160 Родан Александрийский

(Rodan of Alexandria) 

 

[160:0.1] ON SUNDAY morning, September 18, Andrew announced that no work would be planned for the coming week. All of the apostles, except Nathaniel and Thomas, went home to visit their families or to sojourn with friends. This week Jesus enjoyed a period of almost complete rest, but Nathaniel and Thomas were very busy with their discussions with a certain Greek philosopher from Alexandria named Rodan. This Greek had recently become a disciple of Jesus through the teaching of one of Abner’s associates who had conducted a mission at Alexandria. Rodan was now earnestly engaged in the task of harmonizing his philosophy of life with Jesus’ new religious teachings, and he had come to Magadan hoping that the Master would talk these problems over with him. He also desired to secure a firsthand and authoritative version of the gospel from either Jesus or one of his apostles. Though the Master declined to enter into such a conference with Rodan, he did receive him graciously and immediately directed that Nathaniel and Thomas should listen to all he had to say and tell him about the gospel in return.
УТРОМ в воскресенье, 18 сентября, Андрей сообщил, что на предстоящую неделю никакой работы не планируется. Все апостолы, кроме Нафанаила и Фомы, разошлись по домам к своим семьям или отправились погостить к друзьям. Эту неделю Иисус смог почти целиком посвятить отдыху, однако Нафанаил и Фома провели много времени в беседах с греческим философом из Александрии по имени Родан. Немногим ранее этот грек стал последователем Иисуса под воздействием учения одного из товарищей Абнера, побывавшего с миссией в Александрии. Теперь Родан поставил перед собой задачу привести свою философию жизни в соответствие с новыми религиозными учениями Иисуса, и он прибыл в Магадан в надежде обсудить эти проблемы с Учителем. Он также надеялся услышать евангелие непосредственно из первых рук – от самого Иисуса или одного из его апостолов. Хотя Учитель отказался вступить с Роданом в такую беседу, он любезно принял его и сразу же распорядился, чтобы Нафанаил и Фома выслушали всё, что тот хотел сказать им, и в ответ рассказали ему о евангелии.

1. RODAN’S GREEK PHILOSOPHY 

1. ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ РОДАНА

[160:1.1] Early Monday morning, Rodan began a series of ten addresses to Nathaniel, Thomas, and a group of some two dozen believers who chanced to be at Magadan. These talks, condensed, combined, and restated in modern phraseology, present the following thoughts for consideration:
Рано утром в понедельник Родан начал свой цикл из десяти выступлений перед Нафанаилом, Фомой и группой из примерно двух дюжин верующих, оказавшихся в Магадане. В этих беседах, выраженных современным языком в сжатом и обобщённом виде, рассматриваются следующие идеи:

[160:1.2] Human life consists in three great drives – urges, desires, and lures. Strong character, commanding personality, is only acquired by converting the natural urge of life into the social art of living, by transforming present desires into those higher longings which are capable of lasting attainment, while the commonplace lure of existence must be transferred from one’s conventional and established ideas to the higher realms of unexplored ideas and undiscovered ideals.
В жизни человека присутствуют три основные движущие силы – побуждения, желания и соблазны. Сильный характер, доминирующая личность, обретается только вследствие преобразования естественных жизненных побуждений в социальное искусство жизни, трансформируя сиюминутные желания в те более высокие устремления, которые способны привести к устойчивым достижениям; банальный же соблазн бытия следует перенести из области заурядных, устоявшихся идей в более высокие сферы неизведанных идей и нераскрытых идеалов.
[160:1.3] The more complex civilization becomes, the more difficult will become the art of living. The more rapid the changes in social usage, the more complicated will become the task of character development. Every ten generations mankind must learn anew the art of living if progress is to continue. And if man becomes so ingenious that he more rapidly adds to the complexities of society, the art of living will need to be remastered in less time, perhaps every single generation. If the evolution of the art of living fails to keep pace with the technique of existence, humanity will quickly revert to the simple urge of living – the attainment of the satisfaction of present desires. Thus will humanity remain immature; society will fail in growing up to full maturity.
Чем более усложняется цивилизация, тем труднее становится искусство жизни. Чем стремительнее перемены в социальных укладах, тем сложнее становится задача становления характера. Для продолжения прогресса, каждые десять поколений человечество должно заново учиться искусству жизни. А если изобретательность человека приведёт к тому, что он будет ещё быстрее повышать уровень сложности общества, искусству жизни придётся переучиваться гораздо чаще – быть может, каждое новое поколение. Если эволюция искусства жизни будет отставать от способов существования, человечество быстро скатится к простому жизненному побуждению – достижению удовлетворения сиюминутных желаний. Так человечество останется незрелым; общество не сможет раскрыть всех своих возможностей.
[160:1.4] Social maturity is equivalent to the degree to which man is willing to surrender the gratification of mere transient and present desires for the entertainment of those superior longings the striving for whose attainment affords the more abundant satisfactions of progressive advancement toward permanent goals. But the true badge of social maturity is the willingness of a people to surrender the right to live peaceably and contentedly under the ease-promoting standards of the lure of established beliefs and conventional ideas for the disquieting and energy-requiring lure of the pursuit of the unexplored possibilities of the attainment of undiscovered goals of idealistic spiritual realities.
Социальная зрелость эквивалентна степени готовности человека отказаться от удовлетворения одних только скоротечных и сиюминутных желаний ради тех высших устремлений, достижение которых приносит более полное удовлетворение, присущее последовательному движению к неизменным целям. Однако настоящим признаком социальной зрелости является готовность людей отказаться от права на мирную и сытую жизнь в согласии с необременительными нормами, характерными для общепринятых верований и привычных идей, в пользу лишающего спокойствия и требующего энергии устремления к неизведанным возможностям достижения нераскрытых целей, заключённых в идеалистических духовных реальностях.
[160:1.5] Animals respond nobly to the urge of life, but only man can attain the art of living, albeit the majority of mankind only experience the animal urge to live. Animals know only this blind and instinctive urge; man is capable of transcending this urge to natural function. Man may elect to live upon the high plane of intelligent art, even that of celestial joy and spiritual ecstasy. Animals make no inquiry into the purposes of life; therefore they never worry, neither do they commit suicide. Suicide among men testifies that such beings have emerged from the purely animal stage of existence, and to the further fact that the exploratory efforts of such human beings have failed to attain the artistic levels of mortal experience. Animals know not the meaning of life; man not only possesses capacity for the recognition of values and the comprehension of meanings, but he also is conscious of the meaning of meanings – he is self-conscious of insight.
Животные превосходно реагируют на жизненные побуждения, но только человек способен овладеть искусством жизни, хотя большая часть человечества испытывает лишь присущее животным, инстинктивное стремление жить. Животные знают только это слепое и инстинктивное побуждение; человек же способен возвыситься над подобными естественными стремлениями. Человек способен избрать жизнь на высоком уровне интеллектуального искусства и даже небесной радости и духовного восторга. Животных не интересуют цели жизни, поэтому они никогда не тревожатся и не совершают самоубийств. Самоубийства среди людей свидетельствуют о том, что такие существа поднялись над чисто животной стадией существования, но также и о том, что у таких людей познавательные усилия не достигли высоких уровней смертного опыта. Животным неизвестен смысл жизни; человек не только обладает способностью осознавать ценности и постигать смыслы, но и осознаёт смысл смыслов – он осознает свою способность проникновения в суть.
[160:1.6] When men dare to forsake a life of natural craving for one of adventurous art and uncertain logic, they must expect to suffer the consequent hazards of emotional casualties – conflicts, unhappiness, and uncertainties – at least until the time of their attainment of some degree of intellectual and emotional maturity. Discouragement, worry, and indolence are positive evidence of moral immaturity. Human society is confronted with two problems: attainment of the maturity of the individual and attainment of the maturity of the race. The mature human being soon begins to look upon all other mortals with feelings of tenderness and with emotions of tolerance. Mature men view immature folks with the love and consideration that parents bear their children.
Когда люди решаются отказаться от жизни, основанной на естественных инстинктах, в пользу жизни, которой свойственно дерзновенное искусство и неопределённая логика, они должны быть готовы к столкновению с вытекающими отсюда опасностями эмоциональных потерь – конфликтов, несчастий и сомнений – по крайней мере, вплоть до обретения некоторой интеллектуальной и эмоциональной зрелости. Подавленность, беспокойство и праздность – верные признаки нравственной незрелости. Перед человеческим обществом стоят две проблемы: достижение зрелости индивидуумом и достижение зрелости расой. Зрелый человек вскоре начинает смотреть на всех остальных смертных с симпатией и терпимостью. Зрелые люди относятся к незрелым с любовью и участием, которые испытывают родители по отношению к своим детям.
[160:1.7] Successful living is nothing more or less than the art of the mastery of dependable techniques for solving common problems. The first step in the solution of any problem is to locate the difficulty, to isolate the problem, and frankly to recognize its nature and gravity. The great mistake is that, when life problems excite our profound fears, we refuse to recognize them. Likewise, when the acknowledgment of our difficulties entails the reduction of our long-cherished conceit, the admission of envy, or the abandonment of deep-seated prejudices, the average person prefers to cling to the old illusions of safety and to the long-cherished false feelings of security. Only a brave person is willing honestly to admit, and fearlessly to face, what a sincere and logical mind discovers.
Успешная жизнь есть не что иное, как искусство овладения надёжными методами решения обычных проблем. Первый шаг при решении любой проблемы – выявить трудность, вычленить проблему и откровенно осознать её сущность и тяжесть. Огромная ошибка заключается в том, что мы отказываемся признать существование жизненных проблем, если они пробуждают в нас глубинный страх. Более того, когда осознание наших трудностей заставляет нас поубавить наше взлелеянное самомнение, признаться в зависти или отказаться от укоренившихся предрассудков, обычный человек предпочитает цепляться за прежние иллюзии безопасности и привычное ложное чувство уверенности. Только смелый человек готов откровенно признавать и бесстрашно встречать то, что открывается искреннему и логическому разуму.
[160:1.8] The wise and effective solution of any problem demands that the mind shall be free from bias, passion, and all other purely personal prejudices which might interfere with the disinterested survey of the actual factors that go to make up the problem presenting itself for solution. The solution of life problems requires courage and sincerity. Only honest and brave individuals are able to follow valiantly through the perplexing and confusing maze of living to where the logic of a fearless mind may lead. And this emancipation of the mind and soul can never be effected without the driving power of an intelligent enthusiasm which borders on religious zeal. It requires the lure of a great ideal to drive man on in the pursuit of a goal which is beset with difficult material problems and manifold intellectual hazards.
Мудрое и эффективное решение любой проблемы требует, чтобы разум был свободен от предубеждений, страстей и всех других чисто субъективных предрассудков, способных помешать беспристрастному рассмотрению реальных факторов, составляющих решаемую проблему. Решение жизненных проблем требует мужества и искренности. Только честные и смелые индивидуумы способны доблестно пройти по сложному и запутанному лабиринту жизни туда, куда их может привести логика бесстрашного разума. И такого освобождения разума и души никогда не достигнуть без движущей силы разумного вдохновения, граничащего с религиозным рвением. Необходима притягательная сила великого идеала, чтобы вести человека к цели вопреки серьёзным материальным проблемам и многочисленным интеллектуальным опасностям.
[160:1.9] Even though you are effectively armed to meet the difficult situations of life, you can hardly expect success unless you are equipped with that wisdom of mind and charm of personality which enable you to win the hearty support and co-operation of your fellows. You cannot hope for a large measure of success in either secular or religious work unless you can learn how to persuade your fellows, to prevail with men. You simply must have tact and tolerance.
Даже если вы хорошо подготовлены к сложным жизненным ситуациям, вы едва ли можете рассчитывать на успех, если не наделены той мудростью разума и тем обаянием личности, которые позволят вам добиваться от своих собратьев искренней поддержки и сотрудничества. Бесполезно надеяться на ощутимый успех в светской или религиозной деятельности, если вы не научитесь убеждать своих собратьев, склонять их на свою сторону. Вам просто необходимы такт и терпимость.

[160:1.10] But the greatest of all methods of problem solving I have learned from Jesus, your Master. I refer to that which he so consistently practices, and which he has so faithfully taught you, the isolation of worshipful meditation. In this habit of Jesus’ going off so frequently by himself to commune with the Father in heaven is to be found the technique, not only of gathering strength and wisdom for the ordinary conflicts of living, but also of appropriating the energy for the solution of the higher problems of a moral and spiritual nature. But even correct methods of solving problems will not compensate for inherent defects of personality or atone for the absence of the hunger and thirst for true righteousness.
Однако величайшему из всех методов решения проблем я научился у Иисуса, вашего Учителя. Я имею в виду то, чем он столь часто занимается и чему он столь хорошо научил вас – уединению в вероисповедном размышлении. В этом обычае Иисуса – его частых уединениях для общения с небесным Отцом – заключён не только метод накопления силы и мудрости, необходимых в обычных конфликтах жизни, но также способ извлечения энергии для решения более высоких проблем нравственного и духовного свойства. Но даже правильные методы решения проблем не смогут компенсировать врождённые дефекты личности или восполнить отсутствие стремления к истинной праведности.
[160:1.11] I am deeply impressed with the custom of Jesus in going apart by himself to engage in these seasons of solitary survey of the problems of living; to seek for new stores of wisdom and energy for meeting the manifold demands of social service; to quicken and deepen the supreme purpose of living by actually subjecting the total personality to the consciousness of contacting with divinity; to grasp for possession of new and better methods of adjusting oneself to the ever-changing situations of living existence; to effect those vital reconstructions and readjustments of one’s personal attitudes which are so essential to enhanced insight into everything worth while and real; and to do all of this with an eye single to the glory of God – to breathe in sincerity your Master’s favorite prayer, «Not my will, but yours, be done.»
На меня произвело глубокое впечатление обыкновение Иисуса периодически удаляться для того, чтобы в уединении предаться рассмотрению проблем жизни; пополнить запасы мудрости и энергии для удовлетворения многочисленных требований общественного служения; укрепить и углубить высшую цель жизни фактическим подчинением всей личности осознанию соприкосновения с божественностью; стремиться обрести новые и лучшие методы приспособления к постоянно изменяющимся жизненным ситуациям; добиться тех принципиальных изменений и преобразований личных отношений человека, которые столь необходимы для расширенного проникновения во всё достойное и реальное; и делать всё это единственно во славу Бога, искренне преисполняясь своей любимой молитвой: «Да исполнится воля твоя, а не моя».
[160:1.12] This worshipful practice of your Master brings that relaxation which renews the mind; that illumination which inspires the soul; that courage which enables one bravely to face one’s problems; that self-understanding which obliterates debilitating fear; and that consciousness of union with divinity which equips man with the assurance that enables him to dare to be Godlike. The relaxation of worship, or spiritual communion as practiced by the Master, relieves tension, removes conflicts, and mightily augments the total resources of the personality. And all this philosophy, plus the gospel of the kingdom, constitutes the new religion as I understand it.
Эта вероисповедная практика вашего Учителя даёт отдых, освежающий разум; просветление, вдохновляющее душу; отвагу, позволяющую человеку мужественно встречать свои проблемы; понимание себя, уничтожающее изнуряющий страх; осознание союза с божественностью, наделяющее уверенностью, дающей человеку смелость быть подобным Богу. Вероисповедный отдых – или то духовное общение, которое практикует Учитель, – снимает напряжение, устраняет конфликты и чрезвычайно повышает совокупные возможности личности. И вместе с евангелием царства вся эта философия образует новую религию, как её понимаю я.

[160:1.13] Prejudice blinds the soul to the recognition of truth, and prejudice can be removed only by the sincere devotion of the soul to the adoration of a cause that is all-embracing and all-inclusive of one’s fellow men. Prejudice is inseparably linked to selfishness. Prejudice can be eliminated only by the abandonment of self-seeking and by substituting therefor the quest of the satisfaction of the service of a cause that is not only greater than self, but one that is even greater than all humanity – the search for God, the attainment of divinity. The evidence of maturity of personality consists in the transformation of human desire so that it constantly seeks for the realization of those values which are highest and most divinely real.
Предубеждение ослепляет душу, не позволяя ей увидеть истину; устранить предубеждение можно только путём искренней преданности души всеохватному делу, включающему в себя всех собратьев. Предубеждение неотделимо от эгоизма. Предубеждение можно уничтожить только отказом от своекорыстия и заменой его стремлением получать удовлетворение от служения делу, которое не только больше «я», но даже больше всего человечества – поиску Бога, достижению божественности. Признак зрелости личности заключается в трансформации человеческих побуждений, в итоге вызывающих постоянное стремление к осознанию высочайших и истинно божественных ценностей.
[160:1.14] In a continually changing world, in the midst of an evolving social order, it is impossible to maintain settled and established goals of destiny. Stability of personality can be experienced only by those who have discovered and embraced the living God as the eternal goal of infinite attainment. And thus to transfer one’s goal from time to eternity, from earth to Paradise, from the human to the divine, requires that man shall become regenerated, converted, be born again; that he shall become the re-created child of the divine spirit; that he shall gain entrance into the brotherhood of the kingdom of heaven. All philosophies and religions which fall short of these ideals are immature. The philosophy which I teach, linked with the gospel which you preach, represents the new religion of maturity, the ideal of all future generations. And this is true because our ideal is final, infallible, eternal, universal, absolute, and infinite.
В непрерывно изменяющемся мире, в условиях эволюционирующего социального устройства, невозможно стремиться к неизменным и укоренившимся целям предназначения. Стабильность личности доступна лишь тем, кто нашёл и принял живого Бога как вечную цель бесконечного достижения. Поэтому для того, чтобы перенести цель из времени в вечность, с земли в Рай, с человеческого уровня на божественный, человеку необходимо возродиться, обратиться и заново родиться; стать воссозданным дитя божественного духа; добиться вступления в братство небесного царства. Все философии и религии, не достигшие этих идеалов, незрелы. Философия же, которой учу я, вместе с евангелием, которое проповедуете вы, представляет собой новую религию зрелости – идеал для всех будущих поколений. И это истинно потому, что наш идеал является окончательным, непогрешимым, вечным, всеобщим, абсолютным и бесконечным.
[160:1.15] My philosophy gave me the urge to search for the realities of true attainment, the goal of maturity. But my urge was impotent; my search lacked driving power; my quest suffered from the absence of certainty of directionization. And these deficiencies have been abundantly supplied by this new gospel of Jesus, with its enhancement of insights, elevation of ideals, and settledness of goals. Without doubts and misgivings I can now wholeheartedly enter upon the eternal venture.
Моя философия побудила меня искать истинно достижимые реальности – цель зрелости. Но моё побуждение было беспомощным; моим поискам не хватало движущей силы; моему стремлению не хватало уверенности в выборе направления. И эти недостатки были с лихвой восполнены новым евангелием Иисуса с его более глубокой проницательностью, возвышенными идеалами и неизменными целями. И теперь, без сомнений и опасений, я могу чистосердечно вступить на вечный путь.

2. THE ART OF LIVING 

2. ИСКУССТВО ЖИЗНИ

[160:2.1] There are just two ways in which mortals may live together: the material or animal way and the spiritual or human way. By the use of signals and sounds animals are able to communicate with each other in a limited way. But such forms of communication do not convey meanings, values, or ideas. The one distinction between man and the animal is that man can communicate with his fellows by means of symbols which most certainly designate and identify meanings, values, ideas, and even ideals.
У смертных есть только два пути для совместной жизни: материальный или животный способ, и способ духовный или человеческий. Пользуясь сигналами и звуками, животные ограниченным образом способны общаться друг с другом. Однако такие формы общения не передают смыслов, ценностей или идей. Единственное отличие человека от животного состоит в том, что человек способен общаться со своими собратьями посредством символов, которые наиболее точно определяют смыслы, ценности, идеи и даже идеалы.
[160:2.2] Since animals cannot communicate ideas to each other, they cannot develop personality. Man develops personality because he can thus communicate with his fellows concerning both ideas and ideals.
Поскольку животные неспособны сообщать друг другу идеи, они не могут развивать личность. Человек развивает личность благодаря такой способности общения со своими собратьями, обмениваясь как идеями, так и идеалами.
[160:2.3] It is this ability to communicate and share meanings that constitutes human culture and enables man, through social associations, to build civilizations. Knowledge and wisdom become cumulative because of man’s ability to communicate these possessions to succeeding generations. And thereby arise the cultural activities of the race: art, science, religion, and philosophy.
Именно эта способность общаться и обмениваться смыслами составляет человеческую культуру и позволяет человеку, посредством социальных объединений, создавать цивилизации. Знания и мудрость накапливаются благодаря способности человека передавать эти достояния последующим поколениям. Так возникают культурные виды человеческой деятельности: искусство, наука, религия и философия.
[160:2.4] Symbolic communication between human beings predetermines the bringing into existence of social groups. The most effective of all social groups is the family, more particularly the two parents. Personal affection is the spiritual bond which holds together these material associations. Such an effective relationship is also possible between two persons of the same sex, as is so abundantly illustrated in the devotions of genuine friendships.
Межчеловеческое общение, основанное на использовании символов, предопределяет появление социальных групп. Наиболее эффективной из всех социальных групп является семья, в первую очередь – двое родителей. Личная привязанность есть духовная связь, которая скрепляет подобные материальные объединения. Такая плодотворная связь возможна также между двумя людьми одного пола, что широко подтверждается преданностью, выражаемой в настоящих дружеских отношениях.
[160:2.5] These associations of friendship and mutual affection are socializing and ennobling because they encourage and facilitate the following essential factors of the higher levels of the art of living:
Основанные на дружбе и взаимной любви, такие объединения готовят к общественной жизни и облагораживают, ибо они содействуют следующим важнейшим факторам, относящимся к высшим уровням искусства жизни:

[160:2.6] 1. Mutual self-expression and self-understanding. Many noble human impulses die because there is no one to hear their expression. Truly, it is not good for man to be alone. Some degree of recognition and a certain amount of appreciation are essential to the development of human character. Without the genuine love of a home, no child can achieve the full development of normal character. Character is something more than mere mind and morals. Of all social relations calculated to develop character, the most effective and ideal is the affectionate and understanding friendship of man and woman in the mutual embrace of intelligent wedlock. Marriage, with its manifold relations, is best designed to draw forth those precious impulses and those higher motives which are indispensable to the development of a strong character. I do not hesitate thus to glorify family life, for your Master has wisely chosen the father-child relationship as the very cornerstone of this new gospel of the kingdom. And such a matchless community of relationship, man and woman in the fond embrace of the highest ideals of time, is so valuable and satisfying an experience that it is worth any price, any sacrifice, requisite for its possession.
1. Взаимовыражение и взаимопонимание. Многие благородные человеческие порывы умирают из-за того, что остаются неуслышанными. Воистину, нехорошо человеку быть одному. Для развития человеческого характера совершенно необходима известная степень признания и признательности. Без подлинной любви в семье ни один ребёнок не может достигнуть полноты развития нормального характера. Характер – это нечто большее, чем только разум и нравственность. Из всех общественных отношений, рассчитанных на развитие характера, наиболее эффективным и идеальным является нежная и отзывчивая дружба мужчины и женщины, объединённых в разумном супружестве. Брак, с его многоплановыми отношениями, наилучшим образом приспособлен пробуждать те ценные импульсы и высокие мотивы, которые незаменимы для становления сильного характера. Я без сомнений прославляю так семейную жизнь, ибо ваш Учитель мудро избрал взаимоотношения отца и дитя в качестве краеугольного камня этого нового евангелия царства. И такое несравненное объединение отношений – мужчина и женщина в нежном объятии высочайших идеалов времени, – является столь ценным и радующим опытом, что оно стоит любой платы, любой жертвы, которая требуется для обладания им.

[160:2.7] 2. Union of souls – the mobilization of wisdom. Every human being sooner or later acquires a certain concept of this world and a certain vision of the next. Now it is possible, through personality association, to unite these views of temporal existence and eternal prospects. Thus does the mind of one augment its spiritual values by gaining much of the insight of the other. In this way men enrich the soul by pooling their respective spiritual possessions. Likewise, in this same way, man is enabled to avoid that ever-present tendency to fall victim to distortion of vision, prejudice of viewpoint, and narrowness of judgment. Fear, envy, and conceit can be prevented only by intimate contact with other minds. I call your attention to the fact that the Master never sends you out alone to labor for the extension of the kingdom; he always sends you out two and two. And since wisdom is superknowledge, it follows that, in the union of wisdom, the social group, small or large, mutually shares all knowledge.
2. Союз душ – мобилизация мудрости. Каждый человек рано или поздно обретает определённое представление об этом мире и некое видение следующего. Теперь же – через соединение личностей – становится возможным объединить эти взгляды на бренное существование и вечную перспективу. Так разум одного человека усиливает свои духовные ценности за счёт обретения значительной части того, что постигнуто другим. Таким образом, люди обогащают душу, объединяя взаимные духовные обретения. Также, с помощью этого метода человек способен избежать извечной склонности становиться жертвой искажённых представлений, предвзятых мнений и ограниченных суждений. Страх, зависть и самомнение можно предотвратить только глубоким приобщением к разуму других людей. Я обращаю ваше внимание на тот факт, что Учитель никогда не посылает вас трудиться для расширения царства поодиночке; он всегда отправляет вас в путь парами. И так как мудрость есть сверхзнание, отсюда следует, что союз мудрости – большая или малая социальная группа – совместно владеет всем знанием.

[160:2.8] 3. The enthusiasm for living. Isolation tends to exhaust the energy charge of the soul. Association with one’s fellows is essential to the renewal of the zest for life and is indispensable to the maintenance of the courage to fight those battles consequent upon the ascent to the higher levels of human living. Friendship enhances the joys and glorifies the triumphs of life. Loving and intimate human associations tend to rob suffering of its sorrow and hardship of much of its bitterness. The presence of a friend enhances all beauty and exalts every goodness. By intelligent symbols man is able to quicken and enlarge the appreciative capacities of his friends. One of the crowning glories of human friendship is this power and possibility of the mutual stimulation of the imagination. Great spiritual power is inherent in the consciousness of wholehearted devotion to a common cause, mutual loyalty to a cosmic Deity.
3. Жизненный энтузиазм. Изоляция ведёт к истощению энергетических запасов души. Объединение с собратьями совершенно необходимо для возрождения жизнелюбия и обязательно для поддержания отваги, необходимой для ведения тех сражений, которые являются следствием восхождения на более высокие уровни жизни. Дружба усиливает радость жизни и прославляет её победы. Человеческие объединения, построенные на любви и сокровенном общении, помогают избавить страдание от сопутствующей печали и во многом освобождают лишения от присущей им горечи. Присутствие друга усиливает всякую красоту и возвышает всякую добродетель. С помощью разумных символов человек способен вызывать и расширять в своих друзьях способность к тонкому восприятию. Одно из высших достоинств человеческой дружбы заключается в этой силе и возможности взаимного стимулирования воображения. Огромная духовная сила неотъемлема от сознания беззаветного посвящения общему делу – взаимной преданности космическому Божеству.

[160:2.9] 4. The enhanced defense against all evil. Personality association and mutual affection is an efficient insurance against evil. Difficulties, sorrow, disappointment, and defeat are more painful and disheartening when borne alone. Association does not transmute evil into righteousness, but it does aid in greatly lessening the sting. Said your Master, «Happy are they who mourn» – if a friend is at hand to comfort. There is positive strength in the knowledge that you live for the welfare of others, and that these others likewise live for your welfare and advancement. Man languishes in isolation. Human beings unfailingly become discouraged when they view only the transitory transactions of time. The present, when divorced from the past and the future, becomes exasperatingly trivial. Only a glimpse of the circle of eternity can inspire man to do his best and can challenge the best in him to do its utmost. And when man is thus at his best, he lives most unselfishly for the good of others, his fellow sojourners in time and eternity.
4. Усиленная защита против всякого зла. Объединение личностей и взаимная любовь – надёжная гарантия против зла. Трудности, печаль, разочарование и поражение являются более болезненными и обескураживающими, если переносятся в одиночестве. Объединение не преобразует зло в праведность, однако оно действительно помогает существенно ослабить остроту боли. Ваш Учитель сказал: «Счастливы скорбящие» – если рядом есть друг, способный утешить. Сознание того, что ты живёшь ради блага других и что эти другие тоже живут ради твоего блага, придаёт сил. Человек чахнет в изоляции. Люди обрекаются на разочарования, если видят только преходящие процессы времени. Когда настоящее отделяется от прошлого и будущего, оно становится раздражающе пустым. Достаточно одного мимолётного видения круга вечности, чтобы пробудить в человеке всё лучшее и заставить это лучшее проявить себя в полной мере. И когда в человеке пробуждается всё лучшее, он живёт наиболее бескорыстной жизнью ради других людей – таких же, как он, собратьев во времени и вечности.

[160:2.10] I repeat, such inspiring and ennobling association finds its ideal possibilities in the human marriage relation. True, much is attained out of marriage, and many, many marriages utterly fail to produce these moral and spiritual fruits. Too many times marriage is entered by those who seek other values which are lower than these superior accompaniments of human maturity. Ideal marriage must be founded on something more stable than the fluctuations of sentiment and the fickleness of mere sex attraction; it must be based on genuine and mutual personal devotion. And thus, if you can build up such trustworthy and effective small units of human association, when these are assembled in the aggregate, the world will behold a great and glorified social structure, the civilization of mortal maturity. Such a race might begin to realize something of your Master’s ideal of «peace on earth and good will among men.» While such a society would not be perfect or entirely free from evil, it would at least approach the stabilization of maturity.
Я повторяю: такое воодушевляющее и облагораживающее объединение обретает идеальные возможности в супружеских отношениях людей. Конечно, многое достигается вне брака, и во многих случаях брак оказывается неспособным принести нравственные и духовные плоды. Слишком часто в брак вступают те, кто ищет иные, более низкие ценности, по сравнению с этими высшими спутниками человеческой зрелости. Идеальный брак должен стоять на чём-то более устойчивом, чем колебания чувств или изменчивость одного лишь полового влечения; он должен основываться на подлинной и взаимной личной преданности. И если вы сможете создать такие надёжные и эффективные единицы человеческого объединения, то в своей совокупности они предстанут перед миром великой и прославленной социальной структурой – цивилизацией нравственной зрелости. Такое человечество сможет приступить к началу реализации идеала вашего Учителя – «мира на земле и доброй воли среди людей». Хотя такое общество не будет совершенным или полностью свободным от зла, оно, как минимум, приблизится к той устойчивости, которая присуща зрелости.

3. THE LURES OF MATURITY

3. СОБЛАЗНЫ ЗРЕЛОСТИ

[160:3.1] The effort toward maturity necessitates work, and work requires energy. Whence the power to accomplish all this? The physical things can be taken for granted, but the Master has well said, «Man cannot live by bread alone.» Granted the possession of a normal body and reasonably good health, we must next look for those lures which will act as a stimulus to call forth man’s slumbering spiritual forces. Jesus has taught us that God lives in man; then how can we induce man to release these soul-bound powers of divinity and infinity? How shall we induce men to let go of God that he may spring forth to the refreshment of our own souls while in transit outward and then to serve the purpose of enlightening, uplifting, and blessing countless other souls? How best can I awaken these latent powers for good which lie dormant in your souls? One thing I am sure of: Emotional excitement is not the ideal spiritual stimulus. Excitement does not augment energy; it rather exhausts the powers of both mind and body. Whence then comes the energy to do these great things? Look to your Master. Even now he is out in the hills taking in power while we are here giving out energy. The secret of all this problem is wrapped up in spiritual communion, in worship. From the human standpoint it is a question of combined meditation and relaxation. Meditation makes the contact of mind with spirit; relaxation determines the capacity for spiritual receptivity. And this interchange of strength for weakness, courage for fear, the will of God for the mind of self, constitutes worship. At least, that is the way the philosopher views it.
Стремление к зрелости невозможно без работы, а работа требует энергии. Откуда взять силы на всё это? Всё физическое можно считать само собой разумеющимся, однако Учитель хорошо сказал: «Не хлебом единым жив человек». Если нам даровано нормальное тело и относительно хорошее здоровье, мы должны перейти к поиску тех соблазнов, которые будут действовать как стимулы, способные пробудить дремлющие в человеке духовные силы. Иисус научил нас, что в человеке живёт Бог; как, в таком случае, мы можем заставить человека высвободить эти связанные с душой божественные и бесконечные силы? Как нам побудить людей дать выход Богу, дабы он мог устремиться вперёд, оживляя при этом наши души, а затем служить просвещению, возвышению и благословению бесчисленного множества других душ? Каким образом я мог бы, с наибольшим успехом, навечно пробудить эти скрытые силы, дремлющие в ваших душах? В одном я уверен: эмоциональное возбуждение не является лучшим духовным стимулом. Возбуждение не увеличивает энергию; скорее наоборот, оно истощает силы как разума, так и тела. Откуда же тогда поступает энергия для этих великих свершений? Посмотрите на своего Учителя. Он и сейчас находится в горах, насыщаясь силой, в то время как мы здесь энергию расходуем. Секрет всей этой проблемы – в духовном общении, в поклонении. С человеческой точки зрения, это вопрос сочетания созерцания и расслабления. Созерцание соединяет разум с духом; расслабление определяет способность к духовной восприимчивости. Именно эта замена слабости силой, страха – отвагой, собственных желаний – волей Бога и образует поклонение. Во всяком случае, таким оно представляется философу.
[160:3.2] When these experiences are frequently repeated, they crystallize into habits, strength-giving and worshipful habits, and such habits eventually formulate themselves into a spiritual character, and such a character is finally recognized by one’s fellows as a mature personality. These practices are difficult and time-consuming at first, but when they become habitual, they are at once restful and time-saving. The more complex society becomes, and the more the lures of civilization multiply, the more urgent will become the necessity for God-knowing individuals to form such protective habitual practices designed to conserve and augment their spiritual energies.
Частые повторения такого опыта превращаются в привычку, и со временем ставшее привычным, восполняющее силы поклонение формирует духовный характер, который в итоге воспринимается собратьями как зрелая личность. Поначалу такие упражнения трудны и отнимают много времени, однако когда они становятся привычными, то одновременно и приносят отдых, и экономят время. Чем сложнее становится общество и чем больше возрастают соблазны цивилизации, тем острее потребность в создании Богопознающими индивидуумами регулярных защитных методов сохранения и увеличения своих духовных энергий.
[160:3.3] Another requirement for the attainment of maturity is the co-operative adjustment of social groups to an ever-changing environment. The immature individual arouses the antagonisms of his fellows; the mature man wins the hearty co-operation of his associates, thereby many times multiplying the fruits of his life efforts.
Ещё одним условием для достижения зрелости является совместная адаптация социальных групп к постоянным изменениям среды. Незрелый индивидуум вызывает противодействие со стороны своих собратьев; зрелый человек добивается дружеского участия своих товарищей и тем самым приумножает плоды усилий своей жизни.
[160:3.4] My philosophy tells me that there are times when I must fight, if need be, for the defense of my concept of righteousness, but I doubt not that the Master, with a more mature type of personality, would easily and gracefully gain an equal victory by his superior and winsome technique of tact and tolerance. All too often, when we battle for the right, it turns out that both the victor and the vanquished have sustained defeat. I heard the Master say only yesterday that the «wise man, when seeking entrance through the locked door, would not destroy the door but rather would seek for the key wherewith to unlock it.» Too often we engage in a fight merely to convince ourselves that we are not afraid.
Моя философия говорит мне, что бывают случаи, когда я по необходимости вынужден воинственно отстаивать своё представление о праведности, но я не сомневаюсь в том, что Учитель, как более зрелая личность, способен с лёгкостью и изяществом добиваться тех же побед за счёт своего плодотворного метода, основанного на такте и терпимости. Слишком часто в борьбе за правду оказывается, что и победитель, и побеждённый терпят поражение. Не далее как вчера я услышал слова Учителя: «Если мудрецу нужно пройти через закрытую дверь, он не станет ломать её, а поищет ключ, которым её можно открыть». Слишком часто мы вступаем в борьбу только для того, чтобы убедить самих себя, что нам не страшно.
[160:3.5] This new gospel of the kingdom renders a great service to the art of living in that it supplies a new and richer incentive for higher living. It presents a new and exalted goal of destiny, a supreme life purpose. And these new concepts of the eternal and divine goal of existence are in themselves transcendent stimuli, calling forth the reaction of the very best that is resident in man’s higher nature. On every mountaintop of intellectual thought are to be found relaxation for the mind, strength for the soul, and communion for the spirit. From such vantage points of high living, man is able to transcend the material irritations of the lower levels of thinking – worry, jealousy, envy, revenge, and the pride of immature personality. These high-climbing souls deliver themselves from a multitude of the crosscurrent conflicts of the trifles of living, thus becoming free to attain consciousness of the higher currents of spirit concept and celestial communication. But the life purpose must be jealously guarded from the temptation to seek for easy and transient attainment; likewise must it be so fostered as to become immune to the disastrous threats of fanaticism.
Это новое евангелие царства оказывает большую помощь искусству жизни, предоставляя новый и более богатый стимул к возвышенной жизни. Оно даёт новую и более высокую цель предназначения – высшую цель жизни. И эти новые концепции вечной и божественной цели существования сами по себе являются трансцендентальными стимулами, пробуждающими то лучшее, что заключено в высшей сущности человека. На каждой вершине интеллектуальной мысли можно найти отдых для разума, силу для души и общение для духа. С таких преимущественных позиций высокой жизни человек способен возвыситься над материальными раздражителями более низких уровней мышления, а именно: беспокойством, ревностью, завистью, местью и гордыней незрелой личности. Поднявшись высоко, такие души освобождаются от множества встречающихся на пути противоречий, порождаемых мелочными конфликтами, благодаря чему обретают свободу, необходимую для осознания более высоких потоков духовных представлений и небесного общения. Однако цель жизни следует ревностно оберегать от соблазна лёгких и преходящих достижений; кроме того, её следует взращивать так, чтобы оставаться невосприимчивым к зловещим опасностям фанатизма.

4. THE BALANCE OF MATURITY

4. УРАВНОВЕШЕННОСТЬ ЗРЕЛОСТИ

[160:4.1] While you have an eye single to the attainment of eternal realities, you must also make provision for the necessities of temporal living. While the spirit is our goal, the flesh is a fact. Occasionally the necessities of living may fall into our hands by accident, but in general, we must intelligently work for them. The two major problems of life are: making a temporal living and the achievement of eternal survival. And even the problem of making a living requires religion for its ideal solution. These are both highly personal problems. True religion, in fact, does not function apart from the individual.
Сосредоточиваясь на достижении вечных реальностей, необходимо заботиться и об удовлетворении потребностей бренной жизни. Хотя дух является нашей целью, плоть остаётся фактом. Порой предметы первой необходимости сами попадают нам в руки, но обычно мы должны добиваться этого своим благоразумным трудом. Две основные проблемы жизни – это обеспечение бренного существования и достижение вечного спасения. Причём даже проблема средств существования не находит идеального решения без обращения к религии. Обе эти проблемы сугубо индивидуальны. Собственно говоря, истинная религия не существует в отрыве от индивидуума.

[160:4.2] The essentials of the temporal life, as I see them, are:
Вот основы бренной жизни, какими их вижу я:

1. Good physical health. 
2. Clear and clean thinking. 
3. Ability and skill. 
4. Wealth – the goods of life. 
5. Ability to withstand defeat. 
6. Culture – education and wisdom. 
1. Хорошее физическое здоровье.
2. Ясное и чистое мышление.
3. Способности и умения.
4. Достаток – жизненные блага.
5. Способность стойко переносить поражения.
6. Культура – образование и мудрость.

[160:4.3] Even the physical problems of bodily health and efficiency are best solved when they are viewed from the religious standpoint of our Master’s teaching: That the body and mind of man are the dwelling place of the gift of the Gods, the spirit of God becoming the spirit of man. The mind of man thus becomes the mediator between material things and spiritual realities.
Даже физические проблемы телесного здоровья и работоспособности наилучшим образом решаются при рассмотрении их с религиозной точки зрения нашего Учителя: тело и разум человека являются местом пребывания дара Богов – духа Бога, который становится духом человека. Так разум человека превращается в посредника между материальными вещами и духовными реальностями.

[160:4.4] It requires intelligence to secure one’s share of the desirable things of life. It is wholly erroneous to suppose that faithfulness in doing one’s daily work will insure the rewards of wealth. Barring the occasional and accidental acquirement of wealth, the material rewards of the temporal life are found to flow in certain well-organized channels, and only those who have access to these channels may expect to be well rewarded for their temporal efforts. Poverty must ever be the lot of all men who seek for wealth in isolated and individual channels. Wise planning, therefore, becomes the one thing essential to worldly prosperity. Success requires not only devotion to one’s work but also that one should function as a part of some one of the channels of material wealth. If you are unwise, you can bestow a devoted life upon your generation without material reward; if you are an accidental beneficiary of the flow of wealth, you may roll in luxury even though you have done nothing worth while for your fellow men.
Для получения своей доли жизненных благ необходимы умственные способности. Совсем неверно полагать, что добросовестный каждодневный труд непременно вознаграждается достатком. Оказывается, что за исключением случаев редкого и случайного приобретения богатства, материальные вознаграждения бренной жизни протекают по хорошо организованным каналам, и только те, у кого есть доступ к этим каналам, могут рассчитывать на достойное вознаграждение своих мирских усилий. Бедность всегда будет уделом всех тех, кто ищет достаток в изолированных и индивидуальных каналах. Поэтому важнейшим условием земного процветания становится мудрое планирование. Для успеха требуется не только добросовестное выполнение собственного дела, но и функционирование человека в качестве части одного из таких каналов материального достатка. Если вы лишены мудрости, то можете посвятить своему поколению преданную жизнь и остаться без материального вознаграждения; если же вы случайно получили доступ к потокам богатства, вы можете купаться в роскоши, не принося никакой пользы своим собратьям.
[160:4.5] Ability is that which you inherit, while skill is what you acquire. Life is not real to one who cannot do some one thing well, expertly. Skill is one of the real sources of the satisfaction of living. Ability implies the gift of foresight, farseeing vision. Be not deceived by the tempting rewards of dishonest achievement; be willing to toil for the later returns inherent in honest endeavor. The wise man is able to distinguish between means and ends; otherwise, sometimes overplanning for the future defeats its own high purpose. As a pleasure seeker you should aim always to be a producer as well as a consumer.
Способность – это то, что вы наследуете, тогда как навык – это то, что вы приобретаете. Жизнь нереальна для того, кто неспособен выполнять какое-то дело как следует, профессионально. Навык – один из подлинных источников получаемого от жизни удовлетворения. Способность же предполагает дар предвидения, прозорливости. Не обманывайтесь соблазнительными наградами нечестных достижений; будьте готовы упорно трудиться для того, чтобы впоследствии получить награду, неотъемлемую от честных усилий. Мудрый человек способен различать средства и цели; иначе скрупулёзное планирование будущего может привести к разрушению высокой цели, ради которой такое планирование осуществлялось. В поисках удовольствий вы должны всегда стремиться быть как производителем, так и потребителем.
[160:4.6] Train your memory to hold in sacred trust the strength-giving and worth-while episodes of life, which you can recall at will for your pleasure and edification. Thus build up for yourself and in yourself reserve galleries of beauty, goodness, and artistic grandeur. But the noblest of all memories are the treasured recollections of the great moments of a superb friendship. And all of these memory treasures radiate their most precious and exalting influences under the releasing touch of spiritual worship.
Тренируйте свою память так, чтобы она свято хранила укрепляющие и достойные случаи из жизни, которые вы могли бы вспоминать по желанию для собственного удовольствия или в назидание. Так, в себе и для себя, создавайте хранилища красоты, добродетели и художественного великолепия. Однако наиболее благородными из всех являются дорогие сердцу воспоминания о великих мгновениях возвышенной дружбы. И все эти хранимые в памяти ценности оказывают своё наиболее важное и возвышающее воздействие при высвобождающем соприкосновении с духовным поклонением.
[160:4.7] But life will become a burden of existence unless you learn how to fail gracefully. There is an art in defeat which noble souls always acquire; you must know how to lose cheerfully; you must be fearless of disappointment. Never hesitate to admit failure. Make no attempt to hide failure under deceptive smiles and beaming optimism. It sounds well always to claim success, but the end results are appalling. Such a technique leads directly to the creation of a world of unreality and to the inevitable crash of ultimate disillusionment.
Однако жизнь превратится всего лишь в тягость существования, если вы не научитесь встречать неудачи с достоинством. Существует искусство поражения, которым всегда овладевают благородные души; вы должны уметь проигрывать, не унывая; вы не должны бояться разочарований. Всегда без колебаний признавайте поражение. Не пытайтесь скрыть поражение за вводящей в заблуждение улыбкой и лучезарным оптимизмом. Неизменные провозглашения успеха ласкают слух, но их конечные результаты ужасают. Такой метод – прямой путь к созданию мира нереальности и к неизбежному краху, наступающему при окончательном разочаровании.
[160:4.8] Success may generate courage and promote confidence, but wisdom comes only from the experiences of adjustment to the results of one’s failures. Men who prefer optimistic illusions to reality can never become wise. Only those who face facts and adjust them to ideals can achieve wisdom. Wisdom embraces both the fact and the ideal and therefore saves its devotees from both of those barren extremes of philosophy – the man whose idealism excludes facts and the materialist who is devoid of spiritual outlook. Those timid souls who can only keep up the struggle of life by the aid of continuous false illusions of success are doomed to suffer failure and experience defeat as they ultimately awaken from the dream world of their own imaginations.
Успех может порождать отвагу и укреплять уверенность, однако мудрость приходит только в опыте коррекции результатов собственных неудач. Тот, кто вместо реальности отдаёт предпочтение оптимистическим иллюзиям, никогда не становится мудрым. Только тот, кто прямо смотрит в лицо фактам и соотносит их с идеалами, способен достигнуть мудрости. Мудрость охватывает как факт, так и идеал, и тем самым спасает своих приверженцев от обеих бесплодных крайностей философии – исключающего факты идеализма и лишённого духовной точки зрения материализма. Те робкие души, которые способны продолжать жизненную борьбу только с помощью всё тех же обманчивых иллюзий успеха, обречены на провал и поражение, ибо, в конце концов, они пробуждаются ото сна, состоящего из их собственных фантазий.
[160:4.9] And it is in this business of facing failure and adjusting to defeat that the far-reaching vision of religion exerts its supreme influence. Failure is simply an educational episode – a cultural experiment in the acquirement of wisdom – in the experience of the God-seeking man who has embarked on the eternal adventure of the exploration of a universe. To such men defeat is but a new tool for the achievement of higher levels of universe reality.
Именно здесь – в сопротивлении неудачам и приспособлении к поражениям – прозорливое видение религии оказывает своё наивысшее воздействие. Поражение — это всего лишь воспитательный эпизод, культурный эксперимент в процессе обретения мудрости – в опыте Богоискателя, приступившего к тому вечному свершению, которым является исследование вселенной. Для таких людей поражение – это лишь новый инструмент для достижения более высоких уровней вселенской реальности.
[160:4.10] The career of a God-seeking man may prove to be a great success in the light of eternity, even though the whole temporal-life enterprise may appear as an overwhelming failure, provided each life failure yielded the culture of wisdom and spirit achievement. Do not make the mistake of confusing knowledge, culture, and wisdom. They are related in life, but they represent vastly differing spirit values; wisdom ever dominates knowledge and always glorifies culture.
В аспекте вечности путь Богоискателя может оказаться чрезвычайно успешным, даже если весь его опыт бренной жизни представляется полным провалом, – при условии, что каждая неудача обогащала его культурой мудрости в совокупности с духовным достижением. Не ошибайтесь – не путайте знание, культуру и мудрость. В жизни они взаимосвязаны, однако выражают совершенно различные духовные ценности; мудрость всегда преобладает над знанием и постоянно возвышает культуру.

5. THE RELIGION OF THE IDEAL

5. РЕЛИГИЯ ИДЕАЛА

[160:5.1] You have told me that your Master regards genuine human religion as the individual’s experience with spiritual realities. I have regarded religion as man’s experience of reacting to something which he regards as being worthy of the homage and devotion of all mankind. In this sense, religion symbolizes our supreme devotion to that which represents our highest concept of the ideals of reality and the farthest reach of our minds toward eternal possibilities of spiritual attainment.
Вы сказали мне, что ваш Учитель рассматривает истинную человеческую религию как опыт взаимодействия индивидуума с духовными реальностями. Я представлял религию как опыт реагирования человека на нечто такое, что он считает достойным почитания и приверженности всего человечества. В этом смысле религия символизирует нашу величайшую преданность тому, что соответствует высшему человеческому представлению об идеалах реальности и предельному устремлению наших разумов к вечным возможностям духовного достижения.
[160:5.2] When men react to religion in the tribal, national, or racial sense, it is because they look upon those without their group as not being truly human. We always look upon the object of our religious loyalty as being worthy of the reverence of all men. Religion can never be a matter of mere intellectual belief or philosophic reasoning; religion is always and forever a mode of reacting to the situations of life; it is a species of conduct. Religion embraces thinking, feeling, and acting reverently toward some reality which we deem worthy of universal adoration.
Когда люди реагируют на религию в племенном, национальном или расовом смысле, это происходит потому, что они не считают полноценными людьми тех, кто не относится к их группе. Мы всегда считаем, что объект нашей религиозной преданности достоин почитания всеми людьми. Религия никогда не сводится к одним только интеллектуальным убеждениям или философским рассуждениям; религия всегда была и всегда будет способом реагирования на жизненные ситуации; она есть разновидность поведения. Религия включает в себя благоговейные мысли, чувства и действия по отношению к некоторой реальности, которую мы считаем достойной всеобщего поклонения.
[160:5.3] If something has become a religion in your experience, it is self-evident that you already have become an active evangel of that religion since you deem the supreme concept of your religion as being worthy of the worship of all mankind, all universe intelligences. If you are not a positive and missionary evangel of your religion, you are self-deceived in that what you call a religion is only a traditional belief or a mere system of intellectual philosophy. If your religion is a spiritual experience, your object of worship must be the universal spirit reality and ideal of all your spiritualized concepts. All religions based on fear, emotion, tradition, and philosophy I term the intellectual religions, while those based on true spirit experience I would term the true religions. The object of religious devotion may be material or spiritual, true or false, real or unreal, human or divine. Religions can therefore be either good or evil.
Если нечто в вашем опыте стало религией, то очевидно, что вы уже стали активным проповедником такой религии, ибо полагаете, что высшее представление о вашей религии достойно поклонения всего человечества, всех разумных существ во вселенной. Если вы не являетесь активным миссионером-проповедником своей религии, то вы занимаетесь самообманом, называя религией то, что является лишь традиционным верованием или системой интеллектуальной философии. Если ваша религия представляет собой духовный опыт, объект вашего поклонения должен быть всеобщей духовной реальностью и идеалом всех ваших одухотворённых идей. Все религии, основанные на страхе, эмоциях, традициях и философии я называю интеллектуальными религиями, в то время как те, которые основаны на подлинном духовном опыте, я назвал бы истинными религиями. Объект религиозной преданности может быть материальным или духовным, истинным или ложным, реальным или нереальным, человеческим или божественным. Поэтому религии могут быть как праведными, так и ущербными.
[160:5.4] Morality and religion are not necessarily the same. A system of morals, by grasping an object of worship, may become a religion. A religion, by losing its universal appeal to loyalty and supreme devotion, may evolve into a system of philosophy or a code of morals. This thing, being, state, or order of existence, or possibility of attainment which constitutes the supreme ideal of religious loyalty, and which is the recipient of the religious devotion of those who worship, is God. Regardless of the name applied to this ideal of spirit reality, it is God.
Мораль и религия не обязательно совпадают. Если в нравственной системе появляется объект поклонения, такая система может стать религией. Религия, которая перестаёт взывать к безраздельной верности и высшей преданности, может переродиться в философскую систему или моральный кодекс. Вещь, существо, состояние, уклад бытия или возможность достижения – то, что образует высочайший идеал религиозной преданности и является объектом религиозной приверженности тех, кто поклоняется, – есть Бог. Каким бы именем ни называли этот идеал духовной реальности, он является Богом.
[160:5.5] The social characteristics of a true religion consist in the fact that it invariably seeks to convert the individual and to transform the world. Religion implies the existence of undiscovered ideals which far transcend the known standards of ethics and morality embodied in even the highest social usages of the most mature institutions of civilization. Religion reaches out for undiscovered ideals, unexplored realities, superhuman values, divine wisdom, and true spirit attainment. True religion does all of this; all other beliefs are not worthy of the name. You cannot have a genuine spiritual religion without the supreme and supernal ideal of an eternal God. A religion without this God is an invention of man, a human institution of lifeless intellectual beliefs and meaningless emotional ceremonies. A religion might claim as the object of its devotion a great ideal. But such ideals of unreality are not attainable; such a concept is illusionary. The only ideals susceptible of human attainment are the divine realities of the infinite values resident in the spiritual fact of the eternal God.
Социальные особенности истинной религии заключаются в том, что она неизменно стремится обратить индивидуума и преобразовать мир. Религия предполагает существование нераскрытых идеалов, которые значительно превосходят известные нормы этики и морали, воплощённые даже в самых развитых социальных укладах наиболее зрелых институтов цивилизации. Религия стремится к неоткрытым идеалам, неисследованным реальностям, сверхчеловеческим ценностям, божественной мудрости и истинному духовному достижению. Истинная религия соответствует всему этому; все остальные вероучения недостойны называться религией. Подлинная духовная религия невозможна без высшего небесного идеала вечного Бога. Религия без Бога – изобретение человека, человеческий институт безжизненных рациональных вероучений и бессмысленных эмоциональных церемоний. Религия может выдвигать в качестве объекта своей приверженности великий идеал. Однако такие идеалы несуществующей реальности недостижимы; такая идея иллюзорна. Единственными идеалами, которых способен достигнуть человек, являются божественные реальности бесконечных ценностей, заключённые в духовном факте вечного Бога.
[160:5.6] The word God, the idea of God as contrasted with the ideal of God, can become a part of any religion, no matter how puerile or false that religion may chance to be. And this idea of God can become anything which those who entertain it may choose to make it. The lower religions shape their ideas of God to meet the natural state of the human heart; the higher religions demand that the human heart shall be changed to meet the demands of the ideals of true religion.
Само слово Бог, сама идея Бога в отличие от идеала Бога, может стать частью любой религии, какой бы наивной или ложной она ни была. И такая идея Бога может стать чем угодно в зависимости от смысла, вкладываемого теми, кто её исповедует. Религии более низкого уровня формируют свои представления о Боге соответственно естественному состоянию человеческого сердца; религии более высокого уровня требуют от человеческого сердца измениться, чтобы отвечать идеалам истинной религии.

[160:5.7] The religion of Jesus transcends all our former concepts of the idea of worship in that he not only portrays his Father as the ideal of infinite reality but positively declares that this divine source of values and the eternal center of the universe is truly and personally attainable by every mortal creature who chooses to enter the kingdom of heaven on earth, thereby acknowledging the acceptance of sonship with God and brotherhood with man. That, I submit, is the highest concept of religion the world has ever known, and I pronounce that there can never be a higher since this gospel embraces the infinity of realities, the divinity of values, and the eternity of universal attainments. Such a concept constitutes the achievement of the experience of the idealism of the supreme and the ultimate.
Религия Иисуса превосходит все предшествующие представления об идее поклонения, ибо он не только изображает своего Отца как идеал бесконечной реальности, но уверенно провозглашает, что этот божественный источник ценностей и вечный центр вселенной истинно и лично достижим каждым смертным созданием, которое решает войти в царство небесное на земле и тем самым заявить о принятии Богосыновства и человеческого братства. Я признаю, что это является высочайшим представлением о религии из всех, когда-либо известных миру, и я заявляю, что более высокое представление невозможно, ибо это евангелие охватывает бесконечность реальностей, божественность ценностей и вечность всеобщих достижений. Такая концепция представляет собой достижение опыта идеализма на верховном и предельном уровнях.
[160:5.8] I am not only intrigued by the consummate ideals of this religion of your Master, but I am mightily moved to profess my belief in his announcement that these ideals of spirit realities are attainable; that you and I can enter upon this long and eternal adventure with his assurance of the certainty of our ultimate arrival at the portals of Paradise. My brethren, I am a believer, I have embarked; I am on my way with you in this eternal venture. The Master says he came from the Father, and that he will show us the way. I am fully persuaded he speaks the truth. I am finally convinced that there are no attainable ideals of reality or values of perfection apart from the eternal and Universal Father.
Я не только глубоко увлечён совершенными идеалами религии вашего Учителя, но и испытываю глубокое волнение, признавая свою веру в его утверждение достижимости этих идеалов духовных реальностей; в то, что вы и я можем приступить к этому длительному и вечному подвигу, вдохновлённые его заверениями в несомненности того, что в конечном итоге мы придём к вратам Рая. Братья мои, я верую, я встал на этот путь; вместе с вами я иду по пути этого вечного свершения. Учитель говорит, что он пришёл от Отца и что он укажет нам путь. Я полностью уверен в том, что он говорит истину. Я абсолютно убеждён, что не существует иных достижимых идеалов реальности или ценностей совершенства, вне вечного и Всеобщего Отца.
[160:5.9] I come, then, to worship, not merely the God of existences, but the God of the possibility of all future existences. Therefore must your devotion to a supreme ideal, if that ideal is real, be devotion to this God of past, present, and future universes of things and beings. And there is no other God, for there cannot possibly be any other God. All other gods are figments of the imagination, illusions of mortal mind, distortions of false logic, and the self-deceptive idols of those who create them. Yes, you can have a religion without this God, but it does not mean anything. And if you seek to substitute the word God for the reality of this ideal of the living God, you have only deluded yourself by putting an idea in the place of an ideal, a divine reality. Such beliefs are merely religions of wishful fancy.
Поэтому я пришёл поклоняться не просто Богу бытия, но и Богу возможности всего будущего существования. Следовательно, ваша приверженность высочайшему идеалу – если он реален – должна стать приверженностью этому Богу прошлых, настоящих и будущих вселенных всего сущего. И другого Бога нет, ибо существование другого Бога невозможно. Все остальные боги являются плодом воображения, иллюзиями смертного разума, искажениями ошибочной логики и идолами – результатом самообмана их творцов. Да, религия без этого Бога возможна, но она лишена какого-либо смысла. И если вы стремитесь заменить реальность этого идеала живого Бога словом «Бог», то вы лишь обманываете себя, ставя идею на место идеала, на место божественной реальности. Такие вероучения – это всего лишь религии, основанные на иллюзорных мечтаниях.
[160:5.10] I see in the teachings of Jesus, religion at its best. This gospel enables us to seek for the true God and to find him. But are we willing to pay the price of this entrance into the kingdom of heaven? Are we willing to be born again? to be remade? Are we willing to be subject to this terrible and testing process of self-destruction and soul reconstruction? Has not the Master said: «Whoso would save his life must lose it. Think not that I have come to bring peace but rather a soul struggle»? True, after we pay the price of dedication to the Father’s will, we do experience great peace provided we continue to walk in these spiritual paths of consecrated living.
В учениях Иисуса я вижу религию в лучшем смысле этого слова. Это евангелие позволяет нам искать истинного Бога и находить его. Но готовы ли мы платить такую цену за вхождение в царство небесное? Хотим ли мы нового рождения, желаем ли мы воссоздания? Готовы ли мы подвергнуть себя этому необыкновенно тяжёлому процессу уничтожения «я» и возрождения души? Разве Учитель не сказал: «Тот, кто захочет сберечь свою жизнь, тот потеряет её. Не думайте, что я пришёл принести на землю мир, – я принёс душевную борьбу?» Конечно, заплатив цену, – посвятив себя исполнению воли Отца, – мы действительно обретаем великий покой при условии, что продолжаем идти по этим духовным путям посвящённой жизни.
[160:5.11] Now are we truly forsaking the lures of the known order of existence while we unreservedly dedicate our quest to the lures of the unknown and unexplored order of the existence of a future life of adventure in the spirit worlds of the higher idealism of divine reality. And we seek for those symbols of meaning wherewith to convey to our fellow men these concepts of the reality of the idealism of the religion of Jesus, and we will not cease to pray for that day when all mankind shall be thrilled by the communal vision of this supreme truth. Just now, our focalized concept of the Father, as held in our hearts, is that God is spirit; as conveyed to our fellows, that God is love.
Ныне мы действительно отказываемся от соблазнов известного уклада бытия и безоговорочно посвящаем себя поиску соблазнов неизвестного и неисследованного уклада бытия будущей жизни – жизни свершений в духовных мирах высшего идеализма божественной реальности. И мы ищем такие смысловые символы, с помощью которых можно было бы передать нашим собратьям эти представления о реальности идеализма религии Иисуса, и мы будем неустанно молиться о том дне, когда всё человечество будет охвачено общим для всех видением высочайшей истины. Пока же локализованное представление об Отце, хранимое в наших сердцах – состоит в том, что Бог есть дух, а выражаемое нашим собратьям – в том, что Бог есть любовь.
[160:5.12] The religion of Jesus demands living and spiritual experience. Other religions may consist in traditional beliefs, emotional feelings, philosophic consciousness, and all of that, but the teaching of the Master requires the attainment of actual levels of real spirit progression.
Религия Иисуса требует живого и духовного опыта. Остальные религии могут заключаться в традиционных верованиях, эмоциональных переживаниях, философском сознании и во всём вышеупомянутом, однако учение Иисуса требует восхождения на действительные уровни реального духовного прогресса.
[160:5.13] The consciousness of the impulse to be like God is not true religion. The feelings of the emotion to worship God are not true religion. The knowledge of the conviction to forsake self and serve God is not true religion. The wisdom of the reasoning that this religion is the best of all is not religion as a personal and spiritual experience. True religion has reference to destiny and reality of attainment as well as to the reality and idealism of that which is wholeheartedly faith-accepted. And all of this must be made personal to us by the revelation of the Spirit of Truth.
Осознание стремления быть подобным Богу не есть истинная религия. Ощущение чувства поклонения Богу не есть истинная религия. Осознанное намерение отказаться от себя и служить Богу не есть истинная религия. Мудрость рассуждения о том, что данная религия является лучшей из всех, не есть религия как личный и духовный опыт. Истинная религия говорит о предназначении и реальности достижения, равно как и о реальности и идеализме того, что чистосердечно принято верой. И всё это должно стать нашим личным достоянием благодаря откровению Духа Истины.

[160:5.14] And thus ended the dissertations of the Greek philosopher, one of the greatest of his race, who had become a believer in the gospel of Jesus.
Так завершились рассуждения греческого философа – одного из величайших представителей своего народа, уверовавшего в евангелие Иисуса.