140 Рукоположение Двенадцати

(The Ordination of the Twelve) 

[140:0.1] JUST before noon on Sunday, January 12, A.D. 27, Jesus called the apostles together for their ordination as public preachers of the gospel of the kingdom. The twelve were expecting to be called almost any day; so this morning they did not go out far from the shore to fish. Several of them were lingering near the shore repairing their nets and tinkering with their fishing paraphernalia.
ОКОЛО полудня в воскресенье, 12 января 27 года н.э. Иисус собрал апостолов для рукоположения в качестве общественных проповедников евангелия царства. Двенадцать были готовы к тому, что их могут созвать в любой день, поэтому в то утро они рыбачили недалеко от берега. Некоторые из них остались на берегу чинить сети и приводить в порядок рыболовные снасти.
[140:0.2] As Jesus started down the seashore calling the apostles, he first hailed Andrew and Peter, who were fishing near the shore; next he signaled to James and John, who were in a boat near by, visiting with their father, Zebedee, and mending their nets. Two by two he gathered up the other apostles, and when he had assembled all twelve, he journeyed with them to the highlands north of Capernaum, where he proceeded to instruct them in preparation for their formal ordination.
Идя по берегу моря, Иисус начал созывать апостолов, окликнув сначала рыбачивших неподалёку Андрея и Петра; затем он позвал Иакова и Иоанна – они находились поблизости в лодке и чинили сети, беседуя со своим отцом Зеведеем. Так, попарно, Иисус собрал остальных апостолов, и когда все двенадцать были в сборе, отправился с ними в горы к северу от Капернаума, где приступил к наставлениям, предварявшим формальное рукоположение.
[140:0.3] For once all twelve of the apostles were silent; even Peter was in a reflective mood. At last the long-waited-for hour had come! They were going apart with the Master to participate in some sort of solemn ceremony of personal consecration and collective dedication to the sacred work of representing their Master in the proclamation of the coming of his Father’s kingdom.
Впервые все апостолы молчали; даже Пётр впал в задумчивость. Наконец-то настал долгожданный час! Им предстояло отправиться в путь со своим Учителем, чтобы принять участие в неком торжественном ритуале личного освящения и коллективного посвящения священному труду в качестве представителей их Учителя в провозглашении грядущего царства его Отца.

1. PRELIMINARY INSTRUCTION

1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ НАСТАВЛЕНИЯ

[140:1.1] Before the formal ordination service Jesus spoke to the twelve as they were seated about him: «My brethren, this hour of the kingdom has come. I have brought you apart here with me to present you to the Father as ambassadors of the kingdom. Some of you heard me speak of this kingdom in the synagogue when you first were called. Each of you has learned more about the Father’s kingdom since you have been with me working in the cities around about the Sea of Galilee. But just now I have something more to tell you concerning this kingdom.
Перед тем, как приступить к официальному рукоположению, Иисус обратился к сидящим перед ним двенадцати апостолам: «Братья мои, час царства пробил. Я привёл вас сюда для того, чтобы представить вас Отцу в качестве посланников царства. Некоторые из вас, призванные первыми, слышали, как я говорил об этом царстве в синагоге. С тех пор как вы начали трудиться вместе со мной в городах вокруг Галилейского моря, каждый из вас лучше познакомился с царством Отца. Но сейчас я хочу рассказать вам нечто большее об этом царстве.
[140:1.2] «The new kingdom which my Father is about to set up in the hearts of his earth children is to be an everlasting dominion. There shall be no end of this rule of my Father in the hearts of those who desire to do his divine will. I declare to you that my Father is not the God of Jew or gentile. Many shall come from the east and from the west to sit down with us in the Father’s kingdom, while many of the children of Abraham will refuse to enter this new brotherhood of the rule of the Father’s spirit in the hearts of the children of men.
Новое царство, которое мой Отец собирается воздвигнуть в сердцах своих земных детей, будет царством вечным. Бесконечным будет это господство моего Отца в сердцах тех, кто желает исполнять его божественную волю. Я заявляю вам, что мой Отец не есть Бог иудеев или язычников. Многие придут с востока и запада, чтобы воссесть вместе с нами в царстве Отца, в то время как многие из детей Авраама откажутся вступить в это новое братство – владычество духа Отца в сердцах детей человеческих.
[140:1.3] «The power of this kingdom shall consist, not in the strength of armies nor in the might of riches, but rather in the glory of the divine spirit that shall come to teach the minds and rule the hearts of the reborn citizens of this heavenly kingdom, the sons of God. This is the brotherhood of love wherein righteousness reigns, and whose battle cry shall be: Peace on earth and good will to all men. This kingdom, which you are so soon to go forth proclaiming, is the desire of the good men of all ages, the hope of all the earth, and the fulfillment of the wise promises of all the prophets.
Не численность армий и не власть богатства определят могущество этого царства, но слава божественного духа, который явится для того, чтобы учить разумы и господствовать в сердцах рождённых заново граждан этого небесного царства – сынов Бога. Это братство любви, где господствует праведность и где девизом станут слова: „Мир на земле и добрая воля для всех людей». Это царство, к провозглашению которого вам предстоит вскоре приступить, есть желание добрых людей всех времён, надеждой всей земли и исполнением мудрых обещаний всех пророков.
[140:1.4] «But for you, my children, and for all others who would follow you into this kingdom, there is set a severe test. Faith alone will pass you through its portals, but you must bring forth the fruits of my Father’s spirit if you would continue to ascend in the progressive life of the divine fellowship. Verily, verily, I say to you, not every one who says, `Lord, Lord,’ shall enter the kingdom of heaven; but rather he who does the will of my Father who is in heaven.
Но вас, дети мои, и всех других, кто пожелает войти в это царство, ждёт серьёзное испытание. Одна лишь вера проведёт вас через врата царства, но вы должны принести плоды духа моего Отца, прежде чем продолжить восхождение в жизни божественного братства. Истинно, истинно вам говорю: не всякий, говорящий „Господи, Господи», войдёт в царство небесное, но тот, кто исполняет волю моего небесного Отца.
[140:1.5] «Your message to the world shall be: Seek first the kingdom of God and his righteousness, and in finding these, all other things essential to eternal survival shall be secured therewith. And now would I make it plain to you that this kingdom of my Father will not come with an outward show of power or with unseemly demonstration. You are not to go hence in the proclamation of the kingdom, saying, `it is here’ or `it is there,’ for this kingdom of which you preach is God within you.
Ваше послание миру будет следующим: „Ищите прежде всего царства Бога и его праведности и найдя его, получите всё необходимое вам для вечного спасения». А теперь я хотел бы, чтобы вы поняли, что это царство моего Отца не свершится через зримое могущество или неподобающее знамение. Не для того пойдёте отсюда возвещать царство, чтобы говорить: „вот оно» или „вон оно», ибо царство это, которое вы будете проповедовать, является Богом в вас самих.
[140:1.6] «Whosoever would become great in my Father’s kingdom shall become a minister to all; and whosoever would be first among you, let him become the server of his brethren. But when you are once truly received as citizens in the heavenly kingdom, you are no longer servants but sons, sons of the living God. And so shall this kingdom progress in the world until it shall break down every barrier and bring all men to know my Father and believe in the saving truth which I have come to declare. Even now is the kingdom at hand, and some of you will not die until you have seen the reign of God come in great power.
Тот, кто хочет быть великим в царстве моего Отца, должен стать всем слугой; и тот, кто хочет быть первым среди вас, пусть служит своим братьям. Когда же вас примут в качестве истинных граждан небесного царства, вы будете уже не слугами, а сынами, сынами живого Бога. Так это царство будет крепнуть в мире, пока не сокрушит все преграды и не позволит всем людям познать моего Отца и поверить в спасительную истину, возвестить которую я пришёл. Приблизилось царство, и некоторые из вас не умрут, пока не увидят великое могущество власти Бога.
[140:1.7] «And this which your eyes now behold, this small beginning of twelve commonplace men, shall multiply and grow until eventually the whole earth shall be filled with the praise of my Father. And it will not be so much by the words you speak as by the lives you live that men will know you have been with me and have learned of the realities of the kingdom. And while I would lay no grievous burdens upon your minds, I am about to put upon your souls the solemn responsibility of representing me in the world when I shall presently leave you as I now represent my Father in this life which I am living in the flesh.» And when he had finished speaking, he stood up.
И то, что вы видите своими глазами, – это скромное начало, двенадцать простых мужчин, – будет множиться и расти, пока весь мир не исполнится хвалой моему Отцу. И не столько по словам вашим, сколько по жизни вашей люди будут знать, что вы были со мной и познали реалии царства. Я не стал бы отягощать печальным бременем ваш разум, но я собираюсь возложить священную ответственность на ваши души: когда вскоре я покину вас, представлять меня в мире также, как сам я ныне представляю моего Отца в этой жизни, которую проживаю во плоти». И сказав это, он встал.

2. THE ORDINATION

2. РУКОПОЛОЖЕНИЕ 

[140:2.1] Jesus now instructed the twelve mortals who had just listened to his declaration concerning the kingdom to kneel in a circle about him. Then the Master placed his hands upon the head of each apostle, beginning with Judas Iscariot and ending with Andrew. When he had blessed them, he extended his hands and prayed:
Теперь Иисус велел двенадцати смертным, которые только что выслушали его наставления, преклонить колена вокруг него. После этого Учитель возложил руки на голову каждого из апостолов, начав с Иуды Искариота и закончив Андреем. Благословив их, он простёр свои руки и произнёс молитву:
[140:2.2] «My Father, I now bring to you these men, my messengers. From among our children on earth I have chosen these twelve to go forth to represent me as I came forth to represent you. Love them and be with them as you have loved and been with me. And now, my Father, give these men wisdom as I place all the affairs of the coming kingdom in their hands. And I would, if it is your will, tarry on earth a time to help them in their labors for the kingdom. And again, my Father, I thank you for these men, and I commit them to your keeping while I go on to finish the work you have given me to do.»
«Отец мой, я привёл к тебе этих людей, моих посланников. Я избрал эти двенадцать человек среди наших земных детей для того, чтобы они отправились в мир и представляли меня так же, как я пришёл сюда, чтобы представлять тебя. Люби их и будь с ними так же, как ты всегда любил меня и пребывал со мной. А теперь, Отец мой, дай этим людям мудрости, ибо я доверяю им все дела грядущего царства. И если будет на то твоя воля, я хотел бы задержаться на земле на срок, чтобы помочь им в их трудах во благо царства. И вновь я благодарю тебя, Отец мой, за этих людей и передаю их твоей опеке, пока я завершаю порученный тобой труд».
[140:2.3] When Jesus had finished praying, the apostles remained each man bowed in his place. And it was many minutes before even Peter dared lift up his eyes to look upon the Master. One by one they embraced Jesus, but no man said aught. A great silence pervaded the place while a host of celestial beings looked down upon this solemn and sacred scene – the Creator of a universe placing the affairs of the divine brotherhood of man under the direction of human minds.
Когда Иисус закончил молиться, каждый из апостолов остался на своём месте с преклонённой головой. И прошла не одна минута, прежде чем даже Пётр осмелился поднять глаза и взглянуть на Учителя. Один за другим они обняли Иисуса, однако никто не проронил ни слова. Воцарилась великая тишина, и небесное множество взирало сверху на это торжественное и священное действо – Создателя вселенной, передающего дела божественного братства людей под начало человеческого разума.

3. THE ORDINATION SERMON

3. ПРОПОВЕДЬ ПРИ РУКОПОЛОЖЕНИИ 

[140:3.1] Then Jesus spoke, saying: «Now that you are ambassadors of my Father’s kingdom, you have thereby become a class of men separate and distinct from all other men on earth. You are not now as men among men but as the enlightened citizens of another and heavenly country among the ignorant creatures of this dark world. It is not enough that you live as you were before this hour, but henceforth must you live as those who have tasted the glories of a better life and have been sent back to earth as ambassadors of the Sovereign of that new and better world. Of the teacher more is expected than of the pupil; of the master more is exacted than of the servant. Of the citizens of the heavenly kingdom more is required than of the citizens of the earthly rule. Some of the things which I am about to say to you may seem hard, but you have elected to represent me in the world even as I now represent the Father; and as my agents on earth you will be obligated to abide by those teachings and practices which are reflective of my ideals of mortal living on the worlds of space, and which I exemplify in my earth life of revealing the Father who is in heaven.
После этого Иисус обратился к ним со словами: «Теперь, став посланниками царства моего Отца, вы стали особыми людьми, отличным от всех других людей на земле. Теперь вы уже не просто люди среди людей, а просвещённые граждане другой, небесной страны среди невежественных созданий этого тёмного мира. Недостаточно, чтобы вы жили так, как прежде; отныне вы должны жить, как вкусившие блаженства лучшей жизни и посланные назад на землю в качестве посланников Владыки этого нового и лучшего мира. От учителя ждут больше, чем от ученика; с господина больше спрос, чем со слуги. От граждан небесного царства требуется больше, чем от граждан земной власти. Кое-что из того, что я собираюсь сказать, может показаться вам суровым, однако вы приняли решение представлять меня в мире так же, как я представляю сейчас Отца; и в качестве моих земных посредников вы будете обязаны придерживаться тех учений и обычаев, которые отражают мои идеалы смертной жизни на мирах пространства и которые я выражаю своей земной жизнью, посвящённой раскрытию небесного Отца.
[140:3.2] «I send you forth to proclaim liberty to the spiritual captives, joy to those in the bondage of fear, and to heal the sick in accordance with the will of my Father in heaven. When you find my children in distress, speak encouragingly to them, saying:
Я посылаю вас в мир возвещать свободу духовным пленникам, радость – узникам страха и лечить больных по воле моего небесного Отца. Видя моих детей в затруднительном положении, ободряйте их словами:

[140:3.3] «Happy are the poor in spirit, the humble, for theirs are the treasures of the kingdom of heaven.
Счастливы нищие духом, смиренные, ибо богатства царства небесного принадлежат им.
[140:3.4] «Happy are they who hunger and thirst for righteousness, for they shall be filled.
Счастливы изголодавшиеся и жаждущие праведности, ибо они насытятся.
[140:3.5] «Happy are the meek, for they shall inherit the earth. 
Счастливы кроткие, ибо они унаследуют землю.
[140:3.6] «Happy are the pure in heart, for they shall see God.
Счастливы чистые сердцем, ибо они увидят Бога.
[140:3.7] «And even so speak to my children these further words of spiritual comfort and promise:
И так ещё говорите моим детям, обращаясь со словами духовного утешения и надежды:
[140:3.8] «Happy are they who mourn, for they shall be comforted. Happy are they who weep, for they shall receive the spirit of rejoicing.
Счастливы скорбящие, ибо они утешатся. Счастливы плачущие, ибо они обретут дух радости.
[140:3.9] «Happy are the merciful, for they shall obtain mercy.
Счастливы милосердные, ибо они помилованы будут.
[140:3.10] «Happy are the peacemakers, for they shall be called the sons of God.
Счастливы миротворцы, ибо они будут названы сынами Бога.
[140:3.11] «Happy are they who are persecuted for righteousness’ sake, for theirs is the kingdom of heaven. Happy are you when men shall revile you and persecute you and shall say all manner of evil against you falsely. Rejoice and be exceedingly glad, for great is your reward in heaven.
Счастливы преследуемые за праведность, ибо царство небесное принадлежит им. Счастливы вы, когда оскорбляют вас, и преследуют, и всячески клевещут на вас. Радуйтесь и ликуйте, ибо велика ваша награда на небесах.
[140:3.12] «My brethren, as I send you forth, you are the salt of the earth, salt with a saving savor. But if this salt has lost its savor, wherewith shall it be salted? It is henceforth good for nothing but to be cast out and trodden under foot of men.
Братья мои, кого я посылаю в мир, вы – соль земли, соль со спасительной силой. Но если соль становится безвкусной, то как ей снова стать солёной? Непригодна она более ни к чему, разве только выбросить её вон на попрание людям.
[140:3.13] «You are the light of the world. A city set upon a hill cannot be hid. Neither do men light a candle and put it under a bushel, but on a candlestick; and it gives light to all who are in the house. Let your light so shine before men that they may see your good works and be led to glorify your Father who is in heaven.
Вы – свет мира. Нельзя скрыть город, построенный на вершине холма. И никто не прячет зажжённый светильник под сосудом, но ставят его на подсвечник; и он светит всем в доме. Пусть свет ваш сияет перед людьми так, чтобы они видели ваши добрые деяния и приходили к прославлению вашего небесного Отца.
[140:3.14] «I am sending you out into the world to represent me and to act as ambassadors of my Father’s kingdom, and as you go forth to proclaim the glad tidings, put your trust in the Father whose messengers you are. Do not forcibly resist injustice; put not your trust in the arm of the flesh. If your neighbor smites you on the right cheek, turn to him the other also. Be willing to suffer injustice rather than to go to law among yourselves. In kindness and with mercy minister to all who are in distress and in need.
Я посылаю вас в мир быть моими представителями и действовать в качестве представителей царства моего Отца; отправляясь в путь для проповеди благой вести, доверьтесь Отцу, чьими посланниками вы являетесь. Не противьтесь несправедливости насилием; не доверяйтесь силе плоти. Если ваш ближний ударит вас в правую щёку, обратите к нему и другую. Будьте готовы терпеть несправедливость, нежели судиться друг с другом. Добром и милосердием помогайте всем, кто в горе и нужде.
[140:3.15] «I say to you: Love your enemies, do good to those who hate you, bless those who curse you, and pray for those who despitefully use you. And whatsoever you believe that I would do to men, do you also to them.
Говорю вам: любите врагов ваших, делайте добро тем, кто ненавидит вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за тех, кто безжалостно использует вас. И во всём поступайте с людьми так, как, по вашему мнению, поступал бы с ними я.
[140:3.16] «Your Father in heaven makes the sun to shine on the evil as well as upon the good; likewise he sends rain on the just and the unjust. You are the sons of God; even more, you are now the ambassadors of my Father’s kingdom. Be merciful, even as God is merciful, and in the eternal future of the kingdom you shall be perfect, even as your heavenly Father is perfect.
Отец ваш небесный – причина того, что солнце сияет над злыми и добрыми людьми; он посылает дождь на справедливых и несправедливых. Вы – сыны Бога, более того: теперь вы – посланцы царства моего Отца. Будьте милосердны, как милосерден Бог, и в вечном будущем царства вы станете совершенны, как совершенен ваш небесный Отец.
[140:3.17] «You are commissioned to save men, not to judge them. At the end of your earth life you will all expect mercy; therefore do I require of you during your mortal life that you show mercy to all of your brethren in the flesh. Make not the mistake of trying to pluck a mote out of your brother’s eye when there is a beam in your own eye. Having first cast the beam out of your own eye, you can the better see to cast the mote out of your brother’s eye.
Вы посланы спасать людей, а не судить их. В конце своей земной жизни все вы будете ожидать милосердия; поэтому я требую от вас, чтобы в течение своей смертной жизни вы были милосердны ко всем своим братьям во плоти. Не пытайтесь напрасно вынуть сучок из глаза своего брата, когда в собственном глазу – бревно. Выньте прежде бревно из своего глаза, и тогда сможете лучше увидеть, как вынуть сучок из глаза своего брата.
[140:3.18] «Discern the truth clearly; live the righteous life fearlessly; and so shall you be my apostles and my Father’s ambassadors. You have heard it said: `If the blind lead the blind, they both shall fall into the pit.’ If you would guide others into the kingdom, you must yourselves walk in the clear light of living truth. In all the business of the kingdom I exhort you to show just judgment and keen wisdom. Present not that which is holy to dogs, neither cast your pearls before swine, lest they trample your gems under foot and turn to rend you.
Ясно распознавайте истину; бесстрашно живите праведной жизнью; так вы будете моими апостолами и посланниками моего Отца. Вы слышали, как говорят: „Если слепой поведёт слепого, то оба они упадут в яму». Если вы хотите направлять других в царство, то вы сами должны жить в ясном свете живой истины. В любом деле царства я призываю вас выказывать справедливое суждение и глубокую мудрость. Не предлагайте псам ничего святого и не бросайте жемчуга свиньям, чтобы не затоптали они драгоценные камни ваши и, обратившись, не растерзали вас.
[140:3.19] «I warn you against false prophets who will come to you in sheep’s clothing, while on the inside they are as ravening wolves. By their fruits you shall know them. Do men gather grapes from thorns or figs from thistles? Even so, every good tree brings forth good fruit, but the corrupt tree bears evil fruit. A good tree cannot yield evil fruit, neither can a corrupt tree produce good fruit. Every tree that does not bring forth good fruit is presently hewn down and cast into the fire. In gaining an entrance into the kingdom of heaven, it is the motive that counts. My Father looks into the hearts of men and judges by their inner longings and their sincere intentions.
Остерегайтесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы? Так вот, всякое хорошее дерево приносит хорошие плоды, а плохое дерево приносит плохие плоды. Не может хорошее дерево приносить плохие плоды, как не может плохое дерево приносить хорошие плоды. Всякое дерево, которое не приносит хороших плодов, срубают и бросают в огонь. Доступ в царство небесное определяется побуждением. Мой Отец читает в сердцах людей и судит по их сокровенным стремлениям и искренним намерениям.
[140:3.20] «In the great day of the kingdom judgment, many will say to me, `Did we not prophesy in your name and by your name do many wonderful works?’ But I will be compelled to say to them, `I never knew you; depart from me you who are false teachers.’ But every one who hears this charge and sincerely executes his commission to represent me before men even as I have represented my Father to you, shall find an abundant entrance into my service and into the kingdom of the heavenly Father.»
В великий судный день царства многие скажут мне: Разве не от твоего имени мы пророчествовали и не твоим ли именем совершали многие чудеса?» Но мне придётся сказать им: «Я никогда не знал вас; уйдите от меня, лжеучители. Но перед каждым, кто слышит этот наказ и искренне исполняет своё поручение – представляя меня перед людьми так же, как я представляю моего Отца перед вами, – широко распахнутся двери в моё служение и в царство небесного Отца».

[140:3.21] Never before had the apostles heard Jesus speak in this way, for he had talked to them as one having supreme authority. They came down from the mountain about sundown, but no man asked Jesus a question.
Никогда прежде апостолы не слышали от Иисуса подобных речей, ибо он говорил с ними как облечённый верховной властью. Они спустились с горы перед заходом солнца, но никто не задал Иисусу ни одного вопроса.

4. YOU ARE THE SALT OF THE EARTH

4. ВЫ – СОЛЬ ЗЕМЛИ

[140:4.1] The so-called «Sermon on the Mount» is not the gospel of Jesus. It does contain much helpful instruction, but it was Jesus’ ordination charge to the twelve apostles. It was the Master’s personal commission to those who were to go on preaching the gospel and aspiring to represent him in the world of men even as he was so eloquently and perfectly representative of his Father.
Так называемая «Нагорная Проповедь» не является евангелием Иисуса. Она действительно содержит много полезных наставлений, однако это был наказ, данный Иисусом при рукоположении двенадцати апостолов, личное поручение Учителя тем, кому предстояло отправиться с проповедью евангелия в стремлении представлять его в мире людей так же, как он столь красноречиво и совершенно представлял своего Отца.

[140:4.2] «You are the salt of the earth, salt with a saving savor. But if this salt has lost its savor, wherewith shall it be salted? It is henceforth good for nothing but to be cast out and trodden under foot of men».
«Вы – соль земли, соль со спасительной силой. Но если соль теряет свой вкус, то как она снова станет солёной? Непригодна она более ни к чему, разве только выбросить её вон на попрание людям».
[140:4.3] In Jesus’ time salt was precious. It was even used for money. The modern word «salary» is derived from salt. Salt not only flavors food, but it is also a preservative. It makes other things more tasty, and thus it serves by being spent.
Во времена Иисуса соль ценилась высоко. Её даже использовали в качестве денег. Современное слово salary (зарплата) происходит от слова salt (соль). Соль не только сдабривает пищу, но и предохраняет её. Она придаёт вкус другим продуктам и поэтому выполняет свою роль тогда, когда её расходуют.

[140:4.4] «You are the light of the world. A city set on a hill cannot be hid. Neither do men light a candle and put it under a bushel, but on a candlestick; and it gives light to all who are in the house. Let your light so shine before men that they may see your good works and be led to glorify your Father who is in heaven.»
«Вы – свет мира. Нельзя скрыть город, построенный на вершине холма. И никто не прячет зажжённый светильник под сосудом, а ставят его на подсвечник; и он светит всем в доме. Пусть свет ваш сияет перед людьми так, чтобы они видели ваши добрые деяния и приходили к прославлению вашего небесного Отца».
[140:4.5] While light dispels darkness, it can also be so «blinding» as to confuse and frustrate. We are admonished to let our light so shine that our fellows will be guided into new and godly paths of enhanced living. Our light should so shine as not to attract attention to self. Even one’s vocation can be utilized as an effective «reflector» for the dissemination of this light of life.
Хотя свет рассеивает тьму, он может быть также настолько «слепящим», что смущает и разочаровывает. Нас призывают позволить нашему свету сиять так, чтобы направлять наших собратьев на новые и благочестивые пути лучшей жизни. Наш свет должен сиять так, чтобы не привлекать внимания к нам самим. Даже собственная профессия может быть использована в качестве эффективного «отражателя», распространяющего этот свет жизни.
[140:4.6] Strong characters are not derived from not doing wrong but rather from actually doing right. Unselfishness is the badge of human greatness. The highest levels of self-realization are attained by worship and service. The happy and effective person is motivated, not by fear of wrongdoing, but by love of right doing.
Сильный характер возникает не оттого, что человек не творит зло, а оттого, что он реально творит добро. Бескорыстие является признаком человеческого величия. Высшие уровни самореализации достигаются посредством поклонения и служения. Счастливый и активный человек побуждается не страхом проступка, но любовью к совершению добрых дел.

[140:4.7] «By their fruits you shall know them.» Personality is basically changeless; that which changes – grows – is the moral character. The major error of modern religions is negativism. The tree which bears no fruit is «hewn down and cast into the fire.» Moral worth cannot be derived from mere repression – obeying the injunction «Thou shalt not.» Fear and shame are unworthy motivations for religious living. Religion is valid only when it reveals the fatherhood of God and enhances the brotherhood of men.
«По плодам их узнаете их». Личность в своей основе неизменна; изменяется – растёт – нравственный характер. Основным заблуждением современных религий является склонность к отрицанию. Дерево, не приносящее плодов, «срубают и бросают в огонь». Нравственная ценность не может быть следствием одного только подавления – подчинения требованию «не смей». Страх и стыд – мотивация, недостойная религиозной жизни. Религия правомерна лишь тогда, когда она раскрывает отцовство Бога и укрепляет братство людей.

[140:4.8] An effective philosophy of living is formed by a combination of cosmic insight and the total of one’s emotional reactions to the social and economic environment. Remember: While inherited urges cannot be fundamentally modified, emotional responses to such urges can be changed; therefore the moral nature can be modified, character can be improved. In the strong character emotional responses are integrated and co-ordinated, and thus is produced a unified personality. Deficient unification weakens the moral nature and engenders unhappiness.
Действенная философия жизни складывается через сочетание космической проницательности и всей совокупности эмоциональных реакций человека на его социальное и экономическое окружение. Помните: хотя унаследованные побуждения невозможно изменить коренным образом, эмоциональные реакции на такие побуждения могут быть изменены; поэтому нравственную сущность можно видоизменять, характер может быть улучшен. В сильном характере эмоциональные отклики интегрированы и согласованы; так формируется цельная личность. Недостаточное объединение ослабляет нравственную сущность и порождает несчастье.
[140:4.9] Without a worthy goal, life becomes aimless and unprofitable, and much unhappiness results. Jesus’ discourse at the ordination of the twelve constitutes a master philosophy of life. Jesus exhorted his followers to exercise experiential faith. He admonished them not to depend on mere intellectual assent, credulity, and established authority.
Без достойной цели жизнь становится бессмысленной и бесполезной. В этом кроется причина многих бед. Речь Иисуса при рукоположении двенадцати апостолов представляет собой образцовую философию жизни. Иисус призвал своих последователей развивать в себе эмпирическую веру. Он предупредил их, что одного только интеллектуального согласия недостаточно, что не следует быть излишне доверчивым и полагаться на признанные авторитеты.
[140:4.10] Education should be a technique of learning (discovering) the better methods of gratifying our natural and inherited urges, and happiness is the resulting total of these enhanced techniques of emotional satisfactions. Happiness is little dependent on environment, though pleasing surroundings may greatly contribute thereto.
Образование должно заключаться в постижении (открытии) лучших методов удовлетворения наших естественных и унаследованных побуждений, и счастье есть совокупный результат использования таких углублённых методов достижения эмоционального удовлетворения. Счастье мало зависит от среды, хотя приятное окружение может значительно ему способствовать.

[140:4.11] Every mortal really craves to be a complete person, to be perfect even as the Father in heaven is perfect, and such attainment is possible because in the last analysis the «universe is truly fatherly.»
Каждый смертный действительно стремится стать полноценным существом, быть совершенным, как совершенен небесный Отец, и такое достижение возможно потому, что, в конечном счёте, «вселенной присущ подлинно отеческий характер».

5. FATHERLY AND BROTHERLY LOVE

5. ОТЕЧЕСКАЯ И БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ

[140:5.1] From the Sermon on the Mount to the discourse of the Last Supper, Jesus taught his followers to manifest fatherly love rather than brotherly love. Brotherly love would love your neighbor as you love yourself, and that would be adequate fulfillment of the «golden rule.» But fatherly affection would require that you should love your fellow mortals as Jesus loves you.
Начиная с Нагорной Проповеди и вплоть до беседы на Тайной Вечере, Иисус учил своих последователей проявлять скорее отеческую любовь, а не братскую любовь. Братская любовь есть любовь к ближнему как к самому себе, и этого достаточно для исполнения «золотого правила». Отеческая же любовь требует, чтобы вы любили своих смертных собратьев так же, как любит вас Иисус.
[140:5.2] Jesus loves mankind with a dual affection. He lived on earth as a twofold personality – human and divine. As the Son of God he loves man with a fatherly love – he is man’s Creator, his universe Father. As the Son of Man, Jesus loves mortals as a brother – he was truly a man among men.
Иисус любит человечество двойственной любовью. Он жил на земле как двуединая личность – человеческая и божественная. Как Сын Бога, он любит человека отеческой любовью – он является Создателем человека, его вселенским Отцом. Как Сын Человеческий, Иисус любит смертных как брат – он поистине являлся человеком среди людей.
[140:5.3] Jesus did not expect his followers to achieve an impossible manifestation of brotherly love, but he did expect them to so strive to be like God – to be perfect even as the Father in heaven is perfect – that they could begin to look upon man as God looks upon his creatures and therefore could begin to love men as God loves them – to show forth the beginnings of a fatherly affection. In the course of these exhortations to the twelve apostles, Jesus sought to reveal this new concept of fatherly love as it is related to certain emotional attitudes concerned in making numerous environmental social adjustments.
Иисус отнюдь не требовал от своих последователей достижения невозможного в проявлении братской любви, однако он ожидал от них стремления к Богоподобию, – быть совершенными, как совершенен небесный Отец с тем, чтобы они смогли начать смотреть на человека так же, как Бог смотрит на свои создания, и потому начать любить людей так же, как Бог любит их, – проявлять зачатки отеческого чувства. В ходе этих наставлений Иисус попытался раскрыть двенадцати апостолам новое понятие отеческой любви в той мере, в какой оно имеет отношение к некоторым эмоциональным состояниям человека, связанным с многочисленными попытками приспособления к окружающей социальной среде.

[140:5.4] The Master introduced this momentous discourse by calling attention to four faith attitudes as the prelude to the subsequent portrayal of his four transcendent and supreme reactions of fatherly love in contrast to the limitations of mere brotherly love.
Учитель начал эту важную беседу с того, что обратил внимание апостолов на четыре направления веры как прелюдии к последующему изображению своих четырёх трансцендентальных и высших влияний отеческой любви в противоположность ограничениям сугубо братской любви.
[140:5.5] He first talked about those who were poor in spirit, hungered after righteousness, endured meekness, and who were pure in heart. Such spirit-discerning mortals could be expected to attain such levels of divine selflessness as to be able to attempt the amazing exercise of fatherly affection; that even as mourners they would be empowered to show mercy, promote peace, and endure persecutions, and throughout all of these trying situations to love even unlovely mankind with a fatherly love. A father’s affection can attain levels of devotion that immeasurably transcend a brother’s affection.
Сначала он говорил о нищих духом, жаждущих праведности, безропотно кротких и чистых сердцем. От таких различающих дух смертных можно ожидать достижения тех уровней божественной самоотверженности, на которых они становятся способными к поразительному проявлению отеческого чувства; можно ожидать, что даже в скорби они найдут в себе возможность проявлять милосердие, укреплять мир и стойко переносить преследования, продолжая во всех этих сложных испытаниях любить отеческой любовью даже непривлекательное человечество. Отеческое чувство способно достичь уровней преданности, неизмеримо превышающих братское чувство.
[140:5.6] The faith and the love of these beatitudes strengthen moral character and create happiness. Fear and anger weaken character and destroy happiness. This momentous sermon started out upon the note of happiness.
Вера и любовь, заключённые в этих заповедях блаженства, укрепляют нравственный характер и создают счастье. Страх и гнев ослабляют характер и разрушают счастье. С упоминания счастья и началась эта знаменательная проповедь.

[140:5.7] 1. «Happy are the poor in spirit – the humble.» To a child, happiness is the satisfaction of immediate pleasure craving. The adult is willing to sow seeds of self-denial in order to reap subsequent harvests of augmented happiness. In Jesus’ times and since, happiness has all too often been associated with the idea of the possession of wealth. In the story of the Pharisee and the publican praying in the temple, the one felt rich in spirit – egotistical; the other felt «poor in spirit» – humble. One was self-sufficient; the other was teachable and truth-seeking. The poor in spirit seek for goals of spiritual wealth – for God. And such seekers after truth do not have to wait for rewards in a distant future; they are rewarded now. They find the kingdom of heaven within their own hearts, and they experience such happiness now.
1. «Счастливы нищие духом – смиренные». Для ребёнка счастье – это удовлетворение сиюминутного стремления к удовольствию. Взрослый же человек готов посеять семена самоотречения, чтобы впоследствии собрать урожай возросшего счастья. Во времена Иисуса и в последующие эпохи счастье слишком часто отождествлялось с идеей обладания богатством. В рассказе о фарисее и мытаре, молившихся в храме, один чувствовал себя богатым духом – эгоистичным; другой чувствовал себя «нищим духом» – смиренным. Один был самодовольным, другой был способен к учению и искал истину. Нищий духом ищет цели духовного богатства – ищет Бога. И таким искателям истины не нужно ждать награды в далёком будущем; они получают её уже сейчас. Они находят царство небесное в своих собственных сердцах, и сразу же ощущают такое счастье.

[140:5.8] 2. «Happy are they who hunger and thirst for righteousness, for they shall be filled.» Only those who feel poor in spirit will ever hunger for righteousness. Only the humble seek for divine strength and crave spiritual power. But it is most dangerous to knowingly engage in spiritual fasting in order to improve one’s appetite for spiritual endowments. Physical fasting becomes dangerous after four or five days; one is apt to lose all desire for food. Prolonged fasting, either physical or spiritual, tends to destroy hunger.
2. «Счастливы изголодавшиеся и жаждущие праведности, ибо они насытятся». Только те, кто чувствует себя нищими духом, могут когда-либо желать праведности. Только смиренные ищут божественную силу и стремятся обрести духовную мощь. Однако было бы чрезвычайно опасно сознательно идти на духовный пост для того, чтобы усилить стремление к духовным дарам. Физический пост становится опасным через четыре или пять дней; человек может полностью утратить вкус к пище. Продолжительный пост – будь он физическим или духовным – притупляет чувство голода.
[140:5.9] Experiential righteousness is a pleasure, not a duty. Jesus’ righteousness is a dynamic love – fatherly-brotherly affection. It is not the negative or thou-shalt-not type of righteousness. How could one ever hunger for something negative – something «not to do»?
Эмпирическая праведность – это наслаждение, а не обязанность. Праведность Иисуса – в его динамичной любви, любви отца и брата. Такой тип праведности не является негативным, или запретительным. Как вообще можно жаждать чего-то негативного – жаждать «не делать»?

[140:5.10] It is not so easy to teach a child mind these first two of the beatitudes, but the mature mind should grasp their significance.
Не так легко научить детский разум этим первым двум заповедям блаженства, однако зрелый разум должен понимать их значимость.

[140:5.11] 3. «Happy are the meek, for they shall inherit the earth.» Genuine meekness has no relation to fear. It is rather an attitude of man co-operating with God – «Your will be done.» It embraces patience and forbearance and is motivated by an unshakable faith in a lawful and friendly universe. It masters all temptations to rebel against the divine leading. Jesus was the ideal meek man of Urantia, and he inherited a vast universe.
3. «Счастливы кроткие, ибо они унаследуют землю». Подлинная кротость не имеет ничего общего со страхом. Наоборот: она является отношением человека, сотрудничающего с Богом – «да будет воля твоя». Она включает терпение и воздержанность и побуждается несгибаемой верой в законопослушную и дружественную вселенную. Она гасит любой соблазн восстания против божественного руководства. Иисус был идеалом кроткого урантийца, и он унаследовал обширную вселенную.

[140:5.12] 4. «Happy are the pure in heart, for they shall see God.» Spiritual purity is not a negative quality, except that it does lack suspicion and revenge. In discussing purity, Jesus did not intend to deal exclusively with human sex attitudes. He referred more to that faith which man should have in his fellow man; that faith which a parent has in his child, and which enables him to love his fellows even as a father would love them. A father’s love need not pamper, and it does not condone evil, but it is always anticynical. Fatherly love has singleness of purpose, and it always looks for the best in man; that is the attitude of a true parent.
4. «Счастливы чистые сердцем, ибо они узрят Бога». Духовная чистота не является отрицающим качеством, если не считать того, что в ней действительно отсутствуют подозрительность и мстительность. Говоря о чистоте, Иисус не имел в виду только половые отношения людей. В первую очередь, он подразумевал необходимую человеку веру в своего ближнего – ту веру в своего дитя, которая есть у родителя и которая позволяет ему любить своих собратьев так же, как их любил бы отец. Любви отца чуждо баловство; она не потворствует злу и всегда нетерпима к цинизму. Отеческая любовь отличается целеустремлённостью и всегда ищет в человеке лучшее; таково отношение настоящего родителя.
[140:5.13] To see God – by faith – means to acquire true spiritual insight. And spiritual insight enhances Adjuster guidance, and these in the end augment God-consciousness. And when you know the Father, you are confirmed in the assurance of divine sonship, and you can increasingly love each of your brothers in the flesh, not only as a brother – with brotherly love – but also as a father – with fatherly affection.
Видеть, с помощью веры, Бога – значит обретать истинную духовную проницательность. Духовная проницательность, в свою очередь, укрепляет водительство Настройщика, а это, в конце концов, приводит к углублению осознания Бога. А когда вы знаете Отца, вы обретаете прочную уверенность в божественном сыновстве и начинаете всё больше любить каждого из своих братьев во плоти не только как брат – братской любовью, – но и как отец – отеческим чувством.
[140:5.14] It is easy to teach this admonition even to a child. Children are naturally trustful, and parents should see to it that they do not lose that simple faith. In dealing with children, avoid all deception and refrain from suggesting suspicion. Wisely help them to choose their heroes and select their lifework.
Этот совет легко усваивается даже ребёнком. Дети от природы доверчивы, и родители должны следить за тем, чтобы они не утратили этой простой веры. Общаясь с детьми, избегайте любого обмана и воздерживайтесь от подозрительности. Мудро помогайте им найти своих героев и выбрать дело своей жизни.

[140:5.15] And then Jesus went on to instruct his followers in the realization of the chief purpose of all human struggling – perfection – even divine attainment. Always he admonished them: «Be you perfect, even as your Father in heaven is perfect.» He did not exhort the twelve to love their neighbors as they loved themselves. That would have been a worthy achievement; it would have indicated the achievement of brotherly love. He rather admonished his apostles to love men as he had loved them – to love with a fatherly as well as a brotherly affection. And he illustrated this by pointing out four supreme reactions of fatherly love:
После этого Иисус стал учить своих последователей реализации главной цели человеческих устремлений – совершенства – и даже достижения божественности. Он всегда призывал их: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный». Он не наставлял апостолов любить своих ближних, как самих себя. Это было бы достойным свершением и означало бы достижение братской любви. Однако Иисус, скорее, призывал своих апостолов любить людей так, как любил их он, – любить отеческой, равно как и братской любовью. И в качестве иллюстрации он указал на четыре высших проявления отеческой любви:

[140:5.16] 1. «Happy are they who mourn, for they shall be comforted.» So-called common sense or the best of logic would never suggest that happiness could be derived from mourning. But Jesus did not refer to outward or ostentatious mourning. He alluded to an emotional attitude of tenderheartedness. It is a great error to teach boys and young men that it is unmanly to show tenderness or otherwise to give evidence of emotional feeling or physical suffering. Sympathy is a worthy attribute of the male as well as the female. It is not necessary to be calloused in order to be manly. This is the wrong way to create courageous men. The world’s great men have not been afraid to mourn. Moses, the mourner, was a greater man than either Samson or Goliath. Moses was a superb leader, but he was also a man of meekness. Being sensitive and responsive to human need creates genuine and lasting happiness, while such kindly attitudes safeguard the soul from the destructive influences of anger, hate, and suspicion.
1. «Счастливы скорбящие, ибо они утешатся» Исходя из так называемого здравого смысла или безупречной логики, счастье никогда не может быть следствием скорби. Однако Иисус не имел в виду внешнюю или нарочитую скорбь. Он говорил об эмоциональном отношении мягкосердечности. Великая ошибка – внушать мальчикам и юношам, что проявление мягкости и вообще эмоционального волнения или физического страдания недостойно мужчины. Сочувствие красит как мужчину, так и женщину. Чтобы быть мужественным, совсем не обязательно быть чёрствым. Это неверный путь воспитания отважных мужчин. Величайшие люди этого мира не боялись скорби. Скорбный Моисей был более великим человеком, чем Самсон или Голиаф. Моисей являлся выдающимся лидером, но он также оставался кротким человеком. Чуткость и отзывчивость к человеческим нуждам создаёт подлинное и устойчивое счастье, и в то же время такие добрые отношения оберегают душу от губительных воздействий гнева, ненависти и подозрительности.

[140:5.17] 2. «Happy are the merciful, for they shall obtain mercy.» Mercy here denotes the height and depth and breadth of the truest friendship – loving-kindness. Mercy sometimes may be passive, but here it is active and dynamic – supreme fatherliness. A loving parent experiences little difficulty in forgiving his child, even many times. And in an unspoiled child the urge to relieve suffering is natural. Children are normally kind and sympathetic when old enough to appreciate actual conditions.
2. «Счастливы милосердные, ибо они помилованы будут». Здесь милосердие означает высоту, широту и глубину наиболее истинной дружбы – добротолюбие. Милосердие порой бывает пассивным, но здесь оно активно и динамично, представляя собой высшее проявление отеческого чувства. Любящему родителю легко прощать своего ребёнка, даже много раз. И в неиспорченном ребёнке живёт естественное стремление облегчать страдание. Дети обычно добры и отзывчивы, когда достигают возраста, в котором способны по достоинству оценивать реальные обстоятельства.

[140:5.18] 3. «Happy are the peacemakers, for they shall be called the sons of God.» Jesus’ hearers were longing for military deliverance, not for peacemakers. But Jesus’ peace is not of the pacific and negative kind. In the face of trials and persecutions he said, «My peace I leave with you.» «Let not your heart be troubled, neither let it be afraid.» This is the peace that prevents ruinous conflicts. Personal peace integrates personality. Social peace prevents fear, greed, and anger. Political peace prevents race antagonisms, national suspicions, and war. Peacemaking is the cure of distrust and suspicion.
3. «Счастливы миротворцы, ибо они будут названы сынами Бога». Слушатели Иисуса жаждали военного освобождения силой оружия, а не миротворцев. Однако мир Иисуса – не пацифистского и отрицающего свойства. В преддверии испытаний и преследований он говорил: «Свой мир я оставляю вам». «Да не смутятся сердца ваши и да не устрашатся». Это тот мир, который предотвращает разрушительные конфликты. Внутренний мир объединяет личность. Социальный мир предотвращает страх, алчность и гнев. Политический мир устраняет расовые противоречия, национальную подозрительность и войны. Миротворчество это лекарство от недоверия и подозрительности.
[140:5.19] Children can easily be taught to function as peacemakers. They enjoy team activities; they like to play together. Said the Master at another time: «Whosoever will save his life shall lose it, but whosoever will lose his life shall find it.»
Детей легко научить быть миротворцами. Им нравится действовать сообща; они любят играть вместе. В другое время Учитель сказал: «Кто сохранит свою жизнь, тот потеряет её, а кто потеряет свою жизнь, тот обретёт её».

[140:5.20] 4. «Happy are they who are persecuted for righteousness’ sake, for theirs is the kingdom of heaven. Happy are you when men shall revile you and persecute you and shall say all manner of evil against you falsely. Rejoice and be exceedingly glad, for great is your reward in heaven.»
4. «Счастливы преследуемые за праведность, ибо царство небесное принадлежит им. Счастливы вы, когда оскорбляют вас, и преследуют, и всячески клевещут на вас. Радуйтесь и ликуйте, ибо велика ваша награда на небесах».
[140:5.21] So often persecution does follow peace. But young people and brave adults never shun difficulty or danger. «Greater love has no man than to lay down his life for his friends.» And a fatherly love can freely do all these things – things which brotherly love can hardly encompass. And progress has always been the final harvest of persecution.
Сколь часто вслед за миром наступают гонения. Однако молодые люди и храбрые взрослые никогда не страшатся трудностей или опасностей. «Нет больше той любви, как если кто отдаст жизнь свою за друзей». Отеческой любви легко даётся всё это – то, что едва ли доступно любви братской. И окончательным результатом гонений всегда был прогресс.
[140:5.22] Children always respond to the challenge of courage. Youth is ever willing to «take a dare.» And every child should early learn to sacrifice.
Дети неизменно откликаются на призыв к мужеству. Юность всегда готова «принять вызов». И каждый ребёнок должен с раннего детства учиться жертвовать.

[140:5.23] And so it is revealed that the beatitudes of the Sermon on the Mount are based on faith and love and not on law – ethics and duty.
Отсюда видно, что заповеди блаженства Нагорной Проповеди основаны на вере и любви, а не на законе – этике и долге.

[140:5.24] Fatherly love delights in returning good for evil – doing good in retaliation for injustice.
Отеческая любовь с радостью платит добром за зло, – творит добро в ответ на несправедливость.

6. THE EVENING OF THE ORDINATION

6. ВЕЧЕРОМ В ДЕНЬ РУКОПОЛОЖЕНИЯ

[140:6.1] Sunday evening, on reaching the home of Zebedee from the highlands north of Capernaum, Jesus and the twelve partook of a simple meal. Afterward, while Jesus went for a walk along the beach, the twelve talked among themselves. After a brief conference, while the twins built a small fire to give them warmth and more light, Andrew went out to find Jesus, and when he had overtaken him, he said: «Master, my brethren are unable to comprehend what you have said about the kingdom. We do not feel able to begin this work until you have given us further instruction. I have come to ask you to join us in the garden and help us to understand the meaning of your words.» And Jesus went with Andrew to meet with the apostles.
В воскресенье вечером Иисус и двенадцать апостолов спустились с нагорья к северу от Капернаума и вернулись в дом Зеведея, где разделили скромный ужин. Позднее, когда Иисус отправился пройтись по берегу, у апостолов завязался разговор. Близнецы развели небольшой костёр, дававший тепло и свет, и после короткого совещания Андрей отправился на поиски Иисуса. Догнав его, он сказал: «Учитель, мои братья не могут понять того, что ты сказал о царстве. Мы чувствуем, что не сможем приступить к этому труду, пока не получим от тебя дополнительных разъяснений. Я пришёл, чтобы просить тебя присоединиться к нам в саду и помочь понять смысл твоих слов». И Иисус отправился вместе с Андреем к апостолам.
[140:6.2] When he had entered the garden, he gathered the apostles around him and taught them further, saying: «You find it difficult to receive my message because you would build the new teaching directly upon the old, but I declare that you must be reborn. You must start out afresh as little children and be willing to trust my teaching and believe in God. The new gospel of the kingdom cannot be made to conform to that which is. You have wrong ideas of the Son of Man and his mission on earth. But do not make the mistake of thinking that I have come to set aside the law and the prophets; I have not come to destroy but to fulfill, to enlarge and illuminate. I come not to transgress the law but rather to write these new commandments on the tablets of your hearts.
Войдя в сад, он собрал вокруг себя апостолов и продолжил свои наставления словами: «Вам трудно принять мои слова, потому что вы пытаетесь построить новое учение прямо на старом, но я заявляю вам, что вы должны родиться заново. Вы должны начать сначала, как малые дети, и быть готовы доверять моему учению и верить в Бога. Новое евангелие царства невозможно подчинить тому, что уже есть. Вы придерживаетесь неверных представлений о Сыне Человеческом и его миссии на земле. Но не думайте понапрасну, что я пришёл устранить закон и пророков; я пришёл не уничтожать, а наполнять, расширять и озарять. Я пришёл не для того, чтобы нарушать закон, но для того, чтобы начертать эти новые заповеди на скрижалях ваших сердец.
[140:6.3] «I demand of you a righteousness that shall exceed the righteousness of those who seek to obtain the Father’s favor by almsgiving, prayer, and fasting. If you would enter the kingdom, you must have a righteousness that consists in love, mercy, and truth – the sincere desire to do the will of my Father in heaven.»
Я требую, чтобы ваша праведность превзошла праведность тех, кто стремится завоевать благосклонность Отца подаянием, молитвой и постом. Если вы хотите войти в царство, в вас должна быть праведность, которая заключается в любви, милосердии и истине – искреннем желании исполнять волю небесного Отца».
[140:6.4] Then said Simon Peter: «Master, if you have a new commandment, we would hear it. Reveal the new way to us.» Jesus answered Peter: «You have heard it said by those who teach the law: `You shall not kill; that whosoever kills shall be subject to judgment.’ But I look beyond the act to uncover the motive. I declare to you that every one who is angry with his brother is in danger of condemnation. He who nurses hatred in his heart and plans vengeance in his mind stands in danger of judgment. You must judge your fellows by their deeds; the Father in heaven judges by the intent.
Тогда Пётр сказал: «Учитель, если у тебя есть новая заповедь, мы хотели бы услышать её. Открой нам новый путь». Иисус ответил Петру: «Вы слышали, как говорят те, кто учит закону: „Не убивай; кто же убьёт, подлежит суду». Однако я стремлюсь за поступком видеть мотив. Я заявляю вам, что всякому, кто гневается на брата своего, грозит осуждение. Тому, кто таит в своём сердце ненависть и вынашивает в своём уме планы отмщения, грозит суд. Вы вынуждены судить своих собратьев по их поступкам; небесный же Отец судит по намерениям.
[140:6.5] «You have heard the teachers of the law say, `You shall not commit adultery.’ But I say to you that every man who looks upon a woman with intent to lust after her has already committed adultery with her in his heart. You can only judge men by their acts, but my Father looks into the hearts of his children and in mercy adjudges them in accordance with their intents and real desires.»
Вы слышали, как говорят учителя закона: „Не прелюбодействуй». Я же говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём. Вы можете судить людей только по их поступкам, но мой Отец смотрит в сердца своих детей и милосердно судит их в соответствии с их намерениями и подлинными желаниями».
[140:6.6] Jesus was minded to go on discussing the other commandments when James Zebedee interrupted him, asking: «Master, what shall we teach the people regarding divorcement? Shall we allow a man to divorce his wife as Moses has directed?» And when Jesus heard this question, he said: «I have not come to legislate but to enlighten. I have come not to reform the kingdoms of this world but rather to establish the kingdom of heaven. It is not the will of the Father that I should yield to the temptation to teach you rules of government, trade, or social behavior, which, while they might be good for today, would be far from suitable for the society of another age. I am on earth solely to comfort the minds, liberate the spirits, and save the souls of men. But I will say, concerning this question of divorcement, that, while Moses looked with favor upon such things, it was not so in the days of Adam and in the Garden.»
Иисус собирался перейти к другим заповедям, когда Иаков Зеведеев прервал его вопросом: «Учитель, чему следует учить людей относительно развода? Позволять ли мужчине разводиться со своей женой, как учил Моисей?» И когда Иисус услышал этот вопрос, он сказал: «Я пришёл не устанавливать законы, но просвещать. Я пришёл не реформировать царства этого мира, но устанавливать царство небесное. Не в воле Отца моего, чтобы я соблазнялся учить вас принципам правления, торговли или общественного поведения: пригодное сегодня, такое знание было бы совершенно негодным для общества в другую эпоху. Для того только пребываю я на земле, чтобы утешить разум человека, освободить его дух и спасти душу. Но я отвечу на этот вопрос о разводе: хотя Моисей одобрял такие вещи, в дни Адама и в Саду всё было иначе».
[140:6.7] After the apostles had talked among themselves for a short time, Jesus went on to say: «Always must you recognize the two viewpoints of all mortal conduct – the human and the divine; the ways of the flesh and the way of the spirit; the estimate of time and the viewpoint of eternity.» And though the twelve could not comprehend all that he taught them, they were truly helped by this instruction.
После того, как апостолы немного поговорили между собой, Иисус продолжил: «Вы должны всегда различать два взгляда на любое смертное поведение – человеческий и божественный; пути плоти и путь духа; суждения времени и взгляд вечности». И хотя апостолы не смогли постигнуть всего, чему он учил их, они почувствовали истинное облегчение после этого наставления.
[140:6.8] And then said Jesus: «But you will stumble over my teaching because you are wont to interpret my message literally; you are slow to discern the spirit of my teaching. Again must you remember that you are my messengers; you are beholden to live your lives as I have in spirit lived mine. You are my personal representatives; but do not err in expecting all men to live as you do in every particular. Also must you remember that I have sheep not of this flock, and that I am beholden to them also, to the end that I must provide for them the pattern of doing the will of God while living the life of the mortal nature.»
И затем Иисус сказал: «Однако моё учение будет для вас камнем преткновения, ибо вам свойственно понимать мои слова буквально; вам трудно постигнуть дух моего учения. Кроме того, вы должны помнить, что являетесь моими вестниками; вы должны прожить свою жизнь так, как я прожил в духе свою. Вы – мои личные представители; однако не допускайте ошибки, ожидая, что все люди будут во всех отношениях жить так же, как и вы. Помните, что у меня есть овцы не из этого стада, и что у меня есть обязательства перед ними – я должен стать для них примером исполнения воли Бога в течение смертной жизни».
[140:6.9] Then asked Nathaniel: «Master, shall we give no place to justice? The law of Moses says, `An eye for an eye, and a tooth for a tooth.’ What shall we say?» And Jesus answered: «You shall return good for evil. My messengers must not strive with men, but be gentle toward all. Measure for measure shall not be your rule. The rulers of men may have such laws, but not so in the kingdom; mercy always shall determine your judgments and love your conduct. And if these are hard sayings, you can even now turn back. If you find the requirements of apostleship too hard, you may return to the less rigorous pathway of discipleship.»
Затем спросил Нафанаил: «Учитель, следует ли нам отказаться от правосудия? Закон Моисея гласит: „Око за око, и зуб за зуб». Что должны говорить мы?» Иисус ответил: «Вы будете платить добром за зло. Мои вестники должны не противостоять людям, а быть добрыми ко всем. Воздаяние той же мерой не должно быть вашим правилом. Такие законы возможны у людских правителей, но не в царстве; пусть ваши суждения всегда определяются милосердием, а ваши поступки – любовью. И если эти слова тяжелы, то вам и сейчас не поздно повернуть назад. Если требования апостольства слишком трудны для вас, вы можете вернуться на менее тернистую стезю ученичества».
[140:6.10] On hearing these startling words, the apostles drew apart by themselves for a while, but they soon returned, and Peter said: «Master, we would go on with you; not one of us would turn back. We are fully prepared to pay the extra price; we will drink the cup. We would be apostles, not merely disciples.»
Услышав эти поразительные слова, апостолы на время удалились, однако вскоре они вернулись, и Пётр сказал: «Учитель, мы хотим остаться с тобой, никто из нас не желает повернуть вспять. Мы полностью готовы заплатить высокую цену; мы выпьем эту чашу. Мы хотели бы быть апостолами, а не просто учениками».
[140:6.11] When Jesus heard this, he said: «Be willing, then, to take up your responsibilities and follow me. Do your good deeds in secret; when you give alms, let not the left hand know what the right hand does. And when you pray, go apart by yourselves and use not vain repetitions and meaningless phrases. Always remember that the Father knows what you need even before you ask him. And be not given to fasting with a sad countenance to be seen by men. As my chosen apostles, now set apart for the service of the kingdom, lay not up for yourselves treasures on earth, but by your unselfish service lay up for yourselves treasures in heaven, for where your treasures are, there will your hearts be also.
Услышав это, Иисус сказал: «Тогда будьте готовы взять на себя ответственность и следовать за мной. Вершите благие дела втайне; когда подаёте милостыню, пусть левая рука не знает, что делает правая. И когда молитесь, уединяйтесь и не пользуйтесь напрасными повторами и пустыми фразами. Всегда помните, что Отец знает, в чём вы нуждаетесь, ещё до того, как вы попросили о том у него. И не поститесь с унылыми лицами на показ людям. Как избранные апостолы мои, отделённые для служения царству, не собирайте себе сокровищ на земле, но своим бескорыстным трудом собирайте себе сокровища на небе, ибо где сокровища ваши, там будут и сердца ваши.
[140:6.12] «The lamp of the body is the eye; if, therefore, your eye is generous, your whole body will be full of light. But if your eye is selfish, the whole body will be filled with darkness. If the very light which is in you is turned to darkness, how great is that darkness!»
Светильник тела есть око; поэтому если око ваше благодатно, то и всё тело полно света. Но если око ваше эгоистично, то и всё тело полно тьмы. И если тот самый свет, который в вас, превращается во тьму, то как ужасна эта тьма!»
[140:6.13] And then Thomas asked Jesus if they should «continue having everything in common.» Said the Master: «Yes, my brethren, I would that we should live together as one understanding family. You are intrusted with a great work, and I crave your undivided service. You know that it has been well said: `No man can serve two masters.’ You cannot sincerely worship God and at the same time wholeheartedly serve mammon. Having now enlisted unreservedly in the work of the kingdom, be not anxious for your lives; much less be concerned with what you shall eat or what you shall drink; nor yet for your bodies, what clothing you shall wear. Already have you learned that willing hands and earnest hearts shall not go hungry. And now, when you prepare to devote all of your energies to the work of the kingdom, be assured that the Father will not be unmindful of your needs. Seek first the kingdom of God, and when you have found entrance thereto, all things needful shall be added to you. Be not, therefore, unduly anxious for the morrow. Sufficient for the day is the trouble thereof.»
Затем Фома спросил Иисуса, следует ли им «продолжать делить всё между собой». Учитель ответил: «Да, мои братья, я хотел бы, чтобы мы жили вместе, одной семьёй единомышленников. Вам доверено великое дело, и я настоятельно прошу от вас безраздельной преданности. Вы знаете, что по праву сказано: „Никто не может служить двум господам». Вы не можете искренне поклоняться Богу и в то же время всей душой служить мамоне. Целиком посвятив себя делу царства, не беспокойтесь за свои жизни; ещё меньше заботьтесь о еде или питье; не думайте и о том, во что одеться. Вы уже поняли, что работящие руки и честные сердца голодать не будут. И теперь, когда вы готовитесь посвятить все свои силы делу царства, будьте уверены в том, что Отец ваш не забудет о ваших потребностях. Ищите же прежде всего царства Бога, и когда найдёте вход в него, всё остальное приложится. Поэтому не заботьтесь понапрасну о завтрашнем дне. Довольно для каждого дня своей заботы».
[140:6.14] When Jesus saw they were disposed to stay up all night to ask questions, he said to them: «My brethren, you are earthen vessels; it is best for you to go to your rest so as to be ready for the morrow’s work.» But sleep had departed from their eyes. Peter ventured to request of his Master that «I have just a little private talk with you. Not that I would have secrets from my brethren, but I have a troubled spirit, and if, perchance, I should deserve a rebuke from my Master, I could the better endure it alone with you.» And Jesus said, «Come with me, Peter» – leading the way into the house. When Peter returned from the presence of his Master much cheered and greatly encouraged, James decided to go in to talk with Jesus. And so on through the early hours of the morning, the other apostles went in one by one to talk with the Master. When they had all held personal conferences with him save the twins, who had fallen asleep, Andrew went in to Jesus and said: «Master, the twins have fallen asleep in the garden by the fire; shall I arouse them to inquire if they would also talk with you?» And Jesus smilingly said to Andrew, «They do well – trouble them not.» And now the night was passing; the light of another day was dawning.
Увидев, что они собираются бодрствовать всю ночь и задавать вопросы, Иисус сказал им: «Братья мои, вы – земные создания; вам лучше бы отправиться на покой, чтобы быть готовыми к завтрашнему труду». Но им было уже не до сна. Пётр отважился обратиться к своему Учителю с просьбой «немного поговорить наедине. Не потому, что у меня есть какие-то секреты от моих братьев, а оттого, что дух мой смущён, и если я заслужу нарекание от моего Учителя, мне было бы легче перенести его наедине с тобой». И Иисус сказал: «Пойдём со мной, Пётр» – и первым вошёл в дом. Когда Пётр вернулся от Учителя повеселевшим и чрезвычайно воодушевлённым, Иаков решил войти в дом и поговорить с Иисусом. Так, в предрассветные утренние часы, остальные апостолы поочерёдно входили в дом для разговора с Учителем. После того, как все, кроме уснувших близнецов, поговорили с Иисусом наедине, Андрей вошёл к нему и сказал: «Учитель, близнецы заснули в саду около костра; поднять ли мне их, чтобы спросить, желают ли и они поговорить с тобой?» Улыбнувшись, Иисус ответил: «Им хорошо – не тревожь их». Ночь подходила к концу. Занимался новый день.

7. THE WEEK FOLLOWING THE ORDINATION

7. НЕДЕЛЯ ПОСЛЕ РУКОПОЛОЖЕНИЯ 

[140:7.1] After a few hours’ sleep, when the twelve were assembled for a late breakfast with Jesus, he said: » Now must you begin your work of preaching the glad tidings and instructing believers. Make ready to go to Jerusalem.» After Jesus had spoken, Thomas mustered up courage to say: «I know, Master, that we should now be ready to enter upon the work, but I fear we are not yet able to accomplish this great undertaking. Would you consent for us to stay hereabouts for just a few days more before we begin the work of the kingdom?» And when Jesus saw that all of his apostles were possessed by this same fear, he said: «It shall be as you have requested; we will remain here over the Sabbath day.»
После нескольких часов сна, когда апостолы собрались на поздний завтрак с Иисусом, он сказал: «Теперь вы должны приступить к своему труду – проповеди благой вести и наставлению верующих. Приготовьтесь отправиться в Иерусалим». Когда Иисус закончил говорить, Фома собрался с духом и сказал: «Я знаю, Учитель, что теперь мы должны быть готовы приступить к своему труду, но я боюсь, что мы ещё неспособны совершить это великое дело. Не позволишь ли ты нам остаться здесь ещё на несколько дней, прежде чем приступить к труду во имя царства?» И когда Иисус увидел, что все его апостолы охвачены тем же страхом, он сказал: «Пусть будет так, как вы просите; мы задержимся здесь до воскресенья».
[140:7.2] For weeks and weeks small groups of earnest truth seekers, together with curious spectators, had been coming to Bethsaida to see Jesus. Already word about him had spread over the countryside; inquiring groups had come from cities as far away as Tyre, Sidon, Damascus, Caesarea, and Jerusalem. Heretofore, Jesus had greeted these people and taught them concerning the kingdom, but the Master now turned this work over to the twelve. Andrew would select one of the apostles and assign him to a group of visitors, and sometimes all twelve of them were so engaged.
Уже в течение многих недель небольшие группы серьёзных искателей истины, наряду с любопытствующими зеваками, прибывали в Вифсаиду, чтобы увидеть Иисуса. Молва о нём уже разнеслась по всей округе; группы интересовавшихся им людей прибывали даже из таких далёких мест, как Тир, Сидон, Дамаск, Кесария и Иерусалим. Вплоть до этого времени Иисус сам встречал таких посетителей и рассказывал им о царстве, однако теперь Учитель передал эту работу двенадцати апостолам. Андрей выбирал одного из апостолов и поручал ему группу посетителей, и порой все двенадцать были заняты этим делом.
[140:7.3] For two days they worked, teaching by day and holding private conferences late into the night. On the third day Jesus visited with Zebedee and Salome while he sent his apostles off to » go fishing, seek carefree change, or perchance visit your families.» On Thursday they returned for three more days of teaching.
Так они работали два дня – днём они учили, а вечером собирались для беседы в своём кругу. На третий день Иисус отправился навестить Зеведея и Саломию, отослав апостолов «порыбачить, сменить обстановку или же навестить свои семьи». В четверг они вернулись и продолжали учить в течение трёх дней.
[140:7.4] During this week of rehearsing,Jesus many times repeated to his apostles the two great motives of his postbaptismal mission on earth:
 Во время этой недели подготовки Иисус много раз повторял своим апостолам две важнейших задачи его посткрещенческой миссии на земле:

1. To reveal the Father to man.
2. To lead men to become son-conscious – to faith-realize that they are the children of the Most High.
1. Раскрыть человеку Отца.
2. Привести людей к осознанию своего сыновства – помочь им через веру осознать, что они являются детьми Всевышнего.

[140:7.5] One week of this varied experience did much for the twelve; some even became over self-confident. At the last conference, the night after the Sabbath, Peter and James came to Jesus, saying, «We are ready – let us now go forth to take the kingdom.» To which Jesus replied, «May your wisdom equal your zeal and your courage atone for your ignorance.»
Эта неделя, проведённая в разнообразных занятиях, принесла апостолам большую пользу; некоторые даже стали излишне самоуверенными. На последнем совещании, состоявшемся вечером после празднования субботы, Пётр и Иаков пришли к Иисусу и сказали: «Мы готовы – отправимся же в путь, чтобы завладеть царством». На что Иисус ответил: «Пусть ваша мудрость сравняется с вашим рвением, а ваша смелость искупит ваше неведение».
[140:7.6] Though the apostles failed to comprehend much of his teaching, they did not fail to grasp the significance of the charmingly beautiful life he lived with them.
Хотя апостолы не смогли постигнуть многое из его учений, им удалось понять значимость его восхитительной жизни, прожитой вместе с ними.

8. THURSDAY AFTERNOON ON THE LAKE

8. В ЧЕТВЕРГ ПОПОЛУДНИ НА ОЗЕРЕ

[140:8.1] Jesus well knew that his apostles were not fully assimilating his teachings. He decided to give some special instruction to Peter, James, and John, hoping they would be able to clarify the ideas of their associates. He saw that, while some features of the idea of a spiritual kingdom were being grasped by the twelve, they steadfastly persisted in attaching these new spiritual teachings directly onto their old and entrenched literal concepts of the kingdom of heaven as a restoration of David’s throne and the re-establishment of Israel as a temporal power on earth. Accordingly, on Thursday afternoon Jesus went out from the shore in a boat with Peter, James, and John to talk over the affairs of the kingdom. This was a four hours’ teaching conference, embracing scores of questions and answers, and may most profitably be put in this record by reorganizing the summary of this momentous afternoon as it was given by Simon Peter to his brother, Andrew, the following morning:
Иисус хорошо знал, что апостолы не усваивают его учения в полной мере. Он решил дать некоторые специальные наставления Петру, Иакову и Иоанну в надежде на то, что они смогут внести ясность в представления своих товарищей. Он видел, что хотя апостолы усвоили некоторые особенности идеи духовного царства, они упорно пытаются связать эти новые духовные учения со своими старыми и укоренившимися, буквальными представлениями о царстве небесном как восстановлении трона Давида и воссоздании Израиля в качестве мирской державы на земле. Поэтому в четверг пополудни Иисус отправился на лодке вместе с Петром, Иаковом и Иоанном, чтобы обсудить вопросы царства. Этот разговор продолжался четыре часа и включал десятки вопросов и ответов, и в рамках данного повествования наиболее целесообразным будет привести его, взяв за основу краткий рассказ о том знаменательном дне, поведанный на следующее утро Симоном Петром своему брату Андрею:

[140:8.2] 1. Doing the Father’s will. Jesus’ teaching to trust in the overcare of the heavenly Father was not a blind and passive fatalism. He quoted with approval, on this afternoon, an old Hebrew saying: «He who will not work shall not eat.» He pointed to his own experience as sufficient commentary on his teachings. His precepts about trusting the Father must not be adjudged by the social or economic conditions of modern times or any other age. His instruction embraces the ideal principles of living near God in all ages and on all worlds.
1. Исполнение воли Отца. Учение Иисуса, призывающее полагаться на высшую опеку небесного Отца, не являлось слепым и пассивным фатализмом. В тот день он с одобрением процитировал старое еврейское выражение: «Кто не работает – тот не ест». Он указал, что его собственный опыт является достаточным комментарием к этому учению. Его заповедь доверия к Отцу не должна рассматриваться сквозь призму социальных или экономических условий нынешней или какой-либо иной эпохи. Его наставления охватывают идеальные принципы жизни рядом с Богом во все эпохи и во всех мирах.
[140:8.3] Jesus made clear to the three the difference between the requirements of apostleship and discipleship. And even then he did not forbid the exercise of prudence and foresight by the twelve. What he preached against was not forethought but anxiety, worry. He taught the active and alert submission to God’s will. In answer to many of their questions regarding frugality and thriftiness, he simply called attention to his life as carpenter, boatmaker, and fisherman, and to his careful organization of the twelve. He sought to make it clear that the world is not to be regarded as an enemy; that the circumstances of life constitute a divine dispensation working along with the children of God.
Иисус чётко объяснил трём апостолам отличия между требованиями к апостолам и к ученикам. И он отнюдь не запрещал апостолам использовать благоразумие и предусмотрительность. Он осуждал не предусмотрительность, а тревоги, беспокойства. Он учил активному и внимательному подчинению воле Отца. В ответ на многочисленные вопросы об умеренности и бережливости, он лишь обратил их внимание на свою жизнь столяра, корабела, рыбака и его тщательную организацию двенадцати апостолов. Он попытался объяснить, что к миру не следует относиться, как к врагу, что обстоятельства жизни образуют божественный промысел, действующий вместе с детьми Бога.
[140:8.4] Jesus had great difficulty in getting them to understand his personal practice of nonresistance. He absolutely refused to defend himself, and it appeared to the apostles that he would be pleased if they would pursue the same policy. He taught them not to resist evil, not to combat injustice or injury, but he did not teach passive tolerance of wrongdoing. And he made it plain on this afternoon that he approved of the social punishment of evildoers and criminals, and that the civil government must sometimes employ force for the maintenance of social order and in the execution of justice.
Иисусу было чрезвычайно трудно добиться от них понимания его личной практики непротивления. Он наотрез отказывался защищать себя, и апостолам казалось, что ему было бы в радость, если бы и они придерживались той же линии поведения. Он учил их не сопротивляться злу, не бороться с несправедливостью или оскорблениями, но он не учил пассивной терпимости по отношению к злодеяниям. И в тот день он дал ясно понять, что выступает за общественное наказание злодеев и преступников и что гражданское правительство иногда должно использовать силу для поддержания общественного порядка и отправления правосудия.
[140:8.5] He never ceased to warn his disciples against the evil practice of retaliation; he made no allowance for revenge, the idea of getting even. He deplored the holding of grudges. He disallowed the idea of an eye for an eye and a tooth for a tooth. He discountenanced the whole concept of private and personal revenge, assigning these matters to civil government, on the one hand, and to the judgment of God, on the other. He made it clear to the three that his teachings applied to the individual, not the state. He summarized his instructions up to that time regarding these matters, as:
Он непрестанно предостерегал своих учеников против порочной практики возмездия; он не признавал мести, идеи сведения счётов. Он считал предосудительным таить злобу на других людей. Он отвергал принцип «око за око и зуб за зуб». Он осуждал саму идею частной и личной мести и отводил эти функции, с одной стороны, гражданскому правительству, а с другой – суду Бога. Он разъяснил трём апостолам, что его учения касаются индивидуума, а не государства. Он резюмировал данные к тому времени наставления по этим вопросам в следующих положениях:

[140:8.6] Love your enemies – remember the moral claims of human brotherhood.
Любите своих врагов – помните о нравственных требованиях братства людей.
[140:8.7] The futility of evil: A wrong is not righted by vengeance. Do not make the mistake of fighting evil with its own weapons.
Тщетность зла: зло не исправить отмщением. Не совершайте ошибки, борясь со злом, используя его же средства.
[140:8.8] Have faith – confidence in the eventual triumph of divine justice and eternal goodness.
Имейте веру – уверенность в окончательном торжестве божественной справедливости и вечной добродетели.

[140:8.9] 2. Political attitude. He cautioned his apostles to be discreet in their remarks concerning the strained relations then existing between the Jewish people and the Roman government; he forbade them to become in any way embroiled in these difficulties. He was always careful to avoid the political snares of his enemies, ever making reply, «Render to Caesar the things which are Caesar’s and to God the things which are God’s.» He refused to have his attention diverted from his mission of establishing a new way of salvation; he would not permit himself to be concerned about anything else. In his personal life he was always duly observant of all civil laws and regulations; in all his public teachings he ignored the civic, social, and economic realms. He told the three apostles that he was concerned only with the principles of man’s inner and personal spiritual life.
2. Отношение к политическим вопросам. Он предостерегал своих апостолов к осмотрительности в своих замечаниях относительно напряжённых отношений, существовавших в то время между еврейским народом и римской властью; он запрещал им каким бы то ни было образом ввязываться в эти сложные проблемы. Он всегда был осторожным, обходя расставленные его врагами политические ловушки и неизменно отвечая: «Отдавайте кесарю кесарево, а Богу – Богово». Он не позволял отвлекать себя от своей миссии – установления нового пути спасения; он не позволял себе сосредоточиться на чём-либо ином. В своей личной жизни он всегда соблюдал все гражданские законы и правила; в своих публичных учениях он никогда не затрагивал гражданских, социальных и экономических вопросов. Он сказал трём апостолам, что занимается только принципами внутренней и личной духовной жизни человека.
[140:8.10] Jesus was not, therefore, a political reformer. He did not come to reorganize the world; even if he had done this, it would have been applicable only to that day and generation. Nevertheless, he did show man the best way of living, and no generation is exempt from the labor of discovering how best to adapt Jesus’ life to its own problems. But never make the mistake of identifying Jesus’ teachings with any political or economic theory, with any social or industrial system.
Иисус, поэтому, не являлся политическим реформатором. Он пришёл не для того, чтобы переустроить мир; даже если бы он это сделал, такое переустройство соответствовало бы только тому времени и поколению. Тем не менее, он действительно показал человеку путь лучшей жизни, и ни одно поколение не исключается из поиска возможностей наилучшей адаптации жизни Иисуса для решения своих собственных проблем. Однако никогда не допускайте ошибки, отождествляя учение Иисуса с какой-либо политической или экономической теорией, какой-либо социальной или индустриальной системой.

[140:8.11] 3. Social attitude. The Jewish rabbis had long debated the question: Who is my neighbor? Jesus came presenting the idea of active and spontaneous kindness, a love of one’s fellow men so genuine that it expanded the neighborhood to include the whole world, thereby making all men one’s neighbors. But with all this, Jesus was interested only in the individual, not the mass. Jesus was not a sociologist, but he did labor to break down all forms of selfish isolation. He taught pure sympathy, compassion. Michael of Nebadon is a mercy-dominated Son; compassion is his very nature.
3. Отношение к социальным вопросам. Еврейские раввины уже давно спорили о том, кого считать ближним. Иисус пришёл с идеей активной и спонтанной доброты, столь подлинной любви к собратьям, что она расширяла понятие ближнего до целого мира, превращая всех людей в ближних. Но при всём этом Иисус интересовался только индивидуумом, а не массой. Он не был социологом, однако он действительно трудился над разрушением всех форм эгоистической изоляции. Он учил чистому сочувствию, состраданию. Майкиэль Небадонский – это Сын, исполненный милосердия; сострадание составляет саму его сущность.
[140:8.12] The Master did not say that men should never entertain their friends at meat, but he did say that his followers should make feasts for the poor and the unfortunate. Jesus had a firm sense of justice, but it was always tempered with mercy. He did not teach his apostles that they were to be imposed upon by social parasites or professional alms-seekers. The nearest he came to making sociological pronouncements was to say, «Judge not, that you be not judged.»
Учитель не говорил, что люди никогда не должны встречаться со своими друзьями за трапезой, но он действительно говорил, что его последователям следует устраивать празднества для бедных и обделённых. Иисус обладал непоколебимым чувством справедливости, но оно всегда смягчалось милосердием. Он не учил своих апостолов потворствовать общественным паразитам и профессиональным нищим. Самое большее, на что он пошёл в социологических вопросах, было его изречение «не судите, да не судимы будете».
[140:8.13] He made it clear that indiscriminate kindness may be blamed for many social evils. The following day Jesus definitely instructed Judas that no apostolic funds were to be given out as alms except upon his request or upon the joint petition of two of the apostles. In all these matters it was the practice of Jesus always to say, «Be as wise as serpents but as harmless as doves.» It seemed to be his purpose in all social situations to teach patience, tolerance, and forgiveness.
Он разъяснил, что слепая доброта может быть причиной многих социальных пороков. На следующий день Иисус уведомил Иуду о том, что милостыни из апостольских средств можно раздавать только по его требованию или по совместному прошению любых двух из апостолов. В отношении всего подобного Иисус обычно говорил: «Будьте мудры, как змеи, и безобидны, как голуби». Казалось, что во всех социальных ситуациях он стремится учить терпению, терпимости и умению прощать.
[140:8.14] The family occupied the very center of Jesus’ philosophy of life – here and hereafter. He based his teachings about God on the family, while he sought to correct the Jewish tendency to overhonor ancestors. He exalted family life as the highest human duty but made it plain that family relationships must not interfere with religious obligations. He called attention to the fact that the family is a temporal institution; that it does not survive death. Jesus did not hesitate to give up his family when the family ran counter to the Father’s will. He taught the new and larger brotherhood of man – the sons of God. In Jesus’ time divorce practices were lax in Palestine and throughout the Roman Empire. He repeatedly refused to lay down laws regarding marriage and divorce, but many of Jesus’ early followers had strong opinions on divorce and did not hesitate to attribute them to him. All of the New Testament writers held to these more stringent and advanced ideas about divorce except John Mark.
Семья занимала центральное место в предложенной Иисусом философии жизни – на земле и в посмертии. Он строил свои учения о Боге на примере семьи, одновременно стремясь исправить склонность евреев к чрезмерному почитанию предков. Он возвышал семейную жизнь как высшую обязанность человека, но разъяснял, что семейные отношения не должны мешать исполнению религиозных обязанностей. Он обращал внимание на тот факт, что семья является бренным институтом, что она не сохраняется после смерти. Иисус без колебания оставил свою семью, когда её действия пошли вразрез с волей Отца. Он учил новому и более широкому братству людей – сынов Бога. В эпоху Иисуса в Палестине и по всей Римской империи существовало либеральное отношение к разводу. Он упорно отказывался сформулировать законы, регулирующие брак и развод, однако многие из ранних последователей Иисуса придерживались строгих взглядов на развод и без колебаний приписали их Иисусу. Все авторы Нового Завета придерживались этих более строгих и прогрессивных взглядов на развод, за исключением Иоанна Марка.

[140:8.15] 4. Economic attitude. Jesus worked, lived, and traded in the world as he found it. He was not an economic reformer, although he did frequently call attention to the injustice of the unequal distribution of wealth. But he did not offer any suggestions by way of remedy. He made it plain to the three that, while his apostles were not to hold property, he was not preaching against wealth and property, merely its unequal and unfair distribution. He recognized the need for social justice and industrial fairness, but he offered no rules for their attainment.
4. Отношение к экономическим вопросам. Иисус трудился, жил и зарабатывал на жизнь в том мире, каким его застал. Он не был экономическим реформатором, хотя и часто обращал внимание на несправедливость неравномерного распределения богатств. Однако он не предложил каких-либо решений этой проблемы. Он разъяснил Петру, Иакову и Иоанну, что хотя апостолы не должны владеть собственностью, его проповедь направлена не против богатства и собственности, а лишь против её неравномерного и несправедливого распределения. Он признавал потребность в общественной и производственной справедливости, но он не предлагал каких-либо принципов их достижения.
[140:8.16] He never taught his followers to avoid earthly possessions, only his twelve apostles. Luke, the physician, was a strong believer in social equality, and he did much to interpret Jesus’ sayings in harmony with his personal beliefs. Jesus never personally directed his followers to adopt a communal mode of life; he made no pronouncement of any sort regarding such matters.
Он никогда не учил своих последователей избегать материального имущества, – он требовал этого только от двенадцати апостолов. Лука, врач, был убеждённым сторонником социального равенства, и он сделал многое для того, чтобы привести высказывания Иисуса в соответствие со своими собственными взглядами. Иисус никогда лично не призывал своих последователей перейти к общинному образу жизни; он вообще ничего не говорил о таких вещах.
[140:8.17] Jesus frequently warned his listeners against covetousness, declaring that «a man’s happiness consists not in the abundance of his material possessions.» He constantly reiterated, «What shall it profit a man if he gain the whole world and lose his own soul?» He made no direct attack on the possession of property, but he did insist that it is eternally essential that spiritual values come first. In his later teachings he sought to correct many erroneous Urantia views of life by narrating numerous parables which he presented in the course of his public ministry. Jesus never intended to formulate economic theories; he well knew that each age must evolve its own remedies for existing troubles. And if Jesus were on earth today, living his life in the flesh, he would be a great disappointment to the majority of good men and women for the simple reason that he would not take sides in present-day political, social, or economic disputes. He would remain grandly aloof while teaching you how to perfect your inner spiritual life so as to render you manyfold more competent to attack the solution of your purely human problems.
Иисус часто предостерегал своих слушателей против алчности, заявляя, что «счастье человека состоит не в изобилии его материальных владений». Он всегда повторял: «Какой прок человеку, если, приобретя весь мир, он потеряет свою душу?» Не делая прямых выпадов против владения собственностью, он действительно настаивал на том, чтобы в аспекте вечности на первом месте стояли духовные ценности. В своих более поздних учениях он стремился исправить многие ошибочные урантийские взгляды на жизнь, используя в своём общественном служении многочисленные притчи. Иисус вовсе не собирался формулировать экономические теории; он прекрасно знал, что каждая эпоха должна найти свои собственные средства решения существующих проблем. И если бы Иисус оказался сегодня на земле, проживая свою жизнь во плоти, то глубоко разочаровал бы большинство добродетельных мужчин и женщин по той простой причине, что не присоединился бы ни к одной из сторон в современных политических, социальных или экономических спорах. Оставаясь величественно отчуждённым, он учил бы вас совершенствовать свою внутреннюю духовную жизнь так, чтобы вы стали намного более сведущи в нахождении решений ваших чисто человеческих проблем.
[140:8.18] Jesus would make all men Godlike and then stand by sympathetically while these sons of God solve their own political, social, and economic problems. It was not wealth that he denounced, but what wealth does to the majority of its devotees. On this Thursday afternoon Jesus first told his associates that «it is more blessed to give than to receive.»
Иисус хотел бы сделать всех людей Богоподобными, а сам благожелательно оставался бы рядом, пока эти сыны Бога решали бы свои политические, социальные и экономические проблемы. Он осуждал не богатство, а то, что богатство делает с большинством его ревнителей. В этот четверг Иисус впервые сказал своим товарищам, что «блаженнее давать, нежели принимать».

[140:8.19] 5. Personal religion. You, as did his apostles, should the better understand Jesus’ teachings by his life. He lived a perfected life on Urantia, and his unique teachings can only be understood when that life is visualized in its immediate background. It is his life, and not his lessons to the twelve or his sermons to the multitudes, that will assist most in revealing the Father’s divine character and loving personality.
5. Личная религия. Как и апостолы, вы лучше поймёте учения Иисуса, посмотрев на них сквозь призму его жизни. Он прожил на Урантии жизнь, ставшую совершенной, и его уникальные учения можно понять только в том случае, если представить эту жизнь в её непосредственном окружении. Именно его жизнь, а не наставления, которые он давал двенадцати апостолам, или проповеди, с которыми он выступал перед народом, лучше всего поможет раскрыть божественный характер и любвеобильную личность Отца.
[140:8.20] Jesus did not attack the teachings of the Hebrew prophets or the Greek moralists. The Master recognized the many good things which these great teachers stood for, but he had come down to earth to teach something additional, «the voluntary conformity of man’s will to God’s will.» Jesus did not want simply to produce a religious man, a mortal wholly occupied with religious feelings and actuated only by spiritual impulses. Could you have had but one look at him, you would have known that Jesus was a real man of great experience in the things of this world. The teachings of Jesus in this respect have been grossly perverted and much misrepresented all down through the centuries of the Christian era; you have also held perverted ideas about the Master’s meekness and humility. What he aimed at in his life appears to have been a superb self-respect. He only advised man to humble himself that he might become truly exalted; what he really aimed at was true humility toward God. He placed great value upon sincerity – a pure heart. Fidelity was a cardinal virtue in his estimate of character, while courage was the very heart of his teachings. «Fear not» was his watchword, and patient endurance his ideal of strength of character. The teachings of Jesus constitute a religion of valor, courage, and heroism. And this is just why he chose as his personal representatives twelve commonplace men, the majority of whom were rugged, virile, and manly fishermen.
Иисус не критиковал учения иудейских пророков или греческих моралистов. Он сознавал, что эти великие учителя отстаивали много хорошего, однако он явился на землю для того, чтобы учить тому, что дополняло их – «добровольному подчинению воли человека воле Бога». Иисус не стремился создать только религиозного человека – смертного, исполненного религиозных чувств и движимого исключительно духовными импульсами. Если бы вы могли хотя бы раз взглянуть на него, вы бы поняли, что Иисус был реальным человеком, прекрасно знающим этот мир. Учения Иисуса в этом отношении были чрезвычайно извращены и претерпели многочисленные искажения на протяжении всех веков христианской эры; кроме того, вы придерживаетесь извращённых представлений о кротости Учителя и его смирении. То, к чему он стремился в своей жизни, представляется благородным чувством собственного достоинства. Он советовал человеку смириться только для того, чтобы стать истинно возвышенным; его действительной целью было смирение перед Богом. Он высоко ценил искренность – чистосердечие. Преданность была основным достоинством в его оценке характера, а мужество – самой душой его учения. Слова «не бойтесь» были его девизом, и долготерпение – идеалом сильного характера. Учения Иисуса образуют религию отваги, мужества и героизма. Именно поэтому он избрал в качестве своих личных представителей двенадцать простых мужчин, большинство из которых были закалёнными, энергичными и смелыми рыбаками.
[140:8.21] Jesus had little to say about the social vices of his day; seldom did he make reference to moral delinquency. He was a positive teacher of true virtue. He studiously avoided the negative method of imparting instruction; he refused to advertise evil. He was not even a moral reformer. He well knew, and so taught his apostles, that the sensual urges of mankind are not suppressed by either religious rebuke or legal prohibitions. His few denunciations were largely directed against pride, cruelty, oppression, and hypocrisy.
Иисус почти ничего не говорил о социальных пороках своего времени; он редко упоминал о моральных проступках. Он был позитивным учителем истинной добродетели. Он старательно избегал негативного метода обучения: он отказывался афишировать зло. Не был Иисус и реформатором нравов. Он хорошо знал, и учил этому своих апостолов, что чувственные побуждения человечества не подавляются ни религиозным порицанием, ни правовыми запретами. Его редкие обличения были направлены в основном против гордости, жестокости, угнетения и лицемерия.
[140:8.22] Jesus did not vehemently denounce even the Pharisees, as did John. He knew many of the scribes and Pharisees were honest of heart; he understood their enslaving bondage to religious traditions. Jesus laid great emphasis on «first making the tree good.» He impressed the three that he valued the whole life, not just a certain few special virtues.
В отличие от Иоанна, Иисус не выступал с резкими обличениями даже фарисеев. Он знал, что многие книжники и фарисеи чистосердечны; он понимал, что они находятся в рабском плену религиозных традиций. Иисус придавал особое значение тому, чтобы «прежде сделать добрым само дерево». Он внушал трём апостолам, что он ценит всю жизнь, а не всего лишь отдельные особые добродетели.

[140:8.23] The one thing which John gained from this day’s teaching was that the heart of Jesus’ religion consisted in the acquirement of a compassionate character coupled with a personality motivated to do the will of the Father in heaven.
Главный вывод, сделанный Иоанном после урока, данного в этот день, состоял в том, что суть религии Иисуса заключается в обретении сострадательного характера, объединённого с личностью, стремящейся исполнять волю небесного Отца.
[140:8.24] Peter grasped the idea that the gospel they were about to proclaim was really a fresh beginning for the whole human race. He conveyed this impression subsequently to Paul, who formulated therefrom his doctrine of Christ as «the second Adam.»
Пётр усвоил идею о том, что евангелие, которое им вскоре предстоит провозглашать, является действительно новым началом для всей человеческой расы. Впоследствии он передал это мнение Павлу, который вывел отсюда свою доктрину о Христе как о «втором Адаме».
[140:8.25] James grasped the thrilling truth that Jesus wanted his children on earth to live as though they were already citizens of the completed heavenly kingdom.
Иаков постиг волнующую истину о том, что Иисус желает, чтобы его земные дети жили так, как если бы они уже были гражданами свершившегося небесного царства.

[140:8.26] Jesus knew men were different, and he so taught his apostles. He constantly exhorted them to refrain from trying to mold the disciples and believers according to some set pattern. He sought to allow each soul to develop in its own way, a perfecting and separate individual before God. In answer to one of Peter’s many questions, the Master said: » I want to set men free so that they can start out afresh as little children upon the new and better life.» Jesus always insisted that true goodness must be unconscious, in bestowing charity not allowing the left hand to know what the right hand does.
Иисус знал, что люди различны, и учил этому своих апостолов. Он постоянно убеждал их воздерживаться от попыток формировать взгляды учеников и верующих по одному шаблону. Он стремился дать каждой душе возможность развиваться по-своему, становясь совершенным и отдельным индивидуумом перед Богом. В ответ на один из многих вопросов Петра, Учитель сказал: «Я хочу освободить людей, дабы они, подобно малым детям, могли начать жить новой, лучшей жизнью». Иисус всегда настаивал на том, что истинное великодушие должно быть неосознанным – когда человек подаёт милостыню, его левая рука не должна знать, что делает правая.
[140:8.27] The three apostles were shocked this afternoon when they realized that their Master’s religion made no provision for spiritual self-examination. All religions before and after the times of Jesus, even Christianity, carefully provide for conscientious self-examination. But not so with the religion of Jesus of Nazareth. Jesus’ philosophy of life is without religious introspection. The carpenter’s son never taught character building; he taught character growth, declaring that the kingdom of heaven is like a mustard seed. But Jesus said nothing which would proscribe self-analysis as a prevention of conceited egotism.
В тот день трое апостолов были потрясены, осознав, что религия их Учителя не предусматривает духовного самоанализа. Все религии до и после Иисуса, даже христианство, уделяют особое внимание добросовестному самоанализу. Иное дело – религия Иисуса Назарянина. Философия жизни Иисуса лишена религиозного самонаблюдения. Сын плотника никогда не учил формированию характера; он учил росту характера, заявляя, что царство небесное подобно горчичному зерну. Однако Иисус не говорил ничего, что осуждало бы самоанализ в качестве средства предупреждения самодовольного эготизма.
[140:8.28] The right to enter the kingdom is conditioned by faith, personal belief. The cost of remaining in the progressive ascent of the kingdom is the pearl of great price, in order to possess which a man sells all that he has.
Право войти в царство обусловлено верой, личным убеждением. Продолжение постепенного восхождения в царстве – что драгоценная жемчужина, ради обладания которой человек продаёт всё, что имеет.
[140:8.29] The teaching of Jesus is a religion for everybody, not alone for weaklings and slaves. His religion never became crystallized (during his day) into creeds and theological laws; he left not a line of writing behind him. His life and teachings were bequeathed the universe as an inspirational and idealistic inheritance suitable for the spiritual guidance and moral instruction of all ages on all worlds. And even today, Jesus’ teaching stands apart from all religions, as such, albeit it is the living hope of every one of them.
Учение Иисуса – это религия для всех, а не только для слабых и рабов. Эта религия никогда (при его жизни) не формулировалась в застывших символах веры и теологических законах; он не оставил после себя ни строчки. Его жизнь и учения были завещаны вселенной как вдохновляющее и идеалистическое наследие, применимое для духовного руководства и нравственного наставления во все эпохи и во всех мирах. Так и сегодня учение Иисуса стоит в стороне от всех религий, являясь, тем не менее, живой надеждой для каждой из них.
[140:8.30] Jesus did not teach his apostles that religion is man’s only earthly pursuit; that was the Jewish idea of serving God. But he did insist that religion was the exclusive business of the twelve. Jesus taught nothing to deter his believers from the pursuit of genuine culture; he only detracted from the tradition-bound religious schools of Jerusalem. He was liberal, bighearted, learned, and tolerant. Self-conscious piety had no place in his philosophy of righteous living.
Иисус не учил своих апостолов тому, что религия является единственным занятием человека на земле; таковым было иудейское представление о служении Богу. Однако он действительно настаивал на том, чтобы религия стала исключительным делом для двенадцати апостолов. Иисус не учил ничему, что мешало бы верующим в него людям стремиться к подлинной культуре; он лишь был невысокого мнения о скованных традициями религиозных школах Иерусалима. Он был свободомыслящим, великодушным, образованным и терпимым. В его философии праведной жизни не было места для показной набожности.
[140:8.31] The Master offered no solutions for the nonreligious problems of his own age nor for any subsequent age. Jesus wished to develop spiritual insight into eternal realities and to stimulate initiative in the originality of living; he concerned himself exclusively with the underlying and permanent spiritual needs of the human race. He revealed a goodness equal to God. He exalted love – truth, beauty, and goodness – as the divine ideal and the eternal reality.
Учитель не предлагал решений для нерелигиозных проблем своего времени или какой-либо последующей эпохи. Иисус желал развить духовную проницательность вечных реальностей и пробудить активность в самобытности жизни; он обращал внимание только на основополагающие и неизменные духовные потребности человеческой расы. Он раскрыл добродетель, равную Богу. Он возвысил любовь – истину, красоту и добродетель – как божественный идеал и вечную реальность.
[140:8.32] The Master came to create in man a new spirit, a new will – to impart a new capacity for knowing the truth, experiencing compassion, and choosing goodness – the will to be in harmony with God’s will, coupled with the eternal urge to become perfect, even as the Father in heaven is perfect.
Учитель пришёл для того, чтобы создать в человеке новый дух, новую волю – наделить его новой способностью постигать истину, испытывать сострадание и выбирать добродетель, – волю быть в гармонии с волей Бога, вместе с вечным стремлением стать совершенным, как совершенен небесный Отец.

9. THE DAY OF CONSECRATION

9. ДЕНЬ ПОСВЯЩЕНИЯ

[140:9.1] The next Sabbath day Jesus devoted to his apostles, journeying back to the highland where he had ordained them; and there, after a long and beautifully touching personal message of encouragement, he engaged in the solemn act of the consecration of the twelve. This Sabbath afternoon Jesus assembled the apostles around him on the hillside and gave them into the hands of his heavenly Father in preparation for the day when he would be compelled to leave them alone in the world. There was no new teaching on this occasion, just visiting and communion.
Следующую субботу Иисус провёл со своими апостолами, снова отправившись с ними в горы, где он рукоположил их; и там, после продолжительной и восхитительно трогательной, воодушевляющей проповеди, он приступил к торжественному акту посвящения двенадцати. В ту субботу, пополудни, Иисус собрал своих апостолов вокруг себя на склоне горы и передал их в руки своего небесного Отца, готовясь к тому дню, когда он будет вынужден оставить их одних в мире. На этот раз апостолы не услышали новых учений; время прошло в дружеском общении.
[140:9.2] Jesus reviewed many features of the ordination sermon, delivered on this same spot, and then, calling them before him one by one, he commissioned them to go forth in the world as his representatives. The Master’s consecration charge was: «Go into all the world and preach the glad tidings of the kingdom. Liberate spiritual captives, comfort the oppressed, and minister to the afflicted. Freely you have received, freely give.»
Иисус напомнил о многих положениях проповеди рукоположения, а затем, вызывая их к себе по одному, он поручил им идти в мир в качестве своих представителей. Посвященческое напутствие Учителя было следующим: «Идите по всему миру и проповедуйте благую весть о царстве. Освобождайте духовных пленников, утешайте угнетённых и помогайте страждущим. Даром получили, даром давайте».
[140:9.3] Jesus advised them to take neither money nor extra clothing, saying, «The laborer is worthy of his hire.» And finally he said: «Behold I send you forth as sheep in the midst of wolves; be you therefore as wise as serpents and as harmless as doves. But take heed, for your enemies will bring you up before their councils, while in their synagogues they will castigate you. Before governors and rulers you will be brought because you believe this gospel, and your very testimony shall be a witness for me to them. And when they lead you to judgment, be not anxious about what you shall say, for the spirit of my Father indwells you and will at such a time speak through you. Some of you will be put to death, and before you establish the kingdom on earth, you will be hated by many peoples because of this gospel; but fear not; I will be with you, and my spirit shall go before you into all the world. And my Father’s presence will abide with you while you go first to the Jews, then to the gentiles.»
Иисус советовал им не брать с собой ни денег, ни запаса одежды, говоря: «Работник стоит своей оплаты». В заключение он сказал: «И вот, я посылаю вас, словно овец к волкам; так будьте мудры, как змеи, и невинны, как голуби. Но будьте внимательны, ибо враги ваши будут приводить вас в свои советы и в своих синагогах будут осуждать вас. И поведут вас к правителям и царям, потому что вы верите в это евангелие, и сами речи ваши будут для них свидетельством обо мне. И когда они поведут вас на суд, не беспокойтесь о том, что сказать, ибо дух моего Отца пребывает в вас и в такое время будет говорить через вас. Некоторых из вас казнят, и прежде чем установить царство на земле, вы будете ненавидимы многими людьми за это евангелие; но не бойтесь: я буду с вами, и дух мой обойдёт прежде вас весь мир. И присутствие моего Отца будет с вами, когда сначала вы пойдёте к евреям, а затем к иноверцам».

[140:9.4] And when they came down from the mountain, they journeyed back to their home in Zebedee’s house.
И спустившись с горы, они вернулись назад к своему жилищу в доме Зеведея.

10. THE EVENING AFTER THE CONSECRATION

10. ВЕЧЕРОМ В ДЕНЬ ПОСВЯЩЕНИЯ

[140:10.1] That evening while teaching in the house, for it had begun to rain, Jesus talked at great length, trying to show the twelve what they must be, not what they must do. They knew only a religion that imposed the doing of certain things as the means of attaining righteousness – salvation. But Jesus would reiterate, «In the kingdom you must be righteous in order to do the work.» Many times did he repeat, «Be you therefore perfect, even as your Father in heaven is perfect.» All the while was the Master explaining to his bewildered apostles that the salvation which he had come to bring to the world was to be had only by believing, by simple and sincere faith. Said Jesus: «John preached a baptism of repentance, sorrow for the old way of living. You are to proclaim the baptism of fellowship with God. Preach repentance to those who stand in need of such teaching, but to those already seeking sincere entrance to the kingdom, open the doors wide and bid them enter into the joyous fellowship of the sons of God.» But it was a difficult task to persuade these Galilean fishermen that, in the kingdom, being righteous, by faith, must precede doing righteousness in the daily life of the mortals of earth.
В тот день, обучая в доме, поскольку начался дождь, Иисус долго говорил, пытаясь объяснить апостолам, чем они должны быть, а не что они должны делать. Они знали только такую религию, которая предписывала делать определённые вещи для того, чтобы обрести праведность – спасение. Иисус же повторял: «В царстве вы должны быть праведными, чтобы выполнять свой труд». Много раз он повторял им: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный». Учитель постоянно объяснял своим смущённым апостолам, что спасение, которое он пришёл дать миру, достижимо только для верующего человека – только через простую и искреннюю веру. Иисус сказал: «Иоанн проповедовал крещение покаяния, раскаяния в прежней жизни. Вам же предстоит провозглашать крещение братства с Богом. Проповедуйте покаяние тем, кто нуждается в таком учении; для тех же, кто уже ищет искренний вход в царство, широко распахните двери и призывайте их войти в радостное братство сынов Бога». Но это была сложная задача – убедить галилейских рыбаков в том, что в царстве сначала нужно быть праведным через веру для того, чтобы вершить праведность в каждодневной жизни земных смертных.

[140:10.2] Another great handicap in this work of teaching the twelve was their tendency to take highly idealistic and spiritual principles of religious truth and remake them into concrete rules of personal conduct. Jesus would present to them the beautiful spirit of the soul’s attitude, but they insisted on translating such teachings into rules of personal behavior. Many times, when they did make sure to remember what the Master said, they were almost certain to forget what he did not say. But they slowly assimilated his teaching because Jesus was all that he taught. What they could not gain from his verbal instruction, they gradually acquired by living with him.
Другой огромной помехой в этой работе по обучению двенадцати была их склонность превращать высокоидеалистические и духовные принципы религиозной истины в конкретные правила личного поведения. Иисус хотел явить им тот прекрасный дух, которым исполнено отношение души; они же упорно пытались перевести такие учения в правила личного поведения. Не раз, заботясь о том, чтобы запомнить сказанное Учителем, они почти начисто забывали то, что он не говорил. Однако понемногу они усваивали его учение, потому что Иисус был всем тем, чему он учил. То, что они не могли почерпнуть из его словесных наставлений, они постепенно обретали благодаря тому, что жили рядом с ним.
[140:10.3] It was not apparent to the apostles that their Master was engaged in living a life of spiritual inspiration for every person of every age on every world of a far-flung universe. Notwithstanding what Jesus told them from time to time, the apostles did not grasp the idea that he was doing a work on this world but for all other worlds in his vast creation. Jesus lived his earth life on Urantia, not to set a personal example of mortal living for the men and women of this world, but rather to create a high spiritual and inspirational ideal for all mortal beings on all worlds.
Для апостолов не было очевидным, что жизнь их Учителя была призвана духовно воодушевлять каждое создание, в каждую эпоху, на каждом мире обширной вселенной. Хотя Иисус периодически говорил им об этом, апостолы не понимали идею его труда на этой планете, но для всех остальных миров его огромного творения. Иисус прожил свою земную жизнь на Урантии не для того, чтобы на своём личном примере показать, какой должна быть смертная жизнь мужчин и женщин этого мира, а для того, чтобы создать высокий духовный и вдохновляющий идеал для всех смертных существ на всех мирах.

[140:10.4] This same evening Thomas asked Jesus: «Master, you say that we must become as little children before we can gain entrance to the Father’s kingdom, and yet you have warned us not to be deceived by false prophets nor to become guilty of casting our pearls before swine. Now, I am honestly puzzled. I cannot understand your teaching.» Jesus replied to Thomas: «How long shall I bear with you! Ever you insist on making literal all that I teach. When I asked you to become as little children as the price of entering the kingdom, I referred not to ease of deception, mere willingness to believe, nor to quickness to trust pleasing strangers. What I did desire that you should gather from the illustration was the child-father relationship. You are the child, and it is your Father’s kingdom you seek to enter. There is present that natural affection between every normal child and its father which insures an understanding and loving relationship, and which forever precludes all disposition to bargain for the Father’s love and mercy. And the gospel you are going forth to preach has to do with a salvation growing out of the faith-realization of this very and eternal child-father relationship.»
В тот же вечер Фома спросил Иисуса: «Учитель, ты говоришь, что мы должны стать, как малые дети, прежде чем сможем войти в царство Отца – и в то же время ты предупреждаешь нас остерегаться лжепророков и не бросать жемчуга свиньям. Честно говоря, я озадачен. Я не понимаю твоего учения». Иисус ответил Фоме: «Сколько же мне ещё терпеть вас! Вечно вы пытаетесь понять буквально всё, чему я учу. Когда в качестве платы за вступление в царство я попросил вас стать, как малые дети, я говорил не о лёгкости обольщения, не об обыкновенной доверчивости и не о готовности доверять угодливым незнакомцам. В действительности, я хотел, чтобы в этом примере вы увидели взаимоотношения дитя и отца. Вы – дети, и вы ищете вступления в царство именно вашего Отца. Между каждым нормальным ребёнком и отцом есть то естественное чувство, которое обеспечивает отзывчивость и взаимную любовь и которое навечно предотвращает любую склонность торговаться из-за любви и милосердия Отца. И евангелие, с проповедью которого вы отправляетесь в путь, говорит о спасении, вырастающем именно из таких вероисповедных и вечных взаимоотношений дитя и отца».

[140:10.5] The one characteristic of Jesus’ teaching was that the morality of his philosophy originated in the personal relation of the individual to God – this very child-father relationship. Jesus placed emphasis on the individual, not on the race or nation. While eating supper, Jesus had the talk with Matthew in which he explained that the morality of any act is determined by the individual’s motive. Jesus’ morality was always positive. The golden rule as restated by Jesus demands active social contact; the older negative rule could be obeyed in isolation. Jesus stripped morality of all rules and ceremonies and elevated it to majestic levels of spiritual thinking and truly righteous living.
Характерной чертой учения Иисуса было то, что нравственность его философии проистекала из личных взаимоотношений индивидуума с Богом – всё тех же взаимоотношений дитя и отца. Иисус придавал особое значение индивидууму, а не расе или нации. За ужином, в разговоре с Матфеем, Иисус объяснил, что нравственность любого поступка определяется побуждением индивидуума. Нравственность Иисуса всегда была позитивной. В новой формулировке Иисуса золотое правило требует активного социального контакта; прежнее негативное правило можно было соблюдать и в изоляции. Иисус освободил нравственность от всяких норм и обрядов, возвысив её до величественных уровней духовного мышления и истинно праведной жизни.
[140:10.6] This new religion of Jesus was not without its practical implications, but whatever of practical political, social, or economic value there is to be found in his teaching is the natural outworking of this inner experience of the soul as it manifests the fruits of the spirit in the spontaneous daily ministry of genuine personal religious experience.
Эта новая религия Иисуса не лишена практического смысла, однако любая извлекаемая из его учения практическая ценность в политической, социальной или экономической сфере является естественным претворением этого внутреннего опыта души, который проявляется в духовных плодах непосредственного ежедневного служения, свидетельствующего о подлинном личном религиозном опыте.
[140:10.7] After Jesus and Matthew had finished talking, Simon Zelotes asked, «But, Master, are all men the sons of God?» And Jesus answered: «Yes, Simon, all men are the sons of God, and that is the good news you are going to proclaim.» But the apostles could not grasp such a doctrine; it was a new, strange, and startling announcement. And it was because of his desire to impress this truth upon them that Jesus taught his followers to treat all men as their brothers.
После того, как Иисус и Матфей закончили свой разговор, Симон Зелот спросил: «Однако, Учитель, все ли люди являются сынами Бога?» И Иисус ответил: «Да, Симон, все люди – сыны Бога, и это та благая весть, которую вам предстоит возвестить». Но апостолы были неспособны постигнуть такое учение; это сообщение было новым, странным и поразительным. Именно из-за своего желания внушить эту истину апостолам Иисус учил своих последователей обращаться со всеми людьми, как со своими братьями.
[140:10.8] In response to a question asked by Andrew, the Master made it clear that the morality of his teaching was inseparable from the religion of his living. He taught morality, not from the nature of man, but from the relation of man to God.
Отвечая на вопрос, заданный Андреем, Учитель разъяснил, что мораль его учения неотделима от религии его жизни. Он учил морали, исходя не из природы человека, а из отношения человека к Богу.

[140:10.9] John asked Jesus, «Master, what is the kingdom of heaven?» And Jesus answered: «The kingdom of heaven consists in these three essentials: first, recognition of the fact of the sovereignty of God; second, belief in the truth of sonship with God; and third, faith in the effectiveness of the supreme human desire to do the will of God – to be like God. And this is the good news of the gospel: that by faith every mortal may have all these essentials of salvation.»
Иоанн спросил у Иисуса: «Учитель, что такое царство небесное?» Иисус ответил: «Сущность царства небесного троична: во-первых, признание факта всевластия Бога; во-вторых, убеждённость в истине сыновства по отношению к Богу; и в-третьих, вера в плодотворность высшего человеческого желания исполнять волю Бога – стать подобным Богу. И благая весть евангелия заключается в том, что благодаря своей вере каждый смертный может постигнуть эти важнейшие условия спасения».

[140:10.10] And now the week of waiting was over, and they prepared to depart on the morrow for Jerusalem.
Неделя ожидания подошла к концу, и они приготовились на следующий день отправиться в Иерусалим.

5 комментариев

  1. Alexey malenkiy

    140.5.3 В ходе этих наставлений Иисус попытался раскрыть двенадцати апостолам новое понятие отеческой любви в той мере, в какой оно имеет отношение к некоторым эмоциональным состояниям, связанным с многочисленными попытками приспособления к окружающей социальной среде». ….не могу уложить…как новое понятие любви (любовь) может иметь отношение к эмоциональным состояниям???
    ….любовь к человеку, который эмоционально проявляет себя определенным образом в процессе…..- понимаю, — речь об этом?…. Или нет? Как можно раскрывать любовь к эмоциональным состояниям???

  2. Алексей

    Поправил: …новое понятие отеческой любви в той мере, в какой оно имеет отношение к некоторым эмоциональным состояниям человека, связанным…

  3. Alexey malenkiy

    …вот, теперь понятно, а то я совсем «завернулся»))))…спасибо…

  4. Alexey malenkiy

    140.5.4 Учитель начал эту важную беседу с того, что обратил внимание апостолов на четыре направления веры как прелюдии к последующему изображению своих четырёх трансцендентальных и высших влияний отеческой любви в противоположность ограничениям сугубо братской любви. …можно сказать, что первые четыре заповеди относятся (формулируют) братский аспект любви к человеку, а оставшиеся — отцовский.
    Их десять, а комментарии к восьми — это из-за «однотипности» и схожести?

  5. Алексей

    Дальше звучит: «Сначала он говорил о нищих духом, жаждущих праведности, безропотно кротких и чистых сердцем. От таких различающих дух смертных можно ожидать достижения тех уровней божественной самоотверженности, на которых они становятся способными к поразительному проявлению отеческого чувства»… (140:5.5)
    Т.е. первые 4 — это об отцовской любви.
    Думаю, что любая попытка четкого разделения любви по категориям обречена. Иисус просто показывает связь между прежними представлениями (братская любовь, золотое правило) и последующими, возникающими из отношения к нему, как к Богу. Отсюда и отличия, но скорее в качестве и в глубине, а не в сущности.

Оставить комментарий

Войти с помощью: