119 Посвящения Христа Майкиэля

(The Bestowals of Christ Michael)

[119:0.1] Chief of the Evening Stars of Nebadon, I am assigned to Urantia by Gabriel on the mission of revealing the story of the seven bestowals of the Universe Sovereign, Michael of Nebadon, and my name is Gavalia. In making this presentation, I will adhere strictly to the limitations imposed by my commission.
ЯВЛЯЯСЬ главой Вечерних Звезд Небадона, я послан на Урантию Гавриилом с поручением раскрыть историю семи посвящений Властелина Вселенной – Майкиэля Небадонского, и моё имя – Гавалия. В данном изложении я буду действовать строго в рамках своих полномочий.

[119:0.2] The attribute of bestowal is inherent in the Paradise Sons of the Universal Father. In their desire to come close to the life experiences of their subordinate living creatures, the various orders of the Paradise Sons are reflecting the divine nature of their Paradise parents. The Eternal Son of the Paradise Trinity led the way in this practice, having seven times bestowed himself upon the seven circuits of Havona during the times of the ascension of Grandfanda and the first of the pilgrims from time and space. And the Eternal Son continues to bestow himself upon the local universes of space in the persons of his representatives, the Michael and Avonal Sons.
Совершение посвящений неотъемлемо присуще Райским Сынам Всеобщего Отца. В своем стремлении приблизиться к жизненному опыту подчиненных им живых созданий различные категории Райских Сынов отражают божественную сущность своих Райских родителей. Начало такой практике положил Вечный Сын Райской Троицы, семикратно посвятивший себя семи кольцам Хавоны в эпоху восхождения Грандфанды и первых паломников, прибывших из времени и пространства. И Вечный Сын продолжает посвящать себя локальным вселенным пространства в личностях своих представителей – Сынов-Майкиэлей и Сынов-Авоналов.

[119:0.3] When the Eternal Son bestows a Creator Son upon a projected local universe, that Creator Son assumes full responsibility for the completion, control, and composure of that new universe, including the solemn oath to the eternal Trinity not to assume full sovereignty of the new creation until his seven creature bestowals shall have been successfully completed and certified by the Ancients of Days of the superuniverse of jurisdiction. This obligation is assumed by every Michael Son who volunteers to go out from Paradise to engage in universe organization and creation.
Когда Вечный Сын посвящает Сына-Создателя планируемой локальной вселенной, такой Сын-Создатель принимает на себя всю ответственность за довершение, управление и устойчивость новой вселенной, – в частности, он дает вечной Троице торжественную клятву не обретать полновластия в новом творении вплоть до успешного завершения им семи посвящений в облике созданий и утверждения их от Века Древними соответствующей сверхвселенной. Такое обязательство принимается каждым Сыном-Майкиэлем, добровольно покидающим Рай для формирования и создания вселенной.
[119:0.4] The purpose of these creature incarnations is to enable such Creators to become wise, sympathetic, just, and understanding sovereigns. These divine Sons are innately just, but they become understandingly merciful as a result of these successive bestowal experiences; they are naturally merciful, but these experiences make them merciful in new and additional ways. These bestowals are the last steps in their education and training for the sublime tasks of ruling the local universes in divine righteousness and by just judgment.
Цель воплощений в облике созданий заключается в том, чтобы дать Создателям возможность стать мудрыми, благожелательными, справедливыми и чуткими властелинами. Божественные Сыны обладают врожденной справедливостью, однако опыт сменяющих друг друга посвящений придает им милосердную отзывчивость; они милосердны по своей природе, однако подобный опыт позволяет им стать милосердными в новых, дополнительных аспектах. Такие посвящения являются для них последними этапами образования и подготовки для исполнения возвышенных задач управления локальными вселенными с божественной праведностью и с опорой на справедливые решения.
[119:0.5] Though numerous incidental benefits accrue to the various worlds, systems, and constellations, as well as to the different orders of universe intelligences affected and benefited by these bestowals, still they are primarily designed to complete the personal training and universe education of a Creator Son himself. These bestowals are not essential to the wise, just, and efficient management of a local universe, but they are absolutely necessary to a fair, merciful, and understanding administration of such a creation, teeming with its varied forms of life and its myriads of intelligent but imperfect creatures.
Хотя на долю многих миров, систем и созвездий, равно как и различных категорий вселенских разумных существ, затрагиваемых посвящениями и испытывающих на себе их благотворное воздействие и выпадают многочисленные косвенные преимущества, тем не менее, первоочередной их задачей является завершение личной подготовки и вселенского образования самого Сына-Создателя. Такие посвящения не столь существенны для мудрого, беспристрастного и эффективного управления локальной вселенной, однако они совершенно необходимы для справедливого, милосердного и отзывчивого руководства таким творением, изобилующим различными формами жизни и мириадами разумных, но несовершенных созданий.
[119:0.6] The Michael Sons begin their work of universe organization with a full and just sympathy for the various orders of beings whom they have created. They have vast stores of mercy for all these differing creatures, even pity for those who err and flounder in the selfish mire of their own production. But such endowments of justice and righteousness will not suffice in the estimate of the Ancients of Days. These triune rulers of the superuniverses will never certify a Creator Son as Universe Sovereign until he has really acquired the viewpoint of his own creatures by actual experience in the environment of their existence and as these very creatures themselves. In this way such Sons become intelligent and understanding rulers; they come to know the various groups over which they rule and exercise universe authority. By living experience they possess themselves of practical mercy, fair judgment, and the patience born of experiential creature existence.
Сыны-Майкиэли начинают свою деятельность по организации вселенной с чувством исчерпывающей и справедливой доброжелательности к различным категориям созданных ими существ. Они преисполнены милосердия ко всем разнообразным созданиям а даже жалости к тем, кто сбился с пути, погрязнув в трясине собственного эгоизма. Однако врожденная справедливость и праведность недостаточны с точки зрения От Века Древних. Эти триединые правители сверхвселенных никогда не утвердят Сына-Создателя в качестве Властелина Вселенной, пока он в реальности не познает взглядов своих собственных созданий благодаря фактическому опыту, полученному в среде их существования в облике самих созданий. Так эти Сыны становятся разумными и чуткими правителями; они познают различные группы, которыми правят и на которые распространяется их вселенская власть. Благодаря живому опыту, они овладевают практическим милосердием, способностью к справедливым суждениям и терпением, которые рождаются в эмпирическом существовании в качестве созданий.

[119:0.7] The local universe of Nebadon is now ruled by a Creator Son who has completed his service of bestowal; he reigns in just and merciful supremacy over all the vast realms of his evolving and perfecting universe. Michael of Nebadon is the 611,121st bestowal of the Eternal Son upon the universes of time and space, and he began the organization of your local universe about four hundred billion years ago. Michael made ready for his first bestowal adventure about the time Urantia was taking on its present form, one billion years ago. His bestowals have occurred about one hundred and fifty million years apart, the last taking place on Urantia nineteen hundred years ago. I will now proceed to unfold the nature and character of these bestowals as fully as my commission permits.
В настоящее время локальная вселенная Небадон управляется Сыном-Создателем, завершившим свой путь посвящений; милосердно и справедливо верховенство этого властелина в обширных владениях своей эволюционирующей и совершенствующейся вселенной. Майкиэль Небадонский является 611.121-м посвящением Вечного Сына пространственно-временным вселенным, и он приступил к созданию вашей локальной вселенной около четырехсот миллиардов лет назад. Майкиэль был готов к первому неизведанному посвящению примерно в то время, когда Урантия стала обретать свою современную форму, то есть около миллиарда лет назад. Его посвящения осуществлялись с интервалом примерно в сто пятьдесят миллионов лет, и последнее из них произошло на Урантии девятнадцать столетий назад. Теперь я приступаю к изложению сущности и характера этих посвящений в той мере, в какой позволяют мои полномочия.
1. THE FIRST BESTOWAL

1. ПЕРВОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

[119:1.1] It was a solemn occasion on Salvington almost one billion years ago when the assembled directors and chiefs of the universe of Nebadon heard Michael announce that his elder brother, Immanuel, would presently assume authority in Nebadon while he (Michael) would be absent on an unexplained mission. No other announcement was made about this transaction except that the farewell broadcast to the Constellation Fathers, among other instructions, said: “And for this period I place you under the care and keeping of Immanuel while I go to do the bidding of my Paradise Father.”
Почти миллиард лет назад на Салвингтоне произошло торжественное событие, когда собравшиеся здесь руководители и главы вселенной Небадон услышали объявление Майкиэля о том, что вскоре власть в Небадоне перейдет к его старшему брату Эммануилу на то время, пока он, Майкиэль, будет отсутствовать, выполняя нераскрытую миссию. Это было единственным сообщением в отношении происходящего, если не считать переданного по системе трансляций прощального обращения к Отцам Созвездий, в котором, среди прочих наказов, говорилось: «И на этот срок я оставляю вас на попечении Эммануила, пока я буду отсутствовать, выполняя веление моего Райского Отца».
[119:1.2] After sending this farewell broadcast, Michael appeared on the dispatching field of Salvington, just as on many previous occasions when preparing for departure to Uversa or Paradise except that he came alone. He concluded his statement of departure with these words: “I leave you but for a short season. Many of you, I know, would go with me, but whither I go you cannot come. That which I am about to do, you cannot do. I go to do the will of the Paradise Deities, and when I have finished my mission and have acquired this experience, I will return to my place among you.” And having thus spoken, Michael of Nebadon vanished from the sight of all those assembled and did not reappear for twenty years of standard time. In all Salvington, only the Divine Minister and Immanuel knew what was taking place, and the Union of Days shared his secret only with the chief executive of the universe, Gabriel, the Bright and Morning Star.
Отправив свое прощальное послание, Майкиэль появился на стартовом поле Салвингтона, как это было уже не раз, когда он готовился отбыть на Уверсу или в Рай, но на сей раз он появился в одиночестве. Свое прощальное обращение он завершил такими словами: «Я покидаю вас ненадолго. Я знаю, что многие из вас хотели бы сопровождать меня, однако вы не можете отправиться туда, куда держу путь я. То, что я собираюсь сделать, вы сделать не сможете. Мне предстоит исполнить волю Райских Божеств, и когда я завершу свою миссию и обрету этот опыт, я вновь займу свое место среди вас». Произнеся эти слова, Майкиэль Небадонский исчез из поля зрения собравшихся и появился лишь через двадцать лет стандартного времени. Во всём Салвингтоне только Божественная Попечительница и Эммануил знали о происходящем, а От Века Единый поделился своей тайной только с главным администратором вселенной – Гавриилом, Яркой и Утренней Звездой.
[119:1.3] All the inhabitants of Salvington and those dwelling on the constellation and system headquarters worlds assembled about their respective receiving stations for universe intelligence, hoping to get some word of the mission and whereabouts of the Creator Son. Not until the third day after Michael’s departure was any message of possible significance received. On this day a communication was registered on Salvington from the Melchizedek sphere, the headquarters of that order in Nebadon, which simply recorded this extraordinary and never-before-heard-of transaction: “At noon today there appeared on the receiving field of this world a strange Melchizedek Son, not of our number but wholly like our order. He was accompanied by a solitary omniaphim who bore credentials from Uversa and presented orders addressed to our chief, derived from the Ancients of Days and concurred in by Immanuel of Salvington, directing that this new Melchizedek Son be received into our order and assigned to the emergency service of the Melchizedeks of Nebadon. And it has been so ordered; it has been done.”
Все обитатели Салвингтона, а также жители столичных миров созвездий и систем собрались у своих приемных станций вселенской связи, надеясь узнать что-нибудь о миссии и местонахождении Сына-Создателя. Только на третий день после отбытия Майкиэля появилось сообщение, которое могло внести какую-то ясность. В этот день на Салвингтоне было принято сообщение, переданное со сферы Мелхиседеков – центрального мира этой категории в Небадоне, которое просто констатировало необычайное и неслыханное событие: «Сегодня в полдень на приемном поле данного мира появился необычный Сын-Мелхиседек – не из нашего числа, но полностью подобный нашей категории. Он прибыл в сопровождении одной только омниафимы, имевшей при себе мандат Уверсы с распоряжением От Века Древних, направленном на имя нашего главы с согласия Эммануила Салвингтонского и предписывающим принять этого нового Мелхиседека в нашу категорию и прикрепить его к чрезвычайной службе Мелхиседеков Небадона. Так было предписано; и так было сделано».
[119:1.4] And this is about all that appears on the records of Salvington regarding the first Michael bestowal. Nothing more appears until after one hundred years of Urantia time, when there was recorded the fact of Michael’s return and unannounced resumption of the direction of universe affairs. But a strange record is to be found on the Melchizedek world, a recital of the service of this unique Melchizedek Son of the emergency corps of that age. This record is preserved in a simple temple which now occupies the foreground of the home of the Father Melchizedek, and it comprises the narration of the service of this transitory Melchizedek Son in connection with his assignment to twenty-four missions of universe emergency. And this record, which I have so recently reviewed, ends thus:
И это практически всё, что можно найти в архивах Салвингтона относительно первого посвящения Майкиэля. Новая информация появилась только через сто лет урантийского времени, когда был зарегистрирован факт возвращения Майкиэля и рутинного возобновления им функций руководителя вселенной. Однако в мире Мелхиседеков можно увидеть необычный документ – рассказ о служении этого уникального Сына-Мелхиседека, члена чрезвычайного корпуса той эпохи. Это свидетельство хранится в скромном храме, который в настоящее время стоит перед домом Отца-Мелхиседека и представляет собой рассказ о служении этого временного Сына-Мелхиседека в связи с выполнением им двадцати четырех чрезвычайных вселенских миссий. Лишь недавно заново перечитанное мною, это повествование завершается следующими словами:
[119:1.5] “And at noon on this day, without previous announcement and witnessed by only three of our brotherhood, this visiting Son of our order disappeared from our world as he came, accompanied only by a solitary omniaphim; and this record is now closed with the certification that this visitor lived as a Melchizedek, in the likeness of a Melchizedek he worked as a Melchizedek, and he faithfully performed all of his assignments as an emergency Son of our order. By universal consent he has become chief of Melchizedeks, having earned our love and adoration by his matchless wisdom, supreme love, and superb devotion to duty. He loved us, understood us, and served with us, and forever we are his loyal and devoted fellow Melchizedeks, for this stranger on our world has now eternally become a universe minister of Melchizedek nature.”
«И в этот день, в полдень, без предварительного объявления и в присутствии лишь трех членов нашего братства, этот временный Сын нашей категории исчез из нашего мира так же, как и появился, в сопровождении одной лишь омниафимы; завершая это свидетельство, мы подтверждаем, что этот посетитель жил как Мелхиседек в облике Мелхиседека; он трудился как Мелхиседек, преданно исполняя все свои задания в качестве чрезвычайного Сына нашей категории. С общего согласия он стал главой Мелхиседеков, заслужив нашу любовь и поклонение своей несравненной мудростью, возвышенной любовью и высшей преданностью своему делу. Он любил нас, понимал нас и служил вместе с нами, и мы навсегда останемся его верными и преданными товарищами-Мелхиседеками, ибо тот, кто пришел в наш мир как незнакомец, навеки стал вселенским попечителем, несущим в себе сущность Мелхиседека».
[119:1.6] And that is all I am permitted to tell you of the first bestowal of Michael. We, of course, fully understand that this strange Melchizedek who so mysteriously served with the Melchizedeks a billion years ago was none other than the incarnated Michael on the mission of his first bestowal. The records do not specifically state that this unique and efficient Melchizedek was Michael, but it is universally believed that he was. Probably the actual statement of that fact cannot be found outside of the records of Sonarington, and the records of that secret world are not open to us. Only on this sacred world of the divine Sons are the mysteries of incarnation and bestowal fully known. We all know of the facts of the Michael bestowals, but we do not understand how they are effected. We do not know how the ruler of a universe, the creator of the Melchizedeks, can so suddenly and mysteriously become one of their number and, as one of them, live among them and work as a Melchizedek Son for one hundred years. But it so happened.
Это всё, что мне дозволено рассказать вам о первом посвящении Майкиэля. Конечно, мы хорошо понимаем, что этот удивительный Мелхиседек, столь таинственно служивший вместе с Мелхиседеками миллиард лет назад, был не кто иной, как воплощенный Майкиэль, выполнявший свое первое посвящение. В архивах нет определенных свидетельств того, что этот уникальный и деятельный Мелхиседек был Майкиэлем, но все верят, что это был именно он. Возможно, что подлинное изложение этого факта можно найти только в архивах Сонарингтона, но архивы этого тайного мира закрыты для нас. Только в этом священном мире божественных Сынов до конца известны тайны инкарнаций и посвящений. Все мы знаем факты, связанные с посвящениями Майкиэля, но мы не понимаем, каким образом они осуществлялись. Мы не знаем, как именно правитель вселенной, создатель Мелхиседеков, способен столь внезапным и таинственным образом стать одним из них и в качестве такового жить среди них и трудиться как Сын-Мелхиседек в течение ста лет. Но это было именно так.
2. THE SECOND BESTOWAL

2. ВТОРОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

[119:2.1] For almost one hundred and fifty million years after the Melchizedek bestowal of Michael, all went well in the universe of Nebadon, when trouble began to brew in system 11 of constellation 37. This trouble involved a misunderstanding by a Lanonandek Son, a System Sovereign, which had been adjudicated by the Constellation Fathers and approved by the Faithful of Days, the Paradise counselor to that constellation, but the protesting System Sovereign was not fully reconciled to the verdict. After more than one hundred years of dissatisfaction he led his associates in one of the most widespread and disastrous rebellions against the sovereignty of the Creator Son ever instigated in the universe of Nebadon, a rebellion long since adjudicated and ended by the action of the Ancients of Days on Uversa.
На протяжении почти ста пятидесяти миллионов лет со времени посвящения Майкиэля в облике Мелхиседека всё обстояло благополучно во вселенной Небадон, но вот в 11-й системе 37-го созвездия стала складываться тревожная ситуация. Осложнения были вызваны заблуждением Сына-Ланонандека, Властелина Системы, в отношении которого Отцы Созвездия вынесли вердикт, утвержденный Райским советником – От Века Верным, однако протестующий Властелин Системы не совсем смирился с таким решением. После более чем столетнего недовольства он поднял своих сподвижников на одно из самых широкомасштабных и разрушительных восстаний против полновластия Сына-Создателя, которые когда-либо вспыхивали во вселенной Небадон, – восстание, давно уже рассмотренное в судах и прекращенное действием От Века Древних Уверсы.
[119:2.2] This rebel System Sovereign, Lutentia, reigned supreme on his headquarters planet for more than twenty years of standard Nebadon time; whereupon, the Most Highs, with approval from Uversa, ordered his segregation and requisitioned the Salvington rulers for the designation of a new System Sovereign to assume direction of that strife-torn and confused system of inhabited worlds.
В течение более двадцати лет стандартного времени Небадона этот мятежный Властелин Системы, Лутентия, господствовал на своей столичной планете, после чего Всевышние, с одобрения Уверсы, распорядились о его изоляции и обратились к правителям Салвингтона с прошением направить нового Властелина Системы, который взял бы на себя управление этой раздираемой противоречиями, зашедшей в тупик системой обитаемых миров.

[119:2.3] Simultaneously with the reception of this request on Salvington, Michael initiated the second of those extraordinary proclamations of intention to be absent from the universe headquarters for the purpose of “doing the bidding of my Paradise Father,” promising to “return in due season” and concentrating all authority in the hands of his Paradise brother, Immanuel, the Union of Days.
Одновременно с получением на Салвингтоне этого прошения, Майкиэль обратился со вторым из своих удивительных заявлений, в котором выразил намерение покинуть столицу вселенной, чтобы «выполнить наказ моего Райского Отца», пообещав «вернуться в должное время», сосредоточив всю власть в руках своего Райского брата Эммануила – От Века Единого.
[119:2.4] And then, by the same technique observed at the time of his departure in connection with the Melchizedek bestowal, Michael again took leave of his headquarters sphere. Three days after this unexplained leave-taking there appeared among the reserve corps of the primary Lanonandek Sons of Nebadon, a new and unknown member. This new Son appeared at noon, unannounced and accompanied by a lone tertiaphim who bore credentials from the Uversa Ancients of Days, certified by Immanuel of Salvington, directing that this new Son be assigned to system 11 of constellation 37 as the successor of the deposed Lutentia and with full authority as acting System Sovereign pending the appointment of a new sovereign.
И затем, используя тот же метод, что и при отбытии для посвящения в облике Мелхиседека, Майкиэль вновь попрощался со своей столичной сферой. Спустя три дня после этого необъясненного прощания, в резервном корпусе первичных Сынов-Ланонандеков Небадона появился новый и неизвестный Сын. Этот новый Сын явился в полдень, без объявления, в сопровождении одной только тертиафимы, представившей мандат От Века Древних Уверсы, подтверждённый Эммануилом Салвингтонским и предписывавший назначить этого нового Сына в 11-ю систему 37-го созвездия в качестве преемника смещенного Лутентии, а также наделявший его всеми полномочиями, необходимыми для исполнения обязанностей Властелина Системы вплоть до назначения нового властелина.

[119:2.5] For more than seventeen years of universe time this strange and unknown temporary ruler administered the affairs and wisely adjudicated the difficulties of this confused and demoralized local system. No System Sovereign was ever more ardently loved or more widespreadly honored and respected. In justice and mercy this new ruler set the turbulent system in order while he painstakingly ministered to all his subjects, even offering his rebellious predecessor the privilege of sharing the system throne of authority if he would only apologize to Immanuel for his indiscretions. But Lutentia spurned these overtures of mercy, well knowing that this new and strange System Sovereign was none other than Michael, the very universe ruler whom he had so recently defied. But millions of his misguided and deluded followers accepted the forgiveness of this new ruler, known in that age as the Savior Sovereign of the system of Palonia.
В течение более чем семнадцати лет по вселенскому времяисчислению этот удивительный и неизвестный временный правитель вел дела и мудро разрешал трудности, с которыми столкнулась зашедшая в тупик и деморализованная система. Ни один Властелин Системы не пользовался такой же горячей любовью или таким же широким почтением и уважением. Справедливо и милосердно новый правитель наводил порядок в этой неспокойной системе и одновременно терпеливо помогал всем своим подопечным; он даже оказал честь своему мятежному предшественнику, предложив ему совместное правление в случае, если тот принесет извинения Эммануилу за свое неблагоразумие. Но Лутентия отверг предложенное ему милосердие, хорошо зная, что этим необычным Властелином Системы был не кто иной, как Майкиэль, – тот самый вселенский правитель, которому он столь недавно бросил вызов. Однако миллионы сбитых с толку и обманутых последователей Лутентии приняли прощение этого нового правителя, известного в то время как Властелин-Спаситель системы Палония.

[119:2.6] And then came that eventful day on which there arrived the newly appointed System Sovereign, designated by the universe authorities as the permanent successor of the deposed Lutentia, and all Palonia mourned the departure of the most noble and the most benign system ruler that Nebadon had ever known. He was beloved by all the system and adored by his fellows of all groups of the Lanonandek Sons. His departure was not unceremonious; a great celebration was arranged when he left the system headquarters. Even his erring predecessor sent this message: “Just and righteous are you in all your ways. While I continue in rejection of the Paradise rule, I am compelled to confess that you are a just and merciful administrator.”
А затем настал тот памятный день, когда прибыл новый Властелин Системы, назначенный властями вселенной в качестве постоянного преемника смещенного Лутентии и вся Палония сокрушалась, расставаясь с самым благородным и милосердным правителем системы, когда-либо известным в Небадоне. Его любила вся система и его почитали собратья из всех групп Сынов-Ланонандеков. Его уход не был незаметным: в тот день, когда он покидал столицу системы, было устроено пышное празднество. Даже его заблудший предшественник направил следующее послание: «Справедлив и праведен ты во всех своих делах. Хотя я по-прежнему отвергаю правление Рая, я вынужден признать, что ты являешься справедливым и милосердным управляющим».
[119:2.7] And then did this transient ruler of a rebellious system take leave of the planet of his short administrative sojourn, while on the third day thereafter Michael appeared on Salvington and resumed the direction of the universe of Nebadon. There soon followed the third Uversa proclamation of the advancing jurisdiction of the sovereignty and authority of Michael. The first proclamation was made at the time of his arrival in Nebadon, the second was issued soon after the completion of the Melchizedek bestowal, and now the third follows upon the termination of the second or Lanonandek mission.
После этого временный глава мятежной системы покинул планету, на которой он правил в течение короткого срока и спустя три дня Майкиэль появился на Салвингтоне и вернулся к руководству вселенной Небадон. Вскоре последовала третья декларация Уверсы о расширении власти и полномочий Майкиэля. Первая декларация появилась в связи с его прибытием в Небадон, вторая была обнародована вскоре после его посвящения в облике Мелхиседека; и вот теперь последовала третья – после завершения второй миссии посвящения в облике Ланонандека.
3. THE THIRD BESTOWAL

3. ТРЕТЬЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

[119:3.1] The supreme council on Salvington had just finished the consideration of the call of the Life Carriers on planet 217 in system 87 in constellation 61 for the dispatch to their assistance of a Material Son. Now this planet was situated in a system of inhabited worlds where another System Sovereign had gone astray, the second such rebellion in all Nebadon up to that time.
Высший совет Салвингтона только что закончил обсуждение обращения Носителей Жизни 217-й планеты из 87-й системы, входящей в 61-е созвездие, в котором они просили направить им в помощь Материального Сына. В те времена эта планета входила в состав системы обитаемых миров, где еще один Властелин Системы сбился с пути и к тому времени это было вторым восстанием такого рода во всём Небадоне.
[119:3.2] Upon the request of Michael, action on the petition of the Life Carriers of this planet was deferred pending its consideration by Immanuel and his report thereon. This was an irregular procedure, and I well remember how we all anticipated something unusual, and we were not long held in suspense. Michael proceeded to place universe direction in the hands of Immanuel, while he intrusted command of the celestial forces to Gabriel, and having thus disposed of his administrative responsibilities, he took leave of the Universe Mother Spirit and vanished from the dispatching field of Salvington precisely as he had done on two previous occasions.
По просьбе Майкиэля действия в отношении петиции, направленной Носителями Жизни этой планеты, были отложены до рассмотрения ее Эммануилом и получения его отзыва. Это не было обычной процедурой. Я хорошо помню, что все мы предчувствовали что-то необычное и нам не пришлось долго ждать. Своим следующим решением Майкиэль передал управление вселенной Эммануилу, а командование небесными силами поручил Гавриилу и сложив с себя таким образом административные полномочия, попрощался со Вселенским Материнским Духом и исчез со стартового поля Салвингтона точно так же, как это уже происходило в двух предыдущих случаях.
[119:3.3] And, as might have been expected, on the third day thereafter there appeared, unannounced, on the headquarters world of system 87 in constellation 61, a strange Material Son, accompanied by a lone seconaphim, accredited by the Uversa Ancients of Days, and certified by Immanuel of Salvington. Immediately the acting System Sovereign appointed this new and mysterious Material Son acting Planetary Prince of world 217, and this designation was at once confirmed by the Most Highs of constellation 61.
Как и можно было ожидать, на третий день в столичном мире 87-й системы, входящей в 61-е созвездие, появился необычный Материальный Сын в сопровождении одной только секонафимы, представившей мандат От Века Древних Уверсы, подтверждённый Эммануилом Салвингтонским. Временный Властелин Системы сразу же назначил этого нового и таинственного Материального Сына исполняющим обязанности Планетарного Князя 217-го мира, и это назначение было сразу же утверждено Всевышними 61-го созвездия.
[119:3.4] Thus did this unique Material Son begin his difficult career on a quarantined world of secession and rebellion, located in a beleaguered system without any direct communication with the outside universe, working alone for one whole generation of planetary time. This emergency Material Son effected the repentance and reclamation of the defaulting Planetary Prince and his entire staff and witnessed the restoration of the planet to the loyal service of the Paradise rule as established in the local universes. In due time a Material Son and Daughter arrived on this rejuvenated and redeemed world, and when they had been duly installed as visible planetary rulers, the transitory or emergency Planetary Prince took formal leave, disappearing at noon one day. On the third day thereafter, Michael appeared in his accustomed place on Salvington, and very soon the superuniverse broadcasts carried the fourth proclamation of the Ancients of Days announcing the further advancement of the sovereignty of Michael in Nebadon.
Так началась нелегкая жизнь этого уникального Материального Сына в изолированном мире в условиях раскола и восстания; в мире, находившемся в осажденной системе, лишенной какой-либо прямой связи с внешним миром; в мире, где ему пришлось трудиться в одиночестве на протяжении жизни целого планетарного поколения. Этот чрезвычайный Материальный Сын добился покаяния и исправления падшего Планетарного Князя и всего его персонала и стал свидетелем возвращения планеты к верному служению под началом Рая – в том виде, в каком оно установлено в локальных вселенных. В должное время на эту возрожденную и спасенную планету прибыли Материальный Сын и Материальная Дочь и однажды в полдень – после того, как они были подобающим образом введены в должность в качестве зримых планетарных правителей, – этот временный, или чрезвычайный, Планетарный Князь официально простился с планетой и исчез. После этого, на третий день Майкиэль появился в своем привычном месте на Салвингтоне, и вскоре по сверхвселенской системе трансляций была передана декларация От Века Древних, объявляющая об очередном прогрессе владычества Майкиэля Небадонского.
[119:3.5] I regret that I do not have permission to narrate the patience, fortitude, and skill with which this Material Son met the trying situations on this confused planet. The reclamation of this isolated world is one of the most beautifully touching chapters in the annals of salvation throughout Nebadon. By the end of this mission it had become evident to all Nebadon as to why their beloved ruler chose to engage in these repeated bestowals in the likeness of some subordinate order of intelligent being.
К сожалению, я не могу рассказать о терпении, стойкости и умении, с которыми этот Материальный Сын встречал трудности на зашедшей в тупик планете. Восстановление этого изолированного мира является одной из наиболее волнующих страниц в небадонских хрониках спасения. К концу этой миссии всему Небадону стало понятно – зачем их возлюбленный правитель решил пройти путь повторяющихся посвящений в облике представителя одной из нижестоящих категорий разумных существ.

[119:3.6] The bestowals of Michael as a Melchizedek Son, then as a Lanonandek Son, and next as a Material Son are all equally mysterious and beyond explanation. In each instance he appeared suddenly and as a fully developed individual of the bestowal group. The mystery of such incarnations will never be known except to those who have access to the inner circle of the records on the sacred sphere of Sonarington.
Посвящения Майкиэля в качестве Сына-Мелхиседека, затем в качестве Сына-Ланонандека и после этого в качестве Материального Сына в равной степени загадочны и не поддаются объяснению. В каждом случае он появлялся внезапно и в виде полностью сложившегося индивидуума соответствующей категории. Тайна таких воплощений известна только тем, кто допущен к внутреннему кругу архивов священной сферы Сонарингтон.

[119:3.7] Never, since this marvelous bestowal as the Planetary Prince of a world in isolation and rebellion, have any of the Material Sons or Daughters in Nebadon been tempted to complain of their assignments or to find fault with the difficulties of their planetary missions. For all time the Material Sons know that in the Creator Son of the universe they have an understanding sovereign and a sympathetic friend, one who has in “all points been tried and tested,” even as they must also be tried and tested.
Со времени этого удивительного посвящения в качестве Планетарного Князя изолированного и охваченного восстанием мира, ни один Материальный Сын и ни одна Материальная Дочь Небадона даже не помышляли о том, чтобы посетовать на свое назначение или сослаться на трудности своих планетарных миссий. Ибо Материальные Сыны всегда знают, что в Сыне-Создателе вселенной они встретят понимающего властелина и отзывчивого друга, того, кто «испытан и искушен во всём» так же, как должны пройти испытания и искушения они сами.
[119:3.8] Each of these missions was followed by an age of increasing service and loyalty among all celestial intelligences of universe origin, while each succeeding bestowal age was characterized by advancement and improvement in all methods of universe administration and in all techniques of government. Since this bestowal no Material Son or Daughter has ever knowingly joined in rebellion against Michael; they love and honor him too devotedly ever consciously to reject him. Only through deception and sophistry have the Adams of recent times been led astray by higher types of rebel personalities.
После каждой из этих миссий наступал период еще более преданного служения, укрепления лояльности среди всех небесных разумных существ вселенского происхождения, в то время как каждая новая посвященческая эпоха характеризовалась прогрессом и совершенствованием всех видов вселенской администрации и всех методов управления. Со времени этого посвящения ни один Материальный Сын или Дочь не приняли намеренного участия в восстании против Майкиэля; они слишком сильно любят и чтят его, чтобы когда-либо сознательно отвергнуть. За последнее время Адамов сбивало с истинного пути только предательство и софистика мятежных личностей более высокого типа.
4. THE FOURTH BESTOWAL

4. ЧЕТВЕРТОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

[119:4.1] It was at the end of one of the periodic millennial roll calls of Uversa that Michael proceeded to place the government of Nebadon in the hands of Immanuel and Gabriel; and, of course, recalling what had happened in times past following such action, we all prepared to witness Michael’s disappearance on his fourth mission of bestowal, and we were not long kept waiting, for he shortly went out upon the Salvington dispatching field and was lost to our view.
Приближалось окончание одного из периодических тысячелетних оглашений Уверсы, когда Майкиэль приступил к передаче правления Небадоном в руки Эммануила и Гавриила; и, конечно, помня о том, что за этим следовало в прошлом, все мы приготовились стать свидетелями отбытия Майкиэля для осуществления четвертой посвященческой миссии. Ждать нам пришлось недолго, ибо вскоре он появился на стартовом поле Салвингтона и исчез из виду.

[119:4.2] On the third day after this bestowal disappearance we observed, in the universe broadcasts to Uversa, this significant news item from the seraphic headquarters of Nebadon: “Reporting the unannounced arrival of an unknown seraphim, accompanied by a solitary supernaphim and Gabriel of Salvington. This unregistered seraphim qualifies as of the Nebadon order and bears credentials from the Uversa Ancients of Days, certified by Immanuel of Salvington. This seraphim tests out as belonging to the supreme order of the angels of a local universe and has already been assigned to the corps of the teaching counselors.”
На третий день после его исчезновения в переданных на Уверсу трансляциях мы отметили важное сообщение, направленное из центра небадонских серафим: «Сообщаем о неожиданном прибытии неизвестной серафимы в сопровождении одиночной супернафимы и Гавриила Салвингтонского. Данная незарегистрированная серафима соответствует небадонскому типу серафим и имеет при себе мандат От Века Древних Уверсы, подтверждённый Эммануилом Салвингтонским. По результатам проверки эта серафима принадлежит к категории верховных ангелов локальной вселенной и уже зачислена в корпус обучающих советников».
[119:4.3] Michael was absent from Salvington during this, the seraphic bestowal, for a period of over forty standard universe years. During this time he was attached as a seraphic teaching counselor, what you might denominate a private secretary, to twenty-six different master teachers, functioning on twenty-two different worlds. His last or terminal assignment was as counselor and helper attached to a bestowal mission of a Trinity Teacher Son on world 462 in system 84 of constellation 3 in the universe of Nebadon.
Во время этого серафического посвящения Майкиэль отсутствовал на Салвингтоне в течение сорока лет стандартного вселенского времени. В это время он служил в качестве обучающего советника – вы бы сказали, в качестве личного секретаря, – при двадцати шести различных выдающихся учителях, действовавших в двадцати двух различных мирах. Во время своего последнего, или завершающего назначения он исполнял обязанности советника и помощника при посвященческой миссии Троичного Сына-Учителя в 462-м мире 84-й системы, входящей в 3-е созвездие вселенной Небадон.
[119:4.4] Never, throughout the seven years of this assignment, was this Trinity Teacher Son wholly persuaded as to the identity of his seraphic associate. True, all seraphim during that age were regarded with peculiar interest and scrutiny. Full well we all knew that our beloved Sovereign was abroad in the universe, disguised as a seraphim, but never could we be certain of his identity. Never was he positively identified until the time of his attachment to the bestowal mission of this Trinity Teacher Son. But always throughout this era were the supreme seraphim regarded with special solicitude, lest any of us should find that we had unawares been host to the Sovereign of the universe on a mission of creature bestowal. And so it has become forever true, concerning angels, that their Creator and Ruler has been “in all points tried and tested in the likeness of seraphic personality.”
За все семь лет этого назначения Троичный Сын-Учитель не был полностью уверен в личности своего серафического партнера. Конечно, в тот период к каждой серафиме относились с повышенным интересом и пристальным вниманием. Все мы прекрасно знали, что наш любимый Властелин находится где-то во вселенной в облике серафимы, однако мы никогда не могли с уверенностью установить его личность; он был опознан только после прикрепления к посвященческой миссии этого Троичного Сына-Учителя. В течение всей этой эры к верховным серафимам относились с особой заботой – ведь любой из нас мог, ничего не подозревая, принимать у себя Властелина вселенной, выполняющего миссию посвящения в облике создания. Так в отношении ангелов стало извечной истиной, что их Создатель и Правитель был «во всём испытан и искушен в облике серафической личности».
[119:4.5] As these successive bestowals partook increasingly of the nature of the lower forms of universe life, Gabriel became more and more an associate of these incarnation adventures, functioning as the universe liaison between the bestowed Michael and the acting universe ruler, Immanuel.
По мере того, как каждое очередное посвящение затрагивало сущность все более низших форм жизни, Гавриил становился всё теснее связанным с этими инкарнатными свершениями, действуя в качестве вселенского посредника между посвященным Майкиэлем и исполняющим обязанности правителя вселенной – Эммануилом.

[119:4.6] Now has Michael passed through the bestowal experience of three orders of his created universe Sons: the Melchizedeks, the Lanonandeks, and the Material Sons. Next he condescends to personalize in the likeness of angelic life as a supreme seraphim before turning his attention to the various phases of the ascending careers of his lowest form of will creatures, the evolutionary mortals of time and space.
Теперь Майкиэль прошел через посвященческий опыт уже трех категорий своих созданных вселенских Сынов: Мелхиседеков, Ланонандеков и Материальных Сынов. На следующем этапе он нисходит до воплощения в облике ангела – верховной серафимы, прежде чем обратиться к различным ступеням восходящего пути низшей формы своих волевых созданий – эволюционных смертных времени и пространства.
5. THE FIFTH BESTOWAL

5. ПЯТОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

[119:5.1] A little over three hundred million years ago, as time is reckoned on Urantia, we witnessed another of those transfers of universe authority to Immanuel and observed the preparations of Michael for departure. This occasion was different from the previous ones in that he announced that his destination was Uversa, headquarters of the superuniverse of Orvonton. In due time our Sovereign departed, but the broadcasts of the superuniverse never made mention of Michael’s arrival at the courts of the Ancients of Days. Shortly after his departure from Salvington there did appear in the Uversa broadcasts this significant statement: “There arrived today an unannounced and unnumbered ascendant pilgrim of mortal origin from the universe of Nebadon, certified by Immanuel of Salvington and accompanied by Gabriel of Nebadon. This unidentified being presents the status of a true spirit and has been received into our fellowship.”
Чуть более трехсот миллионов лет назад по урантийскому времяисчислению мы стали свидетелями еще одной передачи вселенских полномочий Эммануилу и подготовки Майкиэля к отбытию. Это событие отличалось от предыдущих: на этот раз он объявил о том, что местом его назначения является Уверса, столица сверхвселенной Орвонтон. В должное время наш Властелин отбыл, однако по системе трансляций не было передано каких-либо сообщений о прибытии Майкиэля в резиденцию От Века Древних. Но вскоре после того, как он покинул Салвингтон, среди сообщений из Уверсы действительно появилось следующее примечательное уведомление: «Сегодня, в сопровождении Гавриила Небадонского, сюда неожиданно прибыл не имеющий номера восходящий паломник смертного происхождения из вселенной Небадон с удостоверением от Эммануила Салвингтонского. По своему статусу это неопознанное существо является истинным духом, и оно принято в наше братство».
[119:5.2] If you should visit Uversa today, you would hear the recounting of the days when Eventod sojourned there, this particular and unknown pilgrim of time and space being known on Uversa by that name. And this ascending mortal, at least a superb personality in the exact likeness of the spirit stage of the ascending mortals, lived and functioned on Uversa for a period of eleven years of Orvonton standard time. This being received the assignments and performed the duties of a spirit mortal in common with his fellows from the various local universes of Orvonton. In “all points he was tested and tried, even as his fellows,” and on all occasions he proved worthy of the confidence and trust of his superiors, while he unfailingly commanded the respect and loyal admiration of his fellow spirits.
Если бы вам довелось побывать сегодня на Уверсе, вы могли бы услышать подробные рассказы о тех днях, когда здесь пребывал Эвентод – этот особенный и неведомый паломник времени и пространства, известный на Уверсе под таким именем. И этот восходящий смертный – по меньшей мере величественная личность, точно соответствующая духовной стадии восходящего смертного, – жил и действовал на Уверсе в течение одиннадцати лет стандартного времени Орвонтона. Как и его товарищи из различных локальных вселенных Орвонтона, он получал задания и выполнял обязанности духовного смертного. «Он был испытан и искушен во всём, подобно его товарищам», и в каждом случае он оправдывал доверие своих руководителей, одновременно с этим неизменно вызывая уважение и преданное восхищение у своих духовных собратьев.
[119:5.3] On Salvington we followed the career of this spirit pilgrim with consummate interest, knowing full well, by the presence of Gabriel, that this unassuming and unnumbered pilgrim spirit was none other than the bestowed ruler of our local universe. This first appearance of Michael incarnated in the role of one stage of mortal evolution was an event which thrilled and enthralled all Nebadon. We had heard of such things but now we beheld them. He appeared on Uversa as a fully developed and perfectly trained spirit mortal and, as such, continued his career up to the occasion of the advancement of a group of ascending mortals to Havona; whereupon he held converse with the Ancients of Days and immediately, in the company of Gabriel, took sudden and unceremonious leave of Uversa, appearing shortly thereafter in his accustomed place on Salvington.
На Салвингтоне мы с величайшим интересом следили за успехами этого духовного паломника, прекрасно понимая – благодаря присутствию Гавриила, – что этот непритязательный и не имеющий номера духовный паломник был ни кем иным, как посвященным правителем нашей локальной вселенной. Это первое явление Майкиэля, воплощенного в роли представителя одной из ступеней эволюции смертных стало событием, которое взволновало и очаровало весь Небадон. Мы слышали о таких вещах, однако теперь мы сами стали тому свидетелями. Он появился на Уверсе в качестве полностью сложившегося и в совершенстве подготовленного духовного смертного и оставался им вплоть до отправки очередной группы восходящих смертных в Хавону; после этого он провел беседу с От Века Древними, вслед за чем сразу же и без церемоний покинул Уверсу в сопровождении Гавриила и вскоре появился на своем обычном месте на Салвингтоне.
[119:5.4] Not until the completion of this bestowal did it finally dawn upon us that Michael was probably going to incarnate in the likeness of his various orders of universe personalities, from the highest Melchizedeks right on down to the mortals of flesh and blood on the evolutionary worlds of time and space. About this time the Melchizedek colleges began to teach the probability of Michael’s sometime incarnating as a mortal of the flesh, and there occurred much speculation as to the possible technique of such an inexplicable bestowal. That Michael had in person performed in the role of an ascending mortal lent new and added interest to the whole scheme of creature progression all the way up through both the local universe and the superuniverse.
Только после завершения этого посвящения мы, наконец, догадались, что Майкиэль, по всей видимости, намеревается воплотиться в облике различных категорий его вселенских личностей – от высших Мелхиседеков до смертных из плоти и крови в эволюционных пространственно-временных мирах. Примерно в это время в школах Мелхиседеков стали говорить о предполагаемом воплощении Майкиэля в облике смертного во плоти, и появилось много рассуждений о возможном методе такого непостижимого посвящения. То, что Майкиэль лично совершил, пребывая в роли восходящего смертного, вызвало прилив нового, дополнительного интереса ко всему плану эволюции созданий – на протяжении всего пути как через локальную вселенную, так и в сверхвселенной.
[119:5.5] Still, the technique of these successive bestowals remained a mystery. Even Gabriel confesses that he does not comprehend the method whereby this Paradise Son and universe Creator could, at will, assume the personality and live the life of one of his own subordinate creatures.
И всё же, способ осуществления этих последовательных посвящений оставался загадкой. Даже Гавриил признаёт, что не понимает метода, при помощи которого Райский Сын и вселенский Создатель может по своей воле обретать личность и проживать жизнь одного из своих подчиненных созданий.
6. THE SIXTH BESTOWAL

6. ШЕСТОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

[119:6.1] Now that all Salvington was familiar with the preliminaries of an impending bestowal, Michael called the sojourners on the headquarters planet together and, for the first time, unfolded the remainder of the incarnation plan, announcing that he was soon to leave Salvington for the purpose of assuming the career of a morontia mortal at the courts of the Most High Fathers on the headquarters planet of the fifth constellation. And then we heard for the first time the announcement that his seventh and final bestowal would be made on some evolutionary world in the likeness of mortal flesh.
Теперь, когда весь Салвингтон был знаком с тем, что обычно предваряло очередное посвящение, Майкизль собрал обитателей столичной планеты и впервые раскрыл оставшуюся часть плана воплощений, объявив о том, что вскоре ему предстоит покинуть Салвингтон, чтобы пройти путь моронтийного смертного в резиденциях Всевышних Отцов центральной планеты пятого созвездия. И после этого мы впервые услышали объявление о том, что его седьмое и завершающее посвящение произойдет во плоти, в облике смертного одного из эволюционных миров.
[119:6.2] Before leaving Salvington for the sixth bestowal, Michael addressed the assembled inhabitants of the sphere and departed in full view of everyone, accompanied by a lone seraphim and the Bright and Morning Star of Nebadon. While the direction of the universe had again been intrusted to Immanuel, there was a wider distribution of administrative responsibilities.
Перед тем, как покинуть Салвингтон и приступить к своему шестому посвящению, Майкиэль обратился к собравшимся обитателям сферы с речью и затем отправился в путь на виду у всех в сопровождении одиночной серафимы и Яркой и Утренней Звезды Небадона. Хотя руководство вселенной в очередной раз было поручено Эммануилу, произошло более широкое распределение административных обязанностей.
[119:6.3] Michael appeared on the headquarters of constellation five as a full-fledged morontia mortal of ascending status. I regret that I am forbidden to reveal the details of this unnumbered morontia mortal’s career, for it was one of the most extraordinary and amazing epochs in Michael’s bestowal experience, not even excepting his dramatic and tragic sojourn on Urantia. But among the many restrictions imposed upon me in accepting this commission is one which forbids my undertaking to unfold the details of this wonderful career of Michael as the morontia mortal of Endantum.
Майкиэль появился в столице пятого созвездия в виде полностью сложившегося моронтийного смертного восходящего статуса. Я сожалею о том, что мне не позволено касаться подробностей жизни этого не имеющего номера моронтийного смертного, ибо это была одна из самых необыкновенных и поразительных эпох в опыте посвящений Майкиэля, даже с учетом его драматического и трагического пребывания на Урантии. Однако одно из тех ограничений, которыми я был связан, принимая это задание, запрещает мне раскрывать детали восхитительной жизни Майкиэля в качестве моронтийного смертного Эндантума.
[119:6.4] When Michael returned from this morontia bestowal, it was apparent to all of us that our Creator had become a fellow creature, that the Universe Sovereign was also the friend and sympathetic helper of even the lowest form of created intelligence in his realms. We had noted this progressive acquirement of the creature’s viewpoint in universe administration before this, for it had been gradually appearing, but it became more apparent after the completion of the morontia mortal bestowal, even still more so after his return from the career of the carpenter’s son on Urantia.
Когда, завершив свое моронтийное посвящение, Майкиэль вернулся, всем нам стало очевидно, что наш Создатель стал собратом, что Властелин Вселенной является также другом и отзывчивым помощником даже низшего типа разумных созданий, обитающих в его владениях. Мы и раньше отмечали всё большее усиление точки зрения созданий в управлении вселенной, ибо этот процесс был постепенным, однако все стало еще более явным после завершения посвящения в облике моронтийного смертного и еще более заметным после возвращения Майкиэля с Урантии, где он прожил жизнь сына плотника.
[119:6.5] We were informed in advance by Gabriel of the time of Michael’s release from the morontia bestowal, and accordingly we arranged a suitable reception on Salvington. Millions upon millions of beings were assembled from the constellation headquarters worlds of Nebadon, and a majority of the sojourners on the worlds adjacent to Salvington were gathered together to welcome him back to the rulership of his universe. In response to our many addresses of welcome and expressions of appreciation of a Sovereign so vitally interested in his creatures, he only replied: “I have simply been about my Father’s business. I am only doing the pleasure of the Paradise Sons who love and crave to understand their creatures.”
Мы были заранее проинформированы Гавриилом о времени окончания моронтийного посвящения Майкиэля, в связи с чем устроили на Салвингтоне подобающую встречу. Многие миллионы существ прибыли сюда из столичных миров небадонских созвездий, и большинство обитателей соседних с Салвингтоном миров собрались здесь, чтобы поздравить его с возвращением к правлению вселенной. В ответ на наши многочисленные приветственные обращения и выражения признательности Властелину за проявление столь живого интереса к своим созданиям, он только ответил: «Я лишь выполнял поручения своего Отца. Я только исполняю приятную обязанность Райских Сынов, любящих свои создания и жаждущих их понять».
[119:6.6] But from that day down to the hour when Michael embarked upon his Urantia adventure as the Son of Man, all Nebadon continued to discuss the many exploits of their Sovereign Ruler as he functioned on Endantum as the bestowal incarnation of a morontia mortal of evolutionary ascension, being in all points tested like his fellows assembled from the material worlds of the entire constellation of his sojourn.
Однако с того дня и вплоть до часа, когда Майкиэль приступил к осуществлению своего урантийского подвига в облике Сына Человеческого, весь Небадон продолжал обсуждать многочисленные свершения Полновластного Правителя на Эндантуме при осуществлении своего посвященческого воплощения в облике моронтийного смертного, идущего по пути эволюционного восхождения и искушенного во всём, как и его товарищи из материальных миров, собранные со всего созвездия, в котором прошло его служение.
7. THE SEVENTH AND FINAL BESTOWAL

7. СЕДЬМОЕ И ПОСЛЕДНЕЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

[119:7.1] For tens of thousands of years we all looked forward to the seventh and final bestowal of Michael. Gabriel had taught us that this terminal bestowal would be made in the likeness of mortal flesh, but we were wholly ignorant of the time, place, and manner of this culminating adventure.
В течение десятков тысяч лет все мы ждали последнего, седьмого посвящения Майкиэля. Гавриил учил нас, что это завершающее посвящение произойдет во плоти – в облике смертного, однако мы ничего не знали о времени, месте и способе совершения этого кульминационного подвига.
[119:7.2] The public announcement that Michael had selected Urantia as the theater for his final bestowal was made shortly after we learned about the default of Adam and Eve. And thus, for more than thirty-five thousand years, your world occupied a very conspicuous place in the councils of the entire universe. There was no secrecy (aside from the incarnation mystery) connected with any step in the Urantia bestowal. From first to last, up to the final and triumphant return of Michael to Salvington as supreme Universe Sovereign, there was the fullest universe publicity of all that transpired on your small but highly honored world.
Объявление о том, что Майкиэль избрал Урантию в качестве места своего последнего посвящения, было сделано вскоре после того, как мы узнали о проступке Адама и Евы. Так, на протяжении более тридцати пяти тысяч лет, ваша планета занимала видное положение в советах всей вселенной. Все этапы посвящения на Урантии (за исключением тайны инкарнации) осуществлялись открыто. От первого до последнего шага – вплоть до триумфального возвращения Майкиэля на Салвингтон в качестве верховного Властелина Вселенной – широчайшей вселенской огласке предавалось всё, что происходило в вашем небольшом, но высоко чтимом мире.

[119:7.3] While we believed that this would be the method, we never knew, until the time of the event itself, that Michael would appear on earth as a helpless infant of the realm. Theretofore had he always appeared as a fully developed individual of the personality group of the bestowal selection, and it was a thrilling announcement which was broadcast from Salvington telling that the babe of Bethlehem had been born on Urantia.
Хотя мы и догадывались о том, каким будет метод посвящения, вплоть до самой инкарнации мы не знали, что Майкиэль появится на земле в виде беспомощного дитя. До этого он всегда появлялся в облике полностью сложившегося индивидуума, принадлежащего к той группе личностей, которая выбиралась для посвящения и потому все мы были взволнованы переданным из Салвингтона сообщением о младенце, родившемся в Вифлееме на Урантии.
[119:7.4] We then not only realized that our Creator and friend was taking the most precarious step in all his career, apparently risking his position and authority on this bestowal as a helpless infant, but we also understood that his experience in this final and mortal bestowal would eternally enthrone him as the undisputed and supreme sovereign of the universe of Nebadon. For a third of a century of earth time all eyes in all parts of this local universe were focused on Urantia. All intelligences realized that the last bestowal was in progress, and as we had long known of the Lucifer rebellion in Satania and of the Caligastia disaffection on Urantia, we well understood the intensity of the struggle which would ensue when our ruler condescended to incarnate on Urantia in the humble form and likeness of mortal flesh.
Тогда мы не только осознали, что наш Создатель и друг совершает самый опасный шаг на своем пути, явно рискуя своим положением и властью во время этого посвящения в облике беспомощного дитя, но мы также поняли, что опыт, полученный в этом завершающем смертном посвящении, навечно возведет его на трон в качестве неоспоримого верховного властелина вселенной Небадон. В течение трети столетия по урантийскому времяисчислению все взоры во всех частях этой локальной вселенной были прикованы к Урантии. Все разумные существа сознавали, что совершалось последнее посвящение, и так как мы уже давно знали о восстании Люцифера в Сатании и враждебности Калигастии на Урантии, то прекрасно понимали, сколь напряженной будет борьба, которой было суждено развернуться после того, как наш правитель снизошел до воплощения на Урантии в неприметном облике и подобии смертной плоти.
[119:7.5] Joshua ben Joseph, the Jewish baby, was conceived and was born into the world just as all other babies before and since except that this particular baby was the incarnation of Michael of Nebadon, a divine Son of Paradise and the creator of all this local universe of things and beings. And this mystery of the incarnation of Deity within the human form of Jesus, otherwise of natural origin on the world, will forever remain unsolved. Even in eternity you will never know the technique and method of the incarnation of the Creator in the form and likeness of his creatures. That is the secret of Sonarington, and such mysteries are the exclusive possession of those divine Sons who have passed through the bestowal experience.
Иешуа бен Иосиф, еврейский младенец, был зачат и рожден на свет точно так же, как и все остальные младенцы до и после него, за исключением того, что это конкретное дитя явилось воплощением Майкиэля Небадонского, божественного Сына Рая и создателя всей этой локальной вселенной и всего, что есть в ней. И эта тайна воплощения Божества в человеческой форме Иисуса – рождение которого в этом мире во всех остальных аспектах было естественным – не будет раскрыта никогда. Даже в вечности вы не узнаете способа и метода воплощения Создателя в облике и подобии своих созданий. Это является тайной Сонарингтона, а подобные тайны находятся в исключительном владении тех божественных Сынов, которые прошли через опыт посвящения.
[119:7.6] Certain wise men of earth knew of Michael’s impending arrival. Through the contacts of one world with another, these wise men of spiritual insight learned of the forthcoming bestowal of Michael on Urantia. And the seraphim did, through the midway creatures, make announcement to a group of Chaldean priests whose leader was Ardnon. These men of God visited the newborn child. The only supernatural event associated with the birth of Jesus was this announcement to Ardnon and his associates by the seraphim of former attachment to Adam and Eve in the first garden.
Некоторые земные мудрецы знали о скором прибытии Майкиэля. Благодаря контактам одного мира с другим, эти обладавшие духовной проницательностью люди узнали о предстоящем посвящении Майкиэля на Урантии. И серафима, через промежуточных созданий, действительно известила об этом группу халдейских священников, главой которых был Арднон. Эти Божьи люди посетили новорожденное дитя. Единственным сверхъестественным событием, связанным с рождением Иисуса, было данное оповещение Арднона и его товарищей серафимой, ранее прикрепленной к Адаму и Еве в первом Саду.
[119:7.7] Jesus’ human parents were average people of their day and generation, and this incarnated Son of God was thus born of woman and was reared in the ordinary manner of the children of that race and age.
Человеческие родители Иисуса были обыкновенными людьми своего времени и поколения, и этот воплощенный Сын Бога был, таким образом, рожден женщиной и воспитан, как обычный ребенок своего народа и времени.

[119:7.8] The story of Michael’s sojourn on Urantia, the narrative of the mortal bestowal of the Creator Son on your world, is a matter beyond the scope and purpose of this narrative.
Рассказ о пребывании Майкиэля на Урантии – изложение смертного посвящения Сына-Создателя в вашем мире – выходит за рамки данного повествования и не является его целью.
8. MICHAEL’S POSTBESTOWAL STATUS

8. ПОСТПОСВЯЩЕНЧЕСКИЙ СТАТУС МАЙКИЭЛЯ

[119:8.1] After Michael’s final and successful bestowal on Urantia he was not only accepted by the Ancients of Days as sovereign ruler of Nebadon, but he was also recognized by the Universal Father as the established director of the local universe of his own creation. Upon his return to Salvington this Michael, the Son of Man and the Son of God, was proclaimed the settled ruler of Nebadon. From Uversa came the eighth proclamation of Michael’s sovereignty, while from Paradise came the joint pronouncement of the Universal Father and the Eternal Son constituting this union of God and man sole head of the universe and directing the Union of Days stationed on Salvington to signify his intention of withdrawing to Paradise. The Faithfuls of Days on the constellation headquarters were also instructed to retire from the councils of the Most Highs. But Michael would not consent to the withdrawal of the Trinity Sons of counsel and co-operation. He assembled them on Salvington and personally requested them forever to remain on duty in Nebadon. They signified their desire to comply with this request to their directors on Paradise, and shortly thereafter there were issued those mandates of Paradise divorcement which forever attached these Sons of the central universe to the court of Michael of Nebadon.
После успешного завершающего посвящения на Урантии Майкиэль был не только утвержден От Века Древними как полновластный правитель Небадона, но также одобрен Всеобщим Отцом в качестве признанного руководителя созданной им самим локальной вселенной. После возвращения на Салвингтон данный Майкиэль, Сын Человеческий и Сын Бога, был провозглашен постоянным правителем Небадона. Из Уверсы поступила восьмая декларация о полновластии Майкиэля, а из Рая – совместное заявление Всеобщего Отца и Вечного Сына, утверждающее этого Богочеловека единоличным главой вселенной и предписывающее находившемуся в Салвингтоне От Века Единому принять решение вернуться в Рай. Находившимся в столицах созвездий От Века Верным также было предложено выйти из состава советов Всевышних. Однако Майкиэль не согласился с уходом Троичных Сынов – советников и помощников. Собрав их на Салвингтоне, он лично попросил их навечно оставаться при исполнении своих обязанностей в Небадоне. Они сообщили Райским руководителям о своем желании удовлетворить данную просьбу, и вскоре после этого поступили мандаты открепления от Рая, навечно связавшие этих Сынов центральной вселенной с резиденцией Майкиэля Небадонского.

[119:8.2] It required almost one billion years of Urantia time to complete the bestowal career of Michael and to effect the final establishment of his supreme authority in the universe of his own creation. Michael was born a creator, educated an administrator, trained an executive, but he was required to earn his sovereignty by experience. And thus has your little world become known throughout all Nebadon as the arena wherein Michael completed the experience which is required of every Paradise Creator Son before he is given unlimited control and direction of the universe of his own making. As you ascend the local universe, you will learn more about the ideals of the personalities concerned in Michael’s previous bestowals.
Потребовался почти миллиард лет урантийского времени для завершения посвященческого пути Майкиэля и утверждения его верховной власти в созданной им самим вселенной. Майкиэль был рожден создателем, получил образование управляющего и подготовку администратора, однако условием обретения полновластия было обретение опыта. Так ваш небольшой мир стал известен во всём Небадоне, ибо именно здесь Майкиэль завершил обретение опыта, являющегося для каждого Сына-Создателя необходимым условием получения неограниченного управления и руководства созданной им самим вселенной. По мере своего восхождения в локальной вселенной, вы узнаете много нового об идеалах тех личностей, с которыми были связаны предыдущие посвящения Майкиэля.

[119:8.3] In completing his creature bestowals, Michael was not only establishing his own sovereignty but also was augmenting the evolving sovereignty of God the Supreme. In the course of these bestowals the Creator Son not only engaged in a descending exploration of the various natures of creature personality, but he also achieved the revelation of the variously diversified wills of the Paradise Deities, whose synthetic unity, as revealed by the Supreme Creators, is revelatory of the will of the Supreme Being.
Завершив свои посвящения в облике созданий, Майкиэль не только утвердил своё собственное полновластие, но также расширил эволюционирующее полновластие Бога-Верховного. В течение этих посвящений Сын-Создатель не только осуществил нисходящее исследование различных типов личностей созданных существ, но также достиг раскрытия разнообразно проявляющихся волеизъявлений Райских Божеств, чье совокупное единство, раскрытое Верховными Создателями, раскрывает также волю Верховного Существа.
[119:8.4] These various will aspects of the Deities are eternally personalized in the differing natures of the Seven Master Spirits, and each of Michael’s bestowals was peculiarly revelatory of one of these divinity manifestations. On his Melchizedek bestowal he manifested the united will of the Father, Son, and Spirit, on his Lanonandek bestowal the will of the Father and the Son; on the Adamic bestowal he revealed the will of the Father and the Spirit, on the seraphic bestowal the will of the Son and the Spirit; on the Uversa mortal bestowal he portrayed the will of the Conjoint Actor, on the morontia mortal bestowal the will of the Eternal Son; and on the Urantia material bestowal he lived the will of the Universal Father, even as a mortal of flesh and blood.
Эти различные аспекты воли Божеств нашли свое вечное воплощение в различных сущностях Семи Главных Духов, и каждое из посвящений Майкиэля особым образом раскрыло одно из этих проявлений божественности. При посвящении в облике Мелхиседека он продемонстрировал объединенную волю Отца, Сына и Духа; при посвящении в облике Ланонандека – волю Отца и Сына; при посвящении в облике Адама он раскрыл волю Отца и Духа, при серафическом посвящении – волю Сына и Духа; при посвящении на Уверсе в облике смертного он отразил волю Совместного Вершителя, при моронтийном смертном посвящении – волю Вечного Сына, а во время материального посвящения на Урантии он стал воплощенной волей Всеобщего Отца и сделал это в облике смертного из плоти и крови.
[119:8.5] The completion of these seven bestowals resulted in the liberation of Michael’s supreme sovereignty and also in the creation of the possibility for the sovereignty of the Supreme in Nebadon. On none of Michael’s bestowals did he reveal God the Supreme, but the sum total of all seven bestowals is a new Nebadon revelation of the Supreme Being.
Результатом завершения этих семи посвящений стало обретение Майкиэлем высшего полновластия и создание условий для полновластия Верховного в Небадоне. Ни в одном из своих отдельных посвящений Майкиэль не раскрыл Бога-Верховного, однако совокупность всех семи является новым раскрытием Верховного Существа в Небадоне.
[119:8.6] In the experience of descending from God to man, Michael was concomitantly experiencing the ascent from partiality of manifestability to supremacy of finite action and finality of the liberation of his potential for absonite function. Michael, a Creator Son, is a time-space creator, but Michael, a sevenfold Master Son, is a member of one of the divine corps constituting the Trinity Ultimate.
Обретая опыт нисхождения от Бога к человеку, Майкиэль одновременно обретал опыт восхождения от частичности возможного проявления к верховности конечного действия и завершенности высвобождения своей потенциальной способности к абсонитной функции. Как Сын-Создатель, Майкиэль является пространственно-временным создателем, но как семичастный Сын-Владыка, он является членом одного из божественных корпусов, входящих в состав Предельной Троицы.
[119:8.7] In passing through the experience of revealing the Seven Master Spirit wills of the Trinity, the Creator Son has passed through the experience of revealing the will of the Supreme. In functioning as a revelator of the will of Supremacy, Michael, together with all other Master Sons, has identified himself eternally with the Supreme. In this universe age he reveals the Supreme and participates in the actualization of the sovereignty of Supremacy. But in the next universe age we believe he will be collaborating with the Supreme Being in the first experiential Trinity for and in the universes of outer space.
Проходя через опыт раскрытия велений Троицы, проявляемых посредством Семи Главных Духов, Сын-Создатель прошел через опыт раскрытия воли Верховного. Раскрывая волю Верховного, Майкиэль – вместе со всеми остальными Сынами-Владыками – навечно отождествил себя с Верховным. В данную вселенскую эпоху он раскрывает Верховного и участвует в претворении полновластия Верховности. И мы полагаем, что в следующую вселенскую эпоху он будет сотрудничать с Верховным Существом в первой эмпирической Троице во вселенных внешнего пространства, трудясь на благо таких вселенных.
[119:8.8] Urantia is the sentimental shrine of all Nebadon, the chief of ten million inhabited worlds, the mortal home of Christ Michael, sovereign of all Nebadon, a Melchizedek minister to the realms, a system savior, an Adamic redeemer, a seraphic fellow, an associate of ascending spirits, a morontia progressor, a Son of Man in the likeness of mortal flesh, and the Planetary Prince of Urantia. And your record tells the truth when it says that this same Jesus has promised sometime to return to the world of his terminal bestowal, the World of the Cross.
Урантия – это почитаемая святыня всего Небадона, главный из десяти миллионов обитаемых миров, смертный дом Христа Майкиэля – властелина всего Небадона, планетарного попечителя-Мелхиседека, спасителя системы, адамического искупителя, серафического собрата, соратника восходящих духов, моронтийного прогрессора, Сына Человеческого в облике смертной плоти и Планетарного Князя Урантии. И ваше свидетельство передаёт истину, утверждая, что тот же самый Иисус обещал когда-нибудь вернуться в мир своего завершающего посвящения, в Мир Креста.

 

*****

[119:8.9] [This paper, depicting the seven bestowals of Christ Michael, is the sixty-third of a series of presentations, sponsored by numerous personalities, narrating the history of Urantia down to the time of Michael’s appearance on earth in the likeness of mortal flesh. These papers were authorized by a Nebadon commission of twelve acting under the direction of Mantutia Melchizedek. We indited these narratives and put them in the English language, by a technique authorized by our superiors, in the year A.D. 1935 of Urantia time.]
[Настоящий документ, описывающий семь посвящений Христа Майкиэля, является шестьдесят третьим в ряду повествований, подготовленных при содействии многочисленных личностей и рассказывающих об истории Урантии до появления Майкиэля на земле в облике смертной плоти. Эти документы были одобрены Небадонской комиссией, состоящей из двенадцати членов и действующей под руководством Мантутии Мелхиседека. Мы составили данные повествования и изложили их на английском языке при помощи метода, утвержденного нашими руководителями, в 1935 году н. э. по урантийскому времяисчислению.]