TOMB 

5. ПЁТР И ИОАНН У ГРОБНИЦЫ

[189:5.1] As the two apostles raced for Golgotha and the tomb of Joseph, Peter’s thoughts alternated between fear and hope; he feared to meet the Master, but his hope was aroused by the story that Jesus had sent special word to him. He was half persuaded that Jesus was really alive; he recalled the promise to rise on the third day. Strange to relate, this promise had not occurred to him since the crucifixion until this moment as he hurried north through Jerusalem. As John hastened out of the city, a strange ecstasy of joy and hope welled up in his soul. He was half convinced that the women really had seen the risen Master.
Пока двое апостолов мчались в направлении Голгофы и гробницы Иосифа, страх и надежда попеременно охватывали Петра: он боялся встречи с Учителем, но слова о том, что Иисус специально упомянул его имя, пробуждали в нём надежду. Он был наполовину убеждён в том, что Иисус действительно жив; он вспомнил обещание Учителя воскреснуть на третий день. Странно, что за всё время, прошедшее после распятия, это обещание вспомнилось ему только сейчас, когда он спешно пересекал Иерусалим в северном направлении. Иоанн, спешивший к гробнице, ощущал, как его душу наполняет странный восторг, – смесь радости и надежды. Он был наполовину уверен в том, что женщины действительно видели воскресшего Учителя.
[189:5.2] John, being younger than Peter, outran him and arrived first at the tomb. John tarried at the door, viewing the tomb, and it was just as Mary had described it. Very soon Simon Peter rushed up and, entering, saw the same empty tomb with the grave cloths so peculiarly arranged. And when Peter had come out, John also went in and saw it all for himself, and then they sat down on the stone to ponder the meaning of what they had seen and heard. And while they sat there, they turned over in their minds all that had been told them about Jesus, but they could not clearly perceive what had happened. 
Будучи моложе Петра, Иоанн опередил его и первым прибежал к гробнице. Он остановился у входа и осмотрел гробницу; она выглядела в точности такой, какой её описала Мария. Вскоре прибежал Пётр и, войдя внутрь, увидел ту же пустую гробницу и столь необычно сложенные погребальные покровы. Когда Пётр вышел из гробницы, Иоанн вошёл внутрь и увидел всё своими глазами, после чего они сели на камень, размышляя над смыслом увиденного и услышанного. Сидя у гробницы, они вспоминали всё, что им было рассказано об Иисусе, но не могли ясно понять, что произошло.
[189:5.3] Peter at first suggested that the grave had been rifled, that enemies had stolen the body, perhaps bribed the guards. But John reasoned that the grave would hardly have been left so orderly if the body had been stolen, and he also raised the question as to how the bandages happened to be left behind, and so apparently intact. And again they both went back into the tomb more closely to examine the grave cloths. As they came out of the tomb the second time, they found Mary Magdalene returned and weeping before the entrance. Mary had gone to the apostles believing that Jesus had risen from the grave, but when they all refused to believe her report, she became downcast and despairing. She longed to go back near the tomb, where she thought she had heard the familiar voice of Jesus.
Сначала Пётр предположил, что могила была ограблена, что враги выкрали тело, – возможно, подкупив охрану. Однако Иоанн рассудил, что могила едва ли была бы оставлена в таком порядке, если бы тело было украдено и он также не понимал, каким образом могли остаться полотна, причём явно нетронутыми. И они снова вошли вместе в гробницу, чтобы повнимательнее осмотреть погребальные полотна. Когда они второй раз вышли из склепа, то перед входом застали вернувшуюся и рыдающую Марию Магдалину. Мария отправилась к апостолам, веря в то, что Иисус восстал из могилы, но когда они, все как один, отказались поверить её рассказу, тоска и отчаяние охватили её. Она страстно желала вернуться назад, к гробнице, где, как она полагала, слышала знакомый голос Иисуса.
[189:5.4] As Mary lingered after Peter and John had gone, the Master again appeared to her, saying: «Be not doubting; have the courage to believe what you have seen and heard. Go back to my apostles and again tell them that I have risen, that I will appear to them, and that presently I will go before them into Galilee as I promised.» 
Мария осталась у гробницы, и, после ухода Петра и Иоанна, Учитель вновь явился к ней со словами: «Не сомневайся; имей мужество верить тому, что ты видела и слышала. Ступай назад к моим апостолам и вновь скажи им, что я воскрес, что я явлюсь им, и что вскоре я, как и обещал, отправлюсь прежде них в Галилею».
[189:5.5] Mary hurried back to the Mark home and told the apostles she had again talked with Jesus, but they would not believe her. But when Peter and John returned, they ceased to ridicule and became filled with fear and apprehension. 
Мария поспешила назад в дом Марка и рассказала апостолам, что она вновь говорила с Иисусом, но те не хотели ей верить. Однако когда вернулись Пётр и Иоанн, апостолы прекратили свои насмешки, исполнившись страха и тревоги.

Оставить комментарий

Войти с помощью: