170 Царство Небесное

(The Kingdom of Heaven)

 

[170:0.1] SATURDAY afternoon, March 11, Jesus preached his last sermon at Pella. This was among the notable addresses of his public ministry, embracing a full and complete discussion of the kingdom of heaven. He was aware of the confusion which existed in the minds of his apostles and disciples regarding the meaning and significance of the terms «kingdom of heaven» and «kingdom of God,» which he used as interchangeable designations of his bestowal mission. Although the very term kingdom of heaven should have been enough to separate what it stood for from all connection with earthly kingdoms and temporal governments, it was not. The idea of a temporal king was too deep-rooted in the Jewish mind thus to be dislodged in a single generation. Therefore Jesus did not at first openly oppose this long-nourished concept of the kingdom.
ПОПОЛУДНИ в субботу, 11 марта, Иисус выступил со своей последней проповедью в Пелле. Это обращение – одно из самых замечательных за всё его общественное служение – было посвящено глубокому и всестороннему обсуждению царства небесного. Он знал о путанице, царившей в разумах его апостолов и учеников, относительно смысла и значимости выражений «царство небесное» и «царство Бога», которые он использовал как взаимозаменяемые определения своей посвященческой миссии. Хотя самого слова небесное царство должно было быть достаточно для исключения какой-либо связи с земными царствами и мирскими правительствами, этого не произошло. Идея о мирском царе укоренилась в разуме евреев столь глубоко, что её невозможно было вытеснить за одно поколение. Поэтому поначалу Иисус открыто не выступал против такого давно лелеемого представления о царстве.
[170:0.2] This Sabbath afternoon the Master sought to clarify the teaching about the kingdom of heaven; he discussed the subject from every viewpoint and endeavored to make clear the many different senses in which the term had been used. In this narrative we will amplify the address by adding numerous statements made by Jesus on previous occasions and by including some remarks made only to the apostles during the evening discussions of this same day. We will also make certain comments dealing with the subsequent outworking of the kingdom idea as it is related to the later Christian church.
В этот субботний день Учитель стремился прояснить учения о царстве небесном; он обсудил этот предмет со всех точек зрения и попытался объяснить многие различные смыслы, в которых использовался данный термин. В этом документе мы расширим это обращение, сопроводив его многочисленными более ранними высказываниями Иисуса, а также добавив ряд замечаний, сделанных только для апостолов во время вечерних обсуждений в тот же день. Мы также предложим некоторые комментарии, касающиеся дальнейшего развития идеи царства в той мере, в какой эта идея связана с возникшей впоследствии христианской церковью.

1. CONCEPTS OF THE KINGDOM OF HEAVEN 

1. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЦАРСТВЕ НЕБЕСНОМ

[170:1.1] In connection with the recital of Jesus’ sermon it should be noted that throughout the Hebrew scriptures there was a dual concept of the kingdom of heaven. The prophets presented the kingdom of God as:
В связи с изложением проповеди Иисуса, следует отметить, что во всех еврейских писаниях прослеживалось двойственное представление о царстве небесном. Пророки представляли царство Бога как:

[170:1.2] 1. A present reality; and as
1. Существующую реальность; и как
[170:1.3] 2. A future hope – when the kingdom would be realized in fullness upon the appearance of the Messiah. This is the kingdom concept which John the Baptist taught.
2. Будущую надежду – воплощение царства во всей полноте с приходом Мессии. Таково представление о царстве, которому учил Иоанн Креститель.

[170:1.4] From the very first Jesus and the apostles taught both of these concepts. There were two other ideas of the kingdom which should be borne in mind:
С самого начала Иисус и апостолы учили обоим этим представлениям. Но существовали ещё две идеи царства, которые необходимо иметь в виду:

[170:1.5] 3. The later Jewish concept of a world-wide and transcendental kingdom of supernatural origin and miraculous inauguration.
3. Более позднее представление евреев о всемирном и трансцендентальном царстве, происхождение которого сверхъестественно, а наступление чудотворно.
[170:1.6] 4. The Persian teachings portraying the establishment of a divine kingdom as the achievement of the triumph of good over evil at the end of the world.
4. Персидские учения, изображающие установление божественного царства как достижение победы добра над злом при конце мира.

[170:1.7] Just before the advent of Jesus on earth, the Jews combined and confused all of these ideas of the kingdom into their apocalyptic concept of the Messiah’s coming to establish the age of the Jewish triumph, the eternal age of God’s supreme rule on earth, the new world, the era in which all mankind would worship Yahweh. In choosing to utilize this concept of the kingdom of heaven, Jesus elected to appropriate the most vital and culminating heritage of both the Jewish and Persian religions.
Перед самым приходом Иисуса на землю, евреи соединили и смешали все эти идеи царства в своём апокалипсическом представлении о Мессии, который явится для того, чтобы открыть эру еврейского триумфа – вечную эпоху верховного правления Бога на земле, новый мир, эру, когда всё человечество будет поклоняться Яхве. Решив использовать это представление о царстве небесном, Иисус тем самым остановил свой выбор на важнейшем, кульминационном наследии как иудейской, так и персидской религий.
[170:1.8] The kingdom of heaven, as it has been understood and misunderstood down through the centuries of the Christian era, embraced four distinct groups of ideas:
Царство небесное охватывало собой четыре различные группы идей, отражающие истинные и превратные представления на протяжении веков христианской эры:

1. The concept of the Jews. 
2. The concept of the Persians. 
3. The personal-experience concept of Jesus – «the kingdom of heaven within you.» 
4. The composite and confused concepts which the founders and promulgators of Christianity have sought to impress upon the world. 
1. Представление евреев.
2. Представление персов.
3. Представление, основанное на личном опыте Иисуса – «царство небесное внутри вас».
4. Смешанные и путаные представления, которые пытались внушить миру основатели и пропагандисты христианства.

[170:1.9] At different times and in varying circumstances it appears that Jesus may have presented numerous concepts of the «kingdom» in his public teachings, but to his apostles he always taught the kingdom as embracing man’s personal experience in relation to his fellows on earth and to the Father in heaven. Concerning the kingdom, his last word always was, «The kingdom is within you.»
Складывается впечатление, что в разные периоды и при различных обстоятельствах Иисус в своих публичных учениях излагал многочисленные представления о «царстве», однако своих апостолов он всегда учил, что царство охватывает опыт личных отношений человека со своими собратьями на земле и с Отцом на небе. Говоря о царстве, он всегда завершал свою речь словами: «Царство внутри вас».
[170:1.10] Centuries of confusion regarding the meaning of the term «kingdom of heaven» have been due to three factors:
Продолжающееся веками смятение относительно смысла выражения «царство небесное», объясняется тремя факторами:

1. The confusion occasioned by observing the idea of the «kingdom» as it passed through the various progressive phases of its recasting by Jesus and his apostles.
2. The confusion which was inevitably associated with the transplantation of early Christianity from a Jewish to a gentile soil.
3. The confusion which was inherent in the fact that Christianity became a religion which was organized about the central idea of Jesus’ person; the gospel of the kingdom became more and more a religion about him.
1. Путаницей, вызванной наблюдением постепенной эволюции идеи «царства» на различных стадиях её переработки Иисусом и его апостолами.
2. Путаницей, неизбежно связанной с переносом раннего христианства с еврейской на языческую почву.
3. Путаницей, связанной с тем, что центральной идеей христианства стала личность Иисуса, вокруг которой была организована эта религия; евангелие царства всё больше превращалось в религию об Иисусе.

2. JESUS’ CONCEPT OF THE KINGDOM

2. КОНЦЕПЦИЯ ЦАРСТВА У ИИСУСА

[170:2.1] The Master made it clear that the kingdom of heaven must begin with, and be centered in, the dual concept of the truth of the fatherhood of God and the correlated fact of the brotherhood of man. The acceptance of such a teaching, Jesus declared, would liberate man from the age-long bondage of animal fear and at the same time enrich human living with the following endowments of the new life of spiritual liberty:
Учитель недвусмысленно говорил о том, что началом и основой царства небесного должна быть двуединая концепция, представленная истиной об отцовстве Бога и вытекающим из этого фактом братства людей. Принятие такого учения, заявлял Иисус, освободит человека от векового рабского подчинения животному страху и одновременно обогатит человеческую жизнь следующими дарами новой жизни, исполненной духовной свободы:

[170:2.2] 1. The possession of new courage and augmented spiritual power. The gospel of the kingdom was to set man free and inspire him to dare to hope for eternal life.
1. Обладание новым мужеством и возросшим духовным могуществом. Евангелие царства было призвано освободить человека и вдохновить его на отважную надежду о вечной жизни.

[170:2.3] 2. The gospel carried a message of new confidence and true consolation for all men, even for the poor.
2. Евангелие несло идею новой уверенности и истинного утешения для всех людей, в том числе и для бедняков.

[170:2.4] 3. It was in itself a new standard of moral values, a new ethical yardstick wherewith to measure human conduct. It portrayed the ideal of a resultant new order of human society.
3. Само по себе, оно стало новым образцом нравственных ценностей, новым этическим эталоном для оценки человеческого поведения. Оно являло идеал проистекающего из идеи царства человеческого общества нового типа.

[170:2.5] 4. It taught the pre-eminence of the spiritual compared with the material; it glorified spiritual realities and exalted superhuman ideals.
4. Оно учило примату духовного над материальным; оно прославляло духовные реальности и возвышало сверхчеловеческие идеалы.

[170:2.6] 5. This new gospel held up spiritual attainment as the true goal of living. Human life received a new endowment of moral value and divine dignity.
5. Это новое евангелие выдвинуло в качестве истинной цели жизни духовное достижение. Человеческая жизнь приобрела новый дар нравственной ценности и божественного достоинства.

[170:2.7] 6. Jesus taught that eternal realities were the result (reward) of righteous earthly striving. Man’s mortal sojourn on earth acquired new meanings consequent upon the recognition of a noble destiny.
6. Иисус учил, что вечные реальности являются результатом (наградой) праведных земных усилий. Смертное пребывание человека на земле приобрело новые смыслы, вытекающие из осознания возвышенного предназначения.

[170:2.8] 7. The new gospel affirmed that human salvation is the revelation of a far-reaching divine purpose to be fulfilled and realized in the future destiny of the endless service of the salvaged sons of God.
7. Новое евангелие утверждало, что спасение человека представляет собой раскрытие далеко идущего божественного замысла, которому предстоит исполниться и воплотиться в бесконечном служении – грядущем предназначении спасённых сынов Бога.

[170:2.9] These teachings cover the expanded idea of the kingdom which was taught by Jesus. This great concept was hardly embraced in the elementary and confused kingdom teachings of John the Baptist.
Эти учения охватывают расширенную идею царства в толковании Иисуса. Примитивные и путаные учения Иоанна Крестителя о царстве едва ли заключали в себе эту великую концепцию.
[170:2.10] The apostles were unable to grasp the real meaning of the Master’s utterances regarding the kingdom. The subsequent distortion of Jesus’ teachings, as they are recorded in the New Testament, is because the concept of the gospel writers was colored by the belief that Jesus was then absent from the world for only a short time; that he would soon return to establish the kingdom in power and glory – just such an idea as they held while he was with them in the flesh. But Jesus did not connect the establishment of the kingdom with the idea of his return to this world. That centuries have passed with no signs of the appearance of the «New Age» is in no way out of harmony with Jesus’ teaching.
Апостолы были неспособны постичь истинный смысл высказываний Учителя о царстве. Последующее искажение учений Иисуса – в том виде, в котором они представлены в Новом Завете, – объясняется повлиявшим на авторов евангелия убеждением в том, что Иисус лишь ненадолго покинул этот мир; что вскоре он вернётся для установления царства в могуществе и славе – это всё та же идея, которой они придерживались, пока он находился рядом с ними во плоти. Однако Иисус не связывал установление царства с идеей своего возвращения в этот мир. То, что прошли века без какого-либо намёка на воцарение «нового века», ни в коей мере не противоречит учениям Иисуса.
[170:2.11] The great effort embodied in this sermon was the attempt to translate the concept of the kingdom of heaven into the ideal of the idea of doing the will of God. Long had the Master taught his followers to pray: «Your kingdom come; your will be done»; and at this time he earnestly sought to induce them to abandon the use of the term kingdom of God in favor of the more practical equivalent, the will of God. But he did not succeed.
Великим усилием, заключённым в этой проповеди, явилась попытка преобразовать концепцию царства небесного в идеал идеи исполнения воли Бога. Иисус уже давно учил своих последователей молиться: «Да наступит царство твоё; да исполнится воля твоя»; и в то же время, он искренне пытался побудить их отказаться от использования выражения царство Бога, заменив его более практичным эквивалентом – воля Бога. Однако это ему не удалось.
[170:2.12] Jesus desired to substitute for the idea of the kingdom, king, and subjects, the concept of the heavenly family, the heavenly Father, and the liberated sons of God engaged in joyful and voluntary service for their fellow men and in the sublime and intelligent worship of God the Father.
Вместо идеи царства, царя и подчинённых, Иисус хотел предложить концепцию небесной семьи – небесного Отца и ставших свободными сынов Бога, вовлечённых в радостное и добровольное служение своим человеческим собратьям в возвышенном и разумном поклонении Богу-Отцу.
[170:2.13] Up to this time the apostles had acquired a double viewpoint of the kingdom; they regarded it as:
К этому времени апостолы обрели двойственную точку зрения на царство; они относились к нему как:

1. A matter of personal experience then present in the hearts of true believers, and
2. A question of racial or world phenomena; that the kingdom was in the future, something to look forward to.
1. К личному опыту, присутствующему в то время в сердцах истинных верующих, а также
2. Они считали его национальным или мировым явлением; полагали, что царство принадлежит будущему, что оно является чем-то, что нужно ожидать.

[170:2.14] They looked upon the coming of the kingdom in the hearts of men as a gradual development, like the leaven in the dough or like the growing of the mustard seed. They believed that the coming of the kingdom in the racial or world sense would be both sudden and spectacular. Jesus never tired of telling them that the kingdom of heaven was their personal experience of realizing the higher qualities of spiritual living; that these realities of the spirit experience are progressively translated to new and higher levels of divine certainty and eternal grandeur.
Они взирали на приход царства в сердцах людей как на постепенный процесс, подобный действию закваски в тесте или росту горчичного зерна. Они верили, что приход царства в национальном или мировом смысле будет столь же внезапным, сколь и захватывающим. Иисус неустанно повторял им, что царство небесное является их личным опытом реализации высших качеств духовной жизни; что эти реальности духовного опыта постепенно преобразуются в новые и более высокие уровни божественной уверенности и вечного величия.
[170:2.15] On this afternoon the Master distinctly taught a new concept of the double nature of the kingdom in that he portrayed the following two phases:
В этот день Учитель чётко изложил новое представление о двоякой сущности царства, ибо он описал следующие две его стадии:

[170:2.16] «First. The kingdom of God in this world, the supreme desire to do the will of God, the unselfish love of man which yields the good fruits of improved ethical and moral conduct.
«Первая. Царство Бога в этом мире: высшее желание исполнять волю Бога, бескорыстная любовь человека, приносящая благие плоды более совершенного этического и нравственного поведения.
[170:2.17] «Second. The kingdom of God in heaven, the goal of mortal believers, the estate wherein the love for God is perfected, and wherein the will of God is done more divinely.»
Вторая. Царство Бога на небесах, цель смертных верующих, сфера, где совершенствуется любовь к Богу и где воля Бога исполняется более божественно».

[170:2.18] Jesus taught that, by faith, the believer enters the kingdom now. In the various discourses he taught that two things are essential to faith-entrance into the kingdom:
Иисус учил, что благодаря своей вере, верующий входит в царство сразу. В различных беседах он учил, что для вхождения в царство через веру существенными являются две вещи:

1. Faith, sincerity. To come as a little child, to receive the bestowal of sonship as a gift; to submit to the doing of the Father’s will without questioning and in the full confidence and genuine trustfulness of the Father’s wisdom; to come into the kingdom free from prejudice and preconception; to be open-minded and teachable like an unspoiled child.
1. Вера, искренность. Прийти, как малое дитя, получить сыновство, как дар; подчиниться исполнению воли Отца, не сомневаясь в мудрости Отца и испытывая подлинное доверие к ней; прийти в царство свободным от предрассудков и предубеждений; быть восприимчивым и способным к учению, подобно неизбалованному ребёнку.

2. Truth hunger. The thirst for righteousness, a change of mind, the acquirement of the motive to be like God and to find God.
2. Стремление к истине. Жажда праведности, изменение разума, желание стать подобным Богу и найти Бога.

[170:2.19] Jesus taught that sin is not the child of a defective nature but rather the offspring of a knowing mind dominated by an unsubmissive will. Regarding sin, he taught that God has forgiven; that we make such forgiveness personally available by the act of forgiving our fellows. When you forgive your brother in the flesh, you thereby create the capacity in your own soul for the reception of the reality of God’s forgiveness of your own misdeeds.
Иисус учил, что грех – это не дитя испорченной природы, но плод осознающего разума, подчинённого непокорной воле. В отношении греха он учил, что Бог уже простил, и что мы делаем такое прощение доступным для самих себя, прощая своих собратьев. Когда вы прощаете своего брата во плоти, вы тем самым создаёте в своей душе способность принимать реальность Божьего прощения ваших собственных ошибок.
[170:2.20] By the time the Apostle John began to write the story of Jesus’ life and teachings, the early Christians had experienced so much trouble with the kingdom-of-God idea as a breeder of persecution that they had largely abandoned the use of the term. John talks much about the «eternal life.» Jesus often spoke of it as the «kingdom of life.» He also frequently referred to «the kingdom of God within you.» He once spoke of such an experience as «family fellowship with God the Father.» Jesus sought to substitute many terms for the kingdom but always without success. Among others, he used: the family of God, the Father’s will, the friends of God, the fellowship of believers, the brotherhood of man, the Father’s fold, the children of God, the fellowship of the faithful, the Father’s service, and the liberated sons of God.
К тому времени, когда Апостол Иоанн приступил к описанию жизни и учений Иисуса, ранние христиане столько натерпелись из-за идеи царства Бога, являвшегося причиной гонений на них, что в большинстве своём отказались от этого выражения. Иоанн много говорит о «вечной жизни». Иисус часто говорил о нём как о «царстве жизни». Он также нередко упоминал «царство Бога внутри вас». Однажды он назвал такой опыт «семейным родством с Богом-Отцом». Иисус пытался заменить термин «царство» многими другими названиями, но всякий раз безуспешно. Среди прочих определений он пользовался следующими: семья Бога, воля Отца, друзья Бога, братство верующих, братство людей, отара Отца, дети Бога, братство верных, служение Отцу, а также освобождённые сыны Бога.
[170:2.21] But he could not escape the use of the kingdom idea. It was more than fifty years later, not until after the destruction of Jerusalem by the Roman armies, that this concept of the kingdom began to change into the cult of eternal life as its social and institutional aspects were taken over by the rapidly expanding and crystallizing Christian church.
Однако он не мог не использовать идею царства. Лишь по прошествии более пятидесяти лет – после разрушения Иерусалима римскими армиями – это представление о царстве начало превращаться в культ вечной жизни, по мере того как его социальные и институциональные аспекты принимала на себя быстро расширявшаяся и обретавшая конкретные очертания христианская церковь.

3. IN RELATION TO RIGHTEOUSNESS

3. О ПРАВЕДНОСТИ

[170:3.1] Jesus was always trying to impress upon his apostles and disciples that they must acquire, by faith, a righteousness which would exceed the righteousness of slavish works which some of the scribes and Pharisees paraded so vaingloriously before the world.
Иисус всегда старался внушать своим апостолам и ученикам, что посредством своей веры они должны приобрести такую праведность, которая превосходила бы праведность книжников и фарисеев, – праведность рабской зависимости, которой они столь лицемерно кичились перед миром.
[170:3.2] Though Jesus taught that faith, simple childlike belief, is the key to the door of the kingdom, he also taught that, having entered the door, there are the progressive steps of righteousness which every believing child must ascend in order to grow up to the full stature of the robust sons of God.
Хотя Иисус учил, что вера – простая по-детски искренняя убеждённость – является ключом к двери царства, он также учил, что за этой дверью находятся возрастающие ступени праведности, по которым должно взойти каждое верующее дитя, чтобы достигнуть всей полноты развития до уровня могучих сынов Бога.
[170:3.3] It is in the consideration of the technique of receiving God’s forgiveness that the attainment of the righteousness of the kingdom is revealed. Faith is the price you pay for entrance into the family of God; but forgiveness is the act of God which accepts your faith as the price of admission. And the reception of the forgiveness of God by a kingdom believer involves a definite and actual experience and consists in the following four steps, the kingdom steps of inner righteousness:
Достижение праведности царства раскрывается именно при рассмотрении метода обретения Божьего прощения. Вера является платой за вхождение в семью Бога; однако прощение является тем действием Бога, благодаря которому ваша вера принимается в качестве платы за вступление в царство. И принятие прощения Бога верующим в царство предполагает наличие определённого, реального опыта и заключается в следующих четырёх ступенях – присущих царству ступенях внутренней праведности:

1. God’s forgiveness is made actually available and is personally experienced by man just in so far as he forgives his fellows.
2. Man will not truly forgive his fellows unless he loves them as himself.
3. To thus love your neighbor as yourself is the highest ethics.
4. Moral conduct, true righteousness, becomes, then, the natural result of such love.
1. Прощение Бога становится реально постижимым и личностно воспринимаемым ровно в той мере, в какой человек прощает своих собратьев.
2. Человек по-настоящему прощает своих собратьев только тогда, когда любит их, как самого себя.
3. Любить своего ближнего, как самого себя, и есть высшая этика.
4. Нравственное поведение – истинная праведность – становится, таким образом, естественным результатом такой любви.

[170:3.4] It therefore is evident that the true and inner religion of the kingdom unfailingly and increasingly tends to manifest itself in practical avenues of social service. Jesus taught a living religion that impelled its believers to engage in the doing of loving service. But Jesus did not put ethics in the place of religion. He taught religion as a cause and ethics as a result.
Поэтому очевидно, что истинная и внутренняя религия царства неизбежно и во всё большей мере стремится проявить себя на практических путях общественного служения. Иисус учил живой религии, побуждающей верующих посвящать себя любвеобильному служению. Однако Иисус не подменял религию этикой. Он учил, что религия является причиной, этика – следствием.
[170:3.5] The righteousness of any act must be measured by the motive; the highest forms of good are therefore unconscious. Jesus was never concerned with morals or ethics as such. He was wholly concerned with that inward and spiritual fellowship with God the Father which so certainly and directly manifests itself as outward and loving service for man. He taught that the religion of the kingdom is a genuine personal experience which no man can contain within himself; that the consciousness of being a member of the family of believers leads inevitably to the practice of the precepts of the family conduct, the service of one’s brothers and sisters in the effort to enhance and enlarge the brotherhood.
Мерой праведности любого поступка должен быть его мотив; поэтому высшие проявления добра являются неосознанными. Иисуса никогда не интересовала мораль, или этика, как таковые. Он был в полной мере занят тем внутренним и духовным единением с Богом-Отцом, которое определённо и прямо проявляет себя как направленное вовне и любвеобильное служение человеку. Он учил, что религия царства является подлинным личным опытом, который никто не может удержать в себе; что если человек сознаёт себя членом семьи верующих, то это неизбежно ведёт его к практическому исполнению правил поведения в семье, – служению своим братьям и сёстрам во имя усиления и расширения братства.
[170:3.6] The religion of the kingdom is personal, individual; the fruits, the results, are familial, social. Jesus never failed to exalt the sacredness of the individual as contrasted with the community. But he also recognized that man develops his character by unselfish service; that he unfolds his moral nature in loving relations with his fellows.
Религия царства является личной, индивидуальной; её плоды – результаты – являются семейными, социальными. Иисус неизменно превозносил святость индивидуума в сравнении с обществом. Но он также признавал, что человек формирует свой характер посредством бескорыстного служения; что он раскрывает свою нравственную сущность в любвеобильных связях со своими собратьями.
[170:3.7] By teaching that the kingdom is within, by exalting the individual, Jesus struck the deathblow of the old society in that he ushered in the new dispensation of true social righteousness. This new order of society the world has little known because it has refused to practice the principles of the gospel of the kingdom of heaven. And when this kingdom of spiritual pre-eminence does come upon the earth, it will not be manifested in mere improved social and material conditions, but rather in the glories of those enhanced and enriched spiritual values which are characteristic of the approaching age of improved human relations and advancing spiritual attainments.
Своим учением о том, что царство находится в самом человеке, возвышением индивидуума, Иисус нанёс старому обществу смертельный удар, открыв новую эру истинной социальной праведности. Эта новая организация общества осталась практически неизвестной в мире, отказавшемся применить принципы евангелия царства на практике. Когда же это царство преобладания духа действительно утвердится на земле, то оно проявит себя не просто в улучшении социальных и материальных условий, но скорее в торжестве тех возвышенных и обогащённых духовных ценностей, которые столь характерны для приближающейся эры более совершенных отношений между людьми и более высоких духовных достижений.

4. JESUS’ TEACHING ABOUT THE KINGDOM

4. УЧЕНИЕ ИИСУСА О ЦАРСТВЕ

[170:4.1] Jesus never gave a precise definition of the kingdom. At one time he would discourse on one phase of the kingdom, and at another time he would discuss a different aspect of the brotherhood of God’s reign in the hearts of men. In the course of this Sabbath afternoon’s sermon Jesus noted no less than five phases, or epochs, of the kingdom, and they were:
Иисус никогда не давал точного определения царства. В одном случае он мог остановиться на одной фазе царства, в другом – обсудить иной аспект братства, в основе которого лежит господство Бога в сердцах людей. В течение этой послеполуденной субботней проповеди Иисус выделил не менее пяти фаз, или эпох царства:

1. The personal and inward experience of the spiritual life of the fellowship of the individual believer with God the Father.
2. The enlarging brotherhood of gospel believers, the social aspects of the enhanced morals and quickened ethics resulting from the reign of God’s spirit in the hearts of individual believers.
3. The supermortal brotherhood of invisible spiritual beings which prevails on earth and in heaven, the superhuman kingdom of God.
4. The prospect of the more perfect fulfillment of the will of God, the advance toward the dawn of a new social order in connection with improved spiritual living – the next age of man.
5. The kingdom in its fullness, the future spiritual age of light and life on earth.
1. Личный внутренний опыт духовной жизни отдельного верующего в общении с Богом-Отцом.
2. Растущее братство верующих в евангелие, социальные аспекты улучшения морали и углубления этики, вытекающие из господства Божьего духа в сердцах индивидуальных верующих.
3. Сверхсмертное братство невидимых духовных существ, преобладающее на земле и на небе, – сверхчеловеческое царство Бога.
4. Перспектива более совершенного исполнения воли Бога, движение к зарождению нового социального порядка в связи с улучшением духовной жизни – следующая эра человека.
5. Царство во всей своей полноте, грядущий духовный век света и жизни на земле.

[170:4.2] Wherefore must we always examine the Master’s teaching to ascertain which of these five phases he may have reference to when he makes use of the term kingdom of heaven. By this process of gradually changing man’s will and thus affecting human decisions, Michael and his associates are likewise gradually but certainly changing the entire course of human evolution, social and otherwise.
Поэтому мы всегда должны глубоко вникать в учение Иисуса, чтобы понять, какую из этих пяти фаз он мог иметь в виду, пользуясь выражением «царство небесное». Благодаря этому процессу – постепенно изменяя волю человека и тем самым воздействуя на человеческие решения, – Майкиэль и его соратники также постепенно, но неотвратимо изменяют весь ход человеческой эволюции, – социальной и иной.
[170:4.3] The Master on this occasion placed emphasis on the following five points as representing the cardinal features of the gospel of the kingdom:
В данном случае Учитель выделил пять пунктов, отражающих принципиальные черты евангелия царства:

1. The pre-eminence of the individual. 
2. The will as the determining factor in man’s experience. 
3. Spiritual fellowship with God the Father. 
4. The supreme satisfactions of the loving service of man. 
5. The transcendency of the spiritual over the material in human personality. 
1. Первостепенная значимость индивидуума.
2. Воля как определяющий фактор в человеческом опыте.
3. Духовное общение с Богом-Отцом.
4. Высшее удовлетворение, приносимое любвеобильным служением людям.
5. Превосходство духовного над материальным в человеческой личности.

[170:4.4] This world has never seriously or sincerely or honestly tried out these dynamic ideas and divine ideals of Jesus’ doctrine of the kingdom of heaven. But you should not become discouraged by the apparently slow progress of the kingdom idea on Urantia. Remember that the order of progressive evolution is subjected to sudden and unexpected periodical changes in both the material and the spiritual worlds. The bestowal of Jesus as an incarnated Son was just such a strange and unexpected event in the spiritual life of the world. Neither make the fatal mistake, in looking for the age manifestation of the kingdom, of failing to effect its establishment within your own souls.
Этот мир никогда не пытался серьёзно, искренне или честно осуществить на практике динамичные идеи и божественные идеалы учения Иисуса о царстве небесном. Однако кажущийся медленным прогресс идеи царства на Урантии не должен разочаровывать вас. Помните, что ход постепенной эволюции подвержен резким и неожиданным периодическим изменениям как в материальном, так и в духовном мирах. Посвящение Иисуса в качестве воплощённого Сына было именно таким необычным и неожиданным событием в духовной жизни данного мира. Кроме того, стремясь обнаружить признаки царства в своём времени, не совершите роковой ошибки – не упустите из виду того, что царство необходимо претворить в ваших собственных душах.
[170:4.5] Although Jesus referred one phase of the kingdom to the future and did, on numerous occasions, intimate that such an event might appear as a part of a world crisis; and though he did likewise most certainly, on several occasions, definitely promise sometime to return to Urantia, it should be recorded that he never positively linked these two ideas together. He promised a new revelation of the kingdom on earth and at some future time; he also promised sometime to come back to this world in person; but he did not say that these two events were synonymous. From all we know these promises may, or may not, refer to the same event.
Хотя Иисус относил одну из фаз царства к будущему и много раз давал понять, что такое событие может проявиться как часть мирового кризиса, и хотя в ряде случаев он таким же образом совершенно определённо обещал когда-нибудь вернуться на Урантию, следует отметить, что он никогда не связывал две эти идеи воедино. Он обещал, что в будущем состоится новое откровение царства на земле; он также обещал когда-нибудь вернуться в этот мир лично; но он никогда не говорил, что два этих события тождественны. Исходя из всего, что нам известно, эти обещания необязательно относятся к одному и тому же событию.
[170:4.6] His apostles and disciples most certainly linked these two teachings together. When the kingdom failed to materialize as they had expected, recalling the Master’s teaching concerning a future kingdom and remembering his promise to come again, they jumped to the conclusion that these promises referred to an identical event; and therefore they lived in hope of his immediate second coming to establish the kingdom in its fullness and with power and glory. And so have successive believing generations lived on earth entertaining the same inspiring but disappointing hope.
Его апостолы и ученики совершенно определённо связали эти два учения воедино. Когда царство не воплотилось в ожидаемом ими виде, они, вспомнив об учении Иисуса о будущем царстве и его обещание вернуться, сделали поспешный вывод о том, что эти обещания относятся к одному и тому же событию; поэтому они жили в надежде на скорое второе пришествие Иисуса для установления царства во всей его полноте, могуществе и славе. Так и последующие поколения жили на земле, питаемые всё той же самой воодушевляющей, но чреватой разочарованием надеждой.

5. LATER IDEAS OF THE KINGDOM

5. ПОСЛЕДУЮЩИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЦАРСТВЕ

[170:5.1] Having summarized the teachings of Jesus about the kingdom of heaven, we are permitted to narrate certain later ideas which became attached to the concept of the kingdom and to engage in a prophetic forecast of the kingdom as it may evolve in the age to come.
После краткого изложения учений Иисуса о царстве небесном, нам позволено изложить некоторые последующие идеи, связанные с представлением о царстве, и предсказать возможное развитие царства в грядущую эпоху.
[170:5.2] Throughout the first centuries of the Christian propaganda, the idea of the kingdom of heaven was tremendously influenced by the then rapidly spreading notions of Greek idealism, the idea of the natural as the shadow of the spiritual – the temporal as the time shadow of the eternal.
В течение первых веков христианской пропаганды идея царства небесного подвергалась колоссальному влиянию быстро тогда распространявшегося греческого идеализма с его представлением о естественном как тени духовного – идеи бренного как временной тени вечного.
[170:5.3] But the great step which marked the transplantation of the teachings of Jesus from a Jewish to a gentile soil was taken when the Messiah of the kingdom became the Redeemer of the church, a religious and social organization growing out of the activities of Paul and his successors and based on the teachings of Jesus as they were supplemented by the ideas of Philo and the Persian doctrines of good and evil.
Однако огромным шагом, ознаменовавшим перенос учений Иисуса с еврейской на языческую почву, стало превращение Мессии царства в Искупителя церкви, – религиозной и общественной организации, возникшей благодаря деятельности Павла и его преемников и основанной на учениях Иисуса, дополненных идеями Филона и персидскими доктринами о добре и зле.
[170:5.4] The ideas and ideals of Jesus, embodied in the teaching of the gospel of the kingdom, nearly failed of realization as his followers progressively distorted his pronouncements. The Master’s concept of the kingdom was notably modified by two great tendencies:
Идеи и идеалы Иисуса, воплощённые в учениях евангелия царства, остались практически нереализованными, ибо его последователи всё больше искажали его высказывания. Концепция царства в представлении Учителя подверглась существенному изменению вследствие двух основных причин:

[170:5.5] 1. The Jewish believers persisted in regarding him as the Messiah. They believed that Jesus would very soon return actually to establish the world-wide and more or less material kingdom.
1. Верующие евреи упорно считали его Мессией. Они верили, что Иисус очень скоро вернётся, чтобы действительно установить всемирное и в той или иной мере материальное царство.
[170:5.6] 2. The gentile Christians began very early to accept the doctrines of Paul, which led increasingly to the general belief that Jesus was the Redeemer of the children of the church, the new and institutional successor of the earlier concept of the purely spiritual brotherhood of the kingdom.
2. Христиане-язычники уже на очень раннем этапе начали принимать доктрины Павла, что вело ко всё большему распространению взгляда на Иисуса как на Искупителя детей церкви – нового института, пришедшего на смену прежней идее о чисто духовном братстве царства.

[170:5.7] The church, as a social outgrowth of the kingdom, would have been wholly natural and even desirable. The evil of the church was not its existence, but rather that it almost completely supplanted the Jesus concept of the kingdom. Paul’s institutionalized church became a virtual substitute for the kingdom of heaven which Jesus had proclaimed.
Появление церкви как социального порождения царства было бы совершенно естественным и даже желательным. Злом церкви являлось не её существование, а то, что она почти полностью подменила предложенное Иисусом представление о царстве. Институциональная церковь Павла, в сущности, превратилась в суррогат царства небесного, провозглашённого Иисусом.
[170:5.8] But doubt not, this same kingdom of heaven which the Master taught exists within the heart of the believer, will yet be proclaimed to this Christian church, even as to all other religions, races, and nations on earth – even to every individual.
Но не сомневайтесь: это же царство небесное, которое, как учил Иисус, существует в сердце верующего, ещё будет возвещено христианской церкви, равно как и всем другим религиям, народам и странам на земле, – и даже каждому человеку.
[170:5.9] The kingdom of Jesus’ teaching, the spiritual ideal of individual righteousness and the concept of man’s divine fellowship with God, became gradually submerged into the mystic conception of the person of Jesus as the Redeemer-Creator and spiritual head of a socialized religious community. In this way a formal and institutional church became the substitute for the individually spirit-led brotherhood of the kingdom.
Царство, о котором учил Иисус, духовный идеал индивидуальной праведности и представление о божественном общении человека и Бога, постепенно растворилось в мистической концепции фигуры Иисуса как Искупителя-Создателя и духовного главы социализированной религиозной общины. Так формальная, институциональная церковь стала суррогатом царства как братства ведомых духом индивидуумов.
[170:5.10] The church was an inevitable and useful social result of Jesus’ life and teachings; the tragedy consisted in the fact that this social reaction to the teachings of the kingdom so fully displaced the spiritual concept of the real kingdom as Jesus taught and lived it.
Церковь была неизбежным и полезным социальным следствием жизни и учений Иисуса; трагедия заключалась в том, что эта социальная реакция на учения о царстве целиком и полностью вытеснила духовное представление о реальном царстве, явленном учениями и жизнью Иисуса.
[170:5.11] The kingdom, to the Jews, was the Israelite community; to the gentiles it became the Christian church. To Jesus the kingdom was the sum of those individuals who had confessed their faith in the fatherhood of God, thereby declaring their wholehearted dedication to the doing of the will of God, thus becoming members of the spiritual brotherhood of man.
Для евреев царство было израильской общиной; для язычников оно стало христианской церковью. Для Иисуса царство было совокупностью индивидуумов, исповедующих свою веру в отцовство Бога, посредством этого заявляющих о своей безраздельной преданности исполнению воли Бога и тем самым становящихся членами духовного братства людей.
[170:5.12] The Master fully realized that certain social results would appear in the world as a consequence of the spread of the gospel of the kingdom; but he intended that all such desirable social manifestations should appear as unconscious and inevitable outgrowths, or natural fruits, of this inner personal experience of individual believers, this purely spiritual fellowship and communion with the divine spirit which indwells and activates all such believers.
Учитель прекрасно понимал, что распространение евангелия царства повлечёт за собой определённые социальные последствия; однако его замысел заключался в том, чтобы все подобные благотворные социальные проявления возникали как неосознанные и неизбежные порождения, естественные плоды этого внутреннего личного опыта индивидуальных верующих, этого чисто духовного братства и общения с божественным духом, пребывающим во всех таких верующих и движущим ими.
[170:5.13] Jesus foresaw that a social organization, or church, would follow the progress of the true spiritual kingdom, and that is why he never opposed the apostles’ practicing the rite of John’s baptism. He taught that the truth-loving soul, the one who hungers and thirsts for righteousness, for God, is admitted by faith to the spiritual kingdom; at the same time the apostles taught that such a believer is admitted to the social organization of disciples by the outward rite of baptism.
Иисус предвидел, что вслед за прогрессом истинного духовного царства появится социальная организация, или церковь и именно поэтому он никогда не возражал против того, чтобы апостолы использовали введённый Иоанном обряд крещения. Он учил, что любящая истину душа – та, которая жаждет праведности, Бога, – принимается в духовное царство благодаря своей вере; в то же время апостолы учили, что такой верующий принимается в социальную организацию учеников через внешний обряд крещения.
[170:5.14] When Jesus’ immediate followers recognized their partial failure to realize his ideal of the establishment of the kingdom in the hearts of men by the spirit’s domination and guidance of the individual believer, they set about to save his teaching from being wholly lost by substituting for the Master’s ideal of the kingdom the gradual creation of a visible social organization, the Christian church. And when they had accomplished this program of substitution, in order to maintain consistency and to provide for the recognition of the Master’s teaching regarding the fact of the kingdom, they proceeded to set the kingdom off into the future. The church, just as soon as it was well established, began to teach that the kingdom was in reality to appear at the culmination of the Christian age, at the second coming of Christ.
Когда прямые последователи Иисуса осознали частичную неудачу своих попыток воплотить его идеал установления царства в сердцах людей за счёт господства и водительства духа индивидуального верующего, они решили спасти его учение от полного забвения, подменив идеал царства, каким его понимал Учитель, постепенным созданием зримой социальной организации – христианской церкви. И завершая эту подмену, они – желая быть последовательными и обеспечить признание учения Иисуса в том, что касается реальности факта царства, – начали отодвигать царство в будущее. Как только церковь обрела прочное положение, она принялась учить, что в действительности царство появится в кульминационный момент христианской эпохи, – при втором пришествии Христа.
[170:5.15] In this manner the kingdom became the concept of an age, the idea of a future visitation, and the ideal of the final redemption of the saints of the Most High. The early Christians (and all too many of the later ones) generally lost sight of the Father-and-son idea embodied in Jesus’ teaching of the kingdom, while they substituted therefor the well-organized social fellowship of the church. The church thus became in the main a social brotherhood which effectively displaced Jesus’ concept and ideal of a spiritual brotherhood.
Так царство стало концепцией эпохи, идеей будущего пришествия и идеалом окончательного искупления святых Всевышнего. Ранние христиане (и слишком многие после них) повсеместно упускали из виду идею отношений Отца и сына, заключённую в учении Иисуса о царстве, подменяя её хорошо организованным социальным сообществом церкви. Так церковь стала в основном социальным братством, фактически вытеснив представление Иисуса и идеал братства духовного.
[170:5.16] Jesus’ ideal concept largely failed, but upon the foundation of the Master’s personal life and teachings, supplemented by the Greek and Persian concepts of eternal life and augmented by Philo’s doctrine of the temporal contrasted with the spiritual, Paul went forth to build up one of the most progressive human societies which has ever existed on Urantia.
В целом, идеальное представление Иисуса не реализовалось, однако на основе личной жизни Учителя и его учений, дополненных греческими и персидскими представлениями о вечной жизни и расширенных доктриной Филона о противопоставлении тленного и духовного, Павел приступил к созданию одной из наиболее прогрессивных общин, когда-либо существовавших на Урантии.
[170:5.17] The concept of Jesus is still alive in the advanced religions of the world. Paul’s Christian church is the socialized and humanized shadow of what Jesus intended the kingdom of heaven to be – and what it most certainly will yet become. Paul and his successors partly transferred the issues of eternal life from the individual to the church. Christ thus became the head of the church rather than the elder brother of each individual believer in the Father’s family of the kingdom. Paul and his contemporaries applied all of Jesus’ spiritual implications regarding himself and the individual believer to the church as a group of believers; and in doing this, they struck a deathblow to Jesus’ concept of the divine kingdom in the heart of the individual believer.
Концепция Иисуса продолжает жить в передовых религиях мира. Христианская церковь Павла является социализированной и очеловеченной тенью того, чем должно было стать царство небесное по замыслу Иисуса, – и чем оно ещё непременно станет. До некоторой степени Павел и его преемники частично перенесли проблему вечной жизни с уровня индивидуума на уровень церкви. Так Христос стал больше главой церкви, чем старшим братом каждого индивидуального верующего в семью царства Отца. Весь духовный смысл, заключённый в отношениях Иисуса с индивидуальным верующим, Павел и его современники перенесли на церковь как группу верующих; и поступив так, они разрушили представление Иисуса о божественном царстве в сердце каждого индивидуального верующего.
[170:5.18] And so, for centuries, the Christian church has labored under great embarrassment because it dared to lay claim to those mysterious powers and privileges of the kingdom, powers and privileges which can be exercised and experienced only between Jesus and his spiritual believer brothers. And thus it becomes apparent that membership in the church does not necessarily mean fellowship in the kingdom; one is spiritual, the other mainly social.
Поэтому веками христианская церковь трудилась, пребывая в великом заблуждении, ибо она осмелилась претендовать на непостижимые силы и привилегии царства, – те силы и привилегии, которые могут быть использованы и испытаны только между Иисусом и его духовными верующими братьями. Таким образом, становится очевидным, что членство в церкви не обязательно означает братство в царстве; одно является духовным, другое – в основном социальным.
[170:5.19] Sooner or later another and greater John the Baptist is due to arise proclaiming «the kingdom of God is at hand» – meaning a return to the high spiritual concept of Jesus, who proclaimed that the kingdom is the will of his heavenly Father dominant and transcendent in the heart of the believer – and doing all this without in any way referring either to the visible church on earth or to the anticipated second coming of Christ. There must come a revival of the actual teachings of Jesus, such a restatement as will undo the work of his early followers who went about to create a sociophilosophical system of belief regarding the fact of Michael’s sojourn on earth. In a short time the teaching of this story about Jesus nearly supplanted the preaching of Jesus’ gospel of the kingdom. In this way a historical religion displaced that teaching in which Jesus had blended man’s highest moral ideas and spiritual ideals with man’s most sublime hope for the future – eternal life. And that was the gospel of the kingdom.
Рано или поздно появится новый, ещё более великий Иоанн Креститель, который возвестит: «Приблизилось царство Бога», имея в виду возвращение высоких духовных представлений Иисуса, провозгласившего, что царство есть воля его небесного Отца, преобладающая и превосходящая всё в сердце верующего; и сделает он всё это без какого-либо намёка на зримую церковь на земле или ожидаемое второе пришествие Христа. Должно произойти возрождение подлинных учений Иисуса, такое их повторное изложение, которое перечеркнёт деятельность его ранних последователей, взявшихся за создание социально-философской системы вероисповедания вокруг факта пребывания Майкиэля на земле. За короткое время учение, заключённое в повествовании об Иисусе, почти полностью вытеснило проповедь евангелия Иисуса о царстве. Так историческая религия заняла место учения, в котором Иисус соединил высшие нравственные идеи и духовные идеалы человека с его наиболее возвышенными упованиями на будущее, – вечной жизнью. А в этом и заключалось евангелие царства.
[170:5.20] It is just because the gospel of Jesus was so many-sided that within a few centuries students of the records of his teachings became divided up into so many cults and sects. This pitiful subdivision of Christian believers results from failure to discern in the Master’s manifold teachings the divine oneness of his matchless life. But someday the true believers in Jesus will not be thus spiritually divided in their attitude before unbelievers. Always we may have diversity of intellectual comprehension and interpretation, even varying degrees of socialization, but lack of spiritual brotherhood is both inexcusable and reprehensible.
Именно в силу многогранности евангелия Иисуса, за несколько веков исследователи письменных свидетельств о его учениях разделились на такое множество культов и сект. Это прискорбное дробление христианских верующих объясняется неумением различить в многоплановых учениях Иисуса божественную цельность его несравненной жизни. Однако когда-нибудь у истинно верующих в Иисуса не будет такого духовного расхождения во мнениях перед неверующими. Все мы можем иметь совершенно различное интеллектуальное понимание и толкование и даже различные уровни социализации, но отсутствие духовного братства является и непростительным, и достойным порицания.
[170:5.21] Mistake not! there is in the teachings of Jesus an eternal nature which will not permit them forever to remain unfruitful in the hearts of thinking men. The kingdom as Jesus conceived it has to a large extent failed on earth; for the time being, an outward church has taken its place; but you should comprehend that this church is only the larval stage of the thwarted spiritual kingdom, which will carry it through this material age and over into a more spiritual dispensation where the Master’s teachings may enjoy a fuller opportunity for development. Thus does the so-called Christian church become the cocoon in which the kingdom of Jesus’ concept now slumbers. The kingdom of the divine brotherhood is still alive and will eventually and certainly come forth from this long submergence, just as surely as the butterfly eventually emerges as the beautiful unfolding of its less attractive creature of metamorphic development.
Не заблуждайтесь! В учениях Иисуса есть вечное начало, которое не позволит им навсегда остаться бесплодными в сердцах мыслящих людей. Царство, как задумал его Иисус, в значительной мере потерпело неудачу на земле; на время его место заняла видимая церковь; но вам нужно понять, что эта церковь является всего лишь зачаточной стадией неосуществившегося духовного царства, которое, преодолевая сопротивление, пройдёт через эту материальную стадию к более духовной эпохе, когда учения Иисуса смогут получить более благоприятную возможность для развития. Таким образом, так называемая христианская церковь становится тем коконом, в котором сегодня дремлет представление Иисуса о царстве. Царство божественного братства продолжает жить и, в конце концов, обязательно воспрянет от этого долгого сна точно так же, как в процессе метаморфического развития малопривлекательное создание в итоге превращается в прекрасную бабочку.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.