149 Второе проповедническое путешествие

(The Second Preaching Tour) 

 

[149:0.1] THE second public preaching tour of Galilee began on Sunday, October 3, A.D. 28, and continued for almost three months, ending on December 30. Participating in this effort were Jesus and his twelve apostles, assisted by the newly recruited corps of 117 evangelists and by numerous other interested persons. On this tour they visited Gadara, Ptolemais, Japhia, Dabaritta, Megiddo, Jezreel, Scythopolis, Tarichea, Hippos, Gamala, Bethsaida-Julias, and many other cities and villages.
ВТОРОЕ проповедническое путешествие по Галилее началось в воскресенье, 3 октября 28 года н.э., и продолжалось почти три месяца, завершившись 30 декабря. В нём участвовали Иисус и его двенадцать апостолов, которым помогал вновь набранный корпус из 117 евангелистов и многие другие заинтересованные люди. Во время этого путешествия они посетили Гадару, Птолемаиду, Иафию, Дабаритту, Мегиддо, Изреель, Скифополь, Тарихею, Гиппос, Гамалу, Вифсаиду-Юлию и многие другие города и селения.
[149:0.2] Before the departure on this Sunday morning Andrew and Peter asked Jesus to give the final charge to the new evangelists, but the Master declined, saying that it was not his province to do those things which others could acceptably perform. After due deliberation it was decided that James Zebedee should administer the charge. At the conclusion of James’s remarks Jesus said to the evangelists: «Go now forth to do the work as you have been charged, and later on, when you have shown yourselves competent and faithful, I will ordain you to preach the gospel of the kingdom.»
В это воскресное утро, перед тем как отправиться в путь, Андрей и Пётр попросили Иисуса дать последний наказ новым евангелистам, однако Учитель отклонил эту просьбу, сказав, что не его дело заниматься тем, что с успехом может быть выполнено другими. После должного обсуждения было решено, что с наказом выступит Иоанн Зеведеев. Когда Иоанн закончил краткую речь, Иисус сказал евангелистам: «Идите же в путь и выполняйте этот наказ, а позднее, когда вы продемонстрируете свои умения и преданность, я посвящу вас в проповедники евангелия царства».
[149:0.3] On this tour only James and John traveled with Jesus. Peter and the other apostles each took with them about one dozen of the evangelists and maintained close contact with them while they carried on their work of preaching and teaching. As fast as believers were ready to enter the kingdom, the apostles would administer baptism. Jesus and his two companions traveled extensively during these three months, often visiting two cities in one day to observe the work of the evangelists and to encourage them in their efforts to establish the kingdom. This entire second preaching tour was principally an effort to afford practical experience for this corps of 117 newly trained evangelists.
Во время этого путешествия Иисуса сопровождали только Иаков и Иоанн. Пётр и каждый из остальных апостолов взяли с собой примерно по двенадцать евангелистов и поддерживали с ними тесную связь, пока те проповедовали и учили. Как только верующие были готовы вступить в царство, апостолы крестили их. В течение этих трёх месяцев Иисус и двое его провожатых много путешествовали, посещая подчас по два города за один день, чтобы наблюдать за работой евангелистов и поддержать их усилия по установлению царства. Весь смысл второго проповеднического путешествия сводился к тому, чтобы предоставить практический опыт членам этого корпуса из 117 новых евангелистов.

[149:0.4] Throughout this period and subsequently, up to the time of the final departure of Jesus and the twelve for Jerusalem, David Zebedee maintained a permanent headquarters for the work of the kingdom in his father’s house at Bethsaida. This was the clearinghouse for Jesus’ work on earth and the relay station for the messenger service which David carried on between the workers in various parts of Palestine and adjacent regions. He did all of this on his own initiative but with the approval of Andrew. David employed forty to fifty messengers in this intelligence division of the rapidly enlarging and extending work of the kingdom. While thus employed, he partially supported himself by spending some of his time at his old work of fishing.
На всё это время, равно как и позднее – вплоть до последнего отбытия Иисуса и двенадцати апостолов в Иерусалим, – Давид Зеведеев превратил вифсаидский дом своего отца в постоянный центр координации деятельности во благо царства. Этот дом стал информационным центром земных трудов Иисуса и эстафетным пунктом курьерской службы, благодаря которой Давид связывал друг с другом тех, кто трудился в различных частях Палестины и прилегающих районах. Всё это он делал по своей собственной инициативе, но с одобрения Андрея. Давид использовал от сорока до пятидесяти гонцов в этой информационной службе, созданной в рамках растущей и расширяющейся деятельности по установлению царства. Занимаясь этим, он частично обеспечивал себя тем, что некоторое время уделял своему прежнему делу – рыболовству.

1. THE WIDESPREAD FAME OF JESUS 

1. ШИРОКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ СЛАВЫ ИИСУСА

[149:1.1] By the time the camp at Bethsaida had been broken up, the fame of Jesus, particularly as a healer, had spread to all parts of Palestine and through all of Syria and the surrounding countries. For weeks after they left Bethsaida, the sick continued to arrive, and when they did not find the Master, on learning from David where he was, they would go in search of him. On this tour Jesus did not deliberately perform any so-called miracles of healing. Nevertheless, scores of afflicted found restoration of health and happiness as a result of the reconstructive power of the intense faith which impelled them to seek for healing.
К тому времени, когда лагерь в Вифсаиде прекратил своё существование, слава Иисуса, в особенности как целителя, распространилась на все районы Палестины, всю Сирию и окружающие страны. На протяжении ещё многих недель после того, как Иисус покинул Вифсаиду, сюда продолжали прибывать больные, и, не найдя Учителя, они узнавали о его местопребывании от Давида и отправлялись на поиски. Во время этого путешествия Иисус не совершил по своей инициативе ни одного из так называемых чудесных исцелений. Тем не менее, десятки страждущих восстановили своё здоровье и обрели счастье под действием той возрождающей силы, которую даёт глубокая вера, побуждающая искать исцеления.
[149:1.2] There began to appear about the time of this mission – and continued throughout the remainder of Jesus’ life on earth – a peculiar and unexplained series of healing phenomena. In the course of this three months’ tour more than one hundred men, women, and children from Judea, Idumea, Galilee, Syria, Tyre, and Sidon, and from beyond the Jordan were beneficiaries of this unconscious healing by Jesus and, returning to their homes, added to the enlargement of Jesus’ fame. And they did this notwithstanding that Jesus would, every time he observed one of these cases of spontaneous healing, directly charge the beneficiary to «tell no man.»
Со временем этой миссии совпадают и первые случаи особенных и необъяснённых исцелений, продолжавшихся на протяжении всей оставшейся земной жизни Иисуса. В течение этого трёхмесячного путешествия более ста мужчин, женщин и детей из Иудеи, Идумеи, Галилеи, Сирии, Тира, Сидона, а также из земель за Иорданом, были облагодетельствованы неосознанным целительством Иисуса и, вернувшись в родные места, способствовали распространению славы Иисуса. И они делали это, невзирая на то, что всякий раз, когда Иисус становился свидетелем спонтанного исцеления, он прямо наказывал исцелившемуся «никому не рассказывать».

[149:1.3] It was never revealed to us just what occurred in these cases of spontaneous or unconscious healing. The Master never explained to his apostles how these healings were effected, other than that on several occasions he merely said, «I perceive that power has gone forth from me.» On one occasion he remarked when touched by an ailing child, «I perceive that life has gone forth from me.»
Нам никогда не раскрывали, что именно происходило в таких случаях спонтанного, или непроизвольного исцеления. Учитель никогда не объяснял своим апостолам, как происходили эти исцеления, кроме того, что в нескольких случаях он лишь сказал: «Чувствую, что из меня изошла сила». В одном из случаев, когда его коснулся больной ребёнок, он произнёс: «Чувствую, что из меня изошла жизнь».
[149:1.4] In the absence of direct word from the Master regarding the nature of these cases of spontaneous healing, it would be presuming on our part to undertake to explain how they were accomplished, but it will be permissible to record our opinion of all such healing phenomena. We believe that many of these apparent miracles of healing, as they occurred in the course of Jesus’ earth ministry, were the result of the coexistence of the following three powerful, potent, and associated influences:
С нашей стороны было бы самонадеянным пытаться раскрыть механизм этих случаев спонтанного исцеления в отсутствие непосредственного объяснения Учителя, однако будет позволительно изложить наше мнение обо всех подобных феноменах исцеления. Мы полагаем, что многие из этих якобы чудесных случаев исцеления, произошедших за время земного служения Иисуса, явились результатом совпадения трёх могущественных, действенных и взаимосвязанных факторов:

[149:1.5] 1. The presence of strong, dominant, and living faith in the heart of the human being who persistently sought healing, together with the fact that such healing was desired for its spiritual benefits rather than for purely physical restoration.
1. Присутствия в сердце человека, упорно стремящегося к исцелению, сильной, преобладающей и живой веры, а также того обстоятельства, что человек жаждал исцеления во имя духовных благ, а не только ради восстановления физического здоровья.

[149:1.6] 2. The existence, concomitant with such human faith, of the great sympathy and compassion of the incarnated and mercy-dominated Creator Son of God, who actually possessed in his person almost unlimited and timeless creative healing powers and prerogatives.
2. Существования, одновременно с такой человеческой верой, великого сочувствия и сострадания со стороны воплощённого и исполненного милосердия Божьего Сына-Создателя, фактически заключающего в себе почти неограниченные и вневременные прерогативы и способности исцеления.

[149:1.7] 3. Along with the faith of the creature and the life of the Creator it should also be noted that this God-man was the personified expression of the Father’s will. If, in the contact of the human need and the divine power to meet it, the Father did not will otherwise, the two became one, and the healing occurred unconsciously to the human Jesus but was immediately recognized by his divine nature. The explanation, then, of many of these cases of healing must be found in a great law which has long been known to us, namely, What the Creator Son desires and the eternal Father wills IS.
3. Наряду с верой создания и жизнью Создателя, следует также отметить, что этот Богочеловек являлся персонифицированным выражением воли Отца. Если воля Отца не расходилась с волей Сына, то, при соприкосновении человеческой потребности со способной удовлетворить её божественной силой, они сливались воедино, и исцеление происходило неосознанно для Иисуса-человека, однако немедленно осознавалось его божественной сущностью. Следовательно, объяснение многих из этих случаев исцеления должно заключаться в давно известном нам великом законе, а именно: то, что желает Сын-Создатель и соответствует воле вечного Отца, ЕСТЬ.

[149:1.8] It is, then, our opinion that, in the personal presence of Jesus, certain forms of profound human faith were literally and truly compelling in the manifestation of healing by certain creative forces and personalities of the universe who were at that time so intimately associated with the Son of Man. It therefore becomes a fact of record that Jesus did frequently suffer men to heal themselves in his presence by their powerful, personal faith.
Таким образом, по нашему мнению, в личном присутствии Иисуса некоторые формы глубокой человеческой веры в буквальном и истинном смысле заставляли определённые созидательные силы и личности вселенной, столь тесно связанные в то время с Сыном Человеческим, осуществлять исцеление. Поэтому то, что Иисус действительно часто позволял, чтобы в его присутствии люди исцелялись благодаря своей могучей личной вере, является установленным фактом.
[149:1.9] Many others sought healing for wholly selfish purposes. A rich widow of Tyre, with her retinue, came seeking to be healed of her infirmities, which were many; and as she followed Jesus about through Galilee, she continued to offer more and more money, as if the power of God were something to be purchased by the highest bidder. But never would she become interested in the gospel of the kingdom; it was only the cure of her physical ailments that she sought.
Многие другие стремились излечиться только в эгоистических целях. Богатая вдова из Тира явилась вместе со своей свитой в поисках исцеления от своих многочисленных немощей; следуя за Иисусом по всей Галилее, она продолжала предлагать ему всё больше и больше денег – как будто силу Бога можно приобрести, предложив самую высокую цену. Но её совершенно не интересовало евангелие царства; она стремилась только к излечению своих физических недугов. 

2. ATTITUDE OF THE PEOPLE 

2. ОТНОШЕНИЕ ЛЮДЕЙ

[149:2.1] Jesus understood the minds of men. He knew what was in the heart of man, and had his teachings been left as he presented them, the only commentary being the inspired interpretation afforded by his earth life, all nations and all religions of the world would speedily have embraced the gospel of the kingdom. The well-meant efforts of Jesus’ early followers to restate his teachings so as to make them the more acceptable to certain nations, races, and religions, only resulted in making such teachings the less acceptable to all other nations, races, and religions.
Иисус понимал человеческий разум. Он знал то, что было в сердцах людей, и если бы его учения сохранились в том виде, в каком он их излагал, и единственным комментарием было бы то вдохновенное толкование, которым является его земная жизнь, то все нации и все религии мира очень скоро приняли бы евангелие царства. Действуя из лучших побуждений, ранние последователи Иисуса сформулировали его учения таким образом, чтобы сделать их более приемлемыми для некоторых наций, рас и религий, но это привело лишь к тому, что учения Иисуса стали менее приемлемы для всех других наций, рас и религий.
[149:2.2] The Apostle Paul, in his efforts to bring the teachings of Jesus to the favorable notice of certain groups in his day, wrote many letters of instruction and admonition. Other teachers of Jesus’ gospel did likewise, but none of them realized that some of these writings would subsequently be brought together by those who would set them forth as the embodiment of the teachings of Jesus. And so, while so-called Christianity does contain more of the Master’s gospel than any other religion, it does also contain much that Jesus did not teach. Aside from the incorporation of many teachings from the Persian mysteries and much of the Greek philosophy into early Christianity, two great mistakes were made:
В своём стремлении обеспечить учениям Иисуса благоприятный приём со стороны некоторых групп своих современников, апостол Павел написал много посланий директивного и назидательного характера. Так же поступали и другие учителя евангелия Иисуса, однако никто из них не предполагал, что некоторые из этих писаний могут быть впоследствии объединены теми, кто представит их как воплощение учений Иисуса. Поэтому, хотя так называемое христианство действительно содержит больше от евангелия Учителя, чем любая другая религия, в то же время в нём есть многое из того, чему Иисус не учил. Помимо включения в раннее христианство целого ряда доктрин, заимствованных из персидских мистерий, а также многого из греческой философии, были допущены две принципиальные ошибки:

[149:2.3] 1. The effort to connect the gospel teaching directly onto the Jewish theology, as illustrated by the Christian doctrines of the atonement – the teaching that Jesus was the sacrificed Son who would satisfy the Father’s stern justice and appease the divine wrath. These teachings originated in a praiseworthy effort to make the gospel of the kingdom more acceptable to disbelieving Jews. Though these efforts failed as far as winning the Jews was concerned, they did not fail to confuse and alienate many honest souls in all subsequent generations.
1. Попытка соединить евангелическое учение непосредственно с еврейской теологией, примером чему является христианская доктрина искупления – учение о том, что Иисус является принесённым в жертву Сыном, удовлетворяющим суровое правосудие Отца и умиротворяющим божественный гнев. Эти учения были порождены похвальным стремлением сделать евангелие царства более приемлемым для неверующих евреев. Хотя эти попытки оказались неудачными в том, что касалось обращения евреев, им удалось смутить и отвратить многие искренние души во всех последующих поколениях.

[149:2.4] 2. The second great blunder of the Master’s early followers, and one which all subsequent generations have persisted in perpetuating, was to organize the Christian teaching so completely about the person of Jesus. This overemphasis of the personality of Jesus in the theology of Christianity has worked to obscure his teachings, and all of this has made it increasingly difficult for Jews, Mohammedans, Hindus, and other Eastern religionists to accept the teachings of Jesus. We would not belittle the place of the person of Jesus in a religion which might bear his name, but we would not permit such consideration to eclipse his inspired life or to supplant his saving message: the fatherhood of God and the brotherhood of man.
2. Вторым огромным просчётом ранних последователей Учителя, упорно повторявшимся всеми последующими поколениями, была организация христианских учений всецело вокруг личности Иисуса. Такое чрезмерное подчёркивание личности Иисуса в христианской теологии привело к оттеснению его доктрин на задний план, и всё это сделало принятие учений Иисуса ещё более трудным для евреев, мусульман, индусов и представителей других восточных религий. Мы не станем умалять роль личности Иисуса в религии, которая носит его имя, но мы не можем допустить, чтобы такой довод затмевал его вдохновенную жизнь или вытеснял его спасительное послание: отцовство Бога и братство людей.
[149:2.5] The teachers of the religion of Jesus should approach other religions with the recognition of the truths which are held in common (many of which come directly or indirectly from Jesus’ message) while they refrain from placing so much emphasis on the differences.
Обращаясь к другим религиям, учителя религии Иисуса должны признавать общие истины (многие из которых прямо или косвенно берут своё начало в проповеди Иисуса) и в то же время воздерживаться от чрезмерного выделения различий.

[149:2.6] While, at that particular time, the fame of Jesus rested chiefly upon his reputation as a healer, it does not follow that it continued so to rest. As time passed, more and more he was sought for spiritual help. But it was the physical cures that made the most direct and immediate appeal to the common people. Jesus was increasingly sought by the victims of moral enslavement and mental harassments, and he invariably taught them the way of deliverance. Fathers sought his advice regarding the management of their sons, and mothers came for help in the guidance of their daughters. Those who sat in darkness came to him, and he revealed to them the light of life. His ear was ever open to the sorrows of mankind, and he always helped those who sought his ministry.
Хотя в тот конкретный период времени слава Иисуса опиралась в основном на его репутацию целителя, это не означает, что положение оставалось неизменным. Постепенно всё больше людей начинало обращаться к нему за духовной помощью. Однако именно физическое исцеление производило наиболее непосредственное и сильное впечатление на простых людей. Всё больше жертв морального порабощения и психического угнетения стремились к Иисусу, и он неизменно учил их путям избавления. Отцы спрашивали, как им поступать с сыновьями, а матери приходили за советом в воспитании дочерей. Сидящие во тьме приходили к нему, и он раскрывал им свет жизни. Он всегда был готов откликнуться на скорби человечества, и он всегда помогал тем, кто искал его помощи.
[149:2.7] When the Creator himself was on earth, incarnated in the likeness of mortal flesh, it was inevitable that some extraordinary things should happen. But you should never approach Jesus through these so-called miraculous occurrences. Learn to approach the miracle through Jesus, but do not make the mistake of approaching Jesus through the miracle. And this admonition is warranted, notwithstanding that Jesus of Nazareth is the only founder of a religion who performed supermaterial acts on earth.
Когда сам Создатель присутствовал на земле, воплощённый в облике смертной плоти, некоторые необыкновенные вещи просто не могли не произойти. Однако вам никогда не следует рассматривать Иисуса через призму этих так называемых чудесных явлений. Учитесь смотреть на чудо через Иисуса, но не заблуждайтесь, смотря на Иисуса через чудо. И это наставление оправданно, несмотря на то, что Иисус Назарянин является единственным основателем религии, совершавшим сверхматериальные действия на земле.

[149:2.8] The most astonishing and the most revolutionary feature of Michael’s mission on earth was his attitude toward women. In a day and generation when a man was not supposed to salute even his own wife in a public place, Jesus dared to take women along as teachers of the gospel in connection with his third tour of Galilee. And he had the consummate courage to do this in the face of the rabbinic teaching which declared that it was «better that the words of the law should be burned than delivered to women.»
Наиболее поразительным и наиболее революционным аспектом миссии Майкиэля на земле было его отношение к женщинам. В то время и в том поколении, когда мужчине не полагалось приветствовать в общественном месте даже свою жену, Иисус осмелился взять с собой женщин в качестве учителей евангелия во время своего третьего путешествия по Галилее. И он обладал высшим мужеством, чтобы поступить так вопреки учению раввинов, утверждавших, что «лучше сжечь слова закона, чем передать их женщинам».
[149:2.9] In one generation Jesus lifted women out of the disrespectful oblivion and the slavish drudgery of the ages. And it is the one shameful thing about the religion that presumed to take Jesus’ name that it lacked the moral courage to follow this noble example in its subsequent attitude toward women.
За одно поколение Иисус вызволил женщин из непочтительного забвения и многовекового тяжкого рабского труда. И самой позорной чертой религии, позволившей себе взять имя Иисуса, является то, что ей не хватило нравственного мужества последовать этому благородному примеру в своём последующем отношении к женщинам.

[149:2.10] As Jesus mingled with the people, they found him entirely free from the superstitions of that day. He was free from religious prejudices; he was never intolerant. He had nothing in his heart resembling social antagonism. While he complied with the good in the religion of his fathers, he did not hesitate to disregard man-made traditions of superstition and bondage. He dared to teach that catastrophes of nature, accidents of time, and other calamitous happenings are not visitations of divine judgments or mysterious dispensations of Providence. He denounced slavish devotion to meaningless ceremonials and exposed the fallacy of materialistic worship. He boldly proclaimed man’s spiritual freedom and dared to teach that mortals of the flesh are indeed and in truth sons of the living God.
Когда люди общались с Иисусом, они убеждались в его полной свободе от присущих тому времени суеверий. Иисус был лишён религиозных предрассудков; он никогда не бывал нетерпимым. Его душе была чужда социальная вражда. Соглашаясь с тем полезным, что было в религии его предков, он не колеблясь отвергал суеверные и кабальные традиции, придуманные людьми. Он имел мужество учить, что природные катастрофы, случайности времени и другие катаклизмы не являются карой или таинственным действием Провидения. Он отвергал рабскую приверженность бессмысленным ритуалам и вскрывал заблуждение материалистического поклонения. Он открыто провозглашал духовную свободу человека и не боялся учить, что смертные во плоти действительно и воистину являются сынами живого Бога.
[149:2.11] Jesus transcended all the teachings of his forebears when he boldly substituted clean hearts for clean hands as the mark of true religion. He put reality in the place of tradition and swept aside all pretensions of vanity and hypocrisy. And yet this fearless man of God did not give vent to destructive criticism or manifest an utter disregard of the religious, social, economic, and political usages of his day. He was not a militant revolutionist; he was a progressive evolutionist. He engaged in the destruction of that which was only when he simultaneously offered his fellows the superior thing which ought to be.
Иисус превзошёл все учения своих предшественников, смело заменив чистые руки чистым сердцем в качестве признака истинной религии. На место традиции он поставил реальность и отмёл все тщеславные и лицемерные притязания. И тем не менее, этот бесстрашный Божий человек не давал волю разрушительной критике и не проявлял пренебрежения к религиозным, социальным, экономическим и политическим обычаям своего времени. Он не был воинствующим революционером; он был прогрессивным эволюционером. Он брался за разрушение того что есть только тогда, когда одновременно предлагал своим собратьям то лучшее, что должно быть.

[149:2.12] Jesus received the obedience of his followers without exacting it. Only three men who received his personal call refused to accept the invitation to discipleship. He exercised a peculiar drawing power over men, but he was not dictatorial. He commanded confidence, and no man ever resented his giving a command. He assumed absolute authority over his disciples, but no one ever objected. He permitted his followers to call him Master.
Иисус не требовал от своих приверженцев повиновения – они сами подчинялись ему. Только трое из тех, кто получил его личное приглашение, отказались от предложения стать учениками. Он обладал необычайной притягательной силой, однако был лишён диктаторских замашек. Он внушал уверенность, и ни один человек ни разу не возмутился полученному от Иисуса указанию. Он обладал абсолютной властью над своими учениками, но никто и никогда не возражал против этого. Он разрешал своим последователям называть себя Учителем.
[149:2.13] The Master was admired by all who met him except by those who entertained deep-seated religious prejudices or those who thought they discerned political dangers in his teachings. Men were astonished at the originality and authoritativeness of his teaching. They marveled at his patience in dealing with backward and troublesome inquirers. He inspired hope and confidence in the hearts of all who came under his ministry. Only those who had not met him feared him, and he was hated only by those who regarded him as the champion of that truth which was destined to overthrow the evil and error which they had determined to hold in their hearts at all cost.
Учитель восхищал всех, кто встречался с ним, кроме тех, кто придерживался глубоко укоренившихся предрассудков, или тех, кто считал его учения политически опасными. Людей поражали оригинальность и убедительность его учения. Они изумлялись его терпению в отношениях с отсталыми и назойливыми посетителями. Он вселял надежду и уверенность в сердца всех, на кого распространялось его служение. Боялись же его только те, кто не встречался с ним, а ненавидели только те, кто считал его поборником истины, призванной сокрушить зло и заблуждения, которые они решили любой ценой сохранить в своих душах.
[149:2.14] On both friends and foes he exercised a strong and peculiarly fascinating influence. Multitudes would follow him for weeks, just to hear his gracious words and behold his simple life. Devoted men and women loved Jesus with a well-nigh superhuman affection. And the better they knew him the more they loved him. And all this is still true; even today and in all future ages, the more man comes to know this God-man, the more he will love and follow after him.
И на друзей, и на врагов он оказывал сильное и необычайно пленительное влияние. Толпы людей сопровождали его неделями только для того, чтобы услышать его милосердные слова и увидеть его простую жизнь. Преданные мужчины и женщины любили Иисуса почти сверхчеловеческим чувством. И чем лучше они узнавали его, тем больше они его любили. Всё это остаётся истинным и сейчас: чем лучше человек будет знать этого Богочеловека, тем вернее он будет любить его и следовать за ним – как сегодня, так и во все грядущие века.

3. HOSTILITY OF THE RELIGIOUS LEADERS 

3. ВРАЖДЕБНОСТЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ЛИДЕРОВ

[149:3.1] Notwithstanding the favorable reception of Jesus and his teachings by the common people, the religious leaders at Jerusalem became increasingly alarmed and antagonistic. The Pharisees had formulated a systematic and dogmatic theology. Jesus was a teacher who taught as the occasion served; he was not a systematic teacher. Jesus taught not so much from the law as from life, by parables. (And when he employed a parable for illustrating his message, he designed to utilize just one feature of the story for that purpose. Many wrong ideas concerning the teachings of Jesus may be secured by attempting to make allegories out of his parables.)
Несмотря на благосклонный приём, который Иисус и его учения встречали среди простых людей, отношение религиозных лидеров Иерусалима становилось всё более настороженным и враждебным. Фарисеи сформулировали систематическую и догматическую теологию. Иисус же являлся учителем, который учил при всяком удобном случае; он не придерживался какой-либо системы. Он учил, опираясь не столько на закон, сколько на жизнь – с помощью притчей. (И когда он пользовался притчей для иллюстрации своего послания, его целью было использовать для этого только один аспект своего рассказа. Можно прийти ко многим ложным представлениям об учениях Иисуса, если пытаться превратить его притчи в аллегории).
[149:3.2] The religious leaders at Jerusalem were becoming well-nigh frantic as a result of the recent conversion of young Abraham and by the desertion of the three spies who had been baptized by Peter, and who were now out with the evangelists on this second preaching tour of Galilee. The Jewish leaders were increasingly blinded by fear and prejudice, while their hearts were hardened by the continued rejection of the appealing truths of the gospel of the kingdom. When men shut off the appeal to the spirit that dwells within them, there is little that can be done to modify their attitude.
Религиозные лидеры Иерусалима были вне себя после недавнего обращения молодого Авраама и дезертирства трёх шпионов, крещённых Петром и участвовавших теперь вместе с евангелистами во втором проповедническом путешествии по Галилее. Страх и предрассудки всё больше ослепляли еврейских вождей, а их сердца черствели из-за упорного отрицания притягательных истин евангелия царства. Когда человек отвергает призыв, обращённый к пребывающему в нём духу, мало что может быть сделано для изменения его взглядов.
[149:3.3] When Jesus first met with the evangelists at the Bethsaida camp, in concluding his address, he said: «You should remember that in body and mind – emotionally men react individually. The only uniform thing about men is the indwelling spirit. Though divine spirits may vary somewhat in the nature and extent of their experience, they react uniformly to all spiritual appeals. Only through, and by appeal to, this spirit can mankind ever attain unity and brotherhood.» But many of the leaders of the Jews had closed the doors of their hearts to the spiritual appeal of the gospel. From this day on they ceased not to plan and plot for the Master’s destruction. They were convinced that Jesus must be apprehended, convicted, and executed as a religious offender, a violator of the cardinal teachings of the Jewish sacred law.
Когда Иисус впервые встретился с евангелистами в лагере у Вифсаиды, он завершил своё обращение следующими словами: «Вы должны помнить, что в теле и разуме – в том, что касается эмоций, – люди реагируют индивидуально. Единственным одинаковым для людей фактором является пребывающий в них дух. Хотя божественные духи могут в некоторой степени отличаться друг от друга по своей сущности и глубине опыта, они однородно реагируют на все духовные обращения. Только через посредство этого духа и обращение к нему человечество сможет когда-либо достичь единства и братства». Однако многие из еврейских лидеров оставались глухи к духовному призыву евангелия. С того времени они неустанно планировали и готовили гибель Учителя. Они были уверены в том, что Иисус должен быть схвачен, осуждён и казнён как религиозный преступник, осквернитель самих основ еврейского священного закона.

4. PROGRESS OF THE PREACHING TOUR 

4. ХОД ПРОПОВЕДНИЧЕСКОГО ПУТЕШЕСТВИЯ

[149:4.1] Jesus did very little public work on this preaching tour, but he conducted many evening classes with the believers in most of the cities and villages where he chanced to sojourn with James and John. At one of these evening sessions one of the younger evangelists asked Jesus a question about anger, and the Master among other things said, in reply:
Во время этого проповеднического путешествия Иисус почти не выступал перед народом, однако он провёл много вечерних бесед с верующими в большинстве городов и селений, которые ему довелось посетить с Иаковом и Иоанном. На одной из таких вечерних встреч молодой евангелист задал вопрос о гневе, и в ответ Учитель, среди прочего, сказал:

[149:4.2] «Anger is a material manifestation which represents, in a general way, the measure of the failure of the spiritual nature to gain control of the combined intellectual and physical natures. Anger indicates your lack of tolerant brotherly love plus your lack of self-respect and self-control. Anger depletes the health, debases the mind, and handicaps the spirit teacher of man’s soul. Have you not read in the Scriptures that `wrath kills the foolish man,’ and that man `tears himself in his anger’? That `he who is slow of wrath is of great understanding,’ while `he who is hasty of temper exalts folly’? You all know that `a soft answer turns away wrath,’ and how `grievous words stir up anger.’ `Discretion defers anger,’ while `he who has no control over his own self is like a defenseless city without walls.’ `Wrath is cruel and anger is outrageous.’ `Angry men stir up strife, while the furious multiply their transgressions.’ `Be not hasty in spirit, for anger rests in the bosom of fools.'» Before Jesus ceased speaking, he said further: «Let your hearts be so dominated by love that your spirit guide will have little trouble in delivering you from the tendency to give vent to those outbursts of animal anger which are inconsistent with the status of divine sonship.»
«Гнев – это материальное проявление, которое, в общем смысле, выражает меру неспособности духовного начала поставить под свой контроль совокупность интеллектуального и физического начал. Гнев свидетельствует о нехватке терпимой братской любви, а также о недостаточном самоуважении и самоконтроле. Гнев подрывает здоровье, ухудшает разум и препятствует духовному учителю человеческой души. Разве вы не читали в Писаниях, что «гнев убивает глупца» и что «человек раздирает себя на части в гневе»? Что «терпеливый человек – человек большого ума», а «раздражительный не разумен»? Все вы знаете, что «кроткий ответ смиряет гнев» и что «оскорбительные слова возбуждают ярость». «Благоразумие делает человека терпеливым», в то время как «человек, неспособный держать себя в руках, подобен беззащитному городу с разрушенными стенами». «Жесток гнев, и оскорбительна ярость». «Сердитые поднимают ссору, и вспыльчивые умножают свои грехи». «Не будь поспешен в духе, ибо гнев живёт в груди глупцов». В той же речи Иисус сказал: «Пусть ваши сердца исполнятся любовью настолько, чтобы вашему духовному проводнику было легко освободить вас от склонности давать выход взрывам животного гнева, несовместимым со статусом божественного сыновства».

[149:4.3] On this same occasion the Master talked to the group about the desirability of possessing well-balanced characters. He recognized that it was necessary for most men to devote themselves to the mastery of some vocation, but he deplored all tendency toward overspecialization, toward becoming narrow-minded and circumscribed in life’s activities. He called attention to the fact that any virtue, if carried to extremes, may become a vice. Jesus always preached temperance and taught consistency – proportionate adjustment of life problems. He pointed out that overmuch sympathy and pity may degenerate into serious emotional instability; that enthusiasm may drive on into fanaticism. He discussed one of their former associates whose imagination had led him off into visionary and impractical undertakings. At the same time he warned them against the dangers of the dullness of overconservative mediocrity.
В тот же вечер Учитель беседовал с группой о желательности обладания уравновешенным характером. Он согласился с тем, что большинство людей должны посвятить себя овладению каким-то ремеслом, однако он отвергал любую тенденцию к чрезмерной специализации, к тому, чтобы человек становился узкомыслящим и ограниченным в своей жизни. Он обратил внимание на тот факт, что любая добродетель, доведённая до крайности, может стать пороком. Иисус всегда проповедовал умеренность и учил последовательности – соразмерному приспособлению к проблемам жизни. Он подчёркивал, что чрезмерное сочувствие и жалость могут выродиться в серьёзную эмоциональную неустойчивость, что энтузиазм может перерасти в фанатизм. Он обсудил то, что произошло с одним из их бывших товарищей, чьё воображение привело его к фантастическим и непрактичным занятиям. В то же время он предупредил их об опасностях невыразительности, к которой приводит сверхконсервативная заурядность.
[149:4.4] And then Jesus discoursed on the dangers of courage and faith, how they sometimes lead unthinking souls on to recklessness and presumption. He also showed how prudence and discretion, when carried too far, lead to cowardice and failure. He exhorted his hearers to strive for originality while they shunned all tendency toward eccentricity. He pleaded for sympathy without sentimentality, piety without sanctimoniousness. He taught reverence free from fear and superstition.
После этого Иисус рассмотрел опасности, сопутствующие отваге и вере, ведущие порой неразумные души к безрассудству и самонадеянности. Он также показал, что предусмотрительность и осторожность, зашедшие слишком далеко, приводят к трусости и поражению. Он призывал своих слушателей стремиться к самобытности, избегая при этом любой склонности к эксцентричности. Он призывал к сочувствию без сентиментальности, благочестию без лицемерия. Он учил благоговению, свободному от страха и суеверия.
[149:4.5] It was not so much what Jesus taught about the balanced character that impressed his associates as the fact that his own life was such an eloquent exemplification of his teaching. He lived in the midst of stress and storm, but he never wavered. His enemies continually laid snares for him, but they never entrapped him. The wise and learned endeavored to trip him, but he did not stumble. They sought to embroil him in debate, but his answers were always enlightening, dignified, and final. When he was interrupted in his discourses with multitudinous questions, his answers were always significant and conclusive. Never did he resort to ignoble tactics in meeting the continuous pressure of his enemies, who did not hesitate to employ every sort of false, unfair, and unrighteous mode of attack upon him.
Товарищей Иисуса поражало не столько то, что он говорил об уравновешенном характере, сколько тот факт, что его собственная жизнь служила красноречивым примером его учения. И хотя эта жизнь была сопряжена с тяготами и бурями, он ни разу не дрогнул. Его враги постоянно расставляли ему ловушки, но ни разу не поймали его. Мудрецы и учёные пытались сбить его с толку, но он не оступился. Они старались запутать его в споре, однако его ответы были неизменно просветляющими, достойными и исчерпывающими. Когда его прерывали многочисленными вопросами, он всегда давал убедительные ответы, говоря по существу дела. Он никогда не прибегал к недостойным методам, сталкиваясь с постоянным давлением своих врагов, которые нападали на него, не чураясь никаких лживых, несправедливых и нечестивых приёмов.
[149:4.6] While it is true that many men and women must assiduously apply themselves to some definite pursuit as a livelihood vocation, it is nevertheless wholly desirable that human beings should cultivate a wide range of cultural familiarity with life as it is lived on earth. Truly educated persons are not satisfied with remaining in ignorance of the lives and doings of their fellows.
Хотя и верно, что многие мужчины и женщины должны усердно заниматься каким-то определённым делом, чтобы иметь средства к существованию, тем не менее, весьма желательно, чтобы люди расширяли своё знакомство с существующей на земле жизнью в широком культурном диапазоне. Истинно образованные люди не могут не интересоваться жизнью и занятиями своих собратьев.

5. LESSON REGARDING CONTENTMENT 

5. УРОК ОБ УДОВЛЕТВОРЁННОСТИ

[149:5.1] When Jesus was visiting the group of evangelists working under the supervision of Simon Zelotes, during their evening conference Simon asked the Master: «Why are some persons so much more happy and contented than others? Is contentment a matter of religious experience?» Among other things, Jesus said in answer to Simon’s question:
Когда Иисус навещал группу евангелистов, работавших под началом Симона Зелота, на вечернем собрании Симон спросил его: «Учитель, почему одни люди намного счастливее и довольнее других? Связана ли удовлетворённость с религиозным опытом?» Иисус ответил Симону, в частности, следующее:

[149:5.2] «Simon, some persons are naturally more happy than others. Much, very much, depends upon the willingness of man to be led and directed by the Father’s spirit which lives within him. Have you not read in the Scriptures the words of the wise man, `The spirit of man is the candle of the Lord, searching all the inward parts’? And also that such spirit-led mortals say: `The lines are fallen to me in pleasant places; yes, I have a goodly heritage.’ `A little that a righteous man has is better than the riches of many wicked,’ for `a good man shall be satisfied from within himself.’ `A merry heart makes a cheerful countenance and is a continual feast. Better is a little with the reverence of the Lord than great treasure and trouble therewith. Better is a dinner of herbs where love is than a fatted ox and hatred therewith. Better is a little with righteousness than great revenues without rectitude.’ `A merry heart does good like a medicine.’ `Better is a handful with composure than a superabundance with sorrow and vexation of spirit.’
«Симон, некоторые люди от природы счастливее других. Многое, очень многое зависит от желания человека быть ведомым и направляемым живущим в нём духом Отца. Разве ты не читал в Писаниях слова мудреца: «Дух человека – светильник Господа, испытывающий все глубины сердца»? А также то, что такие ведомые духом смертные говорят: «Прекрасна доля, выпавшая мне; да, моё наследство восхитительно». «То малое, что есть у праведника, лучше богатства многих нечестивых», ибо «добрый человек насытится из недр своих». «Весёлое сердце делает лицо весёлым и является вечным пиром. Лучше немногое с почитанием Господа, чем огромное богатство и беды с ним. Лучше есть блюдо зелени там, где любовь, чем откормленного быка там, где ненависть. Лучше немного приобрести правдой, чем много – обманом». «Весёлое сердце благотворно, как лекарство». «Лучше малое с довольством, чем изобилие с печалью и томлением духа».
[149:5.3] «Much of man’s sorrow is born of the disappointment of his ambitions and the wounding of his pride. Although men owe a duty to themselves to make the best of their lives on earth, having thus sincerely exerted themselves, they should cheerfully accept their lot and exercise ingenuity in making the most of that which has fallen to their hands. All too many of man’s troubles take origin in the fear soil of his own natural heart. `The wicked flee when no man pursues.’ `The wicked are like the troubled sea, for it cannot rest, but its waters cast up mire and dirt; there is no peace, says God, for the wicked.’
Причиной многих скорбей человека является крушение его честолюбивых замыслов и оскорблённая гордость. Конечно, люди должны сами стремиться сделать свою жизнь на земле как можно лучше, но если усилия человека были искренними, то он должен, не унывая, принять свою участь и воспользоваться своей изобретательностью, дабы извлечь как можно больше из того, что выпало на его долю. Слишком многие неприятности человека произрастают на почве страха, таящегося в его собственной душе. «Нечестивый бежит, когда никто за ним не гонится». «Нечестивые подобны разгневанному океану, который не может успокоиться, но воды которого поднимают грязь; нет мира нечестивым, говорит Бог».
[149:5.4] «Seek not, then, for false peace and transient joy but rather for the assurance of faith and the sureties of divine sonship which yield composure, contentment, and supreme joy in the spirit.»
А потому ищите не ложного мира и мимолётной радости, а той твёрдости, которую даёт вера, и той уверенности, которую даёт богосыновство, ибо они приносят спокойствие, удовлетворение и высшую радость в духе».
[149:5.5] Jesus hardly regarded this world as a «vale of tears.» He rather looked upon it as the birth sphere of the eternal and immortal spirits of Paradise ascension, the «vale of soul making.»
Иисус едва ли считал этот мир «долиной слёз». Скорее, он смотрел на него как на сферу рождения восходящих к Раю вечных и бессмертных духов, «долину созидания души».

6. THE «FEAR OF THE LORD» 

6. «СТРАХ ГОСПОДНИЙ»

[149:6.1] It was at Gamala, during the evening conference, that Philip said to Jesus: «Master, why is it that the Scriptures instruct us to `fear the Lord,’ while you would have us look to the Father in heaven without fear? How are we to harmonize these teachings?» And Jesus replied to Philip, saying:
Когда они были в Гамале, Филипп спросил Иисуса на вечернем собрании: «Учитель, почему Писания учат нас «бояться Господа», а ты хочешь, чтобы мы смотрели на Отца небесного без страха? Как нам согласовать эти учения?» И Иисус ответил Филиппу:

[149:6.2] «My children, I am not surprised that you ask such questions. In the beginning it was only through fear that man could learn reverence, but I have come to reveal the Father’s love so that you will be attracted to the worship of the Eternal by the drawing of a son’s affectionate recognition and reciprocation of the Father’s profound and perfect love. I would deliver you from the bondage of driving yourselves through slavish fear to the irksome service of a jealous and wrathful King-God. I would instruct you in the Father-son relationship of God and man so that you may be joyfully led into that sublime and supernal free worship of a loving, just, and merciful Father-God.
«Дети мои, меня не удивляет то, что вы задаёте подобные вопросы. Вначале человек мог научиться почитанию только через страх, но я пришёл раскрыть любовь Отца, чтобы привлечь вас к поклонению Вечному через осознание признательного встречного чувства в сыне в ответ на полную и совершенную любовь Отца. Я желаю избавить вас от кабалы рабского страха, в объятиях которого вы подвергаете себя утомительному служению ревнивому и гневному Богу-Царю. Я хочу рассказать вам, что Бог и человек связаны отношениями Отца и сына, чтобы с радостью вести вас к такому возвышенному небесному поклонению – свободному поклонению любящему, справедливому и милосердному Богу-Отцу.
[149:6.3] «The `fear of the Lord’ has had different meanings in the successive ages, coming up from fear, through anguish and dread, to awe and reverence. And now from reverence I would lead you up, through recognition, realization, and appreciation, to love. When man recognizes only the works of God, he is led to fear the Supreme; but when man begins to understand and experience the personality and character of the living God, he is led increasingly to love such a good and perfect, universal and eternal Father. And it is just this changing of the relation of man to God that constitutes the mission of the Son of Man on earth.
Выражение «страх Господний» имело различные смыслы на протяжении последовательных эпох: от страха, внушённого болью и ужасом, до страха, внушаемого трепетом и почитанием. Теперь же я хотел бы провести вас по восходящему пути от почитания через осознание, постижение и признательность – к любви. Когда человек осознаёт лишь деяния Бога, он склоняется к страху перед Верховным; но когда человек начинает понимать и ощущать личность и характер живого Бога, он начинает всё больше любить такого добродетельного и совершенного, всеобщего и вечного Отца. Именно в таком изменении отношения человека к Богу и заключается миссия Сына Человеческого на земле.
[149:6.4] «Intelligent children do not fear their father in order that they may receive good gifts from his hand; but having already received the abundance of good things bestowed by the dictates of the father’s affection for his sons and daughters, these much loved children are led to love their father in responsive recognition and appreciation of such munificent beneficence. The goodness of God leads to repentance; the beneficence of God leads to service; the mercy of God leads to salvation; while the love of God leads to intelligent and freehearted worship.
Разумным детям не нужно бояться своего Отца, чтобы получать из его рук щедрые дары; однако, уже получив в изобилии то, что было посвящено им отцовской любовью к своим сынам и дочерям, эти горячо любимые дети начинают любить своего отца с ответной признательностью и в благодарность за столь щедрое благодеяние. Добродетель Бога ведёт к покаянию; благодетельность Бога ведёт к служению; милосердие Бога ведёт к спасению; в то время как любовь Бога ведёт к разумному и чистосердечному поклонению.
[149:6.5] «Your forebears feared God because he was mighty and mysterious. You shall adore him because he is magnificent in love, plenteous in mercy, and glorious in truth. The power of God engenders fear in the heart of man, but the nobility and righteousness of his personality beget reverence, love, and willing worship. A dutiful and affectionate son does not fear or dread even a mighty and noble father. I have come into the world to put love in the place of fear, joy in the place of sorrow, confidence in the place of dread, loving service and appreciative worship in the place of slavish bondage and meaningless ceremonies. But it is still true of those who sit in darkness that `the fear of the Lord is the beginning of wisdom.’ But when the light has more fully come, the sons of God are led to praise the Infinite for what he is rather than to fear him for what he does.
Ваши предки боялись Бога, потому что он был могущественным и таинственным. Вы же будете поклоняться ему, потому что он величествен в любви, изобилен в милосердии и восхитителен в истине. Сила Бога пробуждает страх в сердце человека, однако величие и праведность его личности порождает благоговение, любовь и добровольное поклонение. Почтительный и любящий сын не боится и не трепещет даже перед могущественным и благородным отцом. Я пришёл в этот мир заменить страх любовью, горе – радостью, опасение – уверенностью, рабскую кабалу и бессмысленные обряды – любвеобильным служением и благодарным поклонением. Для тех же, кто всё ещё сидит во тьме, остаётся верной истина: «Истоки мудрости – в страхе перед Господом». Когда же свет становится ярче, сыны Бога склоняются к прославлению Бесконечного за то, чем он является, вместо того, чтобы бояться его за то, что он творит.
[149:6.6] «When children are young and unthinking, they must necessarily be admonished to honor their parents; but when they grow older and become somewhat more appreciative of the benefits of the parental ministry and protection, they are led up, through understanding respect and increasing affection, to that level of experience where they actually love their parents for what they are more than for what they have done. The father naturally loves his child, but the child must develop his love for the father from the fear of what the father can do, through awe, dread, dependence, and reverence, to the appreciative and affectionate regard of love.
Когда дети малы и неразумны, их приходится увещевать, чтобы они уважали своих родителей; но когда они вырастают и становятся в некотором роде более признательны за те блага, которые даёт им родительская опека и защита, они, через разумное уважение и растущую привязанность, поднимаются на тот уровень опыта, на котором их любовь к родителям как таковым превышает любовь за то, что родители для них сделали. Отец от природы любит своё дитя, однако дитя должно развить любовь к отцу, пройдя путь от страха перед тем, что может сделать отец – через трепет, ужас, зависимость и благоговение – к благодарной и нежной любви.
[149:6.7] «You have been taught that you should `fear God and keep his commandments, for that is the whole duty of man.’ But I have come to give you a new and higher commandment. I would teach you to `love God and learn to do his will, for that is the highest privilege of the liberated sons of God.’ Your fathers were taught to `fear God – the Almighty King.’ I teach you, `Love God – the all-merciful Father.’
Вас учили, что вы должны «бояться Бога и соблюдать его заповеди, потому что в этом – весь долг человека». Я же пришёл дать вам новую и более высокую заповедь. Я хотел бы научить вас «любить Бога и учиться исполнять его волю, ибо такова высшая честь вольных сынов Бога». Ваших отцов учили «бояться Бога – Всемогущего Царя». Я же учу вас: «Любите Бога – всемилостивого Отца».
[149:6.8] «In the kingdom of heaven, which I have come to declare, there is no high and mighty king; this kingdom is a divine family. The universally recognized and unreservedly worshiped center and head of this far-flung brotherhood of intelligent beings is my Father and your Father. I am his Son, and you are also his sons. Therefore it is eternally true that you and I are brethren in the heavenly estate, and all the more so since we have become brethren in the flesh of the earthly life. Cease, then, to fear God as a king or serve him as a master; learn to reverence him as the Creator; honor him as the Father of your spirit youth; love him as a merciful defender; and ultimately worship him as the loving and all-wise Father of your more mature spiritual realization and appreciation.
В царстве небесном, которое я пришёл провозгласить, нет высокого и могущественного царя. Это царство представляет собой божественную семью. Всеми признанным и безусловно почитаемым центром и главой этого обширного братства разумных существ является мой и ваш Отец. Я его Сын, и вы также его сыны. Поэтому извечной истиной является то, что вы и я суть братья на небесах, и это ещё больше усиливается тем, что мы стали братьями во плоти в земной жизни. А потому перестаньте бояться Бога как царя или служить ему как хозяину; учитесь почитать его как Создателя; чтите его как Отца вашей духовной юности; любите его как милосердного защитника; и, наконец, поклоняйтесь ему как любящему и премудрому Отцу вашего более зрелого духовного осознания и понимания.
[149:6.9] «Out of your wrong concepts of the Father in heaven grow your false ideas of humility and springs much of your hypocrisy. Man may be a worm of the dust by nature and origin, but when he becomes indwelt by my Father’s spirit, that man becomes divine in his destiny. The bestowal spirit of my Father will surely return to the divine source and universe level of origin, and the human soul of mortal man which shall have become the reborn child of this indwelling spirit shall certainly ascend with the divine spirit to the very presence of the eternal Father.
Из ваших неверных представлений о небесном Отце произрастают ложные идеи о смирении и в значительной мере ваше лицемерие. По своей сущности и происхождению, человек может быть тленным червём, но когда в него вселяется дух моего Отца, этот человек становится божественным в своём предназначении. Дух, посвящённый моим Отцом, обязательно вернётся к божественному источнику и вселенскому уровню своего происхождения, и вместе с божественным духом душа смертного человека, который станет возрождённым дитя этого пребывающего в нём духа, обязательно взойдёт к самому присутствию вечного Отца.
[149:6.10] «Humility, indeed, becomes mortal man who receives all these gifts from the Father in heaven, albeit there is a divine dignity attached to all such faith candidates for the eternal ascent of the heavenly kingdom. The meaningless and menial practices of an ostentatious and false humility are incompatible with the appreciation of the source of your salvation and the recognition of the destiny of your spirit-born souls. Humility before God is altogether appropriate in the depths of your hearts; meekness before men is commendable; but the hypocrisy of self-conscious and attention-craving humility is childish and unworthy of the enlightened sons of the kingdom.
Смирение действительно к лицу смертному человеку, получающему все дары от небесного Отца, хотя всем таким верующим кандидатам на вечное восхождение в небесном царстве присуще божественное достоинство. Бессмысленные, рабские обычаи показного и фальшивого смирения несовместимы с пониманием источника вашего спасения и осознанием участи вашей рождённой духом души. Смирение перед Богом совершенно уместно в глубинах ваших сердец; кротость в отношениях с людьми похвальна; однако лицемерие нарочитой и показной покорности инфантильно и недостойно просвещённых сынов царства.
[149:6.11] «You do well to be meek before God and self-controlled before men, but let your meekness be of spiritual origin and not the self-deceptive display of a self-conscious sense of self-righteous superiority. The prophet spoke advisedly when he said, `Walk humbly with God,’ for, while the Father in heaven is the Infinite and the Eternal, he also dwells `with him who is of a contrite mind and a humble spirit.’ My Father disdains pride, loathes hypocrisy, and abhors iniquity. And it was to emphasize the value of sincerity and perfect trust in the loving support and faithful guidance of the heavenly Father that I have so often referred to the little child as illustrative of the attitude of mind and the response of spirit which are so essential to the entrance of mortal man into the spirit realities of the kingdom of heaven.
Вы правильно поступаете, смиряясь перед Богом и владея собой перед людьми, но пусть ваша кротость несёт в себе духовное начало, а не является насквозь лживой и эгоистической демонстрацией самодовольного превосходства. Слова пророка не случайны: «Живи смиренно перед Богом», ибо хотя небесный Отец является Бесконечным и Вечным, он также пребывает «с теми, кто угнетён разумом и смирен духом». Мой Отец презирает гордыню, не выносит лицемерие и питает отвращение к пороку. Именно для того, чтобы подчеркнуть значение искреннего и совершенного доверия к любвеобильной поддержке и преданному водительству небесного Отца, я столь часто ссылаюсь на малое дитя как пример отношения разума и реакции духа, столь существенных для вхождения смертного человека в духовные реальности небесного царства.
[149:6.12] «Well did the Prophet Jeremiah describe many mortals when he said: `You are near God in the mouth but far from him in the heart.’ And have you not also read that direful warning of the prophet who said: `The priests thereof teach for hire, and the prophets thereof divine for money. At the same time they profess piety and proclaim that the Lord is with them.’ Have you not been well warned against those who `speak peace to their neighbors when mischief is in their hearts,’ those who `flatter with the lips while the heart is given to double-dealing’? Of all the sorrows of a trusting man, none are so terrible as to be `wounded in the house of a trusted friend.'»
Пророк Иеремия хорошо описал многих смертных, сказав: «На словах вы близки к Богу, но сердцем далеки». И разве не читали вы сурового предупреждения пророка, сказавшего: «Священники его учат за плату, и провидцы его гадают за деньги. А между тем, они проповедуют благочестие и заявляют, что с ними Господь». Разве не предостерегали вас неоднократно против тех, кто «приветствует ближнего словами мира, а в сердце у них зло», тех, чьи «речи льстивы, а сердце лживо»? Из всех мучений доверчивого человека самое страшное – быть «обиженным в доме верного друга».

7. RETURNING TO BETHSAIDA 

7. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ВИФСАИДУ

[149:7.1] Andrew, in consultation with Simon Peter and with the approval of Jesus, had instructed David at Bethsaida to dispatch messengers to the various preaching groups with instructions to terminate the tour and return to Bethsaida some time on Thursday, December 30. By supper time on that rainy day all of the apostolic party and the teaching evangelists had arrived at the Zebedee home.
Посоветовавшись с Симоном Петром и получив одобрение Иисуса, Андрей велел Давиду послать из Вифсаиды гонцов к различным проповедническим группам с инструкциями завершить путешествие и вернуться в Вифсаиду в четверг, 30 декабря. В тот дождливый день все члены апостольской семьи и проповедники евангелия собрались к ужину в доме Зеведея.
[149:7.2] The group remained together over the Sabbath day, being accommodated in the homes of Bethsaida and near-by Capernaum, after which the entire party was granted a two weeks’ recess to go home to their families, visit their friends, or go fishing. The two or three days they were together in Bethsaida were, indeed, exhilarating and inspiring; even the older teachers were edified by the young preachers as they narrated their experiences.
Все они провели субботу вместе, разместившись в домах Вифсаиды и соседнего Капернаума, после чего были отпущены на две недели, получив возможность побывать в своих семьях, навестить друзей или порыбачить. Два-три дня, проведённых ими вместе в Вифсаиде, были поистине радостными и вдохновляющими; даже более опытные учителя извлекли для себя пользу из рассказов молодых проповедников, делившихся своими впечатлениями.
[149:7.3] Of the 117 evangelists who participated in this second preaching tour of Galilee, only about seventy-five survived the test of actual experience and were on hand to be assigned to service at the end of the two weeks’ recess. Jesus, with Andrew, Peter, James, and John, remained at the Zebedee home and spent much time in conference regarding the welfare and extension of the kingdom.
Из 117 евангелистов, участвовавших в этом втором проповедническом путешествии по Галилее, лишь около семидесяти пяти выдержали практическое испытание и после двухнедельного отдыха были готовы к служению. Иисус, вместе с Андреем, Петром, Иаковом и Иоанном, оставались в доме Зеведея, уделяя много времени беседам, посвящённым благополучию и расширению царства.

Оставить комментарий

Войти с помощью: