081 Развитие современной цивилизации

(Development of Modern Civilization)

[81:0.1] REGARDLESS of the ups and downs of the miscarriage of the plans for world betterment projected in the missions of Caligastia and Adam, the basic organic evolution of the human species continued to carry the races forward in the scale of human progress and racial development. Evolution can be delayed but it cannot be stopped.
НЕСМОТРЯ на взлёты и падения, которые последовали за провалом планов по улучшению мира, заложенных в миссиях Калигастии и Адама, органическая эволюция человеческих видов в целом продолжала продвигать народы по ступеням человеческого прогресса и расового развития. Эволюцию можно задержать, но её невозможно остановить.
[81:0.2] The influence of the violet race, though in numbers smaller than had been planned, produced an advance in civilization which, since the days of Adam, has far exceeded the progress of mankind throughout its entire previous existence of almost a million years. 
Влияние фиолетовой расы, хотя и менее многочисленной, чем планировалось, привело к таким достижениям цивилизации, которые со времён Адама значительно превысили прогресс человечества, достигнутый им за всё предшествовавшее существование в течение почти миллиона лет.

1. THE CRADLE OF CIVILIZATION 

1. КОЛЫБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ

[81:1.1] For about thirty-five thousand years after the days of Adam, the cradle of civilization was in southwestern Asia, extending from the Nile valley eastward and slightly to the north across northern Arabia, through Mesopotamia, and on into Turkestan. And climate was the decisive factor in the establishment of civilization in that area.
На протяжении примерно тридцати пяти тысяч лет после Адама колыбель цивилизации находилась в юго-западной Азии, простираясь от долины Нила на северо-восток через северную Аравию и Месопотамию до Туркестана. Причём решающим фактором, определяющим возникновение цивилизации в этом регионе, был климат.
[81:1.2] It was the great climatic and geologic changes in northern Africa and western Asia that terminated the early migrations of the Adamites, barring them from Europe by the expanded Mediterranean and diverting the stream of migration north and east into Turkestan. By the time of the completion of these land elevations and associated climatic changes, about 15,000 B.C., civilization had settled down to a world-wide stalemate except for the cultural ferments and biologic reserves of the Andites still confined by mountains to the east in Asia and by the expanding forests in Europe to the west. 
Именно серьёзные климатические и геологические изменения в северной Африке и западной Азии положили конец ранним миграциям адамитов, преградив им путь в Европу из-за расширения Средиземного моря и изменив направление миграций на северное и восточное, в Туркестан. Ко времени завершения подъёмов суши и связанных с ними климатических изменений, примерно за 15.000 лет до нашей эры, цивилизация во всём мире стагнировала, за исключением культурной закваски и биологических резервов андитов, которых по-прежнему сдерживали горы на востоке Азии и разраставшиеся леса на западе Европы.
[81:1.3] Climatic evolution is now about to accomplish what all other efforts had failed to do, that is, to compel Eurasian man to abandon hunting for the more advanced callings of herding and farming.Evolution may be slow, but it is terribly effective.
Климатической эволюции предстояло завершить то, что оказалось не под силу всем остальным факторам: заставить евразийского человека сменить охоту на более прогрессивные занятия – скотоводство и земледелие. Эволюция может быть медленной, однако она невероятно эффективна.
[81:1.4] Since slaves were so generally employed by the earlier agriculturists, the farmer was formerly looked down on by both the hunter and the herder. For ages it was considered menial to till the soil; wherefore the idea that soil toil is a curse, whereas it is the greatest of all blessings. Even in the days of Cain and Abel the sacrifices of the pastoral life were held in greater esteem than the offerings of agriculture. 
Ввиду того, что древние земледельцы повсеместно использовали рабов, в прежние времена и охотник, и скотовод свысока смотрели на фермера. Земледелие веками считалось недостойным занятием; отсюда возникло представление о том, что возделывание земли было проклятием, тогда как оно является величайшим из всех благ. Но даже во времена Каина и Авеля жертвоприношения пастухов ценились выше, чем дары земли.
[81:1.5] Man ordinarily evolved into a farmer from a hunter by transition through the era of the herder, and this was also true among the Andites, but more often the evolutionary coercion of climatic necessity would cause whole tribes to pass directly from hunters to successful farmers. But this phenomenon of passing immediately from hunting to agriculture only occurred in those regions where there was a high degree of race mixture with the violet stock. 
Обычно развитие человека из охотника в земледельца проходило через стадию скотовода, что относилось и к андитам, однако чаще, под действием климатических факторов, целые племена претерпевали вынужденную эволюцию, превращаясь непосредственно из охотников в преуспевающих земледельцев. Но такой прямой переход от охоты к обработке земли наблюдался только в тех регионах, где был высокий процент смешения с фиолетовой расой.
[81:1.6] The evolutionary peoples (notably the Chinese) early learned to plant seeds and to cultivate crops through observation of the sprouting of seeds accidentally moistened or which had been put in graves as food for the departed. But throughout southwest Asia, along the fertile river bottoms and adjacent plains, the Andites were carrying out the improved agricultural techniques inherited from their ancestors, who had made farming and gardening the chief pursuits within the boundaries of the second garden. 
Эволюционные народы (в особенности китайцы) уже в древности научились сажать семена и выращивать зерновые культуры, благодаря наблюдениям за проросшим зерном – случайно намокшим или же оставленным в могиле в качестве пищи для усопшего. А на территории всей юго-западной Азии, в плодородных устьях рек и на прилегающих равнинах, андиты внедряли усовершенствованные методы обработки земли, унаследованные от своих предков, которые сделали земледелие и садоводство главными занятиями на территории второго сада.
[81:1.7] For thousands of years the descendants of Adam had grown wheat and barley, as improved in the Garden, throughout the highlands of the upper border of Mesopotamia. The descendants of Adam and Adamson here met, traded, and socially mingled. 
Тысячелетиями потомки Адама выращивали культивированные в Саду пшеницу и овёс на высокогорьях вдоль северных границ Месопотамии. Здесь наследники Адама и Адамсона встречались, торговали и общались друг с другом.
[81:1.8] It was these enforced changes in living conditions which caused such a large proportion of the human race to become omnivorous in dietetic practice. And the combination of the wheat, rice, and vegetable diet with the flesh of the herds marked a great forward step in the health and vigor of these ancient peoples. 
Именно вынужденное изменение условий жизни привело к тому, что столь значительная часть человечества стала всеядной. Сочетание же пшеницы, риса и овощной диеты с мясом, которое давали стада, стало огромным шагом вперёд в укреплении здоровья и физической силы этих древних народов.

2. THE TOOLS OF CIVILIZATION 

2. ОРУДИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ

[81:2.1] The growth of culture is predicated upon the development of the tools of civilization. And the tools which man utilized in his ascent from savagery were effective just to the extent that they released man power for the accomplishment of higher tasks.
Рост культуры основан на развитии орудий цивилизации. И инструментарий, которым пользовался человек при своём восхождении с уровня варварства, был эффективным ровно настолько, насколько освобождал силы человека для решения более высоких задач.
[81:2.2] You who now live amid latter-day scenes of budding culture and beginning progress in social affairs, who actually have some little spare time in which to think about society and civilization, must not overlook the fact that your early ancestors had little or no leisure which could be devoted to thoughtful reflection and social thinking. 
Вы, живущие сегодня в условиях современной многообещающей культуры и начинающегося прогресса в общественных отношениях, позволяющие себе уделять некоторое время размышлениям об обществе и цивилизации, не должны игнорировать тот факт, что у ваших древних предков почти или совсем не было досуга, который можно было бы посвятить глубокомысленному созерцанию и обдумыванию социальных проблем.

[81:2.3] The first four great advances in human civilization were:
Можно выделить четыре первых великих достижения человеческой цивилизации:

1. The taming of fire.
2. The domestication of animals. 

3. The enslavement of captives. 
4. Private property. 
1. Укрощение огня.
2. Одомашнивание животных.
3. Порабощение пленников.
4. Частная собственность.

[81:2.4] While fire, the first great discovery, eventually unlocked the doors of the scientific world, it was of little value in this regard to primitive man. He refused to recognize natural causes as explanations for commonplace phenomena.
Хотя огонь – первое великое открытие – в итоге позволил отворить дверь в мир науки, в этом отношении он не имел большого значения для первобытного человека, который отказывался верить в то, что обыкновенные явления объясняются естественными причинами.
[81:2.5] When asked where fire came from, the simple story of Andon and the flint was soon replaced by the legend of how some Prometheus stole it from heaven. The ancients sought a supernatural explanation for all natural phenomena not within the range of their personal comprehension; and many moderns continue to do this. The depersonalization of so-called natural phenomena has required ages, and it is not yet completed. But the frank, honest, and fearless search for true causes gave birth to modern science: It turned astrology into astronomy, alchemy into chemistry, and magic into medicine. 
Вскоре вместо незамысловатого рассказа об Андоне и кремне, объяснявшем происхождение огня, появилась легенда о том, как некий Прометей похитил огонь с небес. Древние люди искали сверхъестественные объяснения всем природным явлениям, которые не укладывались в круг их личного постижения; тем же продолжают заниматься и многие современные люди. Деперсонализация так называемых природных явлений продолжается веками и до сих пор не завершена. Однако искренний, честный и бесстрашный поиск истинных причин породил современную науку: он превратил астрологию в астрономию, алхимию – в химию, а магию – в медицину.

[81:2.6] In the premachine age the only way in which man could accomplish work without doing it himself was to use an animal. Domestication of animals placed in his hands living tools, the intelligent use of which prepared the way for both agriculture and transportation. And without these animals man could not have risen from his primitive estate to the levels of subsequent civilization.
В эпоху до появления машин единственный способ выполнить работу, не делая её своими руками, заключался в использовании животных. Одомашнивание животных дало человеку живые инструменты, разумное применение которых подготовило почву как для сельского хозяйства, так и для транспорта. И без животных человек не смог бы подняться со своего примитивного положения до уровней последующей цивилизации.
[81:2.7] Most of the animals best suited to domestication were found in Asia, especially in the central to southwest regions. This was one reason why civilization progressed faster in that locality than in other parts of the world. Many of these animals had been twice before domesticated, and in the Andite age they were retamed once again. But the dog had remained with the hunters ever since being adopted by the blue man long, long before. 
Большинство животных, наиболее приспособленных к одомашниванию, обитали в Азии, в особенности в области между центральными и юго-западными регионами. Это было одной из причин, в силу которых цивилизация прогрессировала здесь быстрее, чем в других районах мира. Многие из этих видов животных дважды приручались в более ранние периоды, а в эпоху андитов они были приручены в очередной раз. Однако собака жила вместе с охотниками с тех пор, как была принята синим человеком, за много, много лет до этих времён.
[81:2.8] The Andites of Turkestan were the first peoples to extensively domesticate the horse, and this is another reason why their culture was for so long predominant. By 5000 B.C. the Mesopotamian, Turkestan, and Chinese farmers had begun the raising of sheep, goats, cows, camels, horses, fowls, and elephants. They employed as beasts of burden the ox, camel, horse, and yak. Man was himself at one time the beast of burden. One ruler of the blue race once had one hundred thousand men in his colony of burden bearers. 
Андиты Туркестана первыми стали широко приручать лошадей, что является ещё одним объяснением столь долгого господства их культуры. К 5.000 году до н.э. фермеры Месопотамии, Туркестана и Китая начали разводить овец, коз, коров, верблюдов, лошадей, домашнюю птицу и слонов. В качестве вьючных животных они использовали быков, верблюдов, лошадей и яков. Одно время человек и сам был вьючным животным. Один из правителей синей расы держал сто тысяч мужчин в своей колонии носильщиков.

[81:2.9] The institutions of slavery and private ownership of land came with agriculture. Slavery raised the master’s standard of living and provided more leisure for social culture.
Институты рабовладения и частной собственности появились вместе с сельским хозяйством. Рабовладение подняло уровень жизни хозяина и обеспечило больше досуга для общественной культуры.
[81:2.10] The savage is a slave to nature, but scientific civilization is slowly conferring increasing liberty on mankind. Through animals, fire, wind, water, electricity, and other undiscovered sources of energy, man has liberated, and will continue to liberate, himself from the necessity for unremitting toil. Regardless of the transient trouble produced by the prolific invention of machinery, the ultimate benefits to be derived from such mechanical inventions are inestimable. Civilization can never flourish, much less be established, until man has leisure to think, to plan, to imagine new and better ways of doing things. 
Дикарь является рабом природы, однако научная цивилизация постепенно даёт человечеству всё большую свободу. Благодаря животным, огню, воде, электричеству и другим, пока ещё не открытым источникам энергии, человек освобождается – и будет освобождаться – от необходимости постоянного тяжёлого труда. Несмотря на временные неприятности, вызванные изобретением машин, конечные выгоды, которые можно извлечь из таких механических открытий, бесценны. Цивилизация никогда не достигнет расцвета, тем более устойчивого состояния, если у человека не будет досуга, позволяющего думать, планировать и изобретать новые и лучшие способы выполнения своих задач.

[81:2.11] Man first simply appropriated his shelter, lived under ledges or dwelt in caves. Next he adapted such natural materials as wood and stone to the creation of family huts. Lastly he entered the creative stage of home building, learned to manufacture brick and other building materials.
Поначалу человек просто использовал готовые укрытия, жил в расселинах или селился в пещерах. На следующем этапе он начал использовать такие природные материалы, как дерево и камень для сооружения примитивных жилищ. Наконец, он достиг творческой стадии строительства домов, научившись изготавливать кирпичи и другие строительные материалы.
[81:2.12] The peoples of the Turkestan highlands were the first of the more modern races to build their homes of wood, houses not at all unlike the early log cabins of the American pioneer settlers. Throughout the plains human dwellings were made of brick; later on, of burned bricks. 
Народы туркестанских нагорий первыми из более современных рас начали использовать дерево для строительства домов, напоминавших бревенчатые бараки американских пионеров-переселенцев. В долинах человеческие жилища строились из кирпича, позднее – из обожжённого кирпича.
[81:2.13] The older river races made their huts by setting tall poles in the ground in a circle; the tops were then brought together, making the skeleton frame for the hut, which was interlaced with transverse reeds, the whole creation resembling a huge inverted basket. This structure could then be daubed over with clay and, after drying in the sun, would make a very serviceable weatherproof habitation. 
Более древние речные народы изготавливали для своих хижин остов из длинных жердей, которые вбивали в землю по кругу, а вершины соединяли; получался каркас, который поперечно переплетали тростником, так что всё строение напоминало огромную перевёрнутую корзину. После этого его обмазывали глиной; просохнув на солнце, такое строение превращалось в весьма удобное, прочное и непромокаемое жилище.
[81:2.14] It was from these early huts that the subsequent idea of all sorts of basket weaving independently originated. Among one group the idea of making pottery arose from observing the effects of smearing these pole frameworks with moist clay. The practice of hardening pottery by baking was discovered when one of these clay-covered primitive huts accidentally burned. The arts of olden days were many times derived from the accidental occurrences attendant upon the daily life of early peoples. At least, this was almost wholly true of the evolutionary progress of mankind up to the coming of Adam. 
Именно на примере таких ранних хижин позднее возникла идея плетения всевозможных корзин. В одной из групп идея изготовления гончарных изделий появилась во время наблюдения за последствиями обмазывания жердевых каркасов влажной глиной. Возможность закаливания керамики с помощью обжига была открыта, когда одна из таких обмазанных глиной примитивных хижин случайно загорелась. В древности ремесла зачастую являлись следствием случайных происшествий в обычной жизни ранних народов. По крайней мере, таким, за редким исключением, был эволюционный процесс вплоть до прихода Адама.
[81:2.15] While pottery had been first introduced by the staff of the Prince about one-half million years ago, the making of clay vessels had practically ceased for over one hundred and fifty thousand years. Only the gulf coast pre-Sumerian Nodites continued to make clay vessels. The art of pottery making was revived during Adam’s time. The dissemination of this art was simultaneous with the extension of the desert areas of Africa, Arabia, and central Asia, and it spread in successive waves of improving technique from Mesopotamia out over the Eastern Hemisphere. 
Хотя керамика была внедрена персоналом Князя около полумиллиона лет назад, изготовление глиняных сосудов практически прекратилось более чем на сто пятьдесят тысяч лет. Только до-шумерские нодиты Персидского залива продолжали изготавливать сосуды из глины. Искусство изготовления гончарных изделий возродилось во времена Адама. Распространение этого искусства совпало с ростом пустынь в Африке, Аравии и центральной Азии; оно осуществлялось последовательными волнами, улучшавшими производственные методы Месопотамии и охватившими всё восточное полушарие.
[81:2.16] These civilizations of the Andite age cannot always be traced by the stages of their pottery or other arts. The smooth course of human evolution was tremendously complicated by the regimes of both Dalamatia and Eden. It often occurs that the later vases and implements are inferior to the earlier products of the purer Andite peoples. 
Не всегда прогресс андитских цивилизаций можно проследить по этапам развития керамики или других искусств. Режимы Даламатии и Эдема в огромной степени усложнили спокойное течение человеческой эволюции. Зачастую поздние вазы и утварь уступают предшествующим изделиям, изготовленным более чистокровными андитскими народами.

3. CITIES, MANUFACTURE, AND COMMERCE 

3. ГОРОДА, ПРОИЗВОДСТВО И ТОРГОВЛЯ

[81:3.1] The climatic destruction of the rich, open grassland hunting and grazing grounds of Turkestan, beginning about 12,000 B.C., compelled the men of those regions to resort to new forms of industry and crude manufacturing. Some turned to the cultivation of domesticated flocks, others became agriculturists or collectors of water-borne food, but the higher type of Andite intellects chose to engage in trade and manufacture. It even became the custom for entire tribes to dedicate themselves to the development of a single industry. From the valley of the Nile to the Hindu Kush and from the Ganges to the Yellow River, the chief business of the superior tribes became the cultivation of the soil, with commerce as a side line.
Уничтожение богатых, открытых лугов Туркестана – охотничьих и пастбищных угодий, – начавшееся около 12.000 лет до н.э. в результате изменения климата, заставило обитателей этого региона обратиться к новым занятиям и примитивным ремёслам. Некоторые из них начали разводить домашний скот, другие стали земледельцами или собирателями той пищи, которую находили в воде, однако андиты, обладавшие более высоким типом интеллекта, решили заняться торговлей и производством. Стало обычным для целого племени посвящать себя развитию какой-либо одной отрасли. От долины Нила до нагорий Гиндукуша, от Ганга до Жёлтой Реки основной деятельностью более развитых племён стало возделывание земли с торговлей в качестве побочного занятия.
[81:3.2] The increase in trade and in the manufacture of raw materials into various articles of commerce was directly instrumental in producing those early and semipeaceful communities which were so influential in spreading the culture and the arts of civilization. Before the era of extensive world trade, social communities were tribal – expanded family groups. Trade brought into fellowship different sorts of human beings, thus contributing to a more speedy cross-fertilization of culture. 
Рост торговли и превращение всё новых видов сырья в различные предметы купли-продажи непосредственно способствовали появлению тех ранних военизированных общин, которые сыграли столь заметную роль в распространении культуры и достижений цивилизации. До наступления эры широкой мировой торговли социальные общины были племенными и представляли собой разросшиеся семейные группы. Благодаря торговле различные типы людей знакомились друг с другом, что помогало более быстрому взаимопроникновению культур.
[81:3.3] About twelve thousand years ago the era of the independent cities was dawning. And these primitive trading and manufacturing cities were always surrounded by zones of agriculture and cattle raising. While it is true that industry was promoted by the elevation of the standards of living, you should have no misconception regarding the refinements of early urban life. The early races were not overly neat and clean, and the average primitive community rose from one to two feet every twenty-five years as the result of the mere accumulation of dirt and trash. Certain of these olden cities also rose above the surrounding ground very quickly because their unbaked mud huts were short-lived, and it was the custom to build new dwellings directly on top of the ruins of the old. 
Около двенадцати тысяч лет назад началась эра независимых городов. Эти примитивные центры торговли и производства всегда были окружены зонами земледелия и скотоводства. Хотя промышленное производство действительно развивалось благодаря росту жизненного уровня, у вас не должно быть превратных представлений о бытовой культуре ранней городской жизни. Древние расы особо не отличались чистоплотностью и аккуратностью, и обычное примитивное поселение поднималось на один-два фута каждые двадцать пять лет в результате одного только накопления грязи и мусора. Некоторые из таких древних городов поднимались над окружающей территорией также из-за недолговечности их необожжённых глиняных хижин, когда новые жилища обычно строились прямо на обломках старых.

[81:3.4] The widespread use of metals was a feature of this era of the early industrial and trading cities. You have already found a bronze culture in Turkestan dating before 9000 B.C., and the Andites early learned to work in iron, gold, and copper, as well. But conditions were very different away from the more advanced centers of civilization. There were no distinct periods, such as the Stone, Bronze, and Iron Ages; all three existed at the same time in different localities.
Широкое распространение металлов было одной из отличительных черт этой эры ранних промышленных и торговых городов. Вы уже обнаружили бронзовую культуру в Туркестане, возникшую ранее 9-го тысячелетия до н.э., а андиты уже в глубокой древности умели обрабатывать также железо, золото и медь. Однако вдали от наиболее развитых центров цивилизации условия были совершенно иными. Не существовало чётких периодов – таких, как каменный, бронзовый и железный век; все три существовали одновременно в различных местах.
[81:3.5] Gold was the first metal to be sought by man; it was easy to work and, at first, was used only as an ornament. Copper was next employed but not extensively until it was admixed with tin to make the harder bronze. The discovery of mixing copper and tin to make bronze was made by one of the Adamsonites of Turkestan whose highland copper mine happened to be located alongside a tin deposit. 
Золото стало первым металлом, на который появился спрос: оно легко поддавалось обработке и на первых порах из него изготавливали только украшения. Затем стали использовать медь, однако широкое применение меди началось только после того, как её сплав с оловом дал более твёрдую бронзу. Возможность соединения меди с оловом для получения бронзы была открыта одним из адамсонитов Туркестана, чей медный рудник оказался рядом с месторождением олова.

[81:3.6] With the appearance of crude manufacture and beginning industry, commerce quickly became the most potent influence in the spread of cultural civilization. The opening up of the trade channels by land and by sea greatly facilitated travel and the mixing of cultures as well as the blending of civilizations. By 5000 B.C. the horse was in general use throughout civilized and semicivilized lands. These later races not only had the domesticated horse but also various sorts of wagons and chariots. Ages before, the wheel had been used, but now vehicles so equipped became universally employed both in commerce and war.
С появлением примитивных ремёсел и зачатков промышленности торговля быстро превратилась в самое могущественное средство распространения культурной цивилизации. Открытие сухопутных и морских торговых путей существенно упростило путешествия и смешение культур, равно как и взаимопроникновение цивилизаций. К пятому тысячелетию до н.э. лошадь использовалась во всём цивилизованном и полу-цивилизованном мире. Кроме одомашненных лошадей, у более поздних рас были также различные повозки и колесницы. Колесо использовалось уже в течение многих веков, однако теперь колёсный транспорт получил повсеместное распространение как в торговых, так и в военных целях.
[81:3.7] The traveling trader and the roving explorer did more to advance historic civilization than all other influences combined. Military conquests, colonization, and missionary enterprises fostered by the later religions were also factors in the spread of culture; but these were all secondary to the trading relations, which were ever accelerated by the rapidly developing arts and sciences of industry. 
Путешествующий торговец и странствующий исследователь сделали больше для развития цивилизации исторического периода, чем все остальные факторы, вместе взятые. К движущим силам распространения культуры относились также военные захваты, колонизация и миссионерская деятельность последующих религий, однако все они имели второстепенное значение по сравнению с торговыми связями, которые всегда ускорялись, благодаря быстрому развитию ремёсел и прикладных наук.
[81:3.8] Infusion of the Adamic stock into the human races not only quickened the pace of civilization, but it also greatly stimulated their proclivities toward adventure and exploration to the end that most of Eurasia and northern Africa was presently occupied by the rapidly multiplying mixed descendants of the Andites.
Привнесение в человеческие расы адамической наследственности не только ускорило темпы развития цивилизации, но и в значительной мере усилило склонность людей к приключениям и исследованиям, так что вскоре большая часть Евразии и северной Африки оказалась занятой быстрорастущим населением, состоявшим из смешанных потомков андитов.

4. THE MIXED RACES 

4. СМЕШАННЫЕ РАСЫ

[81:4.1] As contact is made with the dawn of historic times, all of Eurasia, northern Africa, and the Pacific Islands is overspread with the composite races of mankind. And these races of today have resulted from a blending and reblending of the five basic human stocks of Urantia.
Ближе к началу исторических времён, всю Евразию, северную Африку и острова Тихого океана заселили смешанные человеческие расы. Эти современные расы появились в результате многократных смешений пяти основных человеческих рас Урантии.
[81:4.2] Each of the Urantia races was identified by certain distinguishing physical characteristics. The Adamites and Nodites were long-headed; the Andonites were broad-headed. The Sangik races were medium-headed, with the yellow and blue men tending to broad-headedness. The blue races, when mixed with the Andonite stock, were decidedly broad-headed. The secondary Sangiks were medium- to long-headed. 
Каждая урантийская раса отличалась некоторыми характерными физическими признаками. Адамиты и нодиты были длинноголовыми, андониты – широкоголовыми. Сангикские расы были круглолицыми, а жёлтые и синие люди, как правило, – ближе к широкоголовым типам. При смешении с андонитами представители синей расы становились явно широкоголовыми. Вторичные сангикские расы были средне- и длинноголовыми.
[81:4.3] Although these skull dimensions are serviceable in deciphering racial origins, the skeleton as a whole is far more dependable. In the early development of the Urantia races there were originally five distinct types of skeletal structure: 
Хотя данные пропорции черепа полезны при определении расового происхождения, намного более надёжным критерием является скелет в целом. На раннем этапе эволюции урантийских рас существовало пять отчётливых типов строения скелета:

1. Andonic, Urantia aborigines.
2. Primary Sangik, red, yellow, and blue. 

3. Secondary Sangik, orange, green, and indigo. 
4. Nodites, descendants of the Dalamatians. 
5. Adamites, the violet race. 
1. Андонический – коренные обитатели Урантии.
2. Первичный сангикский – красная, жёлтая и синяя расы.
3. Вторичный сангикский – оранжевая, зелёная и индиговая расы.
4. Нодиты – потомки даламатийцев.
5. Адамиты – фиолетовая раса.

[81:4.4] As these five great racial groups extensively intermingled, continual mixture tended to obscure the Andonite type by Sangik hereditary dominance. The Lapps and the Eskimos are blends of Andonite and Sangik-blue races. Their skeletal structures come the nearest to preserving the aboriginal Andonic type. But the Adamites and the Nodites have become so admixed with the other races that they can be detected only as a generalized Caucasoid order.
Ввиду широкого взаимопроникновения этих пяти основных групп, постоянные смешения выражались в тенденции к преобладанию сангикской наследственности, подавлявшей андонический тип. Лапландцы и эскимосы появились в результате смешения андонитов с синими сангикскими расами. Строение их скелета ближе всего к коренному андонитскому типу. Однако адамиты и нодиты настолько смешались с другими расами, что могут определяться только как обобщённый европеоидный тип.
[81:4.5] In general, therefore, as the human remains of the last twenty thousand years are unearthed, it will be impossible clearly to distinguish the five original types. Study of such skeletal structures will disclose that mankind is now divided into approximately three classes: 
Поэтому в целом – извлекая из земли человеческие останки последних двадцати тысяч лет – невозможно чётко выделить пять исходных типов. Исследования строения скелета покажут, что в настоящее время человечество подразделяется примерно на три класса:

[81:4.6] 1. The Caucasoid – the Andite blend of the Nodite and Adamic stocks, further modified by primary and (some) secondary Sangik admixture and by considerable Andonic crossing. The Occidental white races, together with some Indian and Turanian peoples, are included in this group. The unifying factor in this division is the greater or lesser proportion of Andite inheritance.
1. Европеоидный: андитский вариант смешения нодитов с адамитами, видоизменённый первичными и (некоторыми) вторичными сангикскими примесями и существенным привнесением андонической крови. В эту группу входят западные белые расы, наряду с некоторыми индийскими и урало-алтайскими народами. Объединяющим фактором этой группы является большая или меньшая пропорция андитской наследственности.

[81:4.7] 2. The Mongoloid – the primary Sangik type, including the original red, yellow, and blue races. The Chinese and Amerinds belong to this group. In Europe the Mongoloid type has been modified by secondary Sangik and Andonic mixture; still more by Andite infusion. The Malayan and other Indonesian peoples are included in this classification, though they contain a high percentage of secondary Sangik blood.
2. Монголоидный: первичный сангикский тип, включающий изначальные красную, жёлтую и синюю расы. К этой группе относятся китайцы и америнды. В Европе монголоидный тип был видоизменён смешениями со вторичными сангикскими расами и андонитами, и в ещё большей степени – привнесением андитской крови. В эту классификацию входят малайцы и другие народы Индонезии, хотя они содержат высокий процент вторичных сангикских рас.

[81:4.8] 3. The Negroid – the secondary Sangik type, which originally included the orange, green, and indigo races. This is the type best illustrated by the Negro, and it will be found through Africa, India, and Indonesia wherever the secondary Sangik races located.
3. Негроидный: вторичный сангикский тип, изначально включавший оранжевую, зелёную и индиговую расы. Негры являются лучшим примером этого типа, который встречается по всей Африке, Индии и Индонезии, где обитали вторичные сангикские расы.

[81:4.9] In North China there is a certain blending of Caucasoid and Mongoloid types; in the Levant the Caucasoid and Negroid have intermingled; in India, as in South America, all three types are represented. And the skeletal characteristics of the three surviving types still persist and help to identify the later ancestry of present-day human races.
В Северном Китае произошло некоторое слияние европеоидного и монголоидного типов; в Леванте смешались европеоидный и негроидный типы; в Индии и Южной Америке существуют все три типа. Скелетные характеристики трёх оставшихся типов сохраняются до сих пор, что помогает установить более поздних предшественников современных человеческих рас.

5. CULTURAL SOCIETY 

5. КУЛЬТУРНОЕ ОБЩЕСТВО

[81:5.1] Biologic evolution and cultural civilization are not necessarily correlated; organic evolution in any age may proceed unhindered in the very midst of cultural decadence. But when lengthy periods of human history are surveyed, it will be observed that eventually evolution and culture become related as cause and effect. Evolution may advance in the absence of culture, but cultural civilization does not flourish without an adequate background of antecedent racial progression. Adam and Eve introduced no art of civilization foreign to the progress of human society, but the Adamic blood did augment the inherent ability of the races and did accelerate the pace of economic development and industrial progression. Adam’s bestowal improved the brain power of the races, thereby greatly hastening the processes of natural evolution.
Биологическая эволюция и культурная цивилизация не обязательно согласованы; органическая эволюция может беспрепятственно продолжаться в самый разгар упадка культуры. Однако рассматривая более длительные периоды человеческой истории, можно заметить, что в конечном счёте, между эволюцией и культурой наблюдается причинно-следственная связь. Если эволюция может прогрессировать в отсутствие культуры, то расцвет культурной цивилизации невозможен без адекватного фона – предшествующего расового прогресса. Адам и Ева не привнесли каких-либо атрибутов цивилизации, которые были бы чужды прогрессу человеческого общества, однако адамическая кровь действительно усилила врождённые способности рас и ускорила темпы развития экономики и прогресса производства. Посвящение Адама повысило умственные способности людей, что привело к существенному ускорению процессов естественной эволюции.
[81:5.2] Through agriculture, animal domestication, and improved architecture, mankind gradually escaped the worst of the incessant struggle to live and began to cast about to find wherewith to sweeten the process of living; and this was the beginning of the striving for higher and ever higher standards of material comfort. Through manufacture and industry man is gradually augmenting the pleasure content of mortal life. 
За счёт земледелия, одомашнивания животных и развития архитектуры человечество постепенно преодолело наиболее тяжёлый этап своей непрестанной борьбы за существование и стало задумываться над повышением качества жизни; так началась борьба за всё более высокий уровень материального комфорта. Благодаря производству и промышленности жизнь смертного человека постепенно становится всё более приятной.
[81:5.3] But cultural society is no great and beneficent club of inherited privilege into which all men are born with free membership and entire equality. Rather is it an exalted and ever-advancing guild of earth workers, admitting to its ranks only the nobility of those toilers who strive to make the world a better place in which their children and their children’s children may live and advance in subsequent ages. And this guild of civilization exacts costly admission fees, imposes strict and rigorous disciplines, visits heavy penalties on all dissenters and nonconformists, while it confers few personal licenses or privileges except those of enhanced security against common dangers and racial perils. 
Однако культурное общество вовсе не является огромным благотворительным клубом унаследованных привилегий, куда все принимаются от рождения, имея свободный доступ и полное равноправие. Скорее, это благородная и вечно прогрессирующая гильдия земных тружеников, куда допускается только цвет трудолюбов, стремящихся сделать этот мир лучшим местом для своих детей и внуков, которым предстоит жить и развиваться в последующих веках. Эта гильдия цивилизации взыскивает высокий вступительный взнос, устанавливает суровую и жёсткую дисциплину, взимает огромный штраф со всех раскольников и сектантов и одновременно с этим почти не предоставляет личных свобод или привилегий, кроме большей защиты от общих угроз и расовых опасностей.
[81:5.4] Social association is a form of survival insurance which human beings have learned is profitable; therefore are most individuals willing to pay those premiums of self-sacrifice and personal-liberty curtailment which society exacts from its members in return for this enhanced group protection. In short, the present-day social mechanism is a trial-and-error insurance plan designed to afford some degree of assurance and protection against a return to the terrible and antisocial conditions which characterized the early experiences of the human race. 
Общественное объединение является формой гарантии выживания, выгодность которого усвоена людьми; поэтому большинство индивидуумов готовы вносить плату в виде самопожертвования и ущемления личной свободы, которую общество взимает со своих членов за повышение групповой безопасности. Короче говоря, современный общественный механизм является страховым планом, который вырабатывается методом проб и ошибок и предназначается для обеспечения некоторых гарантий и защиты от опасности возврата к ужасным и антисоциальным условиям, характеризовавшим ранний период существования человеческой расы.
[81:5.5] Society thus becomes a co-operative scheme for securing civil freedom through institutions, economic freedom through capital and invention, social liberty through culture, and freedom from violence through police regulation. 
Таким образом, общество становится действующей системой, направленной на обеспечение гражданских свобод – через институты, экономических свобод – через капитал и предприимчивость, социальных свобод – через культуру, а свободы от насилия – через поддержание общественного порядка.
[81:5.6] Might does not make right, but it does enforce the commonly recognized rights of each succeeding generation. The prime mission of government is the definition of the right, the just and fair regulation of class differences, and the enforcement of equality of opportunity under the rules of law. Every human right is associated with a social duty; group privilege is an insurance mechanism which unfailingly demands the full payment of the exacting premiums of group service. And group rights, as well as those of the individual, must be protected, including the regulation of the sex propensity. 
Сила не даёт права, однако она действительно обеспечивает общепризнанные права каждого последующего поколения. Главная задача правительства заключается в установлении права, в справедливом и честном регулировании классовых различий, а также в создании равных возможностей в рамках закона. Каждое человеческое право связано с общественным долгом; групповая привилегия является страховым механизмом, неизменно требующим полной выплаты в виде соответствующего группового служения. Следует защищать как права группы, так и индивидуума, причём необходимо регулировать и сексуальные наклонности.
[81:5.7] Liberty subject to group regulation is the legitimate goal of social evolution. Liberty without restrictions is the vain and fanciful dream of unstable and flighty human minds. 
Свобода, подчинённая контролю группы, является законной целью социальной эволюции. Безграничная свобода есть тщетная и вздорная мечта неустойчивого и взбалмошного человеческого разума.

6. THE MAINTENANCE OF CIVILIZATION 

6. СОХРАНЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

[81:6.1] While biologic evolution has proceeded ever upward, much of cultural evolution went out from the Euphrates valley in waves, which successively weakened as time passed until finally the whole of the pure-line Adamic posterity had gone forth to enrich the civilizations of Asia and Europe. The races did not fully blend, but their civilizations did to a considerable extent mix. Culture did slowly spread throughout the world. And this civilization must be maintained and fostered, for there exist today no new sources of culture, no Andites to invigorate and stimulate the slow progress of the evolution of civilization.
Хотя биологическая эволюция всегда шла по возрастающей, существенная часть культурной эволюции распространялась из долины Евфрата волнами, которые со временем постепенно ослабевали до тех пор, пока все чистокровные потомки Адама не отправились обогащать цивилизации Азии и Европы. Расы не были смешаны полностью, однако их цивилизации в значительной мере слились. Пусть медленно, но культура всё же распространилась по всему миру. И такая цивилизация должна поддерживаться и укрепляться, ибо сегодня не существует новых источников культуры – новых андитов, которые могли бы оживить и ускорить медленное развитие цивилизации.
[81:6.2] The civilization which is now evolving on Urantia grew out of, and is predicated on, the following factors: 
Становление цивилизации, которая в настоящее время складывается на Урантии, определяется следующими основными факторами:

[81:6.3] 1. Natural circumstances. The nature and extent of a material civilization is in large measure determined by the natural resources available. Climate, weather, and numerous physical conditions are factors in the evolution of culture.
1. Природные условия. Характер и степень развития материальной цивилизации в огромной мере определяются имеющимися в наличии природными ресурсами. Климат, погода, разнообразные физические условия являются существенными факторами в развитии культуры.
[81:6.4] At the opening of the Andite era there were only two extensive and fertile open hunting areas in all the world. One was in North America and was overspread by the Amerinds; the other was to the north of Turkestan and was partly occupied by an Andonic-yellow race. The decisive factors in the evolution of a superior culture in southwestern Asia were race and climate. The Andites were a great people, but the crucial factor in determining the course of their civilization was the increasing aridity of Iran, Turkestan, and Sinkiang, which forced them to invent and adopt new and advanced methods of wresting a livelihood from their decreasingly fertile lands. 
На заре эры андитов во всём мире существовало только два обширных и богатых охотничьих пространства. Одно из них находилось в Северной Америке и было занято америндами, другое – к северу от Туркестана и находилось частично во владении андонито-жёлтых народов. Расовый и климатический факторы были решающими для эволюции более высокой культуры в юго-западной Азии. Андиты были великим народом, однако важнейшим фактором, определившим направление развития их цивилизации, стала всё большая засушливость Ирана, Туркестана и Синьцзяна, которая заставила их придумывать и внедрять новые и более совершенные методы обеспечения существования на своих оскудевающих землях.
[81:6.5] The configuration of continents and other land-arrangement situations are very influential in determining peace or war. Very few Urantians have ever had such a favorable opportunity for continuous and unmolested development as has been enjoyed by the peoples of North America – protected on practically all sides by vast oceans. 
Расположение континентов и другие географические факторы во многом решают, будут ли события развиваться мирным или военным путём. Лишь немногие урантийцы когда-либо имели столь же благоприятную возможность для продолжительного и беспрепятственного развития, как народы Северной Америки, практически со всех сторон защищённые обширными океанами.

[81:6.6] 2. Capital goods. Culture is never developed under conditions of poverty; leisure is essential to the progress of civilization. Individual character of moral and spiritual value may be acquired in the absence of material wealth, but a cultural civilization is only derived from those conditions of material prosperity which foster leisure combined with ambition.
2. Средства производства. Культура никогда не развивается в условиях бедности; для прогресса цивилизации необходим досуг. В отсутствие материального богатства отдельный человек способен выработать характер, обладающий нравственной и духовной ценностью, однако культурная цивилизация формируется только в таких условиях материального процветания, которые благоприятствуют досугу, объединённому с честолюбием.
[81:6.7] During primitive times life on Urantia was a serious and sober business. And it was to escape this incessant struggle and interminable toil that mankind constantly tended to drift toward the salubrious climate of the tropics. While these warmer zones of habitation afforded some remission from the intense struggle for existence, the races and tribes who thus sought ease seldom utilized their unearned leisure for the advancement of civilization. Social progress has invariably come from the thoughts and plans of those races that have, by their intelligent toil, learned how to wrest a living from the land with lessened effort and shortened days of labor and thus have been able to enjoy a well-earned and profitable margin of leisure. 
В древние времена жизнь на Урантии была суровой и сложной. Именно для того, чтобы избавиться от непрерывной борьбы и непрестанного тяжёлого труда, человечество постоянно стремилось перебраться поближе к благоприятному климату тропиков. И хотя более тёплые зоны обитания несколько ослабляли напряжённую борьбу за существование, стремившиеся к такой жизни расы и племена редко использовали свой незаработанный досуг для развития цивилизации. Источником социального прогресса всегда были помыслы и планы тех народов, которые благодаря своим умственным усилиям учились обеспечивать себя пропитанием при меньших затратах и более коротком рабочем дне, тем самым получая честно заработанный и полезный запас свободного времени.

[81:6.8] 3. Scientific knowledge. The material aspects of civilization must always await the accumulation of scientific data. It was a long time after the discovery of the bow and arrow and the utilization of animals for power purposes before man learned how to harness wind and water, to be followed by the employment of steam and electricity. But slowly the tools of civilization improved. Weaving, pottery, the domestication of animals, and metalworking were followed by an age of writing and printing.
3. Научное знание. Материальное развитие цивилизации начинается только с накоплением научных данных. После изобретения лука и стрел и появления тягловых животных прошло много времени, прежде чем человек научился использовать ветер и воду, а за ними – пар и электричество. И всё же, пусть медленно, но орудия цивилизации совершенствовались. Вслед за ткачеством, гончарным делом, одомашниванием животных и металлообработкой появились письменность и книгопечатание.
[81:6.9] Knowledge is power. Invention always precedes the acceleration of cultural development on a world-wide scale. Science and invention benefited most of all from the printing press, and the interaction of all these cultural and inventive activities has enormously accelerated the rate of cultural advancement. 
Знание – сила. Изобретательство всегда предшествует ускорению культурного развития в общемировом масштабе. Наибольшую пользу наука и изобретательство получили от печатного станка, и взаимодействие всех подобных видов культурной и изобретательской деятельности в огромной мере ускорило прогресс культуры.
[81:6.10] Science teaches man to speak the new language of mathematics and trains his thoughts along lines of exacting precision. And science also stabilizes philosophy through the elimination of error, while it purifies religion by the destruction of superstition. 
Наука учит человека говорить на новом языке математики и приучает его мысль к высокой точности. Кроме того, наука укрепляет философию за счёт устранения ложных представлений и очищает религию, разрушая суеверия.

[81:6.11] 4. Human resources. Man power is indispensable to the spread of civilization. All things equal, a numerous people will dominate the civilization of a smaller race. Hence failure to increase in numbers up to a certain point prevents the full realization of national destiny, but there comes a point in population increase where further growth is suicidal. Multiplication of numbers beyond the optimum of the normal man-land ratio means either a lowering of the standards of living or an immediate expansion of territorial boundaries by peaceful penetration or by military conquest, forcible occupation.
4. Человеческие ресурсы. Для распространения цивилизации нужны люди. При прочих равных условиях, многочисленный народ всегда будет преобладать над цивилизацией малочисленной расы. Поэтому если численность населения не достигает определённого уровня, то это препятствует полной реализации национального предназначения, однако существует определённый предел, с превышением которого рост становится губительным. Увеличение численности, превышающее оптимальную плотность населения, влечёт за собой либо снижение уровня жизни, либо немедленное расширение территориальных пределов путём мирного проникновения или военного вторжения, насильственной оккупации.
[81:6.12] You are sometimes shocked at the ravages of war, but you should recognize the necessity for producing large numbers of mortals so as to afford ample opportunity for social and moral development; with such planetary fertility there soon occurs the serious problem of overpopulation. Most of the inhabited worlds are small. Urantia is average, perhaps a trifle undersized. The optimum stabilization of national population enhances culture and prevents war. And it is a wise nation which knows when to cease growing. 
Порой вас шокируют опустошения войны, однако вам следует осознавать необходимость появления большого числа смертных для обеспечения достаточных условий социального и морального развития; но при такой планетарной плодовитости вам вскоре грозит столкнуться с острой проблемой перенаселённости. Большинство обитаемых миров небольшие. Урантия – типичный мир, возможно, несколько меньше среднего. Поддержание численности населения в оптимальных пределах повышает культуру и предотвращает войну. Мудрой является та нация, которая знает, когда ей следует прекратить свой рост.
[81:6.13] But the continent richest in natural deposits and the most advanced mechanical equipment will make little progress if the intelligence of its people is on the decline. Knowledge can be had by education, but wisdom, which is indispensable to true culture, can be secured only through experience and by men and women who are innately intelligent. Such a people are able to learn from experience; they may become truly wise. 
Однако континент, обладающий крупнейшими природными ресурсами и самым современным механическим оборудованием, не добьётся большого прогресса, если интеллектуальный уровень его народа находится в состоянии упадка. Знания могут даваться обучением, однако мудрость, обязательная для истинной культуры, обретается только с опытом, причём теми мужчинами и женщинами, которые разумны от природы. Такие люди способны учиться на опыте и могут стать истинно мудрыми.

[81:6.14] 5. Effectiveness of material resources. Much depends on the wisdom displayed in the utilization of natural resources, scientific knowledge, capital goods, and human potentials. The chief factor in early civilization was the force exerted by wise social masters; primitive man had civilization literally thrust upon him by his superior contemporaries. Well-organized and superior minorities have largely ruled this world.
5. Эффективность материальных ресурсов. Многое зависит от мудрого использования природных ресурсов, научных знаний, средств производства и возможностей человека. Главным фактором ранней цивилизации было принуждение, используемое мудрыми властителями; цивилизация буквально навязывалась примитивным людям их более развитыми современниками. Этим миром в значительной степени управляли хорошо организованные и высокоразвитые меньшинства.
[81:6.15] Might does not make right, but might does make what is and what has been in history. Only recently has Urantia reached that point where society is willing to debate the ethics of might and right. 
Сила не даёт права, однако история действительно творилась и творится с помощью силы. Лишь недавно Урантия достигла той стадии, на которой общество готово обсуждать этическую сторону силы и права.

[81:6.16] 6. Effectiveness of language. The spread of civilization must wait upon language. Live and growing languages insure the expansion of civilized thinking and planning. During the early ages important advances were made in language. Today, there is great need for further linguistic development to facilitate the expression of evolving thought.
6. Эффективность языка. Распространение цивилизации невозможно без языка. Живой и растущий язык обеспечивает развитие цивилизованного мышления и планирования. В древности были достигнуты большие успехи в эволюции языка. Сегодня существует огромная потребность в дальнейшем языковом развитии для облегчения выражения эволюционирующей мысли.
[81:6.17] Language evolved out of group associations, each local group developing its own system of word exchange. Language grew up through gestures, signs, cries, imitative sounds, intonation, and accent to the vocalization of subsequent alphabets. Language is man’s greatest and most serviceable thinking tool, but it never flourished until social groups acquired some leisure. The tendency to play with language develops new words – slang. If the majority adopt the slang, then usage constitutes it language. The origin of dialects is illustrated by the indulgence in «baby talk» in a family group. 
Язык развился из групповых объединений, причём каждая местная группа вырабатывала свою собственную систему обмена словами. В своём развитии язык прошёл стадии жестов, знаков, возгласов, звукоподражаний, интонации и акцентов до вокализации возникших позднее алфавитов. Язык является важнейшим и самым полезным орудием человеческой мысли, однако он достигал высокого развития только тогда, когда у общественных групп появлялся определённый досуг. Тенденция играть словами приводит к появлению новых слов – сленга. Если большинство принимает сленг, то, переходя в общее пользование, он становится частью языка. Происхождение диалектов видно на примере детской речи, которую используют члены семьи при общении с ребёнком.
[81:6.18] Language differences have ever been the great barrier to the extension of peace. The conquest of dialects must precede the spread of a culture throughout a race, over a continent, or to a whole world. A universal language promotes peace, insures culture, and augments happiness. Even when the tongues of a world are reduced to a few, the mastery of these by the leading cultural peoples mightily influences the achievement of world-wide peace and prosperity. 
Языковой барьер всегда был огромным препятствием на пути к укреплению мира. Прежде чем культура может распространиться на всю расу, весь континент или весь мир, необходимо изжить диалекты. Всемирный язык способствует миру, обеспечивает развитие культуры и повышает благоденствие. Даже тогда, когда число мировых языков сокращается до нескольких, знание их ведущими культурными народами оказывает огромное влияние для достижения всеобщего мира и процветания.
[81:6.19] While very little progress has been made on Urantia toward developing an international language, much has been accomplished by the establishment of international commercial exchange. And all these international relations should be fostered, whether they involve language, trade, art, science, competitive play, or religion. 
Хотя на Урантии очень мало сделано для создания международного языка, вы добились больших успехов в организации международной торговли. Необходимо способствовать развитию всех межнациональных отношений – касаются ли они языка, торговли, искусства, науки, соревнований или религии.

[81:6.20] 7. Effectiveness of mechanical devices. The progress of civilization is directly related to the development and possession of tools, machines, and channels of distribution. Improved tools, ingenious and efficient machines, determine the survival of contending groups in the arena of advancing civilization.
7. Эффективность механических устройств. Прогресс цивилизации неразрывно связан с развитием и наличием орудий, машин и каналов распределения. Усовершенствованные орудия, оригинальные и эффективные машины определяют выживание соперничающих групп в условиях прогрессирующей цивилизации.
[81:6.21] In the early days the only energy applied to land cultivation was man power. It was a long struggle to substitute oxen for men since this threw men out of employment. Latterly, machines have begun to displace men, and every such advance is directly contributory to the progress of society because it liberates man power for the accomplishment of more valuable tasks. 
В древности единственной энергией, затрачиваемой при возделывании земли, была энергия самого человека. Люди долго сопротивлялись использованию быков, так как это оставляло их без работы. Позднее на смену человеку пришли машины, и каждый такой успех является прямым вкладом в развитие общества, ибо он высвобождает энергию человека для выполнения более ценных задач.
[81:6.22] Science, guided by wisdom, may become man’s great social liberator. A mechanical age can prove disastrous only to a nation whose intellectual level is too low to discover those wise methods and sound techniques for successfully adjusting to the transition difficulties arising from the sudden loss of employment by large numbers consequent upon the too rapid invention of new types of laborsaving machinery. 
Ведомая мудростью наука может стать великим социальным освободителем человека. Технический век может иметь катастрофические последствия только для такой нации, которая из-за своего слишком низкого интеллектуального уровня не способна найти мудрые методы и надёжные решения для адаптации к временным трудностям, возникающим вследствие внезапного роста безработицы из-за слишком быстрого внедрения новых типов облегчающих труд механизмов.

[81:6.23] 8. Character of torchbearers. Social inheritance enables man to stand on the shoulders of all who have preceded him, and who have contributed aught to the sum of culture and knowledge. In this work of passing on the cultural torch to the next generation, the home will ever be the basic institution. The play and social life comes next, with the school last but equally indispensable in a complex and highly organized society.
8. Характер просветителей. Социальное наследие позволяет человеку опираться на всех предшественников, внёсших свой вклад в сокровищницу культуры и знаний. Важнейшая роль в передаче факела культуры следующему поколению остаётся за семьёй. Затем идут досуг и общественная жизнь, после них – школа, которая, тем не менее, столь же незаменима для сложного и высокоорганизованного общества.
[81:6.24] Insects are born fully educated and equipped for life – indeed, a very narrow and purely instinctive existence. The human baby is born without an education; therefore man possesses the power, by controlling the educational training of the younger generation, greatly to modify the evolutionary course of civilization. 
Насекомые рождаются полностью обученными и приспособленными для жизни – на самом деле к весьма ограниченному и чисто инстинктивному существованию. Человеческое дитя рождается без образования; поэтому, управляя просвещением молодого поколения, человек в значительной мере способен изменить эволюционное направление цивилизации.
[81:6.25] The greatest twentieth-century influences contributing to the furtherance of civilization and the advancement of culture are the marked increase in world travel and the unparalleled improvements in methods of communication. But the improvement in education has not kept pace with the expanding social structure; neither has the modern appreciation of ethics developed in correspondence with growth along more purely intellectual and scientific lines. And modern civilization is at a standstill in spiritual development and the safeguarding of the home institution. 
Важнейшими факторами двадцатого века, оказывающими влияние на развитие цивилизации и прогресс культуры, являются глобальный рост путешествий и беспрецедентное развитие средств связи. Однако улучшение образования отстаёт от прогресса социальной структуры; точно так же современное признание этических норм уступает достижениям в преимущественно интеллектуальных и научных областях. А в отношении духовного развития и охраны института семьи современная цивилизация пребывает в состоянии застоя.

[81:6.26] 9. The racial ideals. The ideals of one generation carve out the channels of destiny for immediate posterity. The quality of the social torchbearers will determine whether civilization goes forward or backward. The homes, churches, and schools of one generation predetermine the character trend of the succeeding generation. The moral and spiritual momentum of a race or a nation largely determines the cultural velocity of that civilization.
9. Расовые идеалы. Идеалы одного поколения прочерчивают пути, определяющие судьбу непосредственных потомков. Качество общественных просветителей обусловливает направление движения цивилизации: вперёд или вспять. Институты семьи, церкви и школы одного поколения предопределяют характерную тенденцию последующего поколения. Моральные и духовные импульсы расы или нации в значительной мере определяют темпы развития культуры такой цивилизации.
[81:6.27] Ideals elevate the source of the social stream. And no stream will rise any higher than its source no matter what technique of pressure or directional control may be employed. The driving power of even the most material aspects of a cultural civilization is resident in the least material of society’s achievements. Intelligence may control the mechanism of civilization, wisdom may direct it, but spiritual idealism is the energy which really uplifts and advances human culture from one level of attainment to another. 
Идеалы возвышают источник социального потока. И никакой поток не может подняться выше своего источника – под каким бы давлением он ни подавался , по какому бы руслу ни направлялся. Движущая сила даже наиболее материальных аспектов культурной цивилизации заключается в наименее материальных общественных достижениях. Разум может контролировать механизм цивилизации, мудрость – направлять его, однако духовный идеализм является той энергией, которая действительно возвышает и продвигает человеческую культуру от одного достигнутого уровня к другому.
[81:6.28] At first life was a struggle for existence; now, for a standard of living; next it will be for quality of thinking, the coming earthly goal of human existence. 
Вначале жизнь была борьбой за существование; сейчас – это борьба за уровень жизни; на следующем этапе она станет борьбой за качество мышления, что является грядущей земной целью человеческого существования.

[81:6.29] 10. Co-ordination of specialists. Civilization has been enormously advanced by the early division of labor and by its later corollary of specialization. Civilization is now dependent on the effective co-ordination of specialists. As society expands, some method of drawing together the various specialists must be found.
10. Координация специалистов. Громадное значение для развития цивилизации имело раннее разделение труда и его более позднее следствие – специализация. В настоящее время цивилизация зависит от эффективной координации специалистов. Развитие общества заставляет искать пути их взаимодействия.
[81:6.30] Social, artistic, technical, and industrial specialists will continue to multiply and increase in skill and dexterity. And this diversification of ability and dissimilarity of employment will eventually weaken and disintegrate human society if effective means of co-ordination and co-operation are not developed. But the intelligence which is capable of such inventiveness and such specialization should be wholly competent to devise adequate methods of control and adjustment for all problems resulting from the rapid growth of invention and the accelerated pace of cultural expansion. 
В области общественных наук, искусства, техники и промышленности будут появляться всё новые специалисты, повышающие свой уровень и свои умения. Такие различия в способностях и занятости в конце концов ослабят и разобщат человеческое общество, если не удастся выработать эффективные средства координации и взаимодействия. Однако интеллект, способный на такую изобретательность и такую специализацию, должен быть вполне способным разрабатывать адекватные методы контроля и адаптации в отношении всех проблем, являющихся следствием быстрого роста изобретательства и ускоренных темпов распространения культуры.

[81:6.31] 11. Place-finding devices. The next age of social development will be embodied in a better and more effective co-operation and co-ordination of ever-increasing and expanding specialization. And as labor more and more diversifies, some technique for directing individuals to suitable employment must be devised. Machinery is not the only cause for unemployment among the civilized peoples of Urantia. Economic complexity and the steady increase of industrial and professional specialism add to the problems of labor placement.
11. Способы трудоустройства. Следующая эпоха в развитии общества станет воплощением лучшего и более эффективного взаимодействия и согласования в условиях постоянно растущей и разветвляющейся специализации. И с появлением всё новых форм труда необходимо разрабатывать методы направления людей на подходящие рабочие места. Машинное производство не является единственной причиной безработицы среди цивилизованных народов Урантии. Проблема трудоустройства усугубляется сложностью экономической системы и всё большей производственной и профессиональной специализацией.
[81:6.32] It is not enough to train men for work; in a complex society there must also be provided efficient methods of place finding. Before training citizens in the highly specialized techniques of earning a living, they should be trained in one or more methods of commonplace labor, trades or callings which could be utilized when they were transiently unemployed in their specialized work. No civilization can survive the long-time harboring of large classes of unemployed. In time, even the best of citizens will become distorted and demoralized by accepting support from the public treasury. Even private charity becomes pernicious when long extended to able-bodied citizens. 
Недостаточно всего лишь подготовить людей к работе; в комплексном обществе необходимо также обеспечить эффективные методы трудоустройства. Прежде чем обучать граждан высокоспециализированным способам заработка, их следует научить одному или нескольким простым видам физического труда, профессий или ремёсел, которые можно использовать в случае временной потери работы по основной специальности. Ни одна цивилизация не выдержит продолжительного содержания больших групп безработных. Существование за счёт общественных средств со временем извращает и деморализует даже лучших из граждан. Даже частная благотворительность становится пагубной, когда ею подолгу пользуются трудоспособные граждане.
[81:6.33] Such a highly specialized society will not take kindly to the ancient communal and feudal practices of olden peoples. True, many common services can be acceptably and profitably socialized, but highly trained and ultraspecialized human beings can best be managed by some technique of intelligent co-operation. Modernized co-ordination and fraternal regulation will be productive of longer-lived co-operation than will the older and more primitive methods of communism or dictatorial regulative institutions based on force. 
Такому высокоспециализированному обществу будут не по нраву общинные и феодальные обычаи древности. Конечно, многие простейшие виды услуг поддаются приемлемой и благотворной социализации, однако высокообразованные и ультраспециализированные люди лучше всего управляются при помощи разумного взаимодействия. Модернизированное согласование и благожелательное управление приведут к более долгосрочному сотрудничеству, чем устаревшие и примитивные методы коммунизма или регулятивные диктаторские институты, основанные на силе.

[81:6.34] 12. The willingness to co-operate. One of the great hindrances to the progress of human society is the conflict between the interests and welfare of the larger, more socialized human groups and of the smaller, contrary-minded asocial associations of mankind, not to mention antisocially-minded single individuals.
12. Желание сотрудничать. Одним из главных препятствий на пути прогресса человеческого общества является конфликт между интересами и благополучием более крупных и более социализированных групп и меньших, асоциальных человеческих групп, стоящих на противоположных позициях, – не говоря уже об отдельных анти-социально настроенных индивидуумах.
[81:6.35] No national civilization long endures unless its educational methods and religious ideals inspire a high type of intelligent patriotism and national devotion. Without this sort of intelligent patriotism and cultural solidarity, all nations tend to disintegrate as a result of provincial jealousies and local self-interests. 
Ни одна национальная цивилизация не уцелеет, если её образовательные методы и религиозные идеалы не будут вдохновлять высокий тип разумного патриотизма и национальной преданности. Без такого разумного патриотизма и культурной солидарности все нации обнаруживают тенденцию к дезинтеграции в результате провинциальной зависти и местнического эгоизма.
[81:6.36] The maintenance of world-wide civilization is dependent on human beings learning how to live together in peace and fraternity. Without effective co-ordination, industrial civilization is jeopardized by the dangers of ultraspecialization: monotony, narrowness, and the tendency to breed distrust and jealousy. 
Сохранение мировой цивилизации зависит от способности людей учиться жить вместе в мире и братстве. Без эффективного согласования индустриальной цивилизации грозят опасности, присущие ультраспециализации: однообразие, ограниченность и тенденция сеять недоверие и зависть.

[81:6.37] 13. Effective and wise leadership. In civilization much, very much, depends on an enthusiastic and effective load-pulling spirit. Ten men are of little more value than one in lifting a great load unless they lift together – all at the same moment. And such teamwork – social co-operation – is dependent on leadership. The cultural civilizations of the past and the present have been based upon the intelligent co-operation of the citizenry with wise and progressive leaders; and until man evolves to higher levels, civilization will continue to be dependent on wise and vigorous leadership.
13. Эффективное и мудрое руководство. В цивилизации очень многое зависит от присутствия воодушевляющего и эффективного духа сотрудничества. От десяти человек будет не больше проку, чем от одного, если, поднимая большой груз, они не будут поднимать его вместе – одновременно. И такая совместная работа – социальное взаимодействие – зависит от руководителей. И в прошлом, и ныне культурная цивилизация основывалась на разумном сотрудничестве граждан с мудрыми и прогрессивными лидерами; и пока человек не дойдёт до более высоких уровней развития, цивилизация будет зависеть от умного и энергичного руководства.
[81:6.38] High civilizations are born of the sagacious correlation of material wealth, intellectual greatness, moral worth, social cleverness, and cosmic insight. 
Высокоразвитая цивилизация рождается при разумном соотношении материального богатства, интеллектуального величия, моральной значимости, социальной мудрости и космической проницательности.

[81:6.39] 14. Social changes. Society is not a divine institution; it is a phenomenon of progressive evolution; and advancing civilization is always delayed when its leaders are slow in making those changes in the social organization which are essential to keeping pace with the scientific developments of the age. For all that, things must not be despised just because they are old, neither should an idea be unconditionally embraced just because it is novel and new.
14. Социальные перемены. Общество не является божественным институтом; оно есть феномен постепенной эволюции. Развитие цивилизации всегда задерживается, когда её лидеры медлят с внедрением в обществе тех изменений, которые позволяют идти в ногу с научным развитием эпохи. Несмотря на всё это, не следует отказываться от чего-либо только потому, что оно старо, как не следует безусловно принимать новую идею только потому, что она свежа и нова.
[81:6.40] Man should be unafraid to experiment with the mechanisms of society. But always should these adventures in cultural adjustment be controlled by those who are fully conversant with the history of social evolution; and always should these innovators be counseled by the wisdom of those who have had practical experience in the domains of contemplated social or economic experiment. No great social or economic change should be attempted suddenly. Time is essential to all types of human adjustment – physical, social, or economic. Only moral and spiritual adjustments can be made on the spur of the moment, and even these require the passing of time for the full outworking of their material and social repercussions. The ideals of the race are the chief support and assurance during the critical times when civilization is in transit from one level to another. 
Человеку не следует бояться экспериментировать в области общественных механизмов. Однако эти эксперименты должны обязательно проходить под контролем тех, кто хорошо знаком с историей эволюции общества; и таким новаторам всегда следует руководствоваться мудростью людей, обладающих практическим опытом в области продуманного социального или общественного эксперимента. Какие-либо крупные изменения в общественной или экономической жизни не должны быть внезапными. Для всех видов человеческой адаптации – физической, социальной или экономической – необходимо время. Только нравственные и духовные адаптации могут осуществляться мгновенно, но и в таких случаях требуется время для полного раскрытия их материальных и социальных последствий. Идеалы расы суть главная опора и гарантия в критический период перехода цивилизации с одного уровня на другой.

[81:6.41] 15. The prevention of transitional breakdown. Society is the offspring of age upon age of trial and error; it is what survived the selective adjustments and readjustments in the successive stages of mankind’s agelong rise from animal to human levels of planetary status. The great danger to any civilization – at any one moment – is the threat of breakdown during the time of transition from the established methods of the past to those new and better, but untried, procedures of the future.
15. Предотвращение краха в переходный период. Общество – это результат многовековой истории проб и ошибок; оно есть то, что сохранилось в результате выборочных адаптаций и приспособлений на протяжении сменяющих друг друга стадий развития человечества – его векового восхождения от уровня животного до человеческих уровней планетарного статуса. Величайшая опасность для любой цивилизации, в любой данный момент, связана с угрозой краха при переходе от устоявшихся методов прошлого к новым и лучшим, но не испытанным порядкам будущего.
[81:6.42] Leadership is vital to progress. Wisdom, insight, and foresight are indispensable to the endurance of nations. Civilization is never really jeopardized until able leadership begins to vanish. And the quantity of such wise leadership has never exceeded one per cent of the population. 
Для прогресса крайне необходимо руководство. Мудрость, проницательность и предвидение необходимы для устойчивого существования наций. Настоящая опасность нависает над цивилизацией только тогда, когда начинают исчезать способные лидеры. А доля таких мудрых руководителей никогда не превышала одного процента от численности населения.

[81:6.43] And it was by these rungs on the evolutionary ladder that civilization climbed to that place where those mighty influences could be initiated which have culminated in the rapidly expanding culture of the twentieth century. And only by adherence to these essentials can man hope to maintain his present-day civilizations while providing for their continued development and certain survival.
Именно по таким ступеням эволюционной лестницы цивилизация поднялась до уровня, позволившего положить начало тем могущественным процессам, которые достигли кульминации в быстро развивающейся культуре двадцатого века. И только придерживаясь этих фундаментальных основ, человек может надеяться на сохранение современных цивилизаций, обеспечив их дальнейшее развитие и гарантированное выживание.

[81:6.44] This is the gist of the long, long struggle of the peoples of earth to establish civilization since the age of Adam. Present-day culture is the net result of this strenuous evolution. Before the discovery of printing, progress was relatively slow since one generation could not so rapidly benefit from the achievements of its predecessors. But now human society is plunging forward under the force of the accumulated momentum of all the ages through which civilization has struggled.
Такова суть долгих, долгих усилий народов земли по созданию цивилизации со времён Адама. Современная культура является суммарным результатом этой напряжённой эволюции. До изобретения книгопечатания прогресс был относительно медленным, ибо новые поколения не могли так же быстро пользоваться достижениями своих предшественников. Однако теперь человеческое общество устремлено вперёд под воздействием совокупной движущей силы всех эпох, пройденных цивилизацией в её трудной борьбе.

[81:6.45] [Sponsored by an Archangel of Nebadon.]
[Подготовлено Архангелом Небадона.]

Оставить комментарий

Войти с помощью: