099 Социальные проблемы религии

(The social problems of religion)

[99:0.1] Religion achieves its highest social ministry when it has least connection with the secular institutions of society. In past ages, since social reforms were largely confined to the moral realms, religion did not have to adjust its attitude to extensive changes in economic and political systems. The chief problem of religion was the endeavor to replace evil with good within the existing social order of political and economic culture. Religion has thus indirectly tended to perpetuate the established order of society, to foster the maintenance of the existent type of civilization.
РЕЛИГИЯ достигает наивысших уровней социального служения только в условиях минимальной связи со светскими институтами общества. В прошлые века, ввиду того, что социальные реформы в основном ограничивались сферой морали, религии не приходилось адаптироваться к глубоким изменениям в экономической и политической системах. Основной задачей религии оставалась попытка заменить зло добром в существующем социальном порядке политической и экономической культуры. Поэтому религия косвенным образом способствовала сохранению установившегося в обществе уклада и поддержанию существующего типа цивилизации.
[99:0.2] But religion should not be directly concerned either with the creation of new social orders or with the preservation of old ones. True religion does oppose violence as a technique of social evolution, but it does not oppose the intelligent efforts of society to adapt its usages and adjust its institutions to new economic conditions and cultural requirements.
Однако религия не должна иметь непосредственного отношения ни к созданию новых социальных систем, ни к сохранению старых. Истинная религия действительно противится насилию как методу социальной эволюции, но она не противится разумным попыткам общества адаптировать свои обычаи и приспособить свои институты к новым экономическим условиям и культурным требованиям.
[99:0.3] Religion did approve the occasional social reforms of past centuries, but in the twentieth century it is of necessity called upon to face adjustment to extensive and continuing social reconstruction. Conditions of living alter so rapidly that institutional modifications must be greatly accelerated, and religion must accordingly quicken its adaptation to this new and ever-changing social order.
На протяжении прошлых веков религия иногда действительно одобряла редкие социальные реформы, но в двадцатом веке ей приходится сталкиваться с необходимостью приспособления к широкомасштабному и непрерывному социальному переустройству. Условия жизни изменяются столь стремительно, что необходимо значительно ускорять институциональные преобразования, и поэтому религия должна быстрее адаптироваться к этому новому и постоянно изменяющемуся социальному порядку.

1. RELIGION AND SOCIAL RECONSTRUCTION 

1. РЕЛИГИЯ И СОЦИАЛЬНОЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЕ

[99:1.1] Mechanical inventions and the dissemination of knowledge are modifying civilization; certain economic adjustments and social changes are imperative if cultural disaster is to be avoided. This new and oncoming social order will not settle down complacently for a millennium. The human race must become reconciled to a procession of changes, adjustments, and readjustments. Mankind is on the march toward a new and unrevealed planetary destiny.
Технические изобретения и распространение знаний изменяют цивилизацию; определённые экономические компромиссы и социальные изменения обязательны для предотвращения культурной катастрофы. Потребуется тысячелетие, прежде чем новый и грядущий социальный порядок станет устойчивым. Человеческая раса должна смириться с последовательностью изменений, исправлений и приспособлений. Человечество находится на пути к новому и нераскрытому планетарному предназначению.

[99:1.2] Religion must become a forceful influence for moral stability and spiritual progression functioning dynamically in the midst of these ever-changing conditions and never-ending economic adjustments.
Религия должна стать могущественным фактором моральной устойчивости и духовного прогресса, динамично действующим в условиях постоянно изменяющихся обстоятельств и непрекращающихся экономических преобразований.

[99:1.3] Urantia society can never hope to settle down as in past ages. The social ship has steamed out of the sheltered bays of established tradition and has begun its cruise upon the high seas of evolutionary destiny; and the soul of man, as never before in the world’s history, needs carefully to scrutinize its charts of morality and painstakingly to observe the compass of religious guidance. The paramount mission of religion as a social influence is to stabilize the ideals of mankind during these dangerous times of transition from one phase of civilization to another, from one level of culture to another.
Урантийское общество уже не может надеяться на то, что ему удастся обрести устойчивость прошлых веков. Социальный корабль вышел из тихих гаваней устоявшихся традиций и отправился в плавание по бурным морям эволюционного предназначения; и как никогда прежде в мировой истории душа человека должна тщательно сверяться с навигационными картами морали и старательно следовать компасу религиозного руководства. Первостепенной миссией религии как социального влияния является стабилизация идеалов человечества в эти опасные времена перехода от одной стадии цивилизации к другой, от одного уровня культуры к другому.
[99:1.4] Religion has no new duties to perform, but it is urgently called upon to function as a wise guide and experienced counselor in all of these new and rapidly changing human situations. Society is becoming more mechanical, more compact, more complex, and more critically interdependent. Religion must function to prevent these new and intimate interassociations from becoming mutually retrogressive or even destructive. Religion must act as the cosmic salt which prevents the ferments of progression from destroying the cultural savor of civilization. These new social relations and economic upheavals can result in lasting brotherhood only by the ministry of religion.
У религии не появляется новых обязанностей, однако её неотложная задача состоит в том, чтобы действовать в качестве мудрого проводника и опытного советника в новых и быстро изменяющихся условиях существования человека. Общество становится более техническим, более плотным, более сложным, и критически взаимозависимым. Религия должна действовать таким образом, чтобы эти новые и тесные взаимосвязи не вели ко взаимному регрессу или разрушению. Религия должна служить в качестве космической соли, не позволяющей ферментам развития уничтожить культурный аромат цивилизации. Такие новые социальные отношения и экономические потрясения могут привести к устойчивому братству только через служение религии.
[99:1.5] A godless humanitarianism is, humanly speaking, a noble gesture, but true religion is the only power which can lastingly increase the responsiveness of one social group to the needs and sufferings of other groups. In the past, institutional religion could remain passive while the upper strata of society turned a deaf ear to the sufferings and oppression of the helpless lower strata, but in modern times these lower social orders are no longer so abjectly ignorant nor so politically helpless.
Безбожный гуманизм с человеческой точки зрения является благородным жестом, однако истинная религия – это единственная сила, способная привести к устойчивому повышению чувствительности одной социальной группы к нуждам и страданиям других групп. В прошлом официальная религия могла оставаться пассивной, в то время когда верхние слои общества были глухи к страданиям и угнетённости беспомощных низших слоёв, но сегодня эти низшие социальные классы более не являются ни столь же унизительно невежественными, ни столь же политически беспомощными.
[99:1.6] Religion must not become organically involved in the secular work of social reconstruction and economic reorganization. But it must actively keep pace with all these advances in civilization by making clear-cut and vigorous restatements of its moral mandates and spiritual precepts, its progressive philosophy of human living and transcendent survival. The spirit of religion is eternal, but the form of its expression must be restated every time the dictionary of human language is revised.
Религия не должна непосредственно заниматься светской задачей социального преобразования и экономической реорганизации. Однако она должна активно идти в ногу со всеми подобными достижениями цивилизации, ясно и энергично преображая свои нравственные наставления и духовные предписания, свою прогрессивную философию человеческой жизни и трансцендентального спасения. Дух религии вечен, но форма её выражения должна обновляться каждый раз, когда пересматривается словарь человеческого языка.

2. WEAKNESS OF INSTITUTIONAL RELIGION

2. СЛАБОСТЬ ОФИЦИАЛЬНОЙ РЕЛИГИИ

[99:2.1] Institutional religion cannot afford inspiration and provide leadership in this impending world-wide social reconstruction and economic reorganization because it has unfortunately become more or less of an organic part of the social order and the economic system which is destined to undergo reconstruction. Only the real religion of personal spiritual experience can function helpfully and creatively in the present crisis of civilization.
Официальная религия не может стать вдохновителем и лидером в этой неминуемой всемирной социальной реконструкции и экономической реорганизации, ибо к сожалению, она в большей или меньшей степени стала органической частью социального порядка и экономической системы, которым суждено быть преобразованными. Только истинная религия личного духовного опыта способна выполнять полезную и созидательную функцию в условиях текущего кризиса цивилизации.
[99:2.2] Institutional religion is now caught in the stalemate of a vicious circle. It cannot reconstruct society without first reconstructing itself; and being so much an integral part of the established order, it cannot reconstruct itself until society has been radically reconstructed.
Сегодня официальная религия оказалась в тупике порочного круга. Она не может переустроить общество, не переустроив вначале себя; но являясь столь неотъемлемой частью укоренившегося порядка, она не может перестроить себя до тех пор, пока не будет радикально переустроено общество.

[99:2.3] Religionists must function in society, in industry, and in politics as individuals, not as groups, parties, or institutions. A religious group which presumes to function as such, apart from religious activities, immediately becomes a political party, an economic organization, or a social institution. Religious collectivism must confine its efforts to the furtherance of religious causes.
Верующие должны действовать в обществе, промышленности и политике как индивидуумы, а не как группы, партии или институты. Религиозная группа, которая предполагает действовать как таковая, в отрыве от религиозных видов деятельности, сразу же становится политической партией, экономической организацией или социальным институтом. Религиозный коллективизм должен ограничивать свои усилия продвижением религиозных целей.
[99:2.4] Religionists are of no more value in the tasks of social reconstruction than nonreligionists except in so far as their religion has conferred upon them enhanced cosmic foresight and endowed them with that superior social wisdom which is born of the sincere desire to love God supremely and to love every man as a brother in the heavenly kingdom. An ideal social order is that in which every man loves his neighbor as he loves himself.
В социальном переустройстве верующие – по сравнению с людьми неверующими – представляют собой большую ценность лишь постольку, поскольку религия расширила их космическую проницательность и наделила той высшей социальной мудростью, которая рождается из искреннего желания любить Бога высшей любовью и любить каждого человека как своего брата в царстве небесном. Идеальный общественный порядок – это когда каждый человек любит ближнего как самого себя.

[99:2.5] The institutionalized church may have appeared to serve society in the past by glorifying the established political and economic orders, but it must speedily cease such action if it is to survive. Its only proper attitude consists in the teaching of nonviolence, the doctrine of peaceful evolution in the place of violent revolution – peace on earth and good will among all men.
Возможно, что в прошлом официальная церковь действительно служила обществу, восхваляя существовавшие политические и экономические уклады, однако, если она хочет сохраниться, ей следует как можно быстрее отказаться от этой роли. Единственно подобающим отношением церкви является наставление отказа от насилия, доктрины мирной эволюции вместо насильственной революции – мира на земле и доброй воли среди людей.
[99:2.6] Modern religion finds it difficult to adjust its attitude toward the rapidly shifting social changes only because it has permitted itself to become so thoroughly traditionalized, dogmatized, and institutionalized. The religion of living experience finds no difficulty in keeping ahead of all these social developments and economic upheavals, amid which it ever functions as a moral stabilizer, social guide, and spiritual pilot. True religion carries over from one age to another the worth-while culture and that wisdom which is born of the experience of knowing God and striving to be like him.
Современной религии трудно приспособиться к стремительным социальным переменам только потому, что она позволила себе оказаться столь плотно скованной традициями, догмами и формализмом. Религии живого опыта легко оставаться впереди любых социальных перемен и экономических потрясений, среди которых она неизменно действует как нравственный стабилизатор, социальный проводник и духовный лоцман. Истинная религия переносит из одной эпохи в другую всё ценное, что есть в культуре, а также ту мудрость, которая рождается в опыте людей, познающих Бога и стремящихся быть подобными ему.

3. RELIGION AND THE RELIGIONIST

3. РЕЛИГИЯ И ВЕРУЮЩИЙ

[99:3.1] Early Christianity was entirely free from all civil entanglements, social commitments, and economic alliances. Only did later institutionalized Christianity become an organic part of the political and social structure of Occidental civilization.
Раннее христианство было полностью свободно от участия в каких-либо гражданских делах, от всяких общественных обязательств и экономических альянсов. Только более позднее официальное христианство стало органической частью политической и социальной структуры западной цивилизации.
[99:3.2] The kingdom of heaven is neither a social nor economic order; it is an exclusively spiritual brotherhood of God-knowing individuals. True, such a brotherhood is in itself a new and amazing social phenomenon attended by astounding political and economic repercussions.
Царство небесное не является ни общественным, ни экономическим укладом; оно представляет собой исключительно духовное братство Богопознающих индивидуумов. Однако истинно и то, что такое братство являет собой новый и удивительный социальный феномен, сопровождаемый поразительными политическими и экономическими последствиями.

[99:3.3] The religionist is not unsympathetic with social suffering, not unmindful of civil injustice, not insulated from economic thinking, neither insensible to political tyranny. Religion influences social reconstruction directly because it spiritualizes and idealizes the individual citizen. Indirectly, cultural civilization is influenced by the attitude of these individual religionists as they become active and influential members of various social, moral, economic, and political groups.
Верующий не остаётся безразличным к страданиям общества, невнимательным к гражданской несправедливости, неспособным к экономическому мышлению или бесчувственным к политической тирании. Религия непосредственно влияет на социальное переустройство потому, что она одухотворяет и наделяет идеалистическими взглядами отдельного гражданина. Отношение таких индивидуальных верующих косвенно воздействует на культурную цивилизацию по мере того, как они становятся активными и влиятельными членами различных общественных, моральных, экономических и политических групп.
[99:3.4] The attainment of a high cultural civilization demands, first, the ideal type of citizen and, then, ideal and adequate social mechanisms wherewith such a citizenry may control the economic and political institutions of such an advanced human society.
Достижение уровня высокой культурной цивилизации требует, во-первых, идеального типа гражданина, а затем – идеальных и адекватных общественных механизмов, с помощью которых эти граждане могут контролировать экономические и политические институты такого передового человеческого общества.
[99:3.5] The church, because of overmuch false sentiment, has long ministered to the underprivileged and the unfortunate, and this has all been well, but this same sentiment has led to the unwise perpetuation of racially degenerate stocks which have tremendously retarded the progress of civilization.
Церковь, по причине чрезмерной ошибочной сентиментальности, в течение долгого времени опекала неимущих и несчастных, и всё это было благим делом; однако всё та же сентиментальность привела к неразумному сохранению выродившихся в расовом отношении элементов, что чрезвычайно замедлило прогресс цивилизации.

[99:3.6] Many individual social reconstructionists, while vehemently repudiating institutionalized religion, are, after all, zealously religious in the propagation of their social reforms. And so it is that religious motivation, personal and more or less unrecognized, is playing a great part in the present-day program of social reconstruction.
Многие отдельные поборники общественного переустройства, неистово отвергая официальную религию, являются, по сути дела, рьяно верующими в распространении своих социальных реформ. Так религиозная мотивация – личная и более или менее неосознанная – играет огромную роль в современной программе социального преобразования.
[99:3.7] The great weakness of all this unrecognized and unconscious type of religious activity is that it is unable to profit from open religious criticism and thereby attain to profitable levels of self-correction. It is a fact that religion does not grow unless it is disciplined by constructive criticism, amplified by philosophy, purified by science, and nourished by loyal fellowship.
Огромная слабость всей подобной неосознанной и бессознательной религиозной деятельности заключается в том, что она не способна извлечь пользу из открытой религиозной критики и, таким образом, подняться до полезных уровней самокоррекции. Фактически, религия не развивается, пока она не дисциплинирована конструктивной критикой, не усилена философией, не очищена наукой и не взлелеяна преданным братством.

[99:3.8] There is always the great danger that religion will become distorted and perverted into the pursuit of false goals, as when in times of war each contending nation prostitutes its religion into military propaganda. Loveless zeal is always harmful to religion, while persecution diverts the activities of religion into the achievement of some sociologic or theologic drive.
Всегда существует огромная опасность искажения и извращения религии для достижения ложных целей – как это случается во время войны, когда каждая из противоборствующих сторон развращает свою религию, превращая её в военную пропаганду. Лишённое любви рвение всегда идёт во вред религии, в то время как гонение искажает религиозные виды деятельности, уводя их на достижение некоторой социальной или теологической цели.
[99:3.9] Religion can be kept free from unholy secular alliances only by:
Религию можно оградить от участия в нечестивых светских альянсах только посредством:

1. A critically corrective philosophy.
2. Freedom from all social, economic, and political alliances.
3. Creative, comforting, and love-expanding fellowships.
4. Progressive enhancement of spiritual insight and the appreciation of cosmic values.
5. Prevention of fanaticism by the compensations of the scientific mental attitude.
1. Критически корректирующей философии.
2. Свободы от всех социальных, экономических и политических альянсов.
3. Творческих, утешающих и усиливающих любовь объединений.
4. Последовательного улучшения духовной проницательности и восприятия космических ценностей.
5. Предотвращения фанатизма через компенсирующее влияние рационального научного отношения.

[99:3.10] Religionists, as a group, must never concern themselves with anything but religion, albeit any one such religionist, as an individual citizen, may become the outstanding leader of some social, economic, or political reconstruction movement.
Как группа, верующие никогда не должны беспокоиться о чём-либо, кроме религии, хотя любой такой верующий, как отдельный гражданин, может стать выдающимся лидером какого-либо движения за социальное, экономическое или политическое переустройство.
[99:3.11] It is the business of religion to create, sustain, and inspire such a cosmic loyalty in the individual citizen as will direct him to the achievement of success in the advancement of all these difficult but desirable social services.
Задача религии – создавать, поддерживать и побуждать в индивидуальном гражданине такую космическую преданность, которая приведёт его к успеху в развитии этих трудных, но желательных видов общественного служения.

4. TRANSITION DIFFICULTIES

4. ТРУДНОСТИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

[99:4.1] Genuine religion renders the religionist socially fragrant and creates insights into human fellowship. But the formalization of religious groups many times destroys the very values for the promotion of which the group was organized. Human friendship and divine religion are mutually helpful and significantly illuminating if the growth in each is equalized and harmonized. Religion puts new meaning into all group associations – families, schools, and clubs. It imparts new values to play and exalts all true humor.
Подлинная религия делает верующего социально привлекательным и наделяет его способностью постижения человеческого братства. Однако формализация религиозных групп часто разрушает те самые ценности, для содействия которым эти группы создавались. Человеческая дружба и божественная религия взаимополезны и в значительной мере поучительны при сбалансированном и гармоничном росте каждой из них. Религия наполняет новыми смыслами все групповые объединения – семьи, школы и клубы. Она придаёт новые ценности досугу и возвышает любой истинный юмор.
[99:4.2] Social leadership is transformed by spiritual insight; religion prevents all collective movements from losing sight of their true objectives. Together with children, religion is the great unifier of family life, provided it is a living and growing faith. Family life cannot be had without children; it can be lived without religion, but such a handicap enormously multiplies the difficulties of this intimate human association. During the early decades of the twentieth century, family life, next to personal religious experience, suffers most from the decadence consequent upon the transition from old religious loyalties to the emerging new meanings and values.
Духовная проницательность трансформирует общественное руководство; религия не позволяет коллективным движениям терять из виду свои истинные цели. Вместе с детьми, религия является великим объединителем семейной жизни, если только она представляет собой живую и растущую веру. Семейная жизнь невозможна без детей; она может обходиться без религии, но подобное препятствие многократно умножает трудности такого сокровенного человеческого союза. Вслед за личным религиозным опытом, семейная жизнь первых десятилетий двадцатого века больше всего страдает от упадка, наступившего в результате перехода от прежних видов религиозной преданности к формирующимся новым смыслам и ценностям.

[99:4.3] True religion is a meaningful way of living dynamically face to face with the commonplace realities of everyday life. But if religion is to stimulate individual development of character and augment integration of personality, it must not be standardized. If it is to stimulate evaluation of experience and serve as a value-lure, it must not be stereotyped. If religion is to promote supreme loyalties, it must not be formalized.
Истинная религия – это исполненный смысла путь динамичной жизни в условиях обыденной реальности повседневного существования. Однако для того чтобы религия могла побуждать индивидуальное развитие характера и углублять интеграцию личности, она не должна быть стандартной. Для того чтобы она могла стимулировать оценку опыта и быть притягательной в виде ценности, её нельзя превращать в стереотип. Для того чтобы религия могла способствовать высшим видам преданности, она не должна подвергаться формализации.
[99:4.4] No matter what upheavals may attend the social and economic growth of civilization, religion is genuine and worth while if it fosters in the individual an experience in which the sovereignty of truth, beauty, and goodness prevails, for such is the true spiritual concept of supreme reality. And through love and worship this becomes meaningful as fellowship with man and sonship with God.
Какие бы потрясения ни сопровождали социальный и экономический рост цивилизации, религия остаётся подлинной и полезной, если она развивает в индивидууме опыт, в котором преобладает верховенство истины, красоты и добродетели, ибо такова истинная духовная концепция высшей реальности. А через любовь и поклонение значимость такого опыта выражается в братстве между людьми и сыновстве по отношению к Богу.
[99:4.5] After all, it is what one believes rather than what one knows that determines conduct and dominates personal performances. Purely factual knowledge exerts very little influence upon the average man unless it becomes emotionally activated. But the activation of religion is superemotional, unifying the entire human experience on transcendent levels through contact with, and release of, spiritual energies in the mortal life.
В конце концов, именно то, во что человек верит, а не то, что он знает, определяет его поведение и личные действия. Знание одних только фактов оказывает весьма незначительное воздействие на обычного человека, если оно не активировано чувством. Однако активация религии сверхчувственна и объединяет весь человеческий опыт на трансцендентальных уровнях посредством соприкосновения с духовными энергиями и высвобождения их в смертной жизни.

[99:4.6] During the psychologically unsettled times of the twentieth century, amid the economic upheavals, the moral crosscurrents, and the sociologic rip tides of the cyclonic transitions of a scientific era, thousands upon thousands of men and women have become humanly dislocated; they are anxious, restless, fearful, uncertain, and unsettled; as never before in the world’s history they need the consolation and stabilization of sound religion. In the face of unprecedented scientific achievement and mechanical development there is spiritual stagnation and philosophic chaos.
В условиях психологически неустойчивого двадцатого века – с его экономическими потрясениями, противоречивыми моральными тенденциями и общественными волнениями, характерными для циклонических переходных периодов научной эры, – тысячи и тысячи мужчин и женщин по-человечески сбились с пути; они испытывают тревогу, беспокойство, страх, неуверенность и неуравновешенность; как никогда в мировой истории, они нуждаются в утешении и устойчивости здравой религии. На фоне беспрецедентных научных достижений и развития техники имеет место духовный застой и философский хаос.

[99:4.7] There is no danger in religion’s becoming more and more of a private matter – a personal experience – provided it does not lose its motivation for unselfish and loving social service. Religion has suffered from many secondary influences: sudden mixing of cultures, intermingling of creeds, diminution of ecclesiastical authority, changing of family life, together with urbanization and mechanization.
Всё большее превращение религии в частное дело – личный опыт – не представляет собой опасности, если при этом она не теряет своего побуждения к бескорыстному и любвеобильному общественному служению. Религия пострадала от множества второстепенных воздействий, таких как внезапные слияния культур, смешение вероучений, ослабление церковной власти, перемены в семейной жизни, а также от урбанизации и механизации.
[99:4.8] Man’s greatest spiritual jeopardy consists in partial progress, the predicament of unfinished growth: forsaking the evolutionary religions of fear without immediately grasping the revelatory religion of love. Modern science, particularly psychology, has weakened only those religions which are so largely dependent upon fear, superstition, and emotion.
Величайшая духовная опасность для человека заключается в частичном прогрессе – сложной ситуации незаконченного роста: отказе от эволюционных религий страха без немедленного принятия основанной на любви религии откровения. Современная наука – в особенности психология – ослабила только те религии, которые в столь значительной степени зависят от страха, суеверий и эмоций.
[99:4.9] Transition is always accompanied by confusion, and there will be little tranquillity in the religious world until the great struggle between the three contending philosophies of religion is ended:
Переходный период всегда сопровождается смятением, и спокойствие возобладает в религиозном мире только тогда, когда закончится великая борьба трёх противоборствующих философий религии:

1. The spiritistic belief (in a providential Deity) of many religions.
2. The humanistic and idealistic belief of many philosophies.
3. The mechanistic and naturalistic conceptions of many sciences.
1. Спиритуалистических верований (в некоторое провиденциальное Божество) многих религий.
2. Гуманистических и идеалистических убеждений многих философий.
3. Механистических и натуралистических идей многих наук.

[99:4.10] And these three partial approaches to the reality of the cosmos must eventually become harmonized by the revelatory presentation of religion, philosophy, and cosmology which portrays the triune existence of spirit, mind, and energy proceeding from the Trinity of Paradise and attaining time-space unification within the Deity of the Supreme.
И эти три частичных подхода к реальности космоса в итоге должны быть гармонизированы представлением религии откровения, философии и космологии, описывающей триединое существование духа, разума и энергии, исходящих от Троицы Рая и достигающих пространственно-временного объединения в пределах Божества Верховного.

5. SOCIAL ASPECTS OF RELIGION

5. СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РЕЛИГИИ

[99:5.1] While religion is exclusively a personal spiritual experience – knowing God as a Father – the corollary of this experience – knowing man as a brother – entails the adjustment of the self to other selves, and that involves the social or group aspect of religious life. Religion is first an inner or personal adjustment, and then it becomes a matter of social service or group adjustment. The fact of man’s gregariousness perforce determines that religious groups will come into existence. What happens to these religious groups depends very much on intelligent leadership. In primitive society the religious group is not always very different from economic or political groups. Religion has always been a conservator of morals and a stabilizer of society. And this is still true, notwithstanding the contrary teaching of many modern socialists and humanists.
Хотя религия и является исключительно личным духовным опытом – познанием Бога как Отца, следствие этого опыта – осознание человека как брата – влечёт за собой согласование своего «я» и «я» других людей, а это включает в себя социальный или групповой аспект религиозной жизни. Религия – это сначала внутреннее или личностное согласование, после чего она становится предметом общественного служения или группового согласования. Появление религиозной группы является неизбежным следствием человеческой общительности. Дальнейшая судьба религиозных групп в значительной мере зависит от разумного руководства. В примитивном обществе религиозная группа обычно мало отличается от экономических или политических групп. Религия всегда охраняет нравы и укрепляет общество. И это остаётся справедливым, вопреки учениям многих современных социалистов и гуманистов.
[99:5.2] Always keep in mind: True religion is to know God as your Father and man as your brother. Religion is not a slavish belief in threats of punishment or magical promises of future mystical rewards.
Всегда помните: истинная религия заключается в том, чтобы знать Бога как своего Отца и человека – как своего брата. Религия – это не рабская вера в угрозы наказания или магические обещания будущих мистических наград.

[99:5.3] The religion of Jesus is the most dynamic influence ever to activate the human race. Jesus shattered tradition, destroyed dogma, and called mankind to the achievement of its highest ideals in time and eternity – to be perfect, even as the Father in heaven is perfect.
Религия Иисуса является наиболее динамичным влиянием из всех, какие только оказывали воздействие на человеческую расу. Иисус разрушил традицию, уничтожил догму и призвал человечество к достижению высочайших идеалов во времени и вечности – быть совершенным, как совершенен небесный Отец.

[99:5.4] Religion has little chance to function until the religious group becomes separated from all other groups–the social association of the spiritual membership of the kingdom of heaven.
Религия способна по-настоящему действовать только после того, как религиозная группа отделяется от всех остальных групп; так появляется общественное объединение духовных членов небесного царства.
[99:5.5] The doctrine of the total depravity of man destroyed much of the potential of religion for effecting social repercussions of an uplifting nature and of inspirational value. Jesus sought to restore man’s dignity when he declared that all men are the children of God.
Доктрина о полной греховности человека в значительной мере уничтожила потенциальную возможность религии оказывать возвышающее и вдохновляющее общественное воздействие. Иисус стремился восстановить достоинство человека когда заявил, что все люди являются детьми Бога.
[99:5.6] Any religious belief which is effective in spiritualizing the believer is certain to have powerful repercussions in the social life of such a religionist. Religious experience unfailingly yields the “fruits of the spirit” in the daily life of the spirit-led mortal.
Любое религиозное убеждение, способное одухотворять верующего, обязательно влечёт за собой глубокие последствия в общественной жизни такого верующего. Религиозный опыт неизменно приносит «плоды духа» в повседневной жизни ведомого духом смертного.
[99:5.7] Just as certainly as men share their religious beliefs, they create a religious group of some sort which eventually creates common goals. Someday religionists will get together and actually effect co-operation on the basis of unity of ideals and purposes rather than attempting to do so on the basis of psychological opinions and theological beliefs. Goals rather than creeds should unify religionists. Since true religion is a matter of personal spiritual experience, it is inevitable that each individual religionist must have his own and personal interpretation of the realization of that spiritual experience. Let the term “faith” stand for the individual’s relation to God rather than for the creedal formulation of what some group of mortals have been able to agree upon as a common religious attitude. “Have you faith? Then have it to yourself.”
Таким же неизбежным, как наличие у людей общих религиозных убеждений, является создание некоторой религиозной группы, определяющей со временем общие цели. Когда-нибудь верующие соберутся вместе и действительно начнут сотрудничать на основе единства идеалов и намерений, вместо того, чтобы пытаться добиться этого, исходя из психологических мнений и теологических убеждений. Объединять верующих должны цели, а не символы веры. Ввиду того, что истинная религия является делом личного духовного опыта, каждый отдельный верующий неизбежно должен иметь своё собственное и индивидуальное осмысление такого духовного опыта. Пусть термин «вера» означает отношение индивидуума к Богу, а не догматические формулировки того, о чём некоторые группы смертных смогли договориться как об общей религиозной позиции. «Ты имеешь веру? Тогда имей её в себе».
[99:5.8] That faith is concerned only with the grasp of ideal values is shown by the New Testament definition which declares that faith is the substance of things hoped for and the evidence of things not seen.
То, что вера имеет отношение только к постижению идеальных ценностей, показано в определении, которое приводится в Новом Завете; оно провозглашает, что вера является сущностью ожидаемого и свидетельством невидимого.
[99:5.9] Primitive man made little effort to put his religious convictions into words. His religion was danced out rather than thought out. Modern men have thought out many creeds and created many tests of religious faith. Future religionists must live out their religion, dedicate themselves to the wholehearted service of the brotherhood of man. It is high time that man had a religious experience so personal and so sublime that it could be realized and expressed only by “feelings that lie too deep for words».
Примитивный человек мало стремился к тому, чтобы выразить свои религиозные убеждения словами. Его религия выражалась больше в танце, чем в мысли. Современные люди придумали множество символов веры и создали многочисленные критерии религиозной веры. Верующие, устремленные в будущее, должны проживать свою религию, посвящая себя чистосердечному служению братству людей. Человеку давно пора обрести религиозный опыт столь личный и столь возвышенный, чтобы его можно было реализовать и выразить только «чувствами, слишком глубокими для слов».
[99:5.10] Jesus did not require of his followers that they should periodically assemble and recite a form of words indicative of their common beliefs. He only ordained that they should gather together to actually do something – partake of the communal supper of the remembrance of his bestowal life on Urantia.
Иисус не требовал от своих последователей, чтобы они периодически собирались и декламировали формальные слова, демонстрирующие общие убеждения. Он наказывал им собираться вместе только для того, чтобы действительно что-нибудь делать – принимать участие в общем ужине в память о его посвященческой жизни на Урантии.

[99:5.11] What a mistake for Christians to make when, in presenting Christ as the supreme ideal of spiritual leadership, they dare to require God-conscious men and women to reject the historic leadership of the God-knowing men who have contributed to their particular national or racial illumination during past ages.
Какую же ошибку совершают христиане, когда, представляя Христа как высший идеал духовного лидерства, они смеют требовать, чтобы осознающие Бога мужчины и женщины отвергли историческое водительство тех Богопознающих людей, которые способствовали их специфическому национальному или расовому просвещению в прошлые эпохи.

6. INSTITUTIONAL RELIGION

6. ОФИЦИАЛЬНАЯ РЕЛИГИЯ

[99:6.1] Sectarianism is a disease of institutional religion, and dogmatism is an enslavement of the spiritual nature. It is far better to have a religion without a church than a church without religion. The religious turmoil of the twentieth century does not, in and of itself, betoken spiritual decadence. Confusion goes before growth as well as before destruction.
Сектантство является болезнью официальной религии, а догматизм представляет собой порабощение духовной сущности. Гораздо лучше иметь религию без церкви, чем церковь без религии. Религиозное смятение двадцатого века само по себе ещё не говорит о духовном упадке. Ведь замешательство предшествует как разрушению, так и росту.
[99:6.2] There is a real purpose in the socialization of religion. It is the purpose of group religious activities to dramatize the loyalties of religion; to magnify the lures of truth, beauty, and goodness; to foster the attractions of supreme values; to enhance the service of unselfish fellowship; to glorify the potentials of family life; to promote religious education; to provide wise counsel and spiritual guidance; and to encourage group worship. And all live religions encourage human friendship, conserve morality, promote neighborhood welfare, and facilitate the spread of the essential gospel of their respective messages of eternal salvation.
Социализация религии преследует подлинную цель. Назначение групповой религиозной деятельности заключается в том, чтобы подчеркивать религиозную преданность; умножать привлекательность истины, красоты и добродетели; воспитывать притягательность высших ценностей; углублять служение бескорыстного братства; прославлять потенциальные возможности семейной жизни; развивать религиозное образование; предоставлять мудрые советы и духовное водительство; поощрять групповое поклонение. И все живые религии поддерживают человеческую дружбу, сберегают нравственность, способствуют добрососедским отношениям и помогают распространению евангелия, составляющего суть их соответствующих посланий вечного спасения.
[99:6.3] But as religion becomes institutionalized, its power for good is curtailed, while the possibilities for evil are greatly multiplied. The dangers of formalized religion are: fixation of beliefs and crystallization of sentiments; accumulation of vested interests with increase of secularization; tendency to standardize and fossilize truth; diversion of religion from the service of God to the service of the church; inclination of leaders to become administrators instead of ministers; tendency to form sects and competitive divisions; establishment of oppressive ecclesiastical authority; creation of the aristocratic “chosen-people” attitude; fostering of false and exaggerated ideas of sacredness; the routinizing of religion and the petrification of worship; tendency to venerate the past while ignoring present demands; failure to make up-to-date interpretations of religion; entanglement with functions of secular institutions; it creates the evil discrimination of religious castes; it becomes an intolerant judge of orthodoxy; it fails to hold the interest of adventurous youth and gradually loses the saving message of the gospel of eternal salvation.
Однако по мере того, как религия становится официальной, её способность творить добро уменьшается, а возможность приносить зло многократно возрастает. Опасности формализованной религии следующие: фиксация убеждений и кристаллизация чувств; накопление всё больших имущественных прав при усилении секуляризации; стремление стандартизировать и выхолащивать истину; отход религии от служения Богу в пользу служения церкви; склонность лидеров становиться администраторами, а не пастырями; тенденция к образованию сект и конкурирующих ветвей; установление деспотической власти духовенства; создание аристократического отношения «избранного народа»; поощрение ложных и преувеличенных идей святости; превращение религии в обыденность и выхолащивание поклонения; тенденция к преклонению перед прошлым при игнорировании требований настоящего; неспособность предложить современные толкования религии; вовлечение в функции светских институтов; такая религия создаёт порочное деление на религиозные касты и становится нетерпимым ортодоксальным судьёй; она не может удержать интерес пытливой молодёжи и постепенно утрачивает спасительное послание евангелия вечного спасения.
[99:6.4] Formal religion restrains men in their personal spiritual activities instead of releasing them for heightened service as kingdom builders.
Формальная религия ограничивает людей в их личных духовных видах деятельности вместо того, чтобы освобождать их для более активного служения в качестве строителей царства.

7. RELIGION’S CONTRIBUTION

7. ВКЛАД РЕЛИГИИ

[99:7.1] Though churches and all other religious groups should stand aloof from all secular activities, at the same time religion must do nothing to hinder or retard the social co-ordination of human institutions. Life must continue to grow in meaningfulness; man must go on with his reformation of philosophy and his clarification of religion.
Хотя церкви и любые другие религиозные группы должны сторониться любых светских видов деятельности, религии всё же не следует предпринимать ничего из того, что могло бы сдерживать или замедлять общественную координацию человеческих институтов. Жизнь должна продолжать наполняться всё большим смыслом; человек должен продолжать реформировать свою философию и очищать свою религию.
[99:7.2] Political science must effect the reconstruction of economics and industry by the techniques it learns from the social sciences and by the insights and motives supplied by religious living. In all social reconstruction religion provides a stabilizing loyalty to a transcendent object, a steadying goal beyond and above the immediate and temporal objective. In the midst of the confusions of a rapidly changing environment mortal man needs the sustenance of a far-flung cosmic perspective.
Политическая наука должна преобразовывать экономику и промышленность с помощью методов, которые она заимствует из общественных наук, а также благодаря проницательности и побуждениям, которые исходят из религиозной жизни. Во всякое социальное преобразование религия привносит укрепляющую преданность трансцендентальному объекту – стабилизирующей цели, находящейся за пределами и выше непосредственной и преходящей цели. В хаотических условиях быстро изменяющего окружения смертному человеку нужна поддержка широкой космической перспективы.
[99:7.3] Religion inspires man to live courageously and joyfully on the face of the earth; it joins patience with passion, insight to zeal, sympathy with power, and ideals with energy.
Религия побуждает человека жить на земле мужественно и радостно; она соединяет терпение со страстью, проницательность с усердием, сочувствие с могуществом, а идеалы с энергией.
[99:7.4] Man can never wisely decide temporal issues or transcend the selfishness of personal interests unless he meditates in the presence of the sovereignty of God and reckons with the realities of divine meanings and spiritual values.
Человек никогда не сможет мудро решать мирские вопросы или преодолевать эгоизм личных интересов, не предаваясь вдумчивому размышлению в присутствии всемогущества Бога и не считаясь с реальностями божественных смыслов и духовных ценностей.
[99:7.5] Economic interdependence and social fraternity will ultimately conduce to brotherhood. Man is naturally a dreamer, but science is sobering him so that religion can presently activate him with far less danger of precipitating fanatical reactions. Economic necessities tie man up with reality, and personal religious experience brings this same man face to face with the eternal realities of an ever-expanding and progressing cosmic citizenship.
Экономическая взаимозависимость и социальная общность со временем приведут к братству. Человек от природы мечтатель, однако наука отрезвляет его настолько, что активизация человека религией уже не связана в такой степени с риском возникновения фанатичных реакций. Экономическая необходимость привязывает человека к реальности, а личный религиозный опыт ставит того же самого человека лицом к лицу с вечными реальностями постоянно расширяющегося и развивающегося космического гражданства.

[99:7.6] [Presented by a Melchizedek of Nebadon.]
[Представлено Мелхиседеком Небадона.]

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.