156 Пребывание в Тире и Сидоне

(The Sojourn at Tyre and Sidon) 

 

[156:0.1] ON FRIDAY afternoon, June 10, Jesus and his associates arrived in the environs of Sidon, where they stopped at the home of a well-to-do woman who had been a patient in the Bethsaida hospital during the times when Jesus was at the height of his popular favor. The evangelists and the apostles were lodged with her friends in the immediate neighborhood, and they rested over the Sabbath day amid these refreshing surroundings. They spent almost two and one-half weeks in Sidon and vicinity before they prepared to visit the coast cities to the north.
ПОПОЛУДНИ в пятницу, 10 июня, Иисус и его товарищи достигли окрестностей Сидона, где они остановились в доме состоятельной женщины, лечившейся в больнице Вифсаиды в те времена, когда Иисус находился в зените славы. Евангелисты и апостолы разместились поблизости у её друзей, и всю субботу они посвятили отдыху в этих благодатных местах. Они провели в Сидоне и его окрестностях около двух с половиной недель, прежде чем отправились в прибрежные города на севере побережья.
[156:0.2] This June Sabbath day was one of great quiet. The evangelists and apostles were altogether absorbed in their meditations regarding the discourses of the Master on religion to which they had listened en route to Sidon. They were all able to appreciate something of what he had told them, but none of them fully grasped the import of his teaching.
Эта июньская суббота была днём великого покоя. Евангелисты и апостолы сосредоточенно размышляли над беседами Учителя о религии, услышанными на пути в Сидон. Каждый из них был способен в той или иной степени оценить значимость сказанного, но никто не постиг смысла его учения в полной мере.

1. THE SYRIAN WOMAN 

1. СИРИЙСКАЯ ЖЕНЩИНА

[156:1.1] There lived near the home of Karuska, where the Master lodged, a Syrian woman who had heard much of Jesus as a great healer and teacher, and on this Sabbath afternoon she came over, bringing her little daughter. The child, about twelve years old, was afflicted with a grievous nervous disorder characterized by convulsions and other distressing manifestations.
Неподалёку от дома Каруски, где поселился Учитель, жила сирийская женщина, которая была наслышана об Иисусе как о великом целителе и учителе, и пополудни в субботу она пришла, приведя с собой свою дочь. Девочка, которой было около двенадцати лет, страдала тяжёлым нервным расстройством, сопровождавшимся конвульсиями и другими мучительными симптомами.
[156:1.2] Jesus had charged his associates to tell no one of his presence at the home of Karuska, explaining that he desired to have a rest. While they had obeyed their Master’s instructions, the servant of Karuska had gone over to the house of this Syrian woman, Norana, to inform her that Jesus lodged at the home of her mistress and had urged this anxious mother to bring her afflicted daughter for healing. This mother, of course, believed that her child was possessed by a demon, an unclean spirit.
Иисус велел своим товарищам никому не говорить о его пребывании в доме Каруски, объяснив, что желает отдохнуть. Они выполнили указание своего Учителя, однако служанка Каруски отправилась к этой сирийке, Норане, и сообщив ей, что Иисус остановился у её хозяйки, велела несчастной матери привести свою страдающую дочь для лечения. Эта мать, конечно же, считала, что её дитя одержимо бесом, нечистым духом.
[156:1.3] When Norana arrived with her daughter, the Alpheus twins explained through an interpreter that the Master was resting and could not be disturbed; whereupon Norana replied that she and the child would remain right there until the Master had finished his rest. Peter also endeavored to reason with her and to persuade her to go home. He explained that Jesus was weary with much teaching and healing, and that he had come to Phoenicia for a period of quiet and rest. But it was futile; Norana would not leave. To Peter’s entreaties she replied only: «I will not depart until I have seen your Master. I know he can cast the demon out of my child, and I will not go until the healer has looked upon my daughter.»
Когда Норана прибыла со своей дочерью, близнецы Алфеевы объяснили ей через переводчика, что Учитель отдыхает и что его нельзя тревожить; на что Норана ответила, что она и её ребёнок не сдвинутся с места, пока Учитель не завершит свой отдых. Пётр также попытался урезонить её и уговорить вернуться домой. Он объяснил, что Иисус устал от продолжительного периода обучения и целительства, и что он пришёл в Финикию, чтобы обрести покой и немного отдохнуть. Но это ничего не дало; Норана ни за что не хотела уходить. В ответ на уговоры Петра она только сказала: «Я не уйду, пока не увижу вашего Учителя. Я знаю, что он может изгнать беса из моего ребёнка, и я не уйду до тех пор, пока целитель не посмотрит мою дочь».
[156:1.4] Then Thomas sought to send the woman away but met only with failure. To him she said: «I have faith that your Master can cast out this demon which torments my child. I have heard of his mighty works in Galilee, and I believe in him. What has happened to you, his disciples, that you would send away those who come seeking your Master’s help?» And when she had thus spoken, Thomas withdrew.
После этого Фома попытался отослать женщину, но и его постигла неудача. Ему она сказала «Я верю, что ваш Учитель может изгнать этого беса, терзающего моё дитя. Я слышала о чудесах, которые он творил в Галилее, и я верую в него. Что случилось с вами, его учениками, что вы готовы прогнать тех, кто приходит за помощью к вашему Учителю?» Услышав эти слова, Фома удалился.
[156:1.5] Then came forward Simon Zelotes to remonstrate with Norana. Said Simon: «Woman, you are a Greek-speaking gentile. It is not right that you should expect the Master to take the bread intended for the children of the favored household and cast it to the dogs.» But Norana refused to take offense at Simon’s thrust. She replied only: «Yes, teacher, I understand your words. I am only a dog in the eyes of the Jews, but as concerns your Master, I am a believing dog. I am determined that he shall see my daughter, for I am persuaded that, if he shall but look upon her, he will heal her. And even you, my good man, would not dare to deprive the dogs of the privilege of obtaining the crumbs which chance to fall from the children’s table.»
Тогда увещевать Норану вышел Симон Зелот, сказавший: «Женщина, ты говоришь по-гречески и принадлежишь к иноверцам. Тебе не следует ожидать, что Учитель возьмёт хлеб, предназначенный для детей избранного дома, и бросит его собакам». Но Норана не стала обижаться на укол Симона. Она только ответила: «Да, учитель, я поняла твои слова. В глазах евреев я всего лишь собака, но что касается твоего Учителя, то я собака верующая. Я полна решимости добиться того, чтобы он посмотрел мою дочь, ибо я убеждена, что стоит ему взглянуть на неё, как она исцелится. И даже ты, добрый человек, не посмеешь лишить собак права воспользоваться крохами, упавшими с детского стола».
[156:1.6] At just this time the little girl was seized with a violent convulsion before them all, and the mother cried out: «There, you can see that my child is possessed by an evil spirit. If our need does not impress you, it would appeal to your Master, who I have been told loves all men and dares even to heal the gentiles when they believe. You are not worthy to be his disciples. I will not go until my child has been cured.»
Как раз в это время девочка, на виду у всех, забилась в сильных конвульсиях, и её мать воскликнула: «Вот, вы видите, что моё дитя одержимо злым духом. Если вас не трогает наша беда, я обращусь к вашему Учителю, ибо мне говорили, что он любит всех людей и не боится исцелять даже иноплеменников, если они веруют. Вы недостойны быть его учениками. Я не уйду, пока мой ребёнок не будет исцелён».
[156:1.7] Jesus, who had heard all of this conversation through an open window, now came outside, much to their surprise, and said: «O woman, great is your faith, so great that I cannot withhold that which you desire; go your way in peace. Your daughter already has been made whole.» And the little girl was well from that hour. As Norana and the child took leave, Jesus entreated them to tell no one of this occurrence; and while his associates did comply with this request, the mother and the child ceased not to proclaim the fact of the little girl’s healing throughout all the countryside and even in Sidon, so much so that Jesus found it advisable to change his lodgings within a few days.
И тут Иисус, который слышал весь этот разговор через открытое окно, вышел из дома и к их большому удивлению сказал: «О, женщина, велика твоя вера – столь велика, что я не могу лишить тебя того, что ты желаешь; ступай с миром. Твоя дочь уже поправилась». И с той минуты девочка была здорова. Когда Норана и ребёнок уходили, Иисус попросил их никому не говорить об этом случае. И хотя его товарищи выполнили эту просьбу, мать и дитя, не переставая, возвещали об исцелении девочки по всей округе вплоть до Сидона, вследствие чего через несколько дней Иисус пришёл к выводу, что ему следует перебраться в другое место.

[156:1.8] The next day, as Jesus taught his apostles, commenting on the cure of the daughter of the Syrian woman, he said: «And so it has been all the way along; you see for yourselves how the gentiles are able to exercise saving faith in the teachings of the gospel of the kingdom of heaven. Verily, verily, I tell you that the Father’s kingdom shall be taken by the gentiles if the children of Abraham are not minded to show faith enough to enter therein.»
На следующий день, обучая своих апостолов, Иисус объяснил излечение дочери сирийской женщины, сказав: «И так было всегда: вы сами видите, что язычники способны исповедовать ту же спасительную веру в учения, провозглашаемые в евангелии небесного царства. Истинно, истинно вам говорю: царство Отца отойдёт язычникам, если дети Авраама не захотят уверовать настолько, чтобы войти в него».

2. TEACHING IN SIDON 

2. ОБУЧЕНИЕ В СИДОНЕ

[156:2.1] In entering Sidon, Jesus and his associates passed over a bridge, the first one many of them had ever seen. As they walked over this bridge, Jesus, among other things, said: «This world is only a bridge; you may pass over it, but you should not think to build a dwelling place upon it.»
При входе в Сидон Иисус и его товарищи прошли по мосту, и для многих из них это был первый мост, который они видели в своей жизни. Когда они проходили по нему, Иисус в числе прочего сказал: «Этот мир – лишь мост; вы можете пройти по нему, но вам не следует думать о том, чтобы устроить на нём жилище». 

[156:2.2] As the twenty-four began their labors in Sidon, Jesus went to stay in a home just north of the city, the house of Justa and her mother, Bernice. Jesus taught the twenty-four each morning at the home of Justa, and they went abroad in Sidon to teach and preach during the afternoons and evenings.
Когда двадцать четыре начали трудиться в Сидоне, Иисус поселился в доме Юсты и её матери Вереники, находившемся на северной окраине города. Каждое утро Иисус учил своих спутников в доме Юсты, а дни и вечера они проводили в Сидоне, где учили и проповедовали.
[156:2.3] The apostles and the evangelists were greatly cheered by the manner in which the gentiles of Sidon received their message; during their short sojourn many were added to the kingdom. This period of about six weeks in Phoenicia was a very fruitful time in the work of winning souls, but the later Jewish writers of the Gospels were wont lightly to pass over the record of this warm reception of Jesus’ teachings by these gentiles at this very time when such a large number of his own people were in hostile array against him.
Апостолов и евангелистов чрезвычайно воодушевило то, как язычники Сидона принимали их проповеди; за время их короткого пребывания многие вошли в царство. Финикийский период, продолжавшийся около шести недель, оказался весьма плодотворным для обретения новых душ, однако последующие еврейские авторы евангелий были склонны не придавать большого значения рассказам об этом тёплом приёме учений Иисуса язычниками в то самое время, когда столь многие из его соплеменников относились к нему враждебно.
[156:2.4] In many ways these gentile believers appreciated Jesus’ teachings more fully than the Jews. Many of these Greek-speaking Syrophoenicians came to know not only that Jesus was like God but also that God was like Jesus. These so-called heathen achieved a good understanding of the Master’s teachings about the uniformity of the laws of this world and the entire universe. They grasped the teaching that God is no respecter of persons, races, or nations; that there is no favoritism with the Universal Father; that the universe is wholly and ever law-abiding and unfailingly dependable. These gentiles were not afraid of Jesus; they dared to accept his message. All down through the ages men have not been unable to comprehend Jesus; they have been afraid to.
Во многих отношениях эти верующие язычники восприняли его учения глубже, чем евреи. Многие из говоривших по-гречески сирофиникиян познали не только то, что Иисус подобен Богу, но и то, что Бог подобен Иисусу. Эти так называемые язычники достигли глубокого понимания доктрин Учителя о единообразии законов этого мира и всей вселенной. Они постигли учение о том, что Бог не отдаёт предпочтения индивидуумам, народам или нациям, что во Всеобщем Отце нет фаворитизма, что вселенная всецело и извечно законопослушна и неизменно надёжна. Эти язычники не боялись Иисуса; они решились принять его послание. На протяжении веков люди были способны понять Иисуса; но они боялись это сделать.

[156:2.5] Jesus made it clear to the twenty-four that he had not fled from Galilee because he lacked courage to confront his enemies. They comprehended that he was not yet ready for an open clash with established religion, and that he did not seek to become a martyr. It was during one of these conferences at the home of Justa that the Master first told his disciples that «even though heaven and earth shall pass away, my words of truth shall not.»
Иисус разъяснил двадцати четырём, что он бежал из Галилеи вовсе не потому, что ему не хватило мужества встретиться лицом к лицу со своими врагами. Они поняли, что он был ещё не готов к открытому столкновению с общепринятой религией и не стремился стать мучеником. Именно во время одной из этих бесед в доме Юсты он впервые сказал своим ученикам, что «даже если небеса и земля исчезнут, мои слова истины останутся». 

[156:2.6] The theme of Jesus’ instructions during the sojourn at Sidon was spiritual progression. He told them they could not stand still; they must go forward in righteousness or retrogress into evil and sin. He admonished them to «forget those things which are in the past while you push forward to embrace the greater realities of the kingdom.» He besought them not to be content with their childhood in the gospel but to strive for the attainment of the full stature of divine sonship in the communion of the spirit and in the fellowship of believers.
Основной темой наставлений Иисуса во время пребывания в Сидоне было духовное развитие. Он говорил им о том, что невозможно оставаться на одном месте; они должны либо идти вперёд в праведности, либо двигаться вспять, ко злу и пороку. Он советовал им «не думать о том, что осталось в прошлом, а стремиться вперёд, к более возвышенным реальностям царства». Он призывал их не довольствоваться своим евангелическим детством, но прилагать все силы к достижению высоты полноценного божественного сыновства в духовном общении и вероисповедном братстве.
[156:2.7] Said Jesus: «My disciples must not only cease to do evil but learn to do well; you must not only be cleansed from all conscious sin, but you must refuse to harbor even the feelings of guilt. If you confess your sins, they are forgiven; therefore must you maintain a conscience void of offense.»
Иисус сказал: «Мои ученики должны не только перестать творить зло, но и научиться творить добро; вы должны не только очиститься от всякого сознательного греха, но вы не должны позволять себе таить даже чувства вины. Если вы исповедали свои грехи, они прощены; поэтому ваша совесть всегда должна оставаться чистой».
[156:2.8] Jesus greatly enjoyed the keen sense of humor which these gentiles exhibited. It was the sense of humor displayed by Norana, the Syrian woman, as well as her great and persistent faith, that so touched the Master’s heart and appealed to his mercy. Jesus greatly regretted that his people – the Jews – were so lacking in humor. He once said to Thomas: «My people take themselves too seriously; they are just about devoid of an appreciation of humor. The burdensome religion of the Pharisees could never have had origin among a people with a sense of humor. They also lack consistency; they strain at gnats and swallow camels.»
Иисусу очень нравилось тонкое чувство юмора, проявляемое этими язычниками. Именно это чувство юмора, продемонстрированное сирийкой Нораной вместе с её великой и непреклонной верой, настолько тронуло сердце Учителя, что пробудило в нём милосердие. Иисус чрезвычайно сожалел о том, что его народу – евреям – столь не хватает чувства юмора. Однажды он сказал Фоме: «Мой народ относится к себе слишком серьёзно; он почти полностью лишён различения юмора. Обременительная религия фарисеев никогда не могла бы появиться в народе, обладающем чувством юмора. Моим соплеменникам не хватает также последовательности: они отцеживают комаров и проглатывают верблюдов».

3. THE JOURNEY UP THE COAST 

3. ПУТЕШЕСТВИЕ ВДОЛЬ ПОБЕРЕЖЬЯ НА СЕВЕР

[156:3.1] On Tuesday, June 28, the Master and his associates left Sidon, going up the coast to Porphyreon and Heldua. They were well received by the gentiles, and many were added to the kingdom during this week of teaching and preaching. The apostles preached in Porphyreon and the evangelists taught in Heldua. While the twenty-four were thus engaged in their work, Jesus left them for a period of three or four days, paying a visit to the coast city of Beirut, where he visited with a Syrian named Malach, who was a believer, and who had been at Bethsaida the year before.
Во вторник, 28 июня, Учитель и его товарищи покинули Сидон и отправились вдоль побережья на север, в прибрежные города Порфирион и Гелдую. Язычники оказали им тёплый приём, и много людей вступило в царство за эту неделю обучения и проповедей. Апостолы проповедовали в Порфирионе, а евангелисты учили в Гелдуе. Пока двадцать четыре занимались своим делом, Иисус оставил их на три-четыре дня и посетил прибрежный город Бейрут, где  навестил верующего сирийца по имени Малах, который годом ранее побывал в Вифсаиде.
[156:3.2] On Wednesday, July 6, they all returned to Sidon and tarried at the home of Justa until Sunday morning, when they departed for Tyre, going south along the coast by way of Sarepta, arriving at Tyre on Monday, July 11. By this time the apostles and the evangelists were becoming accustomed to working among these so-called gentiles, who were in reality mainly descended from the earlier Canaanite tribes of still earlier Semitic origin. All of these peoples spoke the Greek language. It was a great surprise to the apostles and evangelists to observe the eagerness of these gentiles to hear the gospel and to note the readiness with which many of them believed.
В среду, 6 июля, все они вернулись в Сидон и остановились в доме Юсты до утра воскресенья, после чего отправились в Тир, направляясь вдоль побережья на юг через Сарепту, и прибыли в Тир в понедельник, 11 июля. К этому времени апостолы и евангелисты начали привыкать к труду среди этих так называемых язычников, которые в действительности являлись, в основном, потомками древних ханаанских племён, имеющих ещё более древнее семитское происхождение. Все эти племена говорили по-гречески. Для апостолов и евангелистов было большой неожиданностью наблюдать, с каким пылом эти иноверцы слушают евангелие, и видеть, с какой готовностью многие из них принимают его.

4. AT TYRE 

4. В ТИРЕ

[156:4.1] From July 11 to July 24 they taught in Tyre. Each of the apostles took with him one of the evangelists, and thus two and two they taught and preached in all parts of Tyre and its environs. The polyglot population of this busy seaport heard them gladly, and many were baptized into the outward fellowship of the kingdom. Jesus maintained his headquarters at the home of a Jew named Joseph, a believer, who lived three or four miles south of Tyre, not far from the tomb of Hiram who had been king of the city-state of Tyre during the times of David and Solomon.
С 11 по 24 июля они учили в Тире. Каждый из апостолов взял с собой одного из евангелистов, и так, попарно, они учили и проповедовали во всех районах Тира и его окрестностях. Многоязыкое население этого шумного морского порта с радостью слушало их, и многие приняли крещение – формальный знак вступления в братство царства. Иисус поселился в доме верующего еврея по имени Иосиф, жившего в трёх-четырёх милях к югу от Тира, неподалёку от гробницы Хирама – царя города-государства Тира во времена Давида и Соломона.
[156:4.2] Daily, for this period of two weeks, the apostles and evangelists entered Tyre by way of Alexander’s mole to conduct small meetings, and each night most of them would return to the encampment at Joseph’s house south of the city. Every day believers came out from the city to talk with Jesus at his resting place. The Master spoke in Tyre only once, on the afternoon of July 20, when he taught the believers concerning the Father’s love for all mankind and about the mission of the Son to reveal the Father to all races of men. There was such an interest in the gospel of the kingdom among these gentiles that, on this occasion, the doors of the Melkarth temple were opened to him, and it is interesting to record that in subsequent years a Christian church was built on the very site of this ancient temple.
В течение двух недель апостолы и евангелисты ежедневно входили в Тир через Александрийскую дамбу, проводили в городе короткие встречи, и каждый вечер большинство из них возвращались на ночлег в дом Иосифа, находившийся к югу от города. Каждый день верующие приходили из города, чтобы побеседовать с Иисусом в месте его отдыха. Учитель выступил в Тире только один раз, 20 июля пополудни, когда он говорил верующим о любви Отца ко всему человечеству и о миссии Сына – раскрыть Отца всем народам. Эти иноверцы проявили такой интерес к евангелию царства, что в тот день перед Иисусом были открыты двери храма Мелькарта и интересно отметить, что в последующие годы на том самом месте, где стоял этот древний храм, была построена христианская церковь.
[156:4.3] Many of the leaders in the manufacture of Tyrian purple, the dye that made Tyre and Sidon famous the world over, and which contributed so much to their world-wide commerce and consequent enrichment, believed in the kingdom. When, shortly thereafter, the supply of the sea animals which were the source of this dye began to diminish, these dye makers went forth in search of new habitats of these shellfish. And thus migrating to the ends of the earth, they carried with them the message of the fatherhood of God and the brotherhood of man – the gospel of the kingdom.
Многие ведущие производители тирского пурпура, – красителя, который прославил Тир и Сидон на весь мир и столь способствовал развитию их мировой торговли и последующему обогащению, – уверовали в царство. Вскоре, когда запасы морских животных, служивших источником этого красителя, начали таять, эти люди отправились на поиски новых мест обитания пигментных моллюсков. Странствуя по всему миру, они несли с собой проповедь об отцовстве Бога и братстве людей – евангелие царства.

5. JESUS’ TEACHING AT TYRE 

5. УЧЕНИЕ ИИСУСА В ТИРЕ

[156:5.1] On this Wednesday afternoon, in the course of his address, Jesus first told his followers the story of the white lily which rears its pure and snowy head high into the sunshine while its roots are grounded in the slime and muck of the darkened soil beneath. «Likewise,» said he, «mortal man, while he has his roots of origin and being in the animal soil of human nature, can by faith raise his spiritual nature up into the sunlight of heavenly truth and actually bear the noble fruits of the spirit.»
Пополудни в среду, в ходе своего выступления, Иисус впервые рассказал своим последователям о белой лилии, которая высоко тянется своей чистой и белоснежной головкой к свету, в то время как её корни уходят вниз, в тину и грязь чёрной земли. «Так и смертный человек»– сказал он. «Хотя происхождение и существование его человеческой природы уходят корнями в животную почву, через веру он способен возвысить свою духовную сущность до солнечного света божественной истины и действительно принести благородные плоды духа».
[156:5.2] It was during this same sermon that Jesus made use of his first and only parable having to do with his own trade – carpentry. In the course of his admonition to «Build well the foundations for the growth of a noble character of spiritual endowments,» he said: «In order to yield the fruits of the spirit, you must be born of the spirit. You must be taught by the spirit and be led by the spirit if you would live the spirit-filled life among your fellows. But do not make the mistake of the foolish carpenter who wastes valuable time squaring, measuring, and smoothing his worm-eaten and inwardly rotting timber and then, when he has thus bestowed all of his labor upon the unsound beam, must reject it as unfit to enter into the foundations of the building which he would construct to withstand the assaults of time and storm. Let every man make sure that the intellectual and moral foundations of character are such as will adequately support the superstructure of the enlarging and ennobling spiritual nature, which is thus to transform the mortal mind and then, in association with that re-created mind, is to achieve the evolvement of the soul of immortal destiny. Your spirit nature – the jointly created soul – is a living growth, but the mind and morals of the individual are the soil from which these higher manifestations of human development and divine destiny must spring. The soil of the evolving soul is human and material, but the destiny of this combined creature of mind and spirit is spiritual and divine.»
В ходе той же самой проповеди Иисус воспользовался первой и единственной притчей, имевшей отношение к его собственному ремеслу – столярному делу. Призывая «создавать хорошую основу для развития благородного и духовно одарённого характера», он сказал: «Для того чтобы приносить плоды духа, вы должны родиться в духе. Для того чтобы жить среди своих собратьев наполненной духом жизнью, вы должны учиться у духа и следовать его руководству. Но не повторяйте ошибку неразумного плотника, который тратит впустую ценное время на то, чтобы обтесать, размерить и зачистить съеденное червями и прогнившее внутри дерево, а после этого – вложив весь свой труд в испорченный материал – вынужден отвергнуть его как непригодный в качестве фундамента для здания, которое он собирался построить таким, чтобы оно выдерживало воздействие времени и непогоды. Пусть каждый человек позаботится о том, чтобы прочность интеллектуального и нравственного фундамента его характера была адекватна строению, являющему собой растущую и облагораживающую духовную сущность, которая должна соответствующим образом трансформировать смертный разум и, вслед за этим – в совокупности с таким преобразованным разумом, – добиться развития души, устремлённой в бессмертие. Ваша духовная сущность – совместно созданная душа – это живой рост, однако разум и нравственность индивидуума – это та почва, на которой должны вырасти эти высшие проявления человеческого развития и божественного предназначения. Почва эволюционирующей души есть почва человеческая и материальная, но предназначение этого совместного творения разума и духа есть предназначение духовное и божественное».
[156:5.3] On the evening of this same day Nathaniel asked Jesus: «Master, why do we pray that God will lead us not into temptation when we well know from your revelation of the Father that he never does such things?» Jesus answered Nathaniel:
Вечером того же дня Нафанаил спросил Иисуса: «Учитель, почему мы молим Бога не вводить нас во искушение, когда мы хорошо знаем из твоего откровения, что Отец никогда не делает этого?» Иисус ответил Нафанаилу:
[156:5.4] «It is not strange that you ask such questions seeing that you are beginning to know the Father as I know him, and not as the early Hebrew prophets so dimly saw him. You well know how our forefathers were disposed to see God in almost everything that happened. They looked for the hand of God in all natural occurrences and in every unusual episode of human experience. They connected God with both good and evil. They thought he softened the heart of Moses and hardened the heart of Pharaoh. When man had a strong urge to do something, good or evil, he was in the habit of accounting for these unusual emotions by remarking: `The Lord spoke to me saying, do thus and so, or go here and there.’ Accordingly, since men so often and so violently ran into temptation, it became the habit of our forefathers to believe that God led them thither for testing, punishing, or strengthening. But you, indeed, now know better. You know that men are all too often led into temptation by the urge of their own selfishness and by the impulses of their animal natures. When you are in this way tempted, I admonish you that, while you recognize temptation honestly and sincerely for just what it is, you intelligently redirect the energies of spirit, mind, and body, which are seeking expression, into higher channels and toward more idealistic goals. In this way may you transform your temptations into the highest types of uplifting mortal ministry while you almost wholly avoid these wasteful and weakening conflicts between the animal and spiritual natures.
«Неудивительно, что ты задаёшь такие вопросы: я вижу, что ты начинаешь познавать Отца таким, каким знаю его я, а не как древнееврейские пророки, столь смутно видевшие его. Ты хорошо знаешь, что наши предки были склонны усматривать участие Бога практически во всём происходящем. Они видели вмешательство Бога во всех естественных происшествиях, в каждом необычном эпизоде своего опыта. Они связывали Бога как с добром, так и со злом. Они считали, что он смягчил сердце Моисея и ожесточил сердце фараона. Когда человек ощущал сильное побуждение сделать что-либо – хорошее или плохое, – то, как правило, он объяснял эти необычные эмоции так: „Господь говорил со мной, велев сделать то-то или пойти туда-то». Поэтому – ввиду того, что эти люди столь часто и столь бурно поддавались искушениям, – для наших праотцов стало обычным верить, что их привёл к этому Бог с целью испытать, наказать или укрепить. Но сегодня вас уже не сбить с толку. Вы знаете, что люди слишком часто поддаются соблазну, следуя велениям своего собственного эгоизма и импульсам своей животной природы. Я призываю вас, чтобы, чувствуя такой соблазн, вы – честно и искренне воспринимая его таким, каким он является, – сознательно направляли ищущие выражения энергии духа, разума и тела на более высокие уровни и к более идеалистическим целям. Так вы сможете трансформировать свои искушения в высочайшие формы облагораживающего нравственного служения и в то же время практически полностью избежать бесполезных и изнуряющих столкновений животного и духовного начал. 
[156:5.5] «But let me warn you against the folly of undertaking to surmount temptation by the effort of supplanting one desire by another and supposedly superior desire through the mere force of the human will. If you would be truly triumphant over the temptations of the lesser and lower nature, you must come to that place of spiritual advantage where you have really and truly developed an actual interest in, and love for, those higher and more idealistic forms of conduct which your mind is desirous of substituting for these lower and less idealistic habits of behavior that you recognize as temptation. You will in this way be delivered through spiritual transformation rather than be increasingly overburdened with the deceptive suppression of mortal desires. The old and the inferior will be forgotten in the love for the new and the superior. Beauty is always triumphant over ugliness in the hearts of all who are illuminated by the love of truth. There is mighty power in the expulsive energy of a new and sincere spiritual affection. And again I say to you, be not overcome by evil but rather overcome evil with good.»
Но я хотел бы предупредить вас против безрассудства такого преодоления искушения, когда одно желание заменяется другим и, якобы, более высоким только за счёт силы человеческой воли. Если вы действительно желаете одержать победу над соблазнами менее существенной, низшей природы, вы должны достигнуть такого состояния духовного роста, при котором будете обладать настоящим, неподдельным влечением и любовью к более высоким и идеалистическим формам поведения, которыми ваш разум желает заменить эти более низкие и менее идеалистические наклонности, воспринимаемые вами как искушение. Так вы освободитесь от соблазнов с помощью духовного преображения, вместо того, чтобы всё больше отягощать себя грузом обманчивого подавления смертных желаний. Старое и низшее будет забыто в любви к новому и высшему. Красота всегда торжествует над уродством в сердцах всех тех, кто озарён любовью к истине. В очищающей энергии нового и искреннего духовного чувства заключена огромная сила. И вновь я говорю вам: не уступайте злу, но преодолевайте зло добром».
[156:5.6] Long into the night the apostles and evangelists continued to ask questions, and from the many answers we would present the following thoughts, restated in modern phraseology:
Апостолы и евангелисты продолжали задавать вопросы далеко за полночь, и из многочисленных ответов мы хотели бы представить некоторые мысли, выраженные современным языком:
[156:5.7] Forceful ambition, intelligent judgment, and seasoned wisdom are the essentials of material success. Leadership is dependent on natural ability, discretion, will power, and determination. Spiritual destiny is dependent on faith, love, and devotion to truth – hunger and thirst for righteousness – the wholehearted desire to find God and to be like him.
Развитое честолюбие, разумные суждения и испытанная мудрость являются основными условиями материального успеха. Лидерство зависит от природных способностей, прозорливости, силы воли и решимости. Духовное предназначение зависит от веры, любви и преданности истине – жажды праведности – чистосердечного желания найти Бога и быть подобным ему.
[156:5.8] Do not become discouraged by the discovery that you are human. Human nature may tend toward evil, but it is not inherently sinful. Be not downcast by your failure wholly to forget some of your regrettable experiences. The mistakes which you fail to forget in time will be forgotten in eternity. Lighten your burdens of soul by speedily acquiring a long-distance view of your destiny, a universe expansion of your career.
Пусть вас не обескураживает знание того, что вы – люди. Человеческая сущность может тяготеть ко злу, но она не является изначально греховной. Пусть неспособность полностью вытеснить из памяти какую-то часть своего прискорбного опыта не повергает вас в уныние. Ошибки, которые вам не удаётся забыть во времени, будут забыты в вечности. Облегчите груз, лежащий на ваших душах, быстрым обретением перспективного взгляда на своё предназначение – вселенское развитие вашего пути.
[156:5.9] Make not the mistake of estimating the soul’s worth by the imperfections of the mind or by the appetites of the body. Judge not the soul nor evaluate its destiny by the standard of a single unfortunate human episode. Your spiritual destiny is conditioned only by your spiritual longings and purposes.
Не заблуждайтесь – не выносите суждений о достоинствах души, исходя из несовершенств разума или потребностей тела. Не судите душу и не оценивайте её участь меркой отдельного злополучного эпизода в человеческой жизни. Ваше духовное предназначение обусловлено только вашими духовными устремлениями и целями.
[156:5.10] Religion is the exclusively spiritual experience of the evolving immortal soul of the God-knowing man, but moral power and spiritual energy are mighty forces which may be utilized in dealing with difficult social situations and in solving intricate economic problems. These moral and spiritual endowments make all levels of human living richer and more meaningful.
Религия представляет собой исключительно духовный опыт развития бессмертной души Богопознающего человека, однако нравственная сила и духовная энергия являются могущественными факторами, которые можно использовать при разрешении сложных социальных ситуаций и запутанных экономических проблем. Эти нравственные и духовные одарённости делают все уровни человеческой жизни более богатыми и значимыми.
[156:5.11] You are destined to live a narrow and mean life if you learn to love only those who love you. Human love may indeed be reciprocal, but divine love is outgoing in all its satisfaction-seeking. The less of love in any creature’s nature, the greater the love need, and the more does divine love seek to satisfy such need. Love is never self-seeking, and it cannot be self-bestowed. Divine love cannot be self-contained; it must be unselfishly bestowed.
Вам уготована ограниченная и жалкая жизнь, если вы научитесь любить только тех, кто любит вас. Человеческая любовь действительно может отличаться взаимностью, но божественная любовь не иссякает даже тогда, когда не встречает взаимности, к которой стремится. Чем меньше любви в природе какого-либо создания, тем больше его потребность в любви, и тем больше божественная любовь стремится удовлетворить такую потребность. Любовь никогда не ищет корысти и не может посвящаться самому себе. Божественная любовь не может замыкаться внутри себя; она должна бескорыстно посвящаться.
[156:5.12] Kingdom believers should possess an implicit faith, a whole-souled belief, in the certain triumph of righteousness. Kingdom builders must be undoubting of the truth of the gospel of eternal salvation. Believers must increasingly learn how to step aside from the rush of life – escape the harassments of material existence – while they refresh the soul, inspire the mind, and renew the spirit by worshipful communion.
Верующие в царство должны обладать безоговорочной верой, всей своей душой они должны быть уверены в непременном торжестве праведности. Строители царства не должны сомневаться в истине евангелия вечного спасения. Верующие должны уметь всё полнее отстраняться от жизненной суеты – избегать тревог материального бытия – и одновременно освежать душу, воодушевлять разум и обновлять дух вероисповедным общением.
[156:5.13] God-knowing individuals are not discouraged by misfortune or downcast by disappointment. Believers are immune to the depression consequent upon purely material upheavals; spirit livers are not perturbed by the episodes of the material world. Candidates for eternal life are practitioners of an invigorating and constructive technique for meeting all of the vicissitudes and harassments of mortal living. Every day a true believer lives, he finds it easier to do the right thing.
Несчастья не лишают Богопознающих индивидуумов мужества, разочарования не удручают их. Верующие защищены от уныния, возникающего вследствие чисто материальных потрясений; живущие в духе не приходят в смятение из-за происшествий материального мира. Кандидаты на вечную жизнь пользуются укрепляющим и созидательным методом, позволяющим встречать любые превратности и невзгоды смертной жизни. С каждым прожитым днём истинно верующему становится легче совершать правильные поступки.
[156:5.14] Spiritual living mightily increases true self-respect. But self-respect is not self-admiration. Self-respect is always co-ordinate with the love and service of one’s fellows. It is not possible to respect yourself more than you love your neighbor; the one is the measure of the capacity for the other.
Духовная жизнь существенно повышает истинное самоуважение. Однако самоуважение не есть самолюбование. Самоуважение всегда сочетается с любовью и служением своим собратьям. Степень уважения к себе прямо пропорциональна любви к ближнему; одно является мерой способности к другому.
[156:5.15] As the days pass, every true believer becomes more skillful in alluring his fellows into the love of eternal truth. Are you more resourceful in revealing goodness to humanity today than you were yesterday? Are you a better righteousness recommender this year than you were last year? Are you becoming increasingly artistic in your technique of leading hungry souls into the spiritual kingdom?
Со временем каждый истинно верующий становится всё более искусным в раскрытии своим собратьям очарования любви к вечной истине. Раскрывая людям добродетель, являетесь ли вы сегодня более находчивыми, чем вчера? Призывая к праведности, добиваетесь ли вы в этом году больших успехов, чем в прошлом? Ведя жаждущие души в духовное царство, делаете ли вы это со всё большим мастерством?
[156:5.16] Are your ideals sufficiently high to insure your eternal salvation while your ideas are so practical as to render you a useful citizen to function on earth in association with your mortal fellows? In the spirit, your citizenship is in heaven; in the flesh, you are still citizens of the earth kingdoms. Render to the Caesars the things which are material and to God those which are spiritual.
Являются ли ваши идеалы достаточно высокими для того, чтобы обеспечить вечное спасение, а ваши идеи – настолько практичными, чтобы сделать вас полезным гражданином на земле, способным сотрудничать со своими смертными братьями? В духе ваше гражданство – на небесах; во плоти вы продолжаете оставаться гражданами земных царств. Оставьте кесарю всё то, что материально, а Богу — то, что духовно.
[156:5.17] The measure of the spiritual capacity of the evolving soul is your faith in truth and your love for man, but the measure of your human strength of character is your ability to resist the holding of grudges and your capacity to withstand brooding in the face of deep sorrow. Defeat is the true mirror in which you may honestly view your real self.
Мерой духовной емкости эволюционирующей души является ваша вера в истину и ваша любовь к человеку, но мерой человеческой силы характера является ваша способность сдерживать неприязнь и противостоять мрачным размышлениям во времена глубокой печали. Поражение – это истинное зеркало, честно отражающее ваше подлинное лицо.
[156:5.18] As you grow older in years and more experienced in the affairs of the kingdom, are you becoming more tactful in dealing with troublesome mortals and more tolerant in living with stubborn associates? Tact is the fulcrum of social leverage, and tolerance is the earmark of a great soul. If you possess these rare and charming gifts, as the days pass you will become more alert and expert in your worthy efforts to avoid all unnecessary social misunderstandings. Such wise souls are able to avoid much of the trouble which is certain to be the portion of all who suffer from lack of emotional adjustment, those who refuse to grow up, and those who refuse to grow old gracefully.
С возрастом, набираясь опыта в делах царства, становитесь ли вы тактичнее в обращении с беспокойными смертными и терпимее в общении с упрямыми товарищами? Тактичность – это точка опоры социального рычага, а терпимость – признак великой души. Если вы обладаете этими редкими и чудесными дарами, то со временем вы станете более сметливыми и умелыми в своих достойных попытках избежать всех ненужных социальных недоразумений. Такие мудрые души способны оградить себя от множества неприятностей, непременно выпадающих на долю тех, кто страдает от недостатка эмоциональной гибкости, отказывается повзрослеть или достойно состариться.
[156:5.19] Avoid dishonesty and unfairness in all your efforts to preach truth and proclaim the gospel. Seek no unearned recognition and crave no undeserved sympathy. Love, freely receive from both divine and human sources regardless of your deserts, and love freely in return. But in all other things related to honor and adulation seek only that which honestly belongs to you.
Всякий раз, когда вы проповедуете истину и возвещаете евангелие, избегайте лживости и нечестности. Не ищите признания, не заработав его; не ждите сочувствия, не заслужив его. Независимо от собственных заслуг, широко принимайте любовь как от человеческих, так и божественных источников, и щедро отдавайте её. Но во всём остальном, что касается достоинства и похвал, ищите только то, что по праву принадлежит вам.
[156:5.20] The God-conscious mortal is certain of salvation; he is unafraid of life; he is honest and consistent. He knows how bravely to endure unavoidable suffering; he is uncomplaining when faced by inescapable hardship.
Богоосознающий человек уверен в спасении; он не боится жизни; он искренен и последователен. Он умеет храбро переносить неотвратимые страдания; он не ропщет, сталкиваясь с неизбежными трудностями.
[156:5.21] The true believer does not grow weary in well-doing just because he is thwarted. Difficulty whets the ardor of the truth lover, while obstacles only challenge the exertions of the undaunted kingdom builder.
Одни только препятствия не могут заставить истинно верующего, творящего добро, опустить руки. Трудности разжигают пыл поборника истины, а препятствия лишь раззадоривают неустрашимого строителя царства.

[156:5.22] And many other things Jesus taught them before they made ready to depart from Tyre.
И многим другим вещам учил их Иисус, прежде чем они приготовились покинуть Тир.
[156:5.23] The day before Jesus left Tyre for the return to the region of the Sea of Galilee, he called his associates together and directed the twelve evangelists to go back by a route different from that which he and the twelve apostles were to take. And after the evangelists here left Jesus, they were never again so intimately associated with him.
За день до возвращения из Тира в район Галилейского моря Иисус созвал своих товарищей и велел двенадцати евангелистам идти назад другой дорогой, а не той, которой он собирался возвращаться с двенадцатью апостолами. Евангелистам, расставшимся здесь с Иисусом, больше не довелось столь тесно общаться с ним.

6. THE RETURN FROM PHOENICIA 

6. ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ФИНИКИИ

[156:6.1] About noon on Sunday, July 24, Jesus and the twelve left the home of Joseph, south of Tyre, going down the coast to Ptolemais. Here they tarried for a day, speaking words of comfort to the company of believers resident there. Peter preached to them on the evening of July 25.
Около полудня в воскресенье, 24 июля, Иисус и двенадцать вышли из дома Иосифа, к югу от Тира, и отправились прибрежным путём в Птолемаиду. Здесь они остановились на один день, обратившись со словами утешения к группе местных верующих. Пётр выступил перед ними с проповедью вечером 25 июля.
[156:6.2] On Tuesday they left Ptolemais, going east inland to near Jotapata by way of the Tiberias road. Wednesday they stopped at Jotapata and instructed the believers further in the things of the kingdom. Thursday they left Jotapata, going north on the Nazareth-Mount Lebanon trail to the village of Zebulun, by way of Ramah. They held meetings at Ramah on Friday and remained over the Sabbath. They reached Zebulun on Sunday, the 31st, holding a meeting that evening and departing the next morning.
Во вторник они покинули Птолемаиду и взяли путь на восток, продвигаясь внутрь страны по тивериадской дороге в сторону Иотапаты. В среду они сделали остановку в Иотапате, где вновь беседовали с верующими о царстве. В четверг они покинули Иотапату и отправились на север караванным путём, соединявшим Назарет с Ливанскими горами, следуя в село Завулон через Раму. В пятницу они провели в Раме несколько встреч и остались здесь на субботу. В воскресенье, 31 июля, они добрались до Завулона, провели в тот же вечер встречу с людьми и на следующее утро продолжили свой путь.
[156:6.3] Leaving Zebulun, they journeyed over to the junction with the Magdala-Sidon road near Gischala, and thence they made their way to Gennesaret on the western shores of the lake of Galilee, south of Capernaum, where they had appointed to meet with David Zebedee, and where they intended to take counsel as to the next move to be made in the work of preaching the gospel of the kingdom.
Покинув Завулон, недалеко от Гисхалы они дошли до пересечения с дорогой Магдала-Сидон, откуда направились в Геннисарет, расположенный на западных берегах Галилейского озера к югу от Капернаума; там они должны были встретиться с Давидом Зеведеевым и решить, каким будет их следующий шаг в отношении проповеди евангелия царства.
[156:6.4] During a brief conference with David they learned that many leaders were then gathered together on the opposite side of the lake near Kheresa, and accordingly, that very evening a boat took them across. For one day they rested quietly in the hills, going on the next day to the park, near by, where the Master once fed the five thousand. Here they rested for three days and held daily conferences, which were attended by about fifty men and women, the remnants of the once numerous company of believers resident in Capernaum and its environs.
В течение короткой встречи с Давидом они узнали, что многие лидеры собрались на противоположном берегу озера неподалёку от Хересы; поэтому в тот же вечер Иисуса и его товарищей перевезли на лодке на другой берег. Один день они провели в спокойном отдыхе в горах, а на следующий день отправились в соседний парк, где Учитель некогда насытил пять тысяч. Здесь они оставались в течение трёх дней, устраивая ежедневные беседы, на которых собиралось около пятидесяти мужчин и женщин – всё, что осталось от некогда многочисленных верующих Капернаума и его окрестностей.

[156:6.5] While Jesus was absent from Capernaum and Galilee, the period of the Phoenician sojourn, his enemies reckoned that the whole movement had been broken up and concluded that Jesus’ haste in withdrawing indicated he was so thoroughly frightened that he would not likely ever return to bother them. All active opposition to his teachings had about subsided. The believers were beginning to hold public meetings once more, and there was occurring a gradual but effective consolidation of the tried and true survivors of the great sifting through which the gospel believers had just passed.
Пока Иисус отсутствовал в Капернауме и Галилее, находясь в Финикии, его враги решили, что всё его движение разрушено; они пришли к заключению, что поспешность его ухода свидетельствовала о сильном испуге, и поэтому он едва ли когда-нибудь вернётся и будет снова беспокоить их. Почти полностью прекратилось активное сопротивление его учениям. Верующие снова начинали устраивать публичные собрания, и наблюдалось медленное, но успешное объединение тех испытанных и истинно верующих в евангелие, которые остались после недавнего великого очищения.
[156:6.6] Philip, the brother of Herod, had become a halfhearted believer in Jesus and sent word that the Master was free to live and work in his domains.
Брат Ирода, Филипп, отчасти уверовал в Иисуса и сообщил, что Учитель может беспрепятственно жить и трудиться в его владениях.
[156:6.7] The mandate to close the synagogues of all Jewry to the teachings of Jesus and all his followers had worked adversely upon the scribes and Pharisees. Immediately upon Jesus’ removing himself as an object of controversy, there occurred a reaction among the entire Jewish people; there was general resentment against the Pharisees and the Sanhedrin leaders at Jerusalem. Many of the rulers of the synagogues began surreptitiously to open their synagogues to Abner and his associates, claiming that these teachers were followers of John and not disciples of Jesus.
Распоряжение о повсеместном закрытии синагог для учений Иисуса и всех его последователей вызвало неблагоприятное отношение к книжникам и фарисеям. Сразу же после того, как Иисус удалился и перестал быть предметом спора, прокатилась волна протеста; действия иерусалимских фарисеев и религиозных лидеров синедриона вызвали возмущение всего еврейства. Многие правители синагог стали тайком открывать свои синагоги для Абнера и его товарищей, утверждая, что эти проповедники являются последователями Иоанна, а не учениками Иисуса.
[156:6.8] Even Herod Antipas experienced a change of heart and, on learning that Jesus was sojourning across the lake in the territory of his brother Philip, sent word to him that, while he had signed warrants for his arrest in Galilee, he had not so authorized his apprehension in Perea, thus indicating that Jesus would not be molested if he remained outside of Galilee; and he communicated this same ruling to the Jews at Jerusalem.
Даже Ирод Антипа переменил своё отношение и – узнав, что Иисус пребывает на противоположном берегу озера во владениях его брата Филиппа, – известил Иисуса о том, что, хотя он и подписал ордер на его арест в Галилее, он не приказывал задерживать его в Перее, давая тем самым понять, что Иисус не будет подвергаться преследованиям, если он останется за пределами Галилеи; о том же решении он сообщил и евреям в Иерусалим.
[156:6.9] And that was the situation about the first of August, A.D. 29, when the Master returned from the Phoenician mission and began the reorganization of his scattered, tested, and depleted forces for this last and eventful year of his mission on earth.
Таким было положение к началу августа 29 года н.э., когда Учитель вернулся из миссионерского путешествия в Финикию и приступил к реорганизации рассеянных и поредевших рядов своих испытанных сторонников в преддверии последнего, богатого событиями года своей миссии на земле.
[156:6.10] The issues of battle are clearly drawn as the Master and his associates prepare to begin the proclamation of a new religion, the religion of the spirit of the living God who dwells in the minds of men.
Теперь уже ясно, вокруг чего пойдёт борьба, и Учитель вместе со своими товарищами готовится приступить к провозглашению новой религии – религии духа живого Бога, пребывающего в разумах людей.

Оставить комментарий

Войти с помощью: