133 Возвращение из Рима

(The Return from Rome) 

[133:0.1] WHEN preparing to leave Rome, Jesus said good-bye to none of his friends. The scribe of Damascus appeared in Rome without announcement and disappeared in like manner. It was a full year before those who knew and loved him gave up hope of seeing him again. Before the end of the second year small groups of those who had known him found themselves drawn together by their common interest in his teachings and through mutual memory of their good times with him. And these small groups of Stoics, Cynics, and mystery cultists continued to hold these irregular and informal meetings right up to the time of the appearance in Rome of the first preachers of the Christian religion.
ПОКИДАЯ Рим, Иисус не попрощался ни с кем из своих друзей. Дамасский книжник появился в Риме без предварительного объявления и точно так же исчез. Прошёл целый год, прежде чем те, кто знал и любил его, оставили всякую надежду увидеть его снова. К концу второго года небольшие группы знавших его людей сблизились, благодаря общему интересу к его учениям и воспоминаниям о прекрасном времени, проведённом вместе с ним. И эти небольшие группы стоиков, киников и сторонников мистериальных культов продолжали нерегулярно и неофициально встречаться вплоть до появления в Риме первых проповедников христианской религии.

[133:0.2] Gonod and Ganid had purchased so many things in Alexandria and Rome that they sent all their belongings on ahead by pack train to Tarentum, while the three travelers walked leisurely across Italy over the great Appian Way. On this journey they encountered all sorts of human beings. Many noble Roman citizens and Greek colonists lived along this road, but already the progeny of great numbers of inferior slaves were beginning to make their appearance.
Гонод и Ганид приобрели в Александрии и Риме столько вещей, что отослали весь свой багаж вьючным обозом в Тарент, и трое путешественников неспешно отправились пешком через Италию по большой Аппиевой дороге. На своём пути они встречали самых различных людей. Вдоль этой дороги селились многие благородные римские граждане и греческие колонисты, но среди них уже стали появляться потомки многочисленных отсталых рабов.
[133:0.3] One day while resting at lunch, about halfway to Tarentum, Ganid asked Jesus a direct question as to what he thought of India’s caste system. Said Jesus: «Though human beings differ in many ways, the one from another, before God and in the spiritual world all mortals stand on an equal footing. There are only two groups of mortals in the eyes of God: those who desire to do his will and those who do not. As the universe looks upon an inhabited world, it likewise discerns two great classes: those who know God and those who do not. Those who cannot know God are reckoned among the animals of any given realm. Mankind can appropriately be divided into many classes in accordance with differing qualifications, as they may be viewed physically, mentally, socially, vocationally, or morally, but as these different classes of mortals appear before the judgment bar of God, they stand on an equal footing; God is truly no respecter of persons. Although you cannot escape the recognition of differential human abilities and endowments in matters intellectual, social, and moral, you should make no such distinctions in the spiritual brotherhood of men when assembled for worship in the presence of God.»
Однажды, отдыхая во время полуденной трапезы примерно на полпути к Таренту, Ганид задал Иисусу прямой вопрос о кастовой системе Индии. Иисус сказал: «Хотя люди и отличаются друг от друга во многих отношениях, перед Богом и в духовном мире все смертные равны. В глазах Бога есть только две группы смертных: те, кто желает исполнять его волю, и те, кто этого не желает. С точки зрения вселенной, в обитаемом мире также различимы два класса: те, кто знает Бога, и те, кто его не знает. Те, кто неспособен знать Бога, причисляются к животному миру данного мира. Человечество можно разделить на множество классов в соответствии с различными качествами – физическими, умственными, социальными, профессиональными или нравственными, однако перед судом Бога все люди находятся в равных условиях; Бог воистину нелицеприятен. И хотя нельзя не признать, что люди различаются по своим способностям и дарованиям в интеллектуальной, социальной и нравственной сферах, вам не следует проводить таких же различий в духовном братстве людей, собравшихся для поклонения в присутствии Бога».

1. MERCY AND JUSTICE 

1. МИЛОСЕРДИЕ И ПРАВОСУДИЕ

[133:1.1] A very interesting incident occurred one afternoon by the roadside as they neared Tarentum. They observed a rough and bullying youth brutally attacking a smaller lad. Jesus hastened to the assistance of the assaulted youth, and when he had rescued him, he tightly held on to the offender until the smaller lad had made his escape. The moment Jesus released the little bully, Ganid pounced upon the boy and began soundly to thrash him, and to Ganid’s astonishment Jesus promptly interfered. After he had restrained Ganid and permitted the frightened boy to escape, the young man, as soon as he got his breath, excitedly exclaimed: «I cannot understand you, Teacher. If mercy requires that you rescue the smaller lad, does not justice demand the punishment of the larger and offending youth?» In answering, Jesus said:
Однажды пополудни, когда они приближались к Таренту, произошёл весьма интересный случай. Они увидели, что грубый молодой хулиган жестоко избивает более слабого мальчика. Иисус поспешил на помощь пострадавшему и, освободив его, крепко удерживал обидчика, пока мальчик не убежал. Как только Иисус отпустил хулигана, Ганид набросился на того и принялся сильно его молотить, но, к изумлению Ганида, Иисус сразу же вмешался, остановив его и позволив напуганному парню скрыться. Оправившись от удивления и отдышавшись, Ганид возбуждённо воскликнул: «Я не понимаю тебя, Учитель. Если милосердие требует того, чтобы ты спас более слабого, то разве правосудие не требует наказания для нападавшего и более сильного?» В ответ Иисус сказал:
[133:1.2] «Ganid, it is true, you do not understand. Mercy ministry is always the work of the individual, but justice punishment is the function of the social, governmental, or universe administrative groups. As an individual I am beholden to show mercy; I must go to the rescue of the assaulted lad, and in all consistency I may employ sufficient force to restrain the aggressor. And that is just what I did. I achieved the deliverance of the assaulted lad; that was the end of mercy ministry. Then I forcibly detained the aggressor a sufficient length of time to enable the weaker party to the dispute to make his escape, after which I withdrew from the affair. I did not proceed to sit in judgment on the aggressor, thus to pass upon his motive – to adjudicate all that entered into his attack upon his fellow – and then undertake to execute the punishment which my mind might dictate as just recompense for his wrongdoing. Ganid, mercy may be lavish, but justice is precise. Cannot you discern that no two persons are likely to agree as to the punishment which would satisfy the demands of justice? One would impose forty lashes, another twenty, while still another would advise solitary confinement as a just punishment. Can you not see that on this world such responsibilities had better rest upon the group or be administered by chosen representatives of the group? In the universe, judgment is vested in those who fully know the antecedents of all wrongdoing as well as its motivation. In civilized society and in an organized universe the administration of justice presupposes the passing of just sentence consequent upon fair judgment, and such prerogatives are vested in the juridical groups of the worlds and in the all-knowing administrators of the higher universes of all creation.»
«Ганид, ты действительно не понимаешь. Проявление милосердия всегда является действием индивидуума, однако определение справедливого наказания – функция общественных, правительственных или вселенских административных групп. Как индивидуум, я обязан проявлять милосердие; я должен прийти на помощь атакованному мальчику, и в полном соответствии с этим я могу использовать силу, достаточную для обуздания нападающего. Именно так я и поступил. Я добился освобождения атакованного мальчика; этим завершилось проявление милосердия. Затем я силой удерживал нападавшего столько времени, сколько нужно, чтобы позволить более слабой стороне спастись, вслед за чем прекратил впешательство. Я не стал судить агрессора – выяснять его мотивы, определять все привходящие обстоятельства нападения на своего собрата – и после этого выносить наказание, которое, по моему разумению, могло бы стать справедливым возмездием за проступок. Ганид, милосердие может быть избыточным, однако правосудие характеризуется точностью. Разве ты не понимаешь, что нет двух людей, которые придерживались бы одинакового мнения относительно того, какое наказание удовлетворяет требованиям правосудия? Один наложил бы сорок плетей, другой – двадцать, а третий посоветовал бы в качестве справедливой кары одиночное заключение. Разве ты не видишь, что в этом мире такие обязанности должны лежать на группах или выполняться выборными представителями группы? Во вселенной правосудие возложено на тех, кто исчерпывающе знает все предшествующие правонарушению обстоятельства, равно как и его мотивы. В цивилизованном обществе и в организованной вселенной отправление правосудия предполагает вынесение справедливых приговоров, основанных на решении беспристрастного суда, и такими прерогативами обладают юридические группы миров и всезнающие администраторы более высоких вселенных всего творения».
[133:1.3] For days they talked about this problem of manifesting mercy and administering justice. And Ganid, at least to some extent, understood why Jesus would not engage in personal combat. But Ganid asked one last question, to which he never received a fully satisfactory answer; and that question was: «But, Teacher, if a stronger and ill-tempered creature should attack you and threaten to destroy you, what would you do? Would you make no effort to defend yourself?» Although Jesus could not fully and satisfactorily answer the lad’s question, inasmuch as he was not willing to disclose to him that he (Jesus) was living on earth as the exemplification of the Paradise Father’s love to an onlooking universe, he did say this much:
В течение нескольких дней они говорили о проблеме проявления милосердия и отправления правосудия. Наконец Ганид – по крайней мере, частично – понял, почему Иисус не желал лично вступать в противоборство. Однако на свой последний вопрос Ганид так и не получил вполне удовлетворительного ответа, и этот вопрос звучал так: «И всё же, Учитель, если более сильный и злонамеренный человек нападёт на тебя и будет угрожать уничтожить тебя, как ты поступишь? Разве ты не будешь себя защищать?» Хотя Иисус не мог полностью и удовлетворительно ответить на вопрос юноши – поскольку не хотел раскрывать ему того, что его (Иисуса) жизнь на земле является примером любви Райского Отца для наблюдающей за этой жизнью вселенной, – он всё же сказал:
[133:1.4] «Ganid, I can well understand how some of these problems perplex you, and I will endeavor to answer your question. First, in all attacks which might be made upon my person, I would determine whether or not the aggressor was a son of God – my brother in the flesh and if I thought such a creature did not possess moral judgment and spiritual reason, I would unhesitatingly defend myself to the full capacity of my powers of resistance, regardless of consequences to the attacker. But I would not thus assault a fellow man of sonship status, even in self-defense. That is, I would not punish him in advance and without judgment for his assault upon me. I would by every possible artifice seek to prevent and dissuade him from making such an attack and to mitigate it in case of my failure to abort it. Ganid, I have absolute confidence in my heavenly Father’s overcare; I am consecrated to doing the will of my Father in heaven. I do not believe that real harm can befall me; I do not believe that my lifework can really be jeopardized by anything my enemies might wish to visit upon me, and surely we have no violence to fear from our friends. I am absolutely assured that the entire universe is friendly to me – this all-powerful truth I insist on believing with a wholehearted trust in spite of all appearances to the contrary.»
«Ганид, я хорошо понимаю, что некоторые из этих проблем озадачивают тебя и попытаюсь ответить на твой вопрос. При любом возможном нападении, в первую очередь я бы попытался определить, является ли нападающий сыном Бога – моим братом во плоти, – и если бы я полагал, что такое создание не обладает ни нравственным суждением, ни духовным благоразумием, я бы без колебаний, невзирая на последствия для нападающего, принялся бы защищать себя, используя все свои способности сопротивляться. Однако даже в целях самозащиты я не прибег бы к такому же насилию по отношению к своему собрату, обладающему статусом сыновства. То есть я не стал бы наказывать его заранее и без суда. Я попытался бы любым возможным способом остановить его и отговорить от нападения, а если бы мне не удалось предотвратить атаку, то постарался бы смягчить конфликт. Ганид, я полностью уверен в заботе обо мне моего небесного Отца; я посвящён исполнению его воли. Я не верю, что со мной может произойти действительная беда. Я не верю, что делу моей жизни могут реально помешать происки врагов и уж конечно, мы можем не опасаться насилия со стороны своих друзей. Я абсолютно уверен в дружественном отношении ко мне всей вселенной – всем своим сердцем я настойчиво утверждаю веру в эту всесильную истину, несмотря на любые проявления противоположного».
[133:1.5] But Ganid was not fully satisfied. Many times they talked over these matters, and Jesus told him some of his boyhood experiences and also about Jacob the stone mason’s son. On learning how Jacob appointed himself to defend Jesus, Ganid said: «Oh, I begin to see! In the first place very seldom would any normal human being want to attack such a kindly person as you, and even if any one should be so unthinking as to do such a thing, there is pretty sure to be near at hand some other mortal who will fly to your assistance, even as you always go to the rescue of any person you observe to be in distress. In my heart, Teacher, I agree with you, but in my head I still think that if I had been Jacob, I would have enjoyed punishing those rude fellows who presumed to attack you just because they thought you would not defend yourself. I presume you are fairly safe in your journey through life since you spend much of your time helping others and ministering to your fellows in distress – well, most likely there’ll always be someone on hand to defend you.» And Jesus replied: «That test has not yet come, Ganid, and when it does, we will have to abide by the Father’s will.» And that was about all the lad could get his teacher to say on this difficult subject of self-defense and nonresistance. On another occasion he did draw from Jesus the opinion that organized society had every right to employ force in the execution of its just mandates.
Однако ответ Иисуса удовлетворил Ганида не полностью. Они не раз возвращались к этим вопросам, и Иисус рассказал ему о некоторых эпизодах своего отрочества, а также об Иакове, сыне каменщика. Узнав, что Иаков вызвался защищать Иисуса, Ганид сказал: «О, теперь я начинаю понимать! Во-первых, трудно найти нормального человека, который захотел бы напасть на такого доброго человека, как ты, а если бы и нашёлся решившийся на такое безумец, наверняка поблизости оказался бы другой человек, который поспешил бы к тебе на помощь, – точно так же, как ты всегда выручаешь всякого, кто попадает в беду. Своим сердцем, Учитель, я согласен с тобой, но своим умом я по-прежнему считаю, что если бы я был Иаковом, я бы с радостью наказал тех грубых парней, которые позволяли себе нападать на тебя только из-за уверенности в том, что ты не станешь себя защищать. Я думаю, что тебе нечего опасаться на жизненном пути, ведь ты уделяешь так много своего времени помощи другим и опеке своих бедствующих собратьев, – скорее всего, рядом всегда окажется кто-нибудь, кто защитит тебя». И Иисус ответил: «Время этого испытания ещё не пришло, а когда оно настанет, нам придётся подчиниться воле Отца». И это было всё, чего юноша смог добиться от своего учителя в отношении трудного вопроса о самозащите и непротивлении. В другом случае ему удалось вытянуть из Иисуса мнение о том, что организованное общество имеет полное право использовать силу для исполнения своих справедливых решений.

2. EMBARKING AT TARENTUM 

2. ПОСАДКА НА КОРАБЛЬ В ТАРЕНТЕ

[133:2.1] While tarrying at the ship landing, waiting for the boat to unload cargo, the travelers observed a man mistreating his wife. As was his custom, Jesus intervened in behalf of the person subjected to attack. He stepped up behind the irate husband and, tapping him gently on the shoulder, said: «My friend, may I speak with you in private for a moment?» The angry man was nonplused by such an approach and, after a moment of embarrassing hesitation, stammered out «– er – why – yes, what do you want with me?» When Jesus had led him to one side, he said: «My friend, I perceive that something terrible must have happened to you; I very much desire that you tell me what could happen to such a strong man to lead him to attack his wife, the mother of his children, and that right out here before all eyes. I am sure you must feel that you have some good reason for this assault. What did the woman do to deserve such treatment from her husband? As I look upon you, I think I discern in your face the love of justice if not the desire to show mercy. I venture to say that, if you found me out by the wayside, attacked by robbers, you would unhesitatingly rush to my rescue. I dare say you have done many such brave things in the course of your life. Now, my friend, tell me what is the matter? Did the woman do something wrong, or did you foolishly lose your head and thoughtlessly assault her?» It was not so much what he said that touched this man’s heart as the kindly look and the sympathetic smile which Jesus bestowed upon him at the conclusion of his remarks. Said the man: «I perceive you are a priest of the Cynics, and I am thankful you restrained me. My wife has done no great wrong; she is a good woman, but she irritates me by the manner in which she picks on me in public, and I lose my temper. I am sorry for my lack of self-control, and I promise to try to live up to my former pledge to one of your brothers who taught me the better way many years ago. I promise you.»
Находясь на причале в ожидании разгрузки корабля, путешественники стали свидетелями грубого обращения мужа со своей женой. Как обычно, Иисус встал на защиту того, кто подвергся нападению. Он подошёл сзади к раздражённому мужу и, мягко похлопывая его по плечу, сказал: «Друг мой, могу ли я обмолвиться с тобой несколькими словами наедине?» Рассерженный человек растерялся от такого обращения и после нескольких мгновений смущённого колебания пробормотал: «Э-э… зачем… ну, можешь… а что тебе от меня нужно?» Отведя его в сторону, Иисус сказал: «Друг мой, я вижу, что с тобой произошло что-то ужасное; я очень хотел бы услышать от тебя, что именно могло заставить столь сильного человека на глазах у всех поднять руку на жену, мать его детей? Я уверен – ты не сомневаешься в том, что у тебя есть веские основания для такого поведения. Но что же сделала эта женщина, чтобы заслужить такое обращение со стороны своего мужа? Глядя на тебя, я кажется замечаю на твоём лице не только любовь к справедливости, но и желание проявить милосердие. Отважусь предположить, что если бы на обочине дороги на меня напали разбойники, ты, не колеблясь, бросился бы на помощь. Я полагаю, что за свою жизнь ты не раз совершал такие храбрые поступки. Так скажи мне, друг мой, что случилось? Допустила ли эта женщина какую-нибудь оплошность, или же ты по нелепости потерял голову и бездумно набросился на неё?» Человек этот был тронут не столько тем, что сказал Иисус, сколько его добрым взглядом и благожелательной улыбкой, которой Иисус одарил его в заключение. Он ответил: «Я вижу, что ты являешься священником из киников, и я благодарен тебе за то, что ты сдержал меня. Моя жена не сделала ничего ужасного; она хорошая женщина, но меня раздражает её манера критиковать меня на людях, это просто выводит меня из себя. Я сожалею, что мне не хватило самообладания и обещаю, что постараюсь сдержать своё прежнее обещание, данное одному из твоих братьев, который много лет тому назад учил меня уму-разуму. Обещаю тебе».
[133:2.2] And then, in bidding him farewell, Jesus said: «My brother, always remember that man has no rightful authority over woman unless the woman has willingly and voluntarily given him such authority. Your wife has engaged to go through life with you, to help you fight its battles, and to assume the far greater share of the burden of bearing and rearing your children; and in return for this special service it is only fair that she receive from you that special protection which man can give to woman as the partner who must carry, bear, and nurture the children. The loving care and consideration which a man is willing to bestow upon his wife and their children are the measure of that man’s attainment of the higher levels of creative and spiritual self-consciousness. Do you not know that men and women are partners with God in that they co-operate to create beings who grow up to possess themselves of the potential of immortal souls? The Father in heaven treats the Spirit Mother of the children of the universe as one equal to himself. It is Godlike to share your life and all that relates thereto on equal terms with the mother partner who so fully shares with you that divine experience of reproducing yourselves in the lives of your children. If you can only love your children as God loves you, you will love and cherish your wife as the Father in heaven honors and exalts the Infinite Spirit, the mother of all the spirit children of a vast universe.»
Тогда, прощаясь с ним, Иисус сказал: «Брат мой, всегда помни о том, что мужчина не имеет законной власти над женщиной, если только женщина сама и без принуждения не даёт ему такую власть. Твоя жена взяла на себя обязательства идти вместе с тобой по жизни, помогать тебе бороться с жизненными трудностями и приняла на себя большую часть бремени рождения и воспитания твоих детей; и было бы только справедливо, если бы за это особое служение она получала от тебя ту особую защиту, которую мужчина может предоставить женщине как партнёру, чья обязанность – вынашивать, рожать и воспитывать детей. Нежная забота и участие, предоставляемые мужчиной своей жене и детям, являются мерой достижения более высоких уровней творческого и духовного самосознания. Разве ты не знаешь, что мужчины и женщины – партнёры Бога, ибо объединяются в создании существ, у которых, когда они вырастают, появляется потенциальная возможность обретения бессмертной души? Небесный Отец относится к Духовной Матери вселенских детей как к равному себе существу. Ты уподобляешься Богу, когда на равных условиях делишь свою жизнь и всё, что к ней относится, со своей супругой-матерью, всецело разделяющей с тобой божественный опыт воспроизведения себя в жизнях твоих детей. Если ты способен любить своих детей так же, как Бог любит тебя, ты будешь любить и лелеять свою жену так же, как небесный Отец почитает и прославляет Бесконечного Духа – мать всех духовных детей обширной вселенной».
[133:2.3] As they went on board the boat, they looked back upon the scene of the teary-eyed couple standing in silent embrace. Having heard the latter half of Jesus’ message to the man, Gonod was all day occupied with meditations thereon, and he resolved to reorganize his home when he returned to India.
Поднимаясь на борт корабля, они оглянулись и увидели супругов, со слезами на глазах стоящих в молчаливом объятии. Услышав вторую половину того, что Иисус сказал этому человеку, Гонод весь день размышлял об услышанном и принял решение реорганизовать жизнь своей семьи после возвращения в Индию.
[133:2.4] The journey to Nicopolis was pleasant but slow as the wind was not favorable. The three spent many hours recounting their experiences in Rome and reminiscing about all that had happened to them since they first met in Jerusalem. Ganid was becoming imbued with the spirit of personal ministry. He began work on the steward of the ship, but on the second day, when he got into deep religious water, he called on Joshua to help him out.
Путешествие в Никополь было приятным, но медленным, так как ветер не благоприятствовал им. Трое друзей провели много часов, вспоминая свои впечатления от Рима и размышляя о том, что произошло с ними с того дня, когда они впервые встретились в Иерусалиме. Ганид начал проникаться духом личного служения. Он взялся было за стюарда корабля, однако на второй день, когда дело дошло до обсуждения серьёзных религиозных вопросов, призвал Иешуа на помощь.
[133:2.5] They spent several days at Nicopolis, the city which Augustus had founded some fifty years before as the «city of victory» in commemoration of the battle of Actium, this site being the land whereon he camped with his army before the battle. They lodged in the home of one Jeramy, a Greek proselyte of the Jewish faith, whom they had met on shipboard. The Apostle Paul spent all winter with the son of Jeramy in the same house in the course of his third missionary journey. From Nicopolis they sailed on the same boat for Corinth, the capital of the Roman province of Achaia.
Несколько дней они провели в Никополе – городе, основанном Августом примерно пятьюдесятью годами ранее в качестве «города победы» в память о битве при Актиуме, ибо именно здесь он стоял со своим войском перед сражением. Они поселились в доме некоего Еримея – греческого прозелита, с которым познакомились на корабле. В этом доме Апостол Павел провёл всю зиму вместе с сыном Еримея во время своего третьего миссионерского путешествия. Из Никополя они отправились на том же корабле в Коринф – столицу римской провинции Ахайя.

3. AT CORINTH 

3. В КОРИНФЕ

[133:3.1] By the time they reached Corinth, Ganid was becoming very much interested in the Jewish religion, and so it was not strange that, one day as they passed the synagogue and saw the people going in, he requested Jesus to take him to the service. That day they heard a learned rabbi discourse on the «Destiny of Israel,» and after the service they met one Crispus, the chief ruler of this synagogue. Many times they went back to the synagogue services, but chiefly to meet Crispus. Ganid grew to be very fond of Crispus, his wife, and their family of five children. He much enjoyed observing how a Jew conducted his family life.
Ко времени прибытия в Коринф Ганид весьма серьёзно заинтересовался еврейской религией, поэтому было неудивительно, что однажды, проходя мимо синагоги и видя входящих в неё людей, он попросил Иисуса, чтобы тот взял его с собой на богослужение. В тот день они услышали беседу учёного раввина о «Судьбах Израиля», а после службы познакомились с неким Криспом – управляющим этой синагоги. Они много раз посещали богослужения в синагоге, однако в основном приходили для того, чтобы повидаться с Криспом. Постепенно Ганид проникся тёплым чувством к Криспу, его жене и их пяти детям. Ему нравилось наблюдать за тем, как еврей руководит жизнью своей семьи.
[133:3.2] While Ganid studied family life, Jesus was teaching Crispus the better ways of religious living. Jesus held more than twenty sessions with this forward-looking Jew; and it is not surprising, years afterward, when Paul was preaching in this very synagogue, and when the Jews had rejected his message and had voted to forbid his further preaching in the synagogue, and when he then went to the gentiles, that Crispus with his entire family embraced the new religion, and that he became one of the chief supports of the Christian church which Paul subsequently organized at Corinth.
Пока Ганид знакомился с семейной жизнью, Иисус учил Криспа лучшим путям религиозной жизни. Иисус провёл с этим дальновидным евреем более двадцати бесед; и неудивительно, что много лет спустя – когда в той же синагоге проповедовал Павел и когда евреи отвергли его послание, проголосовав за то, чтобы запретить его дальнейшие проповеди в синагоге, и когда после этого он обратился к язычникам, этот Крисп со всей своей семьёй принял новую религию и стал одним из главных сторонников христианской церкви, организованной впоследствии Павлом в Коринфе.
[133:3.3] During the eighteen months Paul preached in Corinth, being later joined by Silas and Timothy, he met many others who had been taught by the «Jewish tutor of the son of an Indian merchant.»
В течение тех восемнадцати месяцев, когда Павел – к которому впоследствии присоединились Сила и Тимофей – проповедовал в Коринфе, он встречался со многими из тех, кого учил «еврейский репетитор сына индийского купца».
[133:3.4] At Corinth they met people of every race hailing from three continents. Next to Alexandria and Rome, it was the most cosmopolitan city of the Mediterranean empire. There was much to attract one’s attention in this city, and Ganid never grew weary of visiting the citadel which stood almost two thousand feet above the sea. He also spent a great deal of his spare time about the synagogue and in the home of Crispus. He was at first shocked, and later on charmed, by the status of woman in the Jewish home; it was a revelation to this young Indian.
В Коринфе они встречались с представителями всех рас, прибывших с трёх континентов. После Александрии и Рима это был самый многоликий город средиземноморской империи. Здесь было много достопримечательностей, и Ганид без устали бродил по крепости, стоявшей на высоте почти двух тысяч футов над уровнем моря. Значительную часть своего свободного времени он проводил возле синагоги и в доме Криспа. Поначалу он был потрясён, а впоследствии очарован положением женщины в еврейской семье; это стало для молодого индийца настоящим откровением.
[133:3.5] Jesus and Ganid were often guests in another Jewish home, that of Justus, a devout merchant, who lived alongside the synagogue. And many times, subsequently, when the Apostle Paul sojourned in this home, did he listen to the recounting of these visits with the Indian lad and his Jewish tutor, while both Paul and Justus wondered whatever became of such a wise and brilliant Hebrew teacher.
Иисус и Ганид были частыми гостями ещё в одном еврейском доме – семье Иуста, набожного торговца, жившего рядом с синагогой. Впоследствии, когда Апостол Павел останавливался в этом доме и слышал многочисленные рассказы о визитах индийского юноши со своим еврейским репетитором, и Павел, и Иуст задумывались о дальнейшей судьбе столь мудрого и блистательного еврейского учителя.
[133:3.6] When in Rome, Ganid observed that Jesus refused to accompany them to the public baths. Several times afterward the young man sought to induce Jesus further to express himself in regard to the relations of the sexes. Though he would answer the lad’s questions, he never seemed disposed to discuss these subjects at great length. One evening as they strolled about Corinth out near where the wall of the citadel ran down to the sea, they were accosted by two public women. Ganid had imbibed the idea, and rightly, that Jesus was a man of high ideals, and that he abhorred everything which partook of uncleanness or savored of evil; accordingly he spoke sharply to these women and rudely motioned them away. When Jesus saw this, he said to Ganid: «You mean well, but you should not presume thus to speak to the children of God, even though they chance to be his erring children. Who are we that we should sit in judgment on these women? Do you happen to know all of the circumstances which led them to resort to such methods of obtaining a livelihood? Stop here with me while we talk about these matters.» The courtesans were astonished at what he said even more than was Ganid.
Ещё в Риме Ганид заметил, что Иисус отказывается сопровождать их в публичные бани. Впоследствии юноша несколько раз пытался склонить Иисуса к тому, чтобы он более подробно раскрыл свои взгляды на отношения полов. Хотя Иисус отвечал на его вопросы, каждый раз складывалось впечатление, что ему не хочется останавливаться на этой теме. Однажды вечером, когда они гуляли по Коринфу недалеко от того места, где крепостная стена спускалась к морю, к ним пристали две женщины лёгкого поведения. К тому времени Ганид – вполне справедливо – усвоил то, что Иисус является человеком высоких идеалов, питающим отвращение ко всему, что напоминало о нечистоте или имело оттенок зла; поэтому он резко ответил этим женщинам и в грубой форме стал гнать их. Увидев это, Иисус сказал Ганиду: «Твои намерения благи, однако ты не должен позволять себе говорить так с детьми Бога, даже если они оказываются его заблудшими детьми. Кто мы такие, чтобы судить этих женщин? Может быть тебе случайно известны все обстоятельства, заставившие их обратиться к такому виду заработка средств к существованию? Остановимся здесь и поговорим об этом». Куртизанки были изумлены тем, что сказал Иисус, даже больше Ганида.
[133:3.7] As they stood there in the moonlight, Jesus went on to say: «There lives within every human mind a divine spirit, the gift of the Father in heaven. This good spirit ever strives to lead us to God, to help us to find God and to know God; but also within mortals there are many natural physical tendencies which the Creator put there to serve the well-being of the individual and the race. Now, oftentimes, men and women become confused in their efforts to understand themselves and to grapple with the manifold difficulties of making a living in a world so largely dominated by selfishness and sin. I perceive, Ganid, that neither of these women is willfully wicked. I can tell by their faces that they have experienced much sorrow; they have suffered much at the hands of an apparently cruel fate; they have not intentionally chosen this sort of life; they have, in discouragement bordering on despair, surrendered to the pressure of the hour and accepted this distasteful means of obtaining a livelihood as the best way out of a situation that to them appeared hopeless. Ganid, some people are really wicked at heart; they deliberately choose to do mean things, but, tell me, as you look into these now tear-stained faces, do you see anything bad or wicked?» And as Jesus paused for his reply, Ganid’s voice choked up as he stammered out his answer: «No, Teacher, I do not. And I apologize for my rudeness to them – I crave their forgiveness.» Then said Jesus: «And I bespeak for them that they have forgiven you as I speak for my Father in heaven that he has forgiven them. Now all of you come with me to a friend’s house where we will seek refreshment and plan for the new and better life ahead.» Up to this time the amazed women had not uttered a word; they looked at each other and silently followed as the men led the way.
Они стояли в лунном свете, и Иисус продолжал говорить: «В каждом человеческом разуме живёт божественный дух, дар небесного Отца. Этот добрый дух неизменно стремится привести нас к Богу, помочь нам найти Бога и узнать Бога. Но в смертных есть также много естественных физических наклонностей, предусмотренных Создателем для благополучия индивидуума и расы. Однако мужчины и женщины часто запутываются в своих попытках познать себя и справиться с многочисленными трудностями, связанными с заработком средств к существованию в мире, в котором царит эгоизм и грех. Я чувствую, Ганид, что ни одна из этих женщин не является безнравственной по собственной воле. Глядя на их лица, я вижу, что они много горевали; очевидно, жестокая судьба принесла им множество страданий. Они избрали такую жизнь не намеренно: в минуту разочарования, граничащего с отчаянием, не выдержав всей тяжести момента, они обратились к этому отталкивающему способу заработка, который представлялся лучшим выходом из казавшимся безнадёжным положения. Ганид, некоторые люди действительно нечестивы в сердце; они преднамеренно совершают низкие поступки, однако скажи мне, глядя на заплаканные лица этих женщин, видишь ли ты в них что-нибудь плохое или нечестивое?» Иисус замолчал в ожидании ответа, и Ганид сдавленным голосом ответил: «Нет, Учитель, не вижу. И я прошу извинить меня за грубость – я молю их о прощении». Тогда Иисус сказал: «А я ручаюсь за то, что они уже простили тебя, – как говорю и от имени своего Отца небесного: он уже простил их. Пойдёте же все вместе в дом к моему другу, где мы сможем отдохнуть и составить планы на будущее с мыслями о новой и лучшей жизни». За всё это время изумлённые женщины не проронили ни слова; они переглянулись и молча отправились вслед за мужчинами.
[133:3.8] Imagine the surprise of Justus’ wife when, at this late hour, Jesus appeared with Ganid and these two strangers, saying: «You will forgive us for coming at this hour, but Ganid and I desire a bite to eat, and we would share it with these our new-found friends, who are also in need of nourishment; and besides all this, we come to you with the thought that you will be interested in counseling with us as to the best way to help these women get a new start in life. They can tell you their story, but I surmise they have had much trouble, and their very presence here in your house testifies how earnestly they crave to know good people, and how willingly they will embrace the opportunity to show all the world – and even the angels of heaven – what brave and noble women they can become.»
Вообразите же удивление жены Иуста, когда в этот поздний час Иисус появился с Ганидом и двумя незнакомками со словами: «Прости нас за то, что мы пришли в такое время, однако Ганид и я немного проголодались и хотели бы разделить трапезу с двумя нашими новыми подругами, которые также нуждаются в поддержке. К тому же, мы пришли сюда в надежде, что тебе будет интересно вместе с нами поразмыслить, как можно было бы наилучшим образом помочь этим женщинам начать новую жизнь. Свою историю они смогут рассказать тебе сами, но я полагаю, что они хлебнули горя, и само их присутствие здесь, в твоём доме, является свидетельством того, сколь искренне они желают познакомиться с добрыми людьми и сколь охотно они воспользуются возможностью показать всему миру и даже ангелам на небесах – какими доблестными и благородными женщинами они могут стать».
[133:3.9] When Martha, Justus’ wife, had spread the food on the table, Jesus, taking unexpected leave of them, said: «As it is getting late, and since the young man’s father will be awaiting us, we pray to be excused while we leave you here together – three women – the beloved children of the Most High. And I will pray for your spiritual guidance while you make plans for a new and better life on earth and eternal life in the great beyond.»
Когда Марфа, жена Иуста, поставила еду на стол, Иисус неожиданно встал, чтобы попрощаться и сказал: «Уже поздно и отец этого юноши давно ожидает нас, поэтому мы просим простить нас за то, что оставляем вас одних – трёх женщин – любимых детей Всевышнего. И я буду молиться о духовном водительстве для вас, пока вы будете строить планы новой, лучшей жизни на земле и вечной жизни в загробном мире».
[133:3.10] Thus did Jesus and Ganid take leave of the women. So far the two courtesans had said nothing; likewise was Ganid speechless. And for a few moments so was Martha, but presently she rose to the occasion and did everything for these strangers that Jesus had hoped for. The elder of these two women died a short time thereafter, with bright hopes of eternal survival, and the younger woman worked at Justus’ place of business and later became a lifelong member of the first Christian church in Corinth.
Так Иисус и Ганид покинули женщин. До сих пор куртизанки не проронили ни слова; молчал и Ганид. Первые мгновения хранила молчание и Марфа, однако она быстро оказалась на высоте положения и сделала для этих женщин всё, на что надеялся Иисус. Старшая из них вскоре умерла со светлыми надеждами на вечную жизнь; младшая работала у Иуста, а позднее, до конца своей жизни, оставалась членом первой христианской церкви в Коринфе.
[133:3.11] Several times in the home of Crispus, Jesus and Ganid met one Gaius, who subsequently became a loyal supporter of Paul. During these two months in Corinth they held intimate conversations with scores of worth-while individuals, and as a result of all these apparently casual contacts more than half of the individuals so affected became members of the subsequent Christian community.
В доме Криспа Иисус и Ганид несколько раз встречались с неким Гаем, ставшим позднее верным сторонником Павла. В течение двух месяцев, проведённых в Коринфе, они беседовали с десятками достойных людей и впоследствии, в результате этих казавшихся случайными бесед, более половины встречавшихся с ними индивидуумов стали членами христианской общины.
[133:3.12] When Paul first went to Corinth, he had not intended to make a prolonged visit. But he did not know how well the Jewish tutor had prepared the way for his labors. And further, he discovered that great interest had already been aroused by Aquila and Priscilla, Aquila being one of the Cynics with whom Jesus had come in contact when in Rome. This couple were Jewish refugees from Rome, and they quickly embraced Paul’s teachings. He lived with them and worked with them, for they were also tentmakers. It was because of these circumstances that Paul prolonged his stay in Corinth.
Когда Павел впервые прибыл в Коринф, он не собирался оставаться здесь надолго. Однако он не знал, сколь хорошо еврейский репетитор подготовил почву для его трудов. Кроме того, он обнаружил, что Акила и Прискилла уже пользуются огромным влиянием. Акила являлся одним из тех киников, с которыми Иисус познакомился в Риме. Эти супруги были еврейскими беженцами из Рима и быстро приняли учения Павла. Он жил у них и работал вместе с ними, ибо они также занимались изготовлением палаток. Именно в силу этих обстоятельств Павел продлил своё пребывание в Коринфе.

4. PERSONAL WORK IN CORINTH 

4. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ НАСТАВЛЕНИЯ В КОРИНФЕ

[133:4.1] Jesus and Ganid had many more interesting experiences in Corinth. They had close converse with a great number of persons who greatly profited by the instruction received from Jesus.
В Коринфе с Иисусом и Ганидом произошло ещё много интересного. Они близко познакомились со множеством людей, которые извлекли огромную пользу из данных Иисусом наставлений.

[133:4.2] The miller he taught about grinding up the grains of truth in the mill of living experience so as to render the difficult things of divine life readily receivable by even the weak and feeble among one’s fellow mortals. Said Jesus: «Give the milk of truth to those who are babes in spiritual perception. In your living and loving ministry serve spiritual food in attractive form and suited to the capacity of receptivity of each of your inquirers.»
Он научил мельника перемалывать зерна истины в мельнице живого опыта, с тем, чтобы трудные вопросы божественной жизни могли с лёгкостью восприниматься даже слабыми и немощными смертными собратьями. Иисус сказал: «Давай молоко истины тому, кто в духовном восприятии остаётся младенцем. В живом и исполненном любви служении предлагай духовную пищу в привлекательном виде, рассчитанном на способности восприятия каждого из просящих».

[133:4.3] To the Roman centurion he said: «Render unto Caesar the things which are Caesar’s and unto God the things which are God’s. The sincere service of God and the loyal service of Caesar do not conflict unless Caesar should presume to arrogate to himself that homage which alone can be claimed by Deity. Loyalty to God, if you should come to know him, would render you all the more loyal and faithful in your devotion to a worthy emperor.»
Римскому центуриону он сказал: «Отдавай кесарю кесарево, а Богу – Божье. Искреннее служение Богу и преданное служение кесарю не противоречат друг другу до тех пор, пока кесарь не дерзнёт приписать себе то поклонение, которого достойно одно только Божество. Преданность Богу – если тебе случится познать его – сделала бы тебя только ещё более лояльным и верным в твоей преданности достойному императору».

[133:4.4] To the earnest leader of the Mithraic cult he said: «You do well to seek for a religion of eternal salvation, but you err to go in quest of such a glorious truth among man-made mysteries and human philosophies. Know you not that the mystery of eternal salvation dwells within your own soul? Do you not know that the God of heaven has sent his spirit to live within you, and that this spirit will lead all truth-loving and God-serving mortals out of this life and through the portals of death up to the eternal heights of light where God waits to receive his children? And never forget: You who know God are the sons of God if you truly yearn to be like him.»
Убеждённому лидеру митраистского культа он сказал: «Ты прав в своих поисках религии вечного спасения, однако ты ошибаешься, когда ищешь столь восхитительную истину среди придуманных человеком мистерий и философий. Разве ты не знаешь, что тайна вечного спасения находится в твоей собственной душе? Разве ты не знаешь, что Бог небесный послал свой дух, чтобы он жил в тебе, и что этот дух выведет всех любящих истину и служащих Богу смертных из этой жизни через врата смерти и приведёт к вечным высотам света, на которых Бог ожидает своих детей? И никогда не забывай: вы, знающие Бога, являетесь детьми Бога, если истинно стремитесь уподобиться ему».

[133:4.5] To the Epicurean teacher he said: «You do well to choose the best and esteem the good, but are you wise when you fail to discern the greater things of mortal life which are embodied in the spirit realms derived from the realization of the presence of God in the human heart? The great thing in all human experience is the realization of knowing the God whose spirit lives within you and seeks to lead you forth on that long and almost endless journey of attaining the personal presence of our common Father, the God of all creation, the Lord of universes.»
Учителю-эпикурейцу он сказал: «Ты прав, выбирая лучшее и ценя доброе, но говорит ли о мудрости твоя неспособность различить более важное в смертной жизни, заключённое в тех духовных сферах, исходящих из осознания присутствия Бога в человеческом сердце? Величайшим человеческим опытом является осознание знания Бога, чей дух живёт в тебе и стремится вести тебя вперёд по долгому и почти бесконечному пути к достижению личного присутствия нашего общего Отца – Бога всего творения, Господа вселенных».

[133:4.6] To the Greek contractor and builder he said: «My friend, as you build the material structures of men, grow a spiritual character in the similitude of the divine spirit within your soul. Do not let your achievement as a temporal builder outrun your attainment as a spiritual son of the kingdom of heaven. While you build the mansions of time for another, neglect not to secure your title to the mansions of eternity for yourself. Ever remember, there is a city whose foundations are righteousness and truth, and whose builder and maker is God.»
Греческому подрядчику и строителю он сказал: «Друг мой, возводя материальные строения для людей, взращивай в себе духовный характер, подобный божественному духу, пребывающему в твоей душе. Не позволяй своим достижениям мирского строителя превзойти достижения духовного сына небесного царства. Строя обители времени для других, не забудь обеспечить доступ к обителям вечности для себя самого. Всегда помни о том, что существует город, стоящий на фундаменте праведности и истины, строителем и творцом которого является Бог».

[133:4.7] To the Roman judge he said: «As you judge men, remember that you yourself will also some day come to judgment before the bar of the Rulers of a universe. Judge justly, even mercifully, even as you shall some day thus crave merciful consideration at the hands of the Supreme Arbiter. Judge as you would be judged under similar circumstances, thus being guided by the spirit of the law as well as by its letter. And even as you accord justice dominated by fairness in the light of the need of those who are brought before you, so shall you have the right to expect justice tempered by mercy when you sometime stand before the Judge of all the earth.»
Римскому судье он сказал: «Когда ты судишь людей, помни о том, что однажды сам предстанешь перед судом Правителей вселенной. Суди не только справедливо, но и милосердно, ибо когда-нибудь и ты сам будешь жаждать милосердного отношения со стороны Верховного Судьи. Суди так, как ты желал бы, чтобы судили тебя при схожих обстоятельствах, тем самым подчиняясь духу закона, равно как и его букве. И так же, как ты вершишь правосудие, подчинённое справедливому отношению к подсудимым, оказавшимся в трудном положении, так и у тебя будет право ожидать правосудия, смягчённого милосердием, когда однажды ты предстанешь перед Судьёй всей земли».

[133:4.8] To the mistress of the Greek inn he said: «Minister your hospitality as one who entertains the children of the Most High. Elevate the drudgery of your daily toil to the high levels of a fine art through the increasing realization that you minister to God in the persons whom he indwells by his spirit which has descended to live within the hearts of men, thereby seeking to transform their minds and lead their souls to the knowledge of the Paradise Father of all these bestowed gifts of the divine spirit.»
Хозяйке греческой гостиницы он сказал: «Оказывай гостеприимство как человек, принимающий детей Всевышнего. Возвысь свой тяжкий ежедневный труд до уровня высокого искусства благодаря всё большему осознанию того, что ты служишь Богу в лицах тех, в кого он вселяется посредством своего духа; этот дух нисходит для того, чтобы жить в сердцах людей и тем самым пытаться преобразовать их разум и привести их души к познанию Райского Отца всех ниспосланных даров божественного духа».

[133:4.9] Jesus had many visits with a Chinese merchant. In saying good-bye, he admonished him: «Worship only God, who is your true spirit ancestor. Remember that the Father’s spirit ever lives within you and always points your soul-direction heavenward. If you follow the unconscious leadings of this immortal spirit, you are certain to continue on in the uplifted way of finding God. And when you do attain the Father in heaven, it will be because by seeking him you have become more and more like him. And so farewell, Chang, but only for a season, for we shall meet again in the worlds of light where the Father of spirit souls has provided many delightful stopping-places for those who are Paradise-bound.»
Иисус много раз встречался с одним китайским торговцем. Прощаясь с ним, он дал ему следующее наставление: «Поклоняйся только Богу, который является твоим истинным духовным прародителем. Помни о том, что дух Отца всегда живёт в тебе, постоянно обращая твою душу к небесам. Следуя неосознанному руководству этого бессмертного духа, ты наверняка продолжишь свой возвышенный поиск Бога. И когда ты действительно достигнешь небесного Отца, это произойдёт потому, что в поисках Бога ты становился всё больше подобным ему. Итак, прощай, Чанг – но ненадолго, ибо мы снова встретимся в мирах света, где Отец каждой духовной души приготовил много восхитительных мест встреч для тех, кто идёт к Раю».

[133:4.10] To the traveler from Britain he said: «My brother, I perceive you are seeking for truth, and I suggest that the spirit of the Father of all truth may chance to dwell within you. Did you ever sincerely endeavor to talk with the spirit of your own soul? Such a thing is indeed difficult and seldom yields consciousness of success; but every honest attempt of the material mind to communicate with its indwelling spirit meets with certain success, notwithstanding that the majority of all such magnificent human experiences must long remain as superconscious registrations in the souls of such God-knowing mortals.»
Путешественнику из Британии он сказал: «Мой брат, я вижу, что ты ищешь истину, и я говорю, что в тебе обитает дух Отца всякой истины. Пытался ли ты когда-нибудь чистосердечно поговорить с духом собственной души? Это действительно трудное занятие, редко дающее ощутимые результаты; однако каждая честная попытка общения материального разума с пребывающим в нём духом является в некоторой мере успешной, несмотря на то, что в течение долгого времени большая часть этого величественного человеческого опыта должна существовать в виде сверхсознательных впечатлений в душах таких знающих Бога смертных».

[133:4.11] To the runaway lad Jesus said: «Remember, there are two things you cannot run away from – God and yourself. Wherever you may go, you take with you yourself and the spirit of the heavenly Father which lives within your heart. My son, stop trying to deceive yourself; settle down to the courageous practice of facing the facts of life; lay firm hold on the assurances of sonship with God and the certainty of eternal life, as I have instructed you. From this day on purpose to be a real man, a man determined to face life bravely and intelligently.»
Мальчику-беглецу Иисус сказал: «Помни, есть две вещи, от которых ты не можешь убежать – Бог и ты сам. Куда бы ты ни отправился, ты несёшь вместе с собой себя самого и дух небесного Отца, который живёт в твоём сердце. Сын мой, перестань обманывать себя; возьми за правило мужественно смотреть жизни в лицо; исполнись прочной уверенности в своём Богосыновстве и в несомненности вечной жизни, как я учил тебя. Начиная с этого дня, стремись стать настоящим человеком – человеком, решившим смело и разумно смотреть жизни в глаза». 

[133:4.12] To the condemned criminal he said at the last hour: «My brother, you have fallen on evil times. You lost your way; you became entangled in the meshes of crime. From talking to you, I well know you did not plan to do the thing which is about to cost you your temporal life. But you did do this evil, and your fellows have adjudged you guilty; they have determined that you shall die. You or I may not deny the state this right of self-defense in the manner of its own choosing. There seems to be no way of humanly escaping the penalty of your wrongdoing. Your fellows must judge you by what you did, but there is a Judge to whom you may appeal for forgiveness, and who will judge you by your real motives and better intentions. You need not fear to meet the judgment of God if your repentance is genuine and your faith sincere. The fact that your error carries with it the death penalty imposed by man does not prejudice the chance of your soul to obtain justice and enjoy mercy before the heavenly courts.»
Осуждённому преступнику в его последний час он сказал: «Мой брат, для тебя настали недобрые времена. Ты сбился с пути, запутался в сетях преступления. Из разговора с тобой я ясно вижу, что ты не собирался делать то, за что вскоре тебе придётся заплатить своей бренной жизнью. Однако ты действительно совершил зло, и твои собратья признали тебя виновным; они постановили, что ты должен умереть. Ни ты, ни я не можем отрицать того, что государство обладает правом защищать себя так, как считает нужным. Как человек, ты не можешь избежать наказания за своё преступление. Твои собратья должны судить тебя за то, что ты сделал, но есть Судья, к которому ты сможешь обратиться за прощением и который будет судить тебя в соответствии с твоими реальными мотивами и лучшими намерениями. Тебе не следует бояться суда Бога, если твоё раскаяние является подлинным, а вера – искренней. Тот факт, что твой грех влечёт за собой смертное наказание, вынесенное человеком, не уменьшает возможности того, что твоя душа удостоится правосудия и милосердия в небесных судах».

[133:4.13] Jesus enjoyed many intimate talks with a large number of hungry souls, too many to find a place in this record. The three travelers enjoyed their sojourn in Corinth. Excepting Athens, which was more renowned as an educational center, Corinth was the most important city in Greece during these Roman times, and their two months’ stay in this thriving commercial center afforded opportunity for all three of them to gain much valuable experience. Their sojourn in this city was one of the most interesting of all their stops on the way back from Rome.
Иисус провёл много сокровенных бесед со многими жаждущими душами, слишком многими, чтобы отразить это в данном повествовании. Трое путешественников остались довольны своим пребыванием в Коринфе. Не считая Афин, которые были более известны как центр образования, Коринф являлся важнейшим городом Греции в эту римскую эпоху, и два месяца, проведённые в таком процветающем центре торговли, предоставили всем трём возможность обрести весьма полезный опыт. Пребывание в Коринфе было одной из наиболее интересных из всех их остановок на обратном пути из Рима.
[133:4.14] Gonod had many interests in Corinth, but finally his business was finished, and they prepared to sail for Athens. They traveled on a small boat which could be carried overland on a land track from one of Corinth’s harbors to the other, a distance of ten miles.
С Коринфом Гонода связывали многие коммерческие интересы, но наконец он закончил свои дела, и путешественники приготовились отплыть в Афины. Они сели на небольшое судно, которое можно было перетащить сушей по земляной колее из одного коринфского порта в другой на расстояние в десять миль.

5. AT ATHENS DISCOURSE ON SCIENCE 

5. В АФИНАХ – БЕСЕДА О НАУКЕ

[133:5.1] They shortly arrived at the olden center of Greek science and learning, and Ganid was thrilled with the thought of being in Athens, of being in Greece, the cultural center of the onetime Alexandrian empire, which had extended its borders even to his own land of India. There was little business to transact; so Gonod spent most of his time with Jesus and Ganid, visiting the many points of interest and listening to the interesting discussions of the lad and his versatile teacher.
Вскоре они прибыли в древний центр греческой науки и образования, и Ганид был в восторге от сознания того, что он находится в Афинах, в Греции – культурном центре бывшей империи Александра, простиравшейся до его, Ганида, родной Индии. У Гонода дел почти не было, поэтому большую часть своего времени он проводил вместе с Иисусом и Ганидом, посещая с ними многочисленные достопримечательности и слушая увлекательные беседы юноши со своим разносторонним учителем.
[133:5.2] A great university still thrived in Athens, and the trio made frequent visits to its halls of learning. Jesus and Ganid had thoroughly discussed the teachings of Plato when they attended the lectures in the museum at Alexandria. They all enjoyed the art of Greece, examples of which were still to be found here and there about the city.
В Афинах по-прежнему процветал прекрасный университет, и трое путешественников часто бывали в его учебных залах. Посещая лекции в музее Александрии, Иисус и Ганид подробно обсуждали учения Платона. Всем им нравилось искусство Греции, образцы которого всё ещё можно было встретить в различных местах города.
[133:5.3] Both the father and the son greatly enjoyed the discussion on science which Jesus had at their inn one evening with a Greek philosopher. After this pedant had talked for almost three hours, and when he had finished his discourse, Jesus, in terms of modern thought, said:
Как отец, так и сын получили огромное удовольствие от дискуссии о науке, которую в один из вечеров Иисус провёл в их гостинице с греческим философом. Этот доктринёр проговорил в течение почти трёх часов и когда он закончил свои рассуждения, Иисус – в изложении современным языком – сказал следующее:

[133:5.4] Scientists may some day measure the energy, or force manifestations, of gravitation, light, and electricity, but these same scientists can never (scientifically) tell you what these universe phenomena are. Science deals with physical-energy activities; religion deals with eternal values. True philosophy grows out of the wisdom which does its best to correlate these quantitative and qualitative observations. There always exists the danger that the purely physical scientist may become afflicted with mathematical pride and statistical egotism, not to mention spiritual blindness.
Возможно, что со временем учёные научатся измерять энергию – или силовые проявления – гравитации, света и электричества, но те же самые учёные никогда не смогут (в научном смысле) объяснить, чем являются эти вселенские феномены. Наука занимается физико-энергетическими проявлениями; религия – вечными ценностями. Истинная философия произрастает из мудрости, которая наилучшим образом соотносит эти количественные и качественные результаты наблюдений. Для учёного, стоящего на позициях чистой физики, существует постоянная опасность оказаться жертвой свойственной математике гордости и присущего статистике самомнения, не говоря уже о духовной слепоте.
[133:5.5] Logic is valid in the material world, and mathematics is reliable when limited in its application to physical things; but neither is to be regarded as wholly dependable or infallible when applied to life problems. Life embraces phenomena which are not wholly material. Arithmetic says that, if one man could shear a sheep in ten minutes, ten men could shear it in one minute. That is sound mathematics, but it is not true, for the ten men could not so do it; they would get in one another’s way so badly that the work would be greatly delayed.
Логика эффективна в материальном мире и математика достоверна при изучении физических явлений; однако ни та, ни другая не могут считаться всецело надёжными или непогрешимыми применительно к проблемам жизни. Жизнь включает феномены, которые не являются чисто материальными. Арифметика утверждает, что если один человек может постричь овцу за десять минут, то десять человек постригут её за минуту. Такое суждение убедительно в математике, но оно не соответствует истине, ибо десять человек не справились бы с такой задачей: они настолько мешали бы друг другу, что на эту работу ушло бы намного больше времени.
[133:5.6] Mathematics asserts that, if one person stands for a certain unit of intellectual and moral value, ten persons would stand for ten times this value. But in dealing with human personality it would be nearer the truth to say that such a personality association is a sum equal to the square of the number of personalities concerned in the equation rather than the simple arithmetical sum. A social group of human beings in co-ordinated working harmony stands for a force far greater than the simple sum of its parts.
Математика утверждает, что если один человек соответствует некоторой единице интеллектуальной и нравственной ценности, то десять человек соответствовали бы десятикратной ценности. Однако применительно к человеческой личности было бы правильнее сказать, что такая ассоциация личностей в своей сумме ближе к квадрату участвующих в уравнении личностей, чем к их простой арифметической сумме. Общественная группа, состоящая из согласованно действующих людей, соответствует силе, значительно превосходящей простую сумму сил её отдельных членов.
[133:5.7] Quantity may be identified as a fact, thus becoming a scientific uniformity. Quality, being a matter of mind interpretation, represents an estimate of values, and must, therefore, remain an experience of the individual. When both science and religion become less dogmatic and more tolerant of criticism, philosophy will then begin to achieve unity in the intelligent comprehension of the universe.
Количество может рассматриваться как факт, становясь, таким образом, научной однородностью. Качество, являясь результатом интерпретации разума, представляет собой оценку ценностей и поэтому с необходимостью должно оставаться опытом индивидуума. Когда и наука, и религия станут менее догматичными и более терпимыми к критике, тогда философия начнёт достигать единства в разумном постижении вселенной.
[133:5.8] There is unity in the cosmic universe if you could only discern its workings in actuality. The real universe is friendly to every child of the eternal God. The real problem is: How can the finite mind of man achieve a logical, true, and corresponding unity of thought? This universe-knowing state of mind can be had only by conceiving that the quantitative fact and the qualitative value have a common causation in the Paradise Father. Such a conception of reality yields a broader insight into the purposeful unity of universe phenomena; it even reveals a spiritual goal of progressive personality achievement. And this is a concept of unity which can sense the unchanging background of a living universe of continually changing impersonal relations and evolving personal relationships.
В космической вселенной есть единство, что было бы для вас очевидным, если бы вы могли различать его проявление в актуальности. Реальная вселенная дружественна каждому дитя вечного Бога. Настоящая проблема заключается в следующем: каким образом конечный разум человека может достигнуть логического, истинного и соответствующего единства мышления? Такое состояние разума, выражающееся в знании вселенной, достигается только через постижение того, что количественный факт и качественная ценность имеют общую причину в Райском Отце. Такое представление о реальности имеет следствием более глубокое постижение целенаправленного единства вселенских явлений и даже раскрывает духовную цель постепенных достижений личности. И такая концепция единства позволяет увидеть неизменную основу живой вселенной, на фоне которой постоянно изменяются безличностные связи и эволюционируют личностные взаимоотношения.
[133:5.9] Matter and spirit and the state intervening between them are three interrelated and interassociated levels of the true unity of the real universe. Regardless of how divergent the universe phenomena of fact and value may appear to be, they are, after all, unified in the Supreme.
Материя, дух и разделяющее их третье состояние представляют собой взаимозависимые и взаимосвязанные уровни истинного единства реальной вселенной. Сколь бы разными ни представлялись вселенские явления факта и ценности, в конечном счёте, они объединяются в Верховном.
[133:5.10] Reality of material existence attaches to unrecognized energy as well as to visible matter. When the energies of the universe are so slowed down that they acquire the requisite degree of motion, then, under favorable conditions, these same energies become mass. And forget not, the mind which can alone perceive the presence of apparent realities is itself also real. And the fundamental cause of this universe of energy-mass, mind, and spirit, is eternal – it exists and consists in the nature and reactions of the Universal Father and his absolute co-ordinates.
Реальность материального бытия связана как с невидимой энергией, так и с видимой материей. Когда энергии вселенной замедляются до такой степени, что обретают необходимую степень движения, тогда, при благоприятных условиях, те же самые энергии становятся массой. И не забывай о том, что разум – один только способный воспринимать присутствие видимых реальностей – сам по себе также реален. Основополагающая же причина этой вселенной энергии-массы, разума и духа вечна – она существует и заключается в сущности и реакциях Всеобщего Отца и его абсолютных согласованных партнёров. 

[133:5.11] They were all more than astounded at the words of Jesus, and when the Greek took leave of them, he said: «At last my eyes have beheld a Jew who thinks something besides racial superiority and talks something besides religion.» And they retired for the night.
Все они были потрясены до глубины души словами Иисуса, и, покидая их, грек сказал: «Наконец-то я увидел еврея, который думает не только о национальном превосходстве и говорит не только о религии». И они отправились на покой.
[133:5.12] The sojourn in Athens was pleasant and profitable, but it was not particularly fruitful in its human contacts. Too many of the Athenians of that day were either intellectually proud of their reputation of another day or mentally stupid and ignorant, being the offspring of the inferior slaves of those earlier periods when there was glory in Greece and wisdom in the minds of its people. Even then, there were still many keen minds to be found among the citizens of Athens.
Пребывание в Афинах было приятным и полезным, но не особенно плодотворным с точки зрения общения с людьми. Слишком многие афиняне того времени отличались либо интеллектуальной надменностью из-за репутации своих предшественников, либо были глупы и невежественны, являясь потомками отсталых рабов тех более ранних периодов, когда Греция славилась величием, а её народ – мудростью. Но даже тогда среди жителей Афин всё ещё можно было найти немало тех, кто обладал блестящим разумм.

6. AT EPHESUS – DISCOURSE ON THE SOUL 

6. В ЭФЕСЕ – БЕСЕДА О ДУШЕ

[133:6.1] On leaving Athens, the travelers went by way of Troas to Ephesus, the capital of the Roman province of Asia. They made many trips out to the famous temple of Artemis of the Ephesians, about two miles from the city. Artemis was the most famous goddess of all Asia Minor and a perpetuation of the still earlier mother goddess of ancient Anatolian times. The crude idol exhibited in the enormous temple dedicated to her worship was reputed to have fallen from heaven. Not all of Ganid’s early training to respect images as symbols of divinity had been eradicated, and he thought it best to purchase a little silver shrine in honor of this fertility goddess of Asia Minor. That night they talked at great length about the worship of things made with human hands.
Покинув Афины, путешественники отправились через Троас в Эфес – столицу римской провинции Азии. Они не раз посещали знаменитый храм Артемиды Ефесской, находившийся на расстоянии примерно двух миль от города. Артемида была самой знаменитой богиней во всей Малой Азии, увековечением ещё более ранней богини-матери древних анатолийских времён. По преданию, грубо выполненный идол, выставленный в исполинском храме, посвящённом поклонению Артемиде, упал с небес. Ганид, в то время ещё не полностью освободившийся от своего прежнего воспитания в духе уважения образов как символов божественности, решил, что ему обязательно следует купить маленькую серебряную раку в честь богини плодородия Малой Азии. В ту ночь они долго говорили о поклонении вещам, сделанными человеческими руками.
[133:6.2] On the third day of their stay they walked down by the river to observe the dredging of the harbor’s mouth. At noon they talked with a young Phoenician who was homesick and much discouraged; but most of all he was envious of a certain young man who had received promotion over his head. Jesus spoke comforting words to him and quoted the olden Hebrew proverb: «A man’s gift makes room for him and brings him before great men.»
На третий день они спустились вдоль течения реки, чтобы посмотреть, как вынимают грунт у входа в гавань. В полдень они разговорились с молодым финикийцем, который очень скучал по дому и пребывал в глубоком унынии; однако больше всего он завидовал одному молодому человеку, который получил повышение по службе через его голову. Иисус произнёс слова утешения и процитировал старую еврейскую пословицу: «Талант определяет место человека и приводит его к великим людям».
[133:6.3] Of all the large cities they visited on this tour of the Mediterranean, they here accomplished the least of value to the subsequent work of the Christian missionaries. Christianity secured its start in Ephesus largely through the efforts of Paul, who resided here more than two years, making tents for a living and conducting lectures on religion and philosophy each night in the main audience chamber of the school of Tyrannus.
Из всех крупных городов, которые они посетили за время этого путешествия по Средиземноморью, то, чего они достигли в Эфесе, оказалось наименее ценным для последующей работы христианских миссионеров. Христианство появилось здесь в основном благодаря усилиям Павла, который жил в этом городе свыше двух лет, изготавливая на продажу палатки и выступая каждый вечер с лекциями о религии и философии в главном зале школы Тиранна.
[133:6.4] There was a progressive thinker connected with this local school of philosophy, and Jesus had several profitable sessions with him. In the course of these talks Jesus had repeatedly used the word «soul.» This learned Greek finally asked him what he meant by «soul,» and he replied:
С этой местной школой философии был связан некий прогрессивный мыслитель, с которым Иисус провёл несколько плодотворных встреч. В ходе этих бесед Иисус неоднократно использовал слово «душа». Наконец, этот образованный грек спросил его, что он имеет в виду, говоря о «душе». Иисус ответил:

[133:6.5] «The soul is the self-reflective, truth-discerning, and spirit-perceiving part of man which forever elevates the human being above the level of the animal world. Self-consciousness, in and of itself, is not the soul. Moral self-consciousness is true human self-realization and constitutes the foundation of the human soul, and the soul is that part of man which represents the potential survival value of human experience. Moral choice and spiritual attainment, the ability to know God and the urge to be like him, are the characteristics of the soul. The soul of man cannot exist apart from moral thinking and spiritual activity. A stagnant soul is a dying soul. But the soul of man is distinct from the divine spirit which dwells within the mind. The divine spirit arrives simultaneously with the first moral activity of the human mind, and that is the occasion of the birth of the soul.
«Душа – это самосознающая, различающая истину и воспринимающая дух часть человека, которая навечно возвышает его над уровнем животного мира. Самоосознание, в себе и само по себе, не есть душа. Нравственное самосознание – это истинная самореализация человека, образующее основу для человеческой души, а душа – часть человека, представляющая ценность человеческого опыта, обладающую потенциалом посмертия. Характеристиками души являются нравственный выбор и духовное достижение, способность знать Бога и стремление стать подобным ему. Душа человека не может существовать отдельно от нравственного мышления и духовной активности. Инертная душа постепенно умирает. Однако душа человека отличается от божественного духа, находящегося в разуме. Божественный дух прибывает одновременно с первым нравственным действием человеческого разума, и именно в этот момент рождается душа.
[133:6.6] «The saving or losing of a soul has to do with whether or not the moral consciousness attains survival status through eternal alliance with its associated immortal spirit endowment. Salvation is the spiritualization of the self-realization of the moral consciousness, which thereby becomes possessed of survival value. All forms of soul conflict consist in the lack of harmony between the moral, or spiritual, self-consciousness and the purely intellectual self-consciousness.
Спасение души или её утрата зависит от того, достигло ли нравственное сознание необходимого для посмертия статуса через объединение со связанным с ним бессмертным духовным даром. Спасение представляет собой одухотворение самореализации нравственного сознания, обретающего тем самым необходимую для посмертия ценность. Все виды душевных конфликтов заключаются в отсутствии гармонии между самосознанием нравственным, или духовным, и чисто интеллектуальным самосознанием.
[133:6.7] «The human soul, when matured, ennobled, and spiritualized, approaches the heavenly status in that it comes near to being an entity intervening between the material and the spiritual, the material self and the divine spirit. The evolving soul of a human being is difficult of description and more difficult of demonstration because it is not discoverable by the methods of either material investigation or spiritual proving. Material science cannot demonstrate the existence of a soul, neither can pure spirit-testing. Notwithstanding the failure of both material science and spiritual standards to discover the existence of the human soul, every morally conscious mortal knows of the existence of his soul as a real and actual personal experience.»
Когда человеческая душа становится зрелой, облагороженной и одухотворённой, она приближается к небесному статусу; другими словами, она приближается к положению сущности, занимающей промежуточное положение между материальным и духовным – материальным „я» и божественным духом. Эволюционирующую душу человека трудно описать и ещё труднее показать, ибо её невозможно обнаружить ни с помощью материального исследования, ни с помощью духовных доказательств. Ни материальная наука, ни чисто духовная проба не могут продемонстрировать существование души. Однако, несмотря на неспособность как материальной науки, так и духовных методов обнаружить существование человеческой души, каждый нравственно мыслящий смертный знает о существовании своей души в реальном и подлинном личном опыте».

7. THE SOJOURN AT CYPRUS DISCOURSE ON MIND 

7. ПРЕБЫВАНИЕ НА КИПРЕ – БЕСЕДА О РАЗУМЕ

[133:7.1] Shortly the travelers set sail for Cyprus, stopping at Rhodes. They enjoyed the long water voyage and arrived at their island destination much rested in body and refreshed in spirit.
Вскоре путешественники отплыли на Кипр, сделав остановку на Родосе. Они насладились длительным путешествием по морю и прибыли на остров, к месту своего назначения, отдохнувшие телом и освежённые духом.
[133:7.2] It was their plan to enjoy a period of real rest and play on this visit to Cyprus as their tour of the Mediterranean was drawing to a close. They landed at Paphos and at once began the assembly of supplies for their sojourn of several weeks in the near-by mountains. On the third day after their arrival they started for the hills with their well-loaded pack animals.
Посещение Кипра планировалось как период настоящего отдыха и развлечений, ибо их путешествие по Средиземноморью подходило к концу. Они высадились в Пафосе и сразу же стали готовить припасы, необходимые им на несколько недель, которые они собирались провести в близлежащих горах. На третий день после прибытия они отправились в горы вместе с доверху нагруженными вьючными животными.
[133:7.3] For two weeks the trio greatly enjoyed themselves, and then, without warning, young Ganid was suddenly taken grievously ill. For two weeks he suffered from a raging fever, oftentimes becoming delirious; both Jesus and Gonod were kept busy attending the sick boy. Jesus skillfully and tenderly cared for the lad, and the father was amazed by both the gentleness and adeptness manifested in all his ministry to the afflicted youth. They were far from human habitations, and the boy was too ill to be moved; so they prepared as best they could to nurse him back to health right there in the mountains.
В течение двух недель все трое прекрасно проводили время, но затем молодой Ганид внезапно и тяжело заболел. Две недели его мучила лихорадка, из-за которой он часто начинал бредить. Как Иисус, так и Гонод всё своё время посвятили лечению больного мальчика. Иисус умело и заботливо ухаживал за Ганидом, и Гонод был изумлён его мягкостью и сноровкой, которые он проявил, помогая страдающему юноше. Они находились далеко от поселений, а мальчик был в таком состоянии, что его нельзя было перевозить; поэтому они как можно лучше приготовились к тому, чтобы выхаживать его здесь же, в горах.
[133:7.4] During Ganid’s convalescence of three weeks Jesus told him many interesting things about nature and her various moods. And what fun they had as they wandered over the mountains, the boy asking questions, Jesus answering them, and the father marveling at the whole performance.
Ганид поправлялся в течение трёх недель, и за это время Иисус рассказал ему много интересных вещей о природе и её переменчивом нраве. И с каким удовольствием они бродили по горам, когда юноша задавал вопросы, Иисус отвечал на них, а отец восхищался всем этим зрелищем.
[133:7.5] The last week of their sojourn in the mountains Jesus and Ganid had a long talk on the functions of the human mind. After several hours of discussion the lad asked this question: «But, Teacher, what do you mean when you say that man experiences a higher form of self-consciousness than do the higher animals?» And as restated in modern phraseology, Jesus answered:
В последнюю неделю своего пребывания в горах Иисус и Ганид долго говорили о функциях человеческого разума. После многочасового обсуждения этого вопроса Ганид спросил: «Однако, Учитель, что ты имеешь в виду, когда говоришь, что человек обладает более высокой формой самосознания, чем высшие животные?» В изложении на современном языке, Иисус ответил:

[133:7.6] My son, I have already told you much about the mind of man and the divine spirit that lives therein, but now let me emphasize that self-consciousness is a reality. When any animal becomes self-conscious, it becomes a primitive man. Such an attainment results from a co-ordination of function between impersonal energy and spirit-conceiving mind, and it is this phenomenon which warrants the bestowal of an absolute focal point for the human personality, the spirit of the Father in heaven.
Сын мой, я уже не раз рассказывал тебе о разуме человека и живущем в нём божественном духе, но сейчас позволь мне сделать акцент на том, что самосознание – это реальность. Обретая самосознание, животное становится примитивным человеком. Такое достижение является следствием согласования функций безличностной энергии и постигающего дух разума, и именно данный феномен делает возможным посвящение человеческой личности её абсолютной основы – духа небесного Отца.
[133:7.7] Ideas are not simply a record of sensations; ideas are sensations plus the reflective interpretations of the personal self; and the self is more than the sum of one’s sensations. There begins to be something of an approach to unity in an evolving selfhood, and that unity is derived from the indwelling presence of a part of absolute unity which spiritually activates such a self-conscious animal-origin mind.
Идеи – это не просто регистрация ощущений; идеи представляют собой ощущения плюс вдумчивые интерпретации личностного «я», которое больше совокупности опыта ощущений. В эволюционирующей индивидуальности появляются признаки приближения к единству, и такое единство имеет источником внутреннее присутствие фрагмента абсолютного единства, который духовно активирует самосознающий разум животного происхождения.
[133:7.8] No mere animal could possess a time self-consciousness. Animals possess a physiological co-ordination of associated sensation-recognition and memory thereof, but none experience a meaningful recognition of sensation or exhibit a purposeful association of these combined physical experiences such as is manifested in the conclusions of intelligent and reflective human interpretations. And this fact of self-conscious existence, associated with the reality of his subsequent spiritual experience, constitutes man a potential son of the universe and foreshadows his eventual attainment of the Supreme Unity of the universe.
Ни одно животное не обладает самосознанием во времени. Животные способны к физиологическому согласованию между ассоциированным восприятием-осознанием и памятью о нём, однако ни одно из животных не осмысливает свои ощущения и не обнаруживает того целенаправленного взаимодействия этих объединённых физических впечатлений, которое проявляется в выводах, возникающих из разумных и основанных на рефлексии человеческих толкований. И этот факт существования человеческого самосознания, в совокупности с реальностью его последующего духовного опыта, делает человека потенциальным сыном вселенной и предвосхищает окончательное достижение им Верховного Единства вселенной.
[133:7.9] Neither is the human self merely the sum of the successive states of consciousness. Without the effective functioning of a consciousness sorter and associater there would not exist sufficient unity to warrant the designation of a selfhood. Such an ununified mind could hardly attain conscious levels of human status. If the associations of consciousness were just an accident, the minds of all men would then exhibit the uncontrolled and random associations of certain phases of mental madness.
Не является человеческое «я» и всего лишь суммой последовательных состояний сознания. Без эффективного функционирования распределителя и объединителя сознания не было бы того достаточного единства, служащего основанием для определения индивидуальности. Такой необъединённый разум едва ли мог бы достигнуть присущего человеку уровня сознания. Если бы различные действия сознания являлись бы только случайностью, разум каждого человека обнаруживал бы неконтролируемые и произвольные ассоциации, характерные для некоторых фаз умопомешательства.
[133:7.10] A human mind, built up solely out of the consciousness of physical sensations, could never attain spiritual levels; this kind of material mind would be utterly lacking in a sense of moral values and would be without a guiding sense of spiritual dominance which is so essential to achieving harmonious personality unity in time, and which is inseparable from personality survival in eternity.
Человеческий разум, сформированный исключительно на осознании физических ощущений, никогда не мог бы достигнуть духовных уровней; такой тип материального разума был бы начисто лишён восприятия нравственных ценностей и направляющего ощущения духовного влияния, столь необходимого для достижения гармоничного единства личности во времени и неотъемлемого от посмертия личности в вечности.
[133:7.11] The human mind early begins to manifest qualities which are supermaterial; the truly reflective human intellect is not altogether bound by the limits of time. That individuals so differ in their life performances indicates, not only the varying endowments of heredity and the different influences of the environment, but also the degree of unification with the indwelling spirit of the Father which has been achieved by the self, the measure of the identification of the one with the other.
Уже на раннем этапе человеческий разум начинает проявлять качества, являющиеся сверхматериальными; способный к истинной рефлексии, человеческий интеллект не полностью ограничен пределами времени. То, что индивидуумы столь существенно отличаются друг от друга в отношении совершаемых в жизни поступков, свидетельствует не только о разных наследственных одарённостях и различных влияниях окружающей среды, но и о достигнутой субъектом степени объединения с внутренним духом Отца – мере отождествления одного с другим.
[133:7.12] The human mind does not well stand the conflict of double allegiance. It is a severe strain on the soul to undergo the experience of an effort to serve both good and evil. The supremely happy and efficiently unified mind is the one wholly dedicated to the doing of the will of the Father in heaven. Unresolved conflicts destroy unity and may terminate in mind disruption. But the survival character of a soul is not fostered by attempting to secure peace of mind at any price, by the surrender of noble aspirations, and by the compromise of spiritual ideals; rather is such peace attained by the stalwart assertion of the triumph of that which is true, and this victory is achieved in the overcoming of evil with the potent force of good.
Человеческому разуму трудно служить двум господам. Пытаясь служить и добру, и злу, душа испытывает огромное напряжение. В высшей степени счастливым и рационально объединённым является разум, целиком посвящённый исполнению воли небесного Отца. Неразрешённые конфликты уничтожают единство и могут привести к разрушению разума. Однако попытки добиться спокойствия разума любой ценой, за счёт отказа от благородных устремлений и ослабления духовных идеалов, не способствуют необходимым для спасения качествам души; такое спокойствие, скорее, обретается за счёт доблестного утверждения триумфа того, что является истинным, а такая победа достигается преодолением зла с помощью могущественной силы добра.

[133:7.13] The next day they departed for Salamis, where they embarked for Antioch on the Syrian coast.
На следующий день они отбыли в Саламин, где сели на корабль, отправлявшийся в Антиохию, к берегам Сирии.

8. AT ANTIOCH 

8. В АНТИОХИИ

[133:8.1] Antioch was the capital of the Roman province of Syria, and here the imperial governor had his residence. Antioch had half a million inhabitants; it was the third city of the empire in size and the first in wickedness and flagrant immorality. Gonod had considerable business to transact; so Jesus and Ganid were much by themselves. They visited everything about this polyglot city except the grove of Daphne. Gonod and Ganid visited this notorious shrine of shame, but Jesus declined to accompany them. Such scenes were not so shocking to Indians, but they were repellent to an idealistic Hebrew.
Антиохия была столицей римской провинции Сирия и здесь находилась резиденция римского правителя. Население Антиохии составляло полмиллиона человек; этот город был третьим в империи по величине и первым по нечестивости и ужасающей безнравственности. У Гонода здесь было много дел, поэтому Иисус и Ганид в основном были предоставлены самим себе. Они осмотрели все достопримечательности этого многоязыкого города, кроме рощи Дафны. Гонод и Ганид посетили эту пресловутую постыдную святыню, но Иисус отказался сопровождать их. Происходящее там не было столь шокирующим для индийцев, однако внушало отвращение идеалистичному еврею.
[133:8.2] Jesus became sober and reflective as he drew nearer Palestine and the end of their journey. He visited with few people in Antioch; he seldom went about in the city. After much questioning as to why his teacher manifested so little interest in Antioch, Ganid finally induced Jesus to say: «This city is not far from Palestine; maybe I shall come back here sometime.»
В конце путешествия, с приближением Палестины Иисус становился всё серьёзнее и задумчивее. В Антиохии он посетил всего лишь нескольких человек и редко выходил в город. Наконец, после многочисленных вопросов о том, почему он проявляет так мало интереса к Антиохии, Ганид добился от Иисуса ответа: «Этот город находится недалеко от Палестины; быть может когда-нибудь я вернусь сюда».
[133:8.3] Ganid had a very interesting experience in Antioch. This young man had proved himself an apt pupil and already had begun to make practical use of some of Jesus’ teachings. There was a certain Indian connected with his father’s business in Antioch who had become so unpleasant and disgruntled that his dismissal had been considered. When Ganid heard this, he betook himself to his father’s place of business and held a long conference with his fellow countryman. This man felt he had been put at the wrong job. Ganid told him about the Father in heaven and in many ways expanded his views of religion. But of all that Ganid said, the quotation of a Hebrew proverb did the most good, and that word of wisdom was: «Whatsoever your hand finds to do, do that with all your might.»
В Антиохии Ганид приобрёл весьма интересный опыт. Этот юноша оказался способным учеником и уже начал использовать на практике некоторые из учений Иисуса. Некий индиец, причастный к торговым делам его отца в Антиохии, стал настолько неприятным и злым человеком, что встал вопрос о его увольнении. Услышав об этом, Ганид отправился туда, где вёл свои дела его отец и долго беседовал со своим земляком. Этот человек считал, что оказался не на своём месте. Ганид рассказал ему о небесном Отце и всесторонне изложил свои взгляды на религию. Однако из всего, что сказал Ганид, наибольшую пользу принесла еврейская пословица, и эта мудрость гласила: «Что бы ты ни делал, делай как можно лучше».
[133:8.4] After preparing their luggage for the camel caravan, they passed on down to Sidon and thence over to Damascus, and after three days they made ready for the long trek across the desert sands.
Собрав свой багаж для отправки с караваном, они направились в Сидон, а оттуда – в Дамаск, и через три дня подготовились к длительному переходу через пески пустыни.

9. IN MESOPOTAMIA 

9. В МЕСОПОТАМИИ

[133:9.1] The caravan trip across the desert was not a new experience for these much-traveled men. After Ganid had watched his teacher help with the loading of their twenty camels and observed him volunteer to drive their own animal, he exclaimed, «Teacher, is there anything that you cannot do?» Jesus only smiled, saying, «The teacher surely is not without honor in the eyes of a diligent pupil.» And so they set forth for the ancient city of Ur.
Переход с караваном через пустыню не был чем-то новым для этих опытных путешественников. Посмотрев, как его учитель помогает нагружать их двадцать верблюдов и увидев, что он вызвался вести их собственное животное, Ганид воскликнул: «Учитель, есть ли что-нибудь, чего ты не умеешь делать?» Иисус только улыбнулся, сказав: «Учитель определённо пользуется уважением со стороны прилежного ученика». Итак, они направились в древний город Ур.
[133:9.2] Jesus was much interested in the early history of Ur, the birthplace of Abraham, and he was equally fascinated with the ruins and traditions of Susa, so much so that Gonod and Ganid extended their stay in these parts three weeks in order to afford Jesus more time to conduct his investigations and also to provide the better opportunity to persuade him to go back to India with them.
Иисуса очень интересовала ранняя история Ура, родины Авраама, и он был не менее очарован руинами и преданиями Суз. Его увлечённость была столь сильной, что Гонод и Ганид продлили своё пребывание в этих местах на три недели, чтобы дать Иисусу больше времени для проведения своих исследований; кроме того, им предоставилась прекрасная возможность попытаться уговорить его поехать в Индию вместе с ними.
[133:9.3] It was at Ur that Ganid had a long talk with Jesus regarding the difference between knowledge, wisdom, and truth. And he was greatly charmed with the saying of the Hebrew wise man: «Wisdom is the principal thing; therefore get wisdom. With all your quest for knowledge, get understanding. Exalt wisdom and she will promote you. She will bring you to honor if you will but embrace her.»
Именно в Уре Ганид и Иисус долго говорили о различиях между знанием, мудростью и истиной и Ганида совершенно пленили процитированные Иисусом слова иудейского мудреца: «Главное – мудрость; поэтому приобретай мудрость. Всем своим стремлением к знаниям приобретай понимание. Возвышай мудрость, и она продвинет тебя. Она принесёт тебе честь, если только ты изберёшь её».

[133:9.4] At last the day came for the separation. They were all brave, especially the lad, but it was a trying ordeal. They were tearful of eye but courageous of heart. In bidding his teacher farewell, Ganid said: «Farewell, Teacher, but not forever. When I come again to Damascus, I will look for you. I love you, for I think the Father in heaven must be something like you; at least I know you are much like what you have told me about him. I will remember your teaching, but most of all, I will never forget you.» Said the father, «Farewell to a great teacher, one who has made us better and helped us to know God.» And Jesus replied, «Peace be upon you, and may the blessing of the Father in heaven ever abide with you.» And Jesus stood on the shore and watched as the small boat carried them out to their anchored ship. Thus the Master left his friends from India at Charax, never to see them again in this world; nor were they, in this world, ever to know that the man who later appeared as Jesus of Nazareth was this same friend they had just taken leave of – Joshua their teacher.
Наконец, настал день прощания. Все они держались мужественно, особенно юноша, однако это было тяжким испытанием. Глаза их были полны слез, но сердца были исполнены отваги. Прощаясь со своим учителем, Ганид сказал: «Прощай, Учитель, но не навсегда. Когда я снова буду в Дамаске, я обязательно тебя найду. Я люблю тебя, ибо я думаю, что небесный Отец должен походить на тебя; во всяком случае, я знаю – ты очень похож на того Отца, о котором ты поведал мне. Я буду помнить твои учения, но прежде всего, я буду помнить тебя». Его отец сказал: «Я прощаюсь с великим учителем, который сделал нас лучше и помог нам узнать Бога». В ответ Иисус произнёс: «Мир с вами, и да пребудет в вас вовеки благословение небесного Отца». Стоя на берегу, Иисус смотрел, как небольшая лодка отвозит их к стоящему на якоре кораблю. Так Учитель расстался со своими друзьями в Хараксе, чтобы уже никогда не увидеть их в этом мире. Так и им – в этом мире – не было суждено узнать о том, что человек, известный впоследствии как Иисус Назарянин, был тем же самым другом, с которым они только что расстались – их учителем Иешуа.
[133:9.5] In India, Ganid grew up to become an influential man, a worthy successor of his eminent father, and he spread abroad many of the noble truths which he had learned from Jesus, his beloved teacher. Later on in life, when Ganid heard of the strange teacher in Palestine who terminated his career on a cross, though he recognized the similarity between the gospel of this Son of Man and the teachings of his Jewish tutor, it never occurred to him that these two were actually the same person.
В Индии Ганид со временем стал влиятельным человеком, достойным преемником своего видного отца и распространил многие благородные истины, усвоенные им от Иисуса, своего любимого учителя. Впоследствии до Ганида доходили слухи о странном палестинском проповеднике, закончившем свою жизнь на кресте. Однако хотя он и заметил сходство между евангелием Сына Человеческого и учениями своего еврейского репетитора, он никогда не догадывался о том, что в действительности эти двое людей были одним и тем же человеком.

[133:9.6] Thus ended that chapter in the life of the Son of Man which might be termed: The mission of Joshua the teacher.
Так завершилась глава в жизни Сына Человеческого, которую можно было бы назвать Миссия учителя Иешуа.

Оставить комментарий

Войти с помощью: