064 Эволюционные цветные расы

(The Evolutionary Races of Color) 

 

[64:0.1] THIS is the story of the evolutionary races of Urantia from the days of Andon and Fonta, almost one million years ago, down through the times of the Planetary Prince to the end of the ice age.
ЭТО история об эволюционных расах Урантии, которая начинается от времён Андона и Фонты почти миллион лет назад и через эпоху Планетарного Князя простирается до окончания ледникового периода.
[64:0.2] The human race is almost one million years old, and the first half of its story roughly corresponds to the pre-Planetary Prince days of Urantia. The latter half of the history of mankind begins at the time of the arrival of the Planetary Prince and the appearance of the six colored races and roughly corresponds to the period commonly regarded as the Old Stone Age. 
Человеческой расе исполнился почти миллион лет, и первая половина её истории примерно соответствует эпохе до появления на Урантии Планетарного Князя. Вторая половина истории человечества начинается с прибытия Планетарного Князя и с появления шести цветных рас и приблизительно соответствует периоду, называемому обычно Палеолитом.

1. THE ANDONIC ABORIGINES 

1. КОРЕННЫЕ АНДОНИТЫ

[64:1.1] Primitive man made his evolutionary appearance on earth a little less than one million years ago, and he had a vigorous experience. He instinctively sought to escape the danger of mingling with the inferior simian tribes. But he could not migrate eastward because of the arid Tibetan land elevations, 30,000 feet above sea level; neither could he go south nor west because of the expanded Mediterranean Sea, which then extended eastward to the Indian Ocean; and as he went north, he encountered the advancing ice. But even when further migration was blocked by the ice, and though the dispersing tribes became increasingly hostile, the more intelligent groups never entertained the idea of going southward to live among their hairy tree-dwelling cousins of inferior intellect.
Первобытный человек появился на земле в результате эволюционного развития чуть менее миллиона лет назад и получил хорошую закалку. Он инстинктивно стремился избегать опасности смешения с нижестоящими племенами человекообразных обезьян. Однако путь на восток преграждали засушливые тибетские нагорья, достигавшие высоты 30.000 футов над уровнем моря. На юг или запад он не мог продвигаться из-за расширения Средиземного моря, простиравшегося в то время на восток к Индийскому океану, а продолжая идти на север, он столкнулся с наступающим ледником. Но даже тогда, когда дальнейшее продвижение было прервано ледником, и несмотря на усилившуюся вражду между рассеянными племенами, наиболее разумные группы никогда не помышляли о миграции на юг и жизни среди покрытых шерстью, обитавших на деревьях и интеллектуально неразвитых родственников.
[64:1.2] Many of man’s earliest religious emotions grew out of his feeling of helplessness in the shut-in environment of this geographic situation – mountains to the right, water to the left, and ice in front. But these progressive Andonites would not turn back to their inferior tree-dwelling relatives in the south. 
Многие из древнейших религиозных чувств появились от ощущения беспомощности в географически замкнутом положении: горы справа, вода слева и лёд впереди. Однако эти прогрессирующие андониты не желали поворачивать назад к своим отсталым южным родственникам, живущим на деревьях.
[64:1.3] These Andonites avoided the forests in contrast with the habits of their nonhuman relatives. In the forests man has always deteriorated; human evolution has made progress only in the open and in the higher latitudes. The cold and hunger of the open lands stimulate action, invention, and resourcefulness. While these Andonic tribes were developing the pioneers of the present human race amidst the hardships and privations of these rugged northern climes, their backward cousins were luxuriating in the southern tropical forests of the land of their early common origin. 
В противоположность своим предчеловеческим родственникам, андониты избегали лесов. В лесу люди всегда деградировали; человек успешно развивался только на открытых пространствах и в высоких широтах. Холод и голод открытой местности побуждает к действию, изобретательности и находчивости. В то время, как в условиях трудностей и лишений сурового северного климата андониты прокладывали путь современной человеческой расе, их отсталые родственники блаженствовали в южных тропических лесах, на их общей древней родине.

[64:1.4] These events occurred during the times of the third glacier, the first according to the reckoning of geologists. The first two glaciers were not extensive in northern Europe.
Эти события произошли во времена третьего ледника, первого из известных геологам. В северной Европе продвижение двух первых ледников было незначительным.
[64:1.5] During most of the ice age England was connected by land with France, while later on Africa was joined to Europe by the Sicilian land bridge. At the time of the Andonic migrations there was a continuous land path from England in the west on through Europe and Asia to Java in the east; but Australia was again isolated, which further accentuated the development of its own peculiar fauna. 
В течение большей части ледникового периода Англия была связана сушей с Францией, а позднее Африка соединилась сицилийским мостом суши с Европой. В период миграции андонитов существовал сплошной коридор суши, который начинался на западе в Англии и проходил на восток через всю Европу и Азию к Яве; Австралия же вновь стала изолированной, что ещё больше способствовало развитию её особой, специфической фауны.

[64:1.6] 950,000 years ago the descendants of Andon and Fonta had migrated far to the east and to the west. To the west they passed over Europe to France and England. In later times they penetrated eastward as far as Java, where their bones were so recently found – the so-called Java man – and then journeyed on to Tasmania.
950.000 лет назад потомки Андона и Фонты переместились далеко на восток и запад. Продвигаясь в западном направлении, они прошли через Европу, достигнув Франции и Англии. Позднее, на востоке, они дошли до Явы, где совсем недавно были найдены их кости – останки так называемого питекантропа, после чего добрались до Тасмании.
[64:1.7] The groups going west became less contaminated with the backward stocks of mutual ancestral origin than those going east, who mingled so freely with their retarded animal cousins. These unprogressive individuals drifted southward and presently mated with the inferior tribes. Later on, increasing numbers of their mongrel descendants returned to the north to mate with the rapidly expanding Andonic peoples, and such unfortunate unions unfailingly deteriorated the superior stock. Fewer and fewer of the primitive settlements maintained the worship of the Breath Giver. This early dawn civilization was threatened with extinction. 
Группы, продвигавшиеся на запад, были менее подвержены пагубному влиянию отсталых племён, имевших общее с ними происхождение, чем те, которые направились на восток и свободно общались со своими неполноценными животными родственниками. Такие отсталые индивидуумы постепенно перебрались на юг и вскоре смешались с нижестоящими племенами. Впоследствии всё больше нечистокровных потомков возвращалось на север, где они смешивались с быстро растущими андоническими народами, и такие неудачные союзы приводили к неизбежной деградации более развитого племени. Всё меньшее число первобытных селений продолжали поклоняться Дающему Дыхание. Древняя зачаточная цивилизация стояла на грани исчезновения.
[64:1.8] And thus it has ever been on Urantia. Civilizations of great promise have successively deteriorated and have finally been extinguished by the folly of allowing the superior freely to procreate with the inferior. 
И так было на Урантии всегда. Цивилизации, подававшие большие надежды, одна за другой деградировали и в итоге исчезали, ибо допускали безрассудное смешение высокоразвитых с малоразвитыми.

2. THE FOXHALL PEOPLES 

2. ФОКСХОЛЬСКИЕ НАРОДЫ

[64:2.1] 900,000 years ago the arts of Andon and Fonta and the culture of Onagar were vanishing from the face of the earth; culture, religion, and even flintworking were at their lowest ebb.
900.000 лет назад искусство Андона и Фонты и культура Онагара исчезали с лица земли; культура, религия и даже обработка кремня находились на самом низком уровне.
[64:2.2] These were the times when large numbers of inferior mongrel groups were arriving in England from southern France. These tribes were so largely mixed with the forest apelike creatures that they were scarcely human. They had no religion but were crude flintworkers and possessed sufficient intelligence to kindle fire. 
В этот период примитивные смешанные племена начали в больших количествах прибывать в Англию из южных регионов Франции. Эти племена столь широко смешались с лесными обезьяноподобными созданиями, что почти полностью потеряли человеческий облик. У них не было религии, однако они владели примитивными навыками обработки кремня и обладали достаточным уровнем интеллекта для разведения костра.
[64:2.3] They were followed in Europe by a somewhat superior and prolific people, whose descendants soon spread over the entire continent from the ice in the north to the Alps and Mediterranean in the south. These tribes are the so-called Heidelberg race. 
Вслед за ними в Европе появился несколько более высокий по своему уровню развития народ, потомки которого вскоре распространились на весь материк – от границы ледника на севере до Альп и Средиземного моря на юге. Эти племена относятся к так называемой гейдельбергской расе.
[64:2.4] During this long period of cultural decadence the Foxhall peoples of England and the Badonan tribes northwest of India continued to hold on to some of the traditions of Andon and certain remnants of the culture of Onagar. 
В течение этого продолжительного периода культурного упадка фоксхольские народы Англии и бадонанские племена, обитавшие к северо-западу от Индии, продолжали сохранять некоторые традиции Андона и остатки культуры Онагара.
[64:2.5] The Foxhall peoples were farthest west and succeeded in retaining much of the Andonic culture; they also preserved their knowledge of flintworking, which they transmitted to their descendants, the ancient ancestors of the Eskimos. 
Фоксхольские народы дальше других продвинулись на запад и им удалось сохранить многое от культуры Андона. Уцелело также искусство обработки кремня, которое они передали своим потомкам – древним прародителям эскимосов.
[64:2.6] Though the remains of the Foxhall peoples were the last to be discovered in England, these Andonites were really the first human beings to live in those regions. At that time the land bridge still connected France with England; and since most of the early settlements of the Andon descendants were located along the rivers and seashores of that early day, they are now under the waters of the English Channel and the North Sea, but some three or four are still above water on the English coast. 
Хотя останки фоксхольских народов были обнаружены в Англии последними, в действительности эти андониты были первыми людьми, селившимися в тех местах. В то время мост суши всё ещё соединял Францию с Англией, а поскольку большинство древних поселений потомков Андона в те далёкие времена располагались вдоль речных и морских берегов, сегодня они скрыты водами Ла-Манша и Северного моря. Однако три или четыре поселения до сих пор находятся выше уровня моря на побережье Англии.
[64:2.7] Many of the more intelligent and spiritual of the Foxhall peoples maintained their racial superiority and perpetuated their primitive religious customs. And these people, as they were later admixed with subsequent stocks, journeyed on west from England after a later ice visitation and have survived as the present-day Eskimos. 
Многие из более разумных и духовных фоксхольских народов сохранили своё расовое превосходство и пронесли через века примитивные религиозные обычаи. После последнего нашествия ледника эти люди, смешавшиеся впоследствии с более поздними племенами, мигрировали из Англии на запад и сохранились в качестве современных эскимосов.

3. THE BADONAN TRIBES 

3. БАДОНАНСКИЕ ПЛЕМЕНА

[64:3.1] Besides the Foxhall peoples in the west, another struggling center of culture persisted in the east. This group was located in the foothills of the northwestern Indian highlands among the tribes of Badonan, a great-great-grandson of Andon. These people were the only descendants of Andon who never practiced human sacrifice.
Помимо фоксхольских племён на западе, ещё один центр культуры продолжал бороться за существование на востоке. Эта группа обитала в предгорьях гористой местности на северо-западе Индии и принадлежала к племенам Бадонана – праправнука Андона. Эти люди были единственными потомками Андона, которые никогда не приносили человеческих жертв.
[64:3.2] These highland Badonites occupied an extensive plateau surrounded by forests, traversed by streams, and abounding in game. Like some of their cousins in Tibet, they lived in crude stone huts, hillside grottoes, and semiunderground passages.
Высокогорные бадониты занимали обширное плато, окружённое лесами, пересечённое реками и изобиловавшее дичью. Как и некоторые дальние тибетские родственники, они жили в примитивных каменных жилищах, в гротах на склонах холмов и в полуподземных пещерах.
[64:3.3] While the tribes of the north grew more and more to fear the ice, those living near the homeland of their origin became exceedingly fearful of the water. They observed the Mesopotamian peninsula gradually sinking into the ocean, and though it emerged several times, the traditions of these primitive races grew up around the dangers of the sea and the fear of periodic engulfment. And this fear, together with their experience with river floods, explains why they sought out the highlands as a safe place in which to live. 
В то время как северные племена всё больше боялись льда, те, кто жил вблизи своей древней родины, стали чрезвычайно страшиться воды. Они видели, как Месопотамский полуостров постепенно погружается в океан, и хотя он несколько раз поднимался, традиции этих людей складывались вокруг опасностей моря и страха периодического затопления. Именно этот страх, а также испытания, связанные с разливами рек, объясняют их стремление перебраться в горы, которые они считали безопасным для жизни местом.
[64:3.4] To the east of the Badonan peoples, in the Siwalik Hills of northern India, may be found fossils that approach nearer to transition types between man and the various prehuman groups than any others on earth. 
К западу от бадонанских племён, в Сиваликских горах северной Индии, можно обнаружить ископаемые остатки, которые ближе к переходным типам между человеком и различными дочеловеческими группами, чем любые другие окаменелости на земле.

[64:3.5] 850,000 years ago the superior Badonan tribes began a warfare of extermination directed against their inferior and animalistic neighbors. In less than one thousand years most of the borderland animal groups of these regions had been either destroyed or driven back to the southern forests. This campaign for the extermination of inferiors brought about a slight improvement in the hill tribes of that age. And the mixed descendants of this improved Badonite stock appeared on the stage of action as an apparently new people – the Neanderthal race.
850.000 лет назад бадонанские племена начали войну на уничтожение со своими примитивными и полуживотными соседями. Менее чем за тысячу лет большинство приграничных животных групп в этих регионах было либо уничтожено, либо изгнано назад в южные леса. Эта война, направленная на истребление примитивных родов, привела к некоторому улучшению горных племён той эпохи. По своим внешним признакам смешанные потомки улучшенного бадонанского племени появились на исторической арене в качестве явно выраженного нового типа людей – неандертальской расы.

4. THE NEANDERTHAL RACES 

4. НЕАНДЕРТАЛЬСКИЕ РАСЫ

[64:4.1] The Neanderthalers were excellent fighters, and they traveled extensively. They gradually spread from the highland centers in northwest India to France on the west, China on the east, and even down into northern Africa. They dominated the world for almost half a million years until the times of the migration of the evolutionary races of color.
Неандертальцы были прекрасными воинами и неутомимыми путешественниками. Из высокогорных центров северо-западной Индии они постепенно распространились на запад во Францию, на восток в Китай и даже на юг – в северную Африку. Их мировое господство продолжалось почти полмиллиона лет, вплоть до миграции эволюционных цветных рас.

[64:4.2] 800,000 years ago game was abundant; many species of deer, as well as elephants and hippopotamuses, roamed over Europe. Cattle were plentiful; horses and wolves were everywhere. The Neanderthalers were great hunters, and the tribes in France were the first to adopt the practice of giving the most successful hunters the choice of women for wives.
800.000 лет назад дичь была в изобилии; многие виды оленей, стада слонов и бегемотов странствовали по Европе. Поголовье скота было огромным; повсюду обитали лошади и волки. Неандертальцы были великолепными охотниками и у живших во Франции племён впервые появился обычай, дающий наиболее удачливым охотникам право выбирать себе женщин в жены.
[64:4.3] The reindeer was highly useful to these Neanderthal peoples, serving as food, clothing, and for tools, since they made various uses of the horns and bones. They had little culture, but they greatly improved the work in flint until it almost reached the levels of the days of Andon. Large flints attached to wooden handles came back into use and served as axes and picks. 
Огромную пользу неандертальским племенам приносил северный олень: он давал им пищу, одежду и различные орудия труда, для изготовления которых использовались рога и кости. Несмотря на низкую культуру, они значительно улучшили искусство обработки кремня, подняв его почти до уровня, который существовал во времена Андона. В качестве топоров и пик они снова стали использовать большие куски кремня, прикреплённые к деревянным палкам.

[64:4.4] 750,000 years ago the fourth ice sheet was well on its way south. With their improved implements the Neanderthalers made holes in the ice covering the northern rivers and thus were able to spear the fish which came up to these vents. Ever these tribes retreated before the advancing ice, which at this time made its most extensive invasion of Europe.
750.000 лет назад четвёртый ледяной щит уже опустился далеко на юг. С помощью своих усовершенствованных орудий неандертальцы проделывали отверстия во льду, покрывавшем северные реки и ловили подходившую к прорубям рыбу. Эти племена всегда отступали перед надвигавшимся льдом, который на этот раз совершил наиболее обширное вторжение в Европу.
[64:4.5] In these times the Siberian glacier was making its southernmost march, compelling early man to move southward, back toward the lands of his origin. But the human species had so differentiated that the danger of further mingling with its nonprogressive simian relatives was greatly lessened. 
В это же время Сибирский ледник совершал своё самое глубокое вторжение в южном направлении, заставляя древнего человека отступать ещё дальше на юг, к земле своих предков. Однако человеческие виды были уже обособлены в такой степени, что опасность нового смешения с отсталыми обезьяньими родственниками существенно уменьшилась.

[64:4.6] 700,000 years ago the fourth glacier, the greatest of all in Europe, was in recession; men and animals were returning north. The climate was cool and moist, and primitive man again thrived in Europe and western Asia. Gradually the forests spread north over land which had been so recently covered by the glacier.
700.000 лет назад происходило отступление четвёртого ледника, самого обширного из всех ледников на территории Европы; люди и животные начали возвращаться на север. Климат был прохладным и влажным, и первобытный человек снова заселил Европу и западную Азию. В северных регионах, ещё недавно покрытых льдом, постепенно появились леса.
[64:4.7] Mammalian life had been little changed by the great glacier. These animals persisted in that narrow belt of land lying between the ice and the Alps and, upon the retreat of the glacier, again rapidly spread out over all Europe. There arrived from Africa, over the Sicilian land bridge, straight-tusked elephants, broad-nosed rhinoceroses, hyenas, and African lions, and these new animals virtually exterminated the saber-toothed tigers and the hippopotamuses. 
Обширное нашествие ледника не внесло существенных изменений в жизнь млекопитающих. Эти животные сохранились в узком поясе суши между льдом и Альпами и после отступления ледника снова быстро распространились на всю Европу. Из Африки, через Сицилийский мост суши, пришли слоны с прямыми бивнями, широкомордые носороги, гиены и африканские львы, и эти новые животные практически уничтожили саблезубых тигров и гиппопотамов.

[64:4.8] 650,000 years ago witnessed the continuation of the mild climate. By the middle of the interglacial period it had become so warm that the Alps were almost denuded of ice and snow.
650.000 лет назад климат оставался мягким. К середине межледникового периода он стал настолько тёплым, что Альпы почти полностью лишились льда и снега.

[64:4.9] 600,000 years ago the ice had reached its then northernmost point of retreat and, after a pause of a few thousand years, started south again on its fifth excursion. But there was little modification of climate for fifty thousand years. Man and the animals of Europe were little changed. The slight aridity of the former period lessened, and the alpine glaciers descended far down the river valleys.
600.000 лет назад отступавший лёд достиг самой северной в то время точки и после перерыва в несколько тысяч лет в пятый раз стал продвигаться на юг. Однако на протяжении пятидесяти тысяч лет климатические изменения оставались незначительными. Люди и животные Европы почти не изменились. Уменьшилась некоторая засушливость предыдущего периода, а альпийские ледники спустились далеко вниз, вдоль речных долин.

[64:4.10] 550,000 years ago the advancing glacier again pushed man and the animals south. But this time man had plenty of room in the wide belt of land stretching northeast into Asia and lying between the ice sheet and the then greatly expanded Black Sea extension of the Mediterranean.
550.000 лет назад наступавший ледник снова вытеснил людей и животных на юг. Но на этот раз у человека было достаточно пространства в широком поясе суши, который протянулся на северо-восток Азии и располагался между ледяным щитом и сильно расширившейся черноморской частью Средиземного моря.
[64:4.11] These times of the fourth and fifth glaciers witnessed the further spread of the crude culture of the Neanderthal races. But there was so little progress that it truly appeared as though the attempt to produce a new and modified type of intelligent life on Urantia was about to fail. For almost a quarter of a million years these primitive peoples drifted on, hunting and fighting, by spells improving in certain directions, but, on the whole, steadily retrogressing as compared with their superior Andonic ancestors. 
Во время четвёртого и пятого нашествия ледников произошло дальнейшее распространение первобытной культуры неандертальских рас. Однако прогресс был столь незначительным, что попытка создания на Урантии нового, модифицированного, типа разумной жизни, казалось, действительно близилась к провалу. На протяжении почти четверти миллиона лет первобытные племена кочевали, охотясь и воюя, с перерывами добиваясь прогресса в некоторых направлениях, но в целом постепенно деградируя, по сравнению со своими более развитыми предками-андонитами.

[64:4.12] During these spiritually dark ages the culture of superstitious mankind reached its lowest levels. The Neanderthalers really had no religion beyond a shameful superstition. They were deathly afraid of clouds, more especially of mists and fogs. A primitive religion of the fear of natural forces gradually developed, while animal worship declined as improvement in tools, with abundance of game, enabled these people to live with lessened anxiety about food; the sex rewards of the chase tended greatly to improve hunting skill. This new religion of fear led to attempts to placate the invisible forces behind these natural elements and culminated, later on, in the sacrificing of humans to appease these invisible and unknown physical forces. And this terrible practice of human sacrifice has been perpetuated by the more backward peoples of Urantia right on down to the twentieth century.
В эти века духовного мрака культура суеверного человечества опустилась до самого низкого уровня. У неандертальцев действительно не было никакой религии, кроме постыдных суеверий. Они до смерти боялись туч, в особенности тумана и мглы. Со временем появилась примитивная религия, основанная на страхе перед природными стихиями, в то время как культ животных сошёл на нет, так как развитие орудий труда, в сочетании с обилием дичи, позволило им меньше заботиться о пропитании; сексуальное вознаграждение охотников в огромной степени улучшило искусство охоты. Новая религия страха привела к попыткам умиротворения невидимых сил, скрывающихся за явлениями природы, и позднее достигла своего высшего развития в практике заклания людей для задабривания невидимых и неведомых физических сил. И такая ужасная практика принесения в жертву людей сохранялась у наиболее отсталых народов Урантии вплоть до двадцатого столетия.
[64:4.13] These early Neanderthalers could hardly be called sun worshipers. They rather lived in fear of the dark; they had a mortal dread of nightfall. As long as the moon shone a little, they managed to get along, but in the dark of the moon they grew panicky and began the sacrifice of their best specimens of manhood and womanhood in an effort to induce the moon again to shine. The sun, they early learned, would regularly return, but the moon they conjectured only returned because they sacrificed their fellow tribesmen. As the race advanced, the object and purpose of sacrifice progressively changed, but the offering of human sacrifice as a part of religious ceremonial long persisted. 
Древних неандертальцев вряд ли можно назвать солнцепоклонниками. Скорее, они жили в страхе перед темнотой; они смертельно боялись ночи. Пока луна давала свой тусклый свет, они ещё могли терпеть, но с наступлением полной темноты они приходили в панику и начинали приносить в жертву своих лучших мужчин и женщин в попытке заставить луну светить вновь. Они давно знали, что солнце регулярно возвращается, но полагали, что луна возвращалась только потому, что они жертвовали своими соплеменниками. С развитием этой расы объект и назначение жертвоприношения изменялись, но принесение людей в жертву ещё долго сохранялось как часть религиозных обрядов.

5. ORIGIN OF THE COLORED RACES 

5. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЦВЕТНЫХ РАС

[64:5.1] 500,000 years ago the Badonan tribes of the northwestern highlands of India became involved in another great racial struggle. For more than one hundred years this relentless warfare raged, and when the long fight was finished, only about one hundred families were left. But these survivors were the most intelligent and desirable of all the then living descendants of Andon and Fonta.
500.000 лет назад бадонанские племена северо-западных нагорий Индии оказались втянутыми в ещё одну затяжную расовую битву. Эта жестокая война продолжалась более ста лет, и когда побоище закончилось, в живых осталось всего лишь около ста семей. Но зато эти уцелевшие были самыми разумными и перспективными из всех живших в то время потомков Андона и Фонты.
[64:5.2] And now, among these highland Badonites there was a new and strange occurrence. A man and woman living in the northeastern part of the then inhabited highland region began suddenly to produce a family of unusually intelligent children. This was the Sangik family, the ancestors of all of the six colored races of Urantia. 
И вот среди высокогорных бадонитов произошло новое и необычное событие. У мужчины и женщины, живших в северо-восточной части обитаемого в то время нагорья, внезапно начали появляться необычайно разумные дети. Так появилась сангикская семья – прародители всех шести цветных рас Урантии.
[64:5.3] These Sangik children, nineteen in number, were not only intelligent above their fellows, but their skins manifested a unique tendency to turn various colors upon exposure to sunlight. Among these nineteen children were five red, two orange, four yellow, two green, four blue, and two indigo. These colors became more pronounced as the children grew older, and when these youths later mated with their fellow tribesmen, all of their offspring tended toward the skin color of the Sangik parent. 
Девятнадцать сангикских детей не только превосходили своих собратьев по умственным способностям; их кожа обнаруживала уникальную способность окрашиваться в определённый цвет при попадании на неё солнечного света. Среди этих девятнадцати детей пятеро были красными, двое оранжевыми, четверо жёлтыми, двое зелёных, четверо синих и ещё двое индиговых. С возрастом эти цвета стали ещё более ярко выраженными, а когда позднее молодые люди произвели потомство вместе со своими соплеменниками, то цвет кожи их детей соответствовал цвету кожи сангикского родителя.
[64:5.4] And now I interrupt the chronological narrative, after calling attention to the arrival of the Planetary Prince at about this time, while we separately consider the six Sangik races of Urantia. 
И теперь – обратив ваше внимание на состоявшееся примерно в это же время прибытие Планетарного Князя – я прерываю хронологический порядок изложения, чтобы отдельно рассмотреть с вами шесть сангикских рас Урантии.

6. THE SIX SANGIK RACES OF URANTIA 

6. ШЕСТЬ САНГИКСКИХ РАС УРАНТИИ

[64:6.1] On an average evolutionary planet the six evolutionary races of color appear one by one; the red man is the first to evolve, and for ages he roams the world before the succeeding colored races make their appearance. The simultaneous emergence of all six races on Urantia, and in one family, was most unusual.
На обычной планете шесть эволюционных цветных рас появляются по отдельности; первым формируется красный человек, который веками скитается по миру, прежде чем наступает черед следующих цветных рас. Одновременное появление всех шести рас на Урантии, причём в одной семье, было крайне необычным явлением.
[64:6.2] The appearance of the earlier Andonites on Urantia was also something new in Satania. On no other world in the local system has such a race of will creatures evolved in advance of the evolutionary races of color. 
Возникновение на Урантии ранних андонитов также было чем-то новым в Сатании. Ни на одном другом мире локальной системы подобная раса волевых созданий не появлялась прежде эволюционных цветных рас.

[64:6.3] 1. The red man. These peoples were remarkable specimens of the human race, in many ways superior to Andon and Fonta. They were a most intelligent group and were the first of the Sangik children to develop a tribal civilization and government. They were always monogamous; even their mixed descendants seldom practiced plural mating.
1. Красный человек. Эти люди  были выдающимися представителями человеческого рода, во многих отношениях превосходя Андона и Фонту. Будучи наиболее разумной группой, они первыми среди сангикских детей создали племенную цивилизацию и правление. Они всегда жили в моногамии; даже их смешанные потомки редко практиковали полигамию.
[64:6.4] In later times they had serious and prolonged trouble with their yellow brethren in Asia. They were aided by their early invention of the bow and arrow, but they had unfortunately inherited much of the tendency of their ancestors to fight among themselves, and this so weakened them that the yellow tribes were able to drive them off the Asiatic continent. 
В более поздние времена у них возникли серьёзные и продолжительные разногласия в отношениях с жёлтыми братьями в Азии. Им помогали лук и стрелы, изобретённые ими ещё на раннем этапе, но, к несчастью, они в значительной мере унаследовали склонность своих предков воевать друг с другом. Это ослабило их настолько, что жёлтые племена смогли вытеснить их с Азиатского материка.
[64:6.5] About eighty-five thousand years ago the comparatively pure remnants of the red race went en masse across to North America, and shortly thereafter the Bering land isthmus sank, thus isolating them. No red man ever returned to Asia. But throughout Siberia, China, central Asia, India, and Europe they left behind much of their stock blended with the other colored races. 
Около восьмидесяти пяти тысяч лет назад сравнительно чистокровные остатки красных людей полностью перебрались в Северную Америку; вскоре перемычка суши на месте Берингова пролива ушла под воду, и они оказались в изоляции. Ни один красный человек уже никогда не смог вернуться в Азию. Однако повсюду в Сибири, Китае, центральной Азии, Индии и Европе они оставили много своих потомков, смешавшихся с другими цветными расами.
[64:6.6] When the red man crossed over into America, he brought along much of the teachings and traditions of his early origin. His immediate ancestors had been in touch with the later activities of the world headquarters of the Planetary Prince. But in a short time after reaching the Americas, the red men began to lose sight of these teachings, and there occurred a great decline in intellectual and spiritual culture. Very soon these people again fell to fighting so fiercely among themselves that it appeared that these tribal wars would result in the speedy extinction of this remnant of the comparatively pure red race. 
Когда красный человек перебрался в Америку, он принёс с собой многие из учений и традиций своих древних предков. Его непосредственные предшественники были связаны с более поздней деятельностью мировой резиденции Планетарного Князя. Однако после достижения Северной и Южной Америки красные люди стали быстро забывать эти учения; произошёл огромный упадок интеллектуальной и духовной культуры. Вскоре они вновь предались столь ожесточённой взаимной вражде, что, казалось, межплеменные войны приведут к быстрому уничтожению остатка относительно чистокровной красной расы.
[64:6.7] Because of this great retrogression the red men seemed doomed when, about sixty-five thousand years ago, Onamonalonton appeared as their leader and spiritual deliverer. He brought temporary peace among the American red men and revived their worship of the «Great Spirit.» Onamonalonton lived to be ninety-six years of age and maintained his headquarters among the great redwood trees of California. Many of his later descendants have come down to modern times among the Blackfoot Indians. 
Вследствие огромной деградации красные люди были бы обречены, если бы около шестидесяти пяти тысяч лет назад в качестве их лидера и духовного освободителя не выдвинулся Онамоналонтон. Он добился установления временного мира между племенами красного человека Америки и возродил их поклонение «Великому Духу». Онамоналонтон дожил до девяноста шести лет, а его пристанище находилось среди огромных секвой Калифорнии. Многие из его более поздних потомков сохранились и принадлежат к индейцам племени «черноногих».
[64:6.8] As time passed, the teachings of Onamonalonton became hazy traditions. Internecine wars were resumed, and never after the days of this great teacher did another leader succeed in bringing universal peace among them. Increasingly the more intelligent strains perished in these tribal struggles; otherwise a great civilization would have been built upon the North American continent by these able and intelligent red men. 
С течением времени учения Онамоналонтона превратились в смутные предания. Вновь вспыхнули междоусобные войны и после этого великого учителя ни одному вождю уже не удавалось добиться всеобщего мира. Наиболее интеллектуальные роды постепенно исчезали в межплеменных сражениях. При ином развитии событий на североамериканском материке могла бы появиться великая цивилизация, созданная умелыми и разумными красными людьми.
[64:6.9] After crossing over to America from China, the northern red man never again came in contact with other world influences (except the Eskimo) until he was later discovered by the white man. It was most unfortunate that the red man almost completely missed his opportunity of being upstepped by the admixture of the later Adamic stock. As it was, the red man could not rule the white man, and he would not willingly serve him. In such a circumstance, if the two races do not blend, one or the other is doomed. 
После миграции из Китая в Америку северные красные люди уже не вступали в контакт с внешним миром (за исключением эскимосов) до тех пор, пока впоследствии их не обнаружили белые люди. К великому сожалению, красный человек почти не воспользовался возможностью биологического совершенствования за счёт привнесения крови появившейся позднее адамической расы. Как бы то ни было, красные люди не могли править белыми людьми и отказывались добровольно служить им. В таких случаях, если две расы не смешиваются, одна из них – обречена.

[64:6.10] 2. The orange man. The outstanding characteristic of this race was their peculiar urge to build, to build anything and everything, even to the piling up of vast mounds of stone just to see which tribe could build the largest mound. Though they were not a progressive people, they profited much from the schools of the Prince and sent delegates there for instruction.
2. Оранжевый человек. Выдающейся особенностью этой расы было их своеобразное стремление строить – строить всё, что угодно, вплоть до огромных каменных курганов только для того, чтобы посмотреть, какое племя построило самый большой курган. Не являясь прогрессирующими людьми, они всё же получили большую пользу от знаний, почерпнутых в школах Князя, куда посылали своих представителей.
[64:6.11] The orange race was the first to follow the coast line southward toward Africa as the Mediterranean Sea withdrew to the west. But they never secured a favorable footing in Africa and were wiped out of existence by the later arriving green race. 
По мере отступления Средиземного моря на запад, оранжевая раса первой проследовала вдоль береговой линии на юг, к Африке. Однако они так и не завоевали прочного положения в Африке и были полностью уничтожены появившейся впоследствии зелёной расой.
[64:6.12] Before the end came, this people lost much cultural and spiritual ground. But there was a great revival of higher living as a result of the wise leadership of Porshunta, the master mind of this unfortunate race, who ministered to them when their headquarters was at Armageddon some three hundred thousand years ago. 
До прекращения своего существования эта раса растеряла значительную часть культурного и духовного наследия. Правда, в истории этого народа был период великого возрождения, которое произошло под мудрым руководством Поршунты – выдающегося разума этой несчастной расы, помогавшего ей в те времена, когда их столица находилась в Армагеддоне, около трёхсот тысяч лет назад.
[64:6.13] The last great struggle between the orange and the green men occurred in the region of the lower Nile valley in Egypt. This long-drawn-out battle was waged for almost one hundred years, and at its close very few of the orange race were left alive. The shattered remnants of these people were absorbed by the green and by the later arriving indigo men. But as a race the orange man ceased to exist about one hundred thousand years ago. 
Последнее крупное сражение между оранжевыми и зелёными людьми произошло в районе нижней долины Нила в Египте. Эта затяжная битва продолжалась в течение почти ста лет, а по её окончании лишь немногие представители оранжевой расы остались в живых. Рассеянные остатки этого народа были поглощены зелёными и появившимися позднее индиговыми людьми. Однако как самостоятельная раса оранжевый человек прекратил своё существование около ста тысяч лет назад.

[64:6.14] 3. The yellow man. The primitive yellow tribes were the first to abandon the chase, establish settled communities, and develop a home life based on agriculture. Intellectually they were somewhat inferior to the red man, but socially and collectively they proved themselves superior to all of the Sangik peoples in the matter of fostering racial civilization. Because they developed a fraternal spirit, the various tribes learning to live together in relative peace, they were able to drive the red race before them as they gradually expanded into Asia.
3. Жёлтый человек. Первобытные жёлтые племена первыми оставили охоту, создали поселения и организовали быт с основой на сельском хозяйстве. В интеллектуальном отношении они несколько уступали красным людям, но превзошли все сангикские народы в развитии социального и коллективного аспектов расовой цивилизации. Различные племена учились жить вместе в условиях относительного мира, и благодаря развитому духу братства им удавалось вытеснять красную расу в процессе своего постепенного распространения в Азии.
[64:6.15] They traveled far from the influences of the spiritual headquarters of the world and drifted into great darkness following the Caligastia apostasy; but there occurred one brilliant age among this people when Singlangton, about one hundred thousand years ago, assumed the leadership of these tribes and proclaimed the worship of the «One Truth.» 
Оказавшись на большом расстоянии от центра мирового духовного влияния, они скатились к дремучему невежеству после измены Калигастии. Однако в истории этих людей была блестящая эпоха, когда, около ста тысяч лет назад, Синглангтон возглавил эти племена и провозгласил поклонение «Единой Истине».
[64:6.16] The survival of comparatively large numbers of the yellow race is due to their intertribal peacefulness. From the days of Singlangton to the times of modern China, the yellow race has been numbered among the more peaceful of the nations of Urantia. This race received a small but potent legacy of the later imported Adamic stock. 
Сохранение сравнительно большого числа жёлтых людей объясняется межплеменным миром. Со времён Синглангтона и вплоть до появления современного Китая жёлтая раса относилась к числу наиболее мирных на Урантии. Она получила небольшое, но ощутимое наследие от привнесённой впоследствии адамической ветви.

[64:6.17] 4. The green man. The green race was one of the less able groups of primitive men, and they were greatly weakened by extensive migrations in different directions. Before their dispersion these tribes experienced a great revival of culture under the leadership of Fantad, some three hundred and fifty thousand years ago.
4. Зелёный человек. Зелёная раса относилась в числу наименее способных групп первобытных людей, и она чрезвычайно ослабила себя в результате постоянных миграций в различных направлениях. До своего рассеяния эти племена прошли через период великого расцвета культуры, что произошло под руководством Фантада около трёхсот пятидесяти тысяч лет назад.
[64:6.18] The green race split into three major divisions: The northern tribes were subdued, enslaved, and absorbed by the yellow and blue races. The eastern group were amalgamated with the Indian peoples of those days, and remnants still persist among them. The southern nation entered Africa, where they destroyed their almost equally inferior orange cousins. 
Зелёная раса разделилась на три большие ветви: северные племена оказались в подчинении у жёлтой и синей рас, поработивших и поглотивших их; восточная группа смешалась с индийскими народами тех дней, среди которых до сих пор сохранились её остатки; южная нация дошла до Африки, где уничтожила столь же отсталых оранжевых родственников.
[64:6.19] In many ways both groups were evenly matched in this struggle since each carried strains of the giant order, many of their leaders being eight and nine feet in height. These giant strains of the green man were mostly confined to this southern or Egyptian nation. 
Во многих отношениях обе группы оказались равными соперниками в противоборстве, так как обе несли в себе наследственные признаки гигантизма: многие из их вождей достигали в высоту восьми и девяти футов. Такие свойственные зелёному человеку признаки гигантизма встречались в основном у южной, или египетской, нации.
[64:6.20] The remnants of the victorious green men were subsequently absorbed by the indigo race, the last of the colored peoples to develop and emigrate from the original Sangik center of race dispersion. 
Остатки победоносной зелёной расы были впоследствии поглощены индиговыми людьми – последней цветной расой, мигрировавшей из исходного сангикского центра расселения рас.

[64:6.21] 5. The blue man. The blue men were a great people. They early invented the spear and subsequently worked out the rudiments of many of the arts of modern civilization. The blue man had the brain power of the red man associated with the soul and sentiment of the yellow man. The Adamic descendants preferred them to all of the later persisting colored races.
5. Синий человек. Синие люди были великолепным народом. Уже на ранней стадии своего существования они изобрели копьё и позднее положили начало многим современным видам искусства. Синий человек обладал умственными способностями красного человека в сочетании с душой и чувствами жёлтого человека. Потомки Адама предпочитали его всем остальным из сохранившихся впоследствии цветных рас.
[64:6.22] The early blue men were responsive to the persuasions of the teachers of Prince Caligastia’s staff and were thrown into great confusion by the subsequent perverted teachings of those traitorous leaders. Like other primitive races they never fully recovered from the turmoil produced by the Caligastia betrayal, nor did they ever completely overcome their tendency to fight among themselves. 
Древние синие люди чутко воспринимали систему взглядов учителей из персонала Князя Калигастии и впоследствии были полностью сбиты с толку порочными учениями этих предательских лидеров. Как и другие первобытные расы они так полностью и не оправились от смятения, порождённого предательством Калигастии, как не смогли они до конца преодолеть и своей склонности к кровавой междоусобице.
[64:6.23] About five hundred years after Caligastia’s downfall a widespread revival of learning and religion of a primitive sort – but none the less real and beneficial – occurred. Orlandof became a great teacher among the blue race and led many of the tribes back to the worship of the true God under the name of the «Supreme Chief.» This was the greatest advance of the blue man until those later times when this race was so greatly upstepped by the admixture of the Adamic stock. 
Спустя примерно пятьсот лет после падения Калигастии произошло широкое возрождение образования, а также – пусть примитивной, но настоящей и благотворной религии. Великим учителем своей расы стал Орландоф, который вернул многие племена к поклонению истинному Богу, названному «Верховным Вождём». Это стало самым значительным прогрессом синего человека вплоть до позднейших времён, когда эта раса стремительно развивалась за счёт смешения с адамической ветвью.
[64:6.24] The European researches and explorations of the Old Stone Age have largely to do with unearthing the tools, bones, and artcraft of these ancient blue men, for they persisted in Europe until recent times. The so-called white races of Urantia are the descendants of these blue men as they were first modified by slight mixture with yellow and red, and as they were later greatly upstepped by assimilating the greater portion of the violet race. 
Европейские исследования и изучения палеолита в основном сводились к раскопкам орудий труда, костей и предметов искусства древнего синего человека, ибо он оставался в Европе вплоть до недавнего времени. Так называемые белые расы Урантии являются потомками синей расы, видоизменившейся после некоторого смешения с жёлтой и красной расами и впоследствии серьёзно усовершенствованной за счёт наибольшей ассимиляции фиолетовой расы.

[64:6.25] 6. The indigo race. As the red men were the most advanced of all the Sangik peoples, so the black men were the least progressive. They were the last to migrate from their highland homes. They journeyed to Africa, taking possession of the continent, and have ever since remained there except when they have been forcibly taken away, from age to age, as slaves.
6. Индиговая раса. Если красные люди были наиболее развитыми из всех сангикских народов, то чёрные люди были самыми отсталыми. Последними покинув свою горную родину, они направились в Африку, заняли весь материк и с тех пор оставались там, за исключением тех случаев, когда, из века в век, насильно вывозились в качестве рабов.
[64:6.26] Isolated in Africa, the indigo peoples, like the red man, received little or none of the race elevation which would have been derived from the infusion of the Adamic stock. Alone in Africa, the indigo race made little advancement until the days of Orvonon, when they experienced a great spiritual awakening. While they later almost entirely forgot the «God of Gods» proclaimed by Orvonon, they did not entirely lose the desire to worship the Unknown; at least they maintained a form of worship up to a few thousand years ago. 
Изолированная в Африке, индиговая раса, как и красная, почти полностью лишилась расового усовершенствования, которое стало бы возможным при смешении с адамической ветвью. Оторванная от остальных, индиговая раса добилась лишь незначительного прогресса; так продолжалось до появления Орвонона, в правление которого она пережила огромное духовное возрождение. Хотя впоследствии эти люди почти полностью забыли провозглашённого Орвононом «Бога Богов», они не до конца утратили стремление поклоняться Неведомому; по крайней мере, какая-то форма поклонения сохранялась у них ещё несколько тысяч лет назад.
[64:6.27] Notwithstanding their backwardness, these indigo peoples have exactly the same standing before the celestial powers as any other earthly race. 
Несмотря на свою отсталость, перед небесными силами индиговые племена находятся точно в таком же положении, как и любая другая раса.

[64:6.28] These were ages of intense struggles between the various races, but near the headquarters of the Planetary Prince the more enlightened and more recently taught groups lived together in comparative harmony, though no great cultural conquest of the world races had been achieved up to the time of the serious disruption of this regime by the outbreak of the Lucifer rebellion.
Эти века были отмечены ожесточёнными сражениями между различными расами, однако вблизи резиденции Планетарного Князя наиболее просвещённые и получившие современное образование группы жили в относительной гармонии, хотя широкое распространение культуры среди мировых рас началось только после краха этого режима, к которому привело восстание Люцифера.
[64:6.29] From time to time all of these different peoples experienced cultural and spiritual revivals. Mansant was a great teacher of the post-Planetary Prince days. But mention is made only of those outstanding leaders and teachers who markedly influenced and inspired a whole race. With the passing of time, many lesser teachers arose in different regions; and in the aggregate they contributed much to the sum total of those saving influences which prevented the total collapse of cultural civilization, especially during the long and dark ages between the Caligastia rebellion and the arrival of Adam. 
Время от времени каждый из этих различных народов переживал культурное и духовное возрождение. Великим учителем эпохи после прихода Планетарного Князя был Мансант. Однако мы упоминаем только тех выдающихся вождей и учителей, которые оказали заметное влияние на развитие и духовное состояние целой расы. С течением времени в различных регионах появлялись учителя, игравшие менее заметную роль, и, в совокупности, они внесли большой вклад в становление тех спасительных факторов, которые предотвратили полный крах культурной цивилизации, особенно в течение долгой и мрачной эпохи между восстанием Калигастии и прибытием Адама.

[64:6.30] There are many good and sufficient reasons for the plan of evolving either three or six colored races on the worlds of space. Though Urantia mortals may not be in a position fully to appreciate all of these reasons, we would call attention to the following:
Существует много веских и достаточных причин для появления и развития трёх или шести цветных рас в мирах пространства. Хотя смертные Урантии, возможно, и не смогут полностью оценить все эти причины, мы хотели бы обратить ваше внимание на следующие факторы:

[64:6.31] 1. Variety is indispensable to opportunity for the wide functioning of natural selection, differential survival of superior strains.
1. Разнообразие необходимо для обеспечения возможности широкого действия естественного отбора – дифференцированного выживания превосходящих линий.

[64:6.32] 2. Stronger and better races are to be had from the interbreeding of diverse peoples when these different races are carriers of superior inheritance factors. And the Urantia races would have benefited by such an early amalgamation provided such a conjoint people could have been subsequently effectively upstepped by a thoroughgoing admixture with the superior Adamic stock. The attempt to execute such an experiment on Urantia under present racial conditions would be highly disastrous.
2. Более устойчивые и улучшенные расы образуются в результате смешения различных народов, если таковые являются носителями прогрессивных наследственных факторов. Урантийские расы могли бы извлечь большую пользу от подобного раннего смешения, при условии последующего усовершенствования такого смешанного народа за счёт привнесения высокоразвитого адамического потомства. Попытка проведения такого эксперимента на Урантии в современных расовых условиях имела бы катастрофические последствия.

[64:6.33] 3. Competition is healthfully stimulated by diversification of races.
3. Этническое разнообразие стимулирует здоровую конкуренцию.

[64:6.34] 4. Differences in status of the races and of groups within each race are essential to the development of human tolerance and altruism.
4. Статусные различия между расами и группами внутри одной расы обязательны для развития человеческих качеств терпимости и альтруизма.

[64:6.35] 5. Homogeneity of the human race is not desirable until the peoples of an evolving world attain comparatively high levels of spiritual development.
5. Однородность человеческой расы нежелательна до тех пор, пока народы развивающегося мира не достигают сравнительно высоких уровней духовного развития.

7. DISPERSION OF THE COLORED RACES 

7. РАССЕЯНИЕ ЦВЕТНЫХ РАС

[64:7.1] When the colored descendants of the Sangik family began to multiply, and as they sought opportunity for expansion into adjacent territory, the fifth glacier, the third of geologic count, was well advanced on its southern drift over Europe and Asia. These early colored races were extraordinarily tested by the rigors and hardships of the glacial age of their origin. This glacier was so extensive in Asia that for thousands of years migration to eastern Asia was cut off. And not until the later retreat of the Mediterranean Sea, consequent upon the elevation of Arabia, was it possible for them to reach Africa.
Когда цветное потомство сангикской семьи стало разрастаться и искать пути проникновения на прилегающие территории, наступавший на юг пятый ледник – третий в геологической хронологии – уже продвинулся далеко в глубь Европы и Азии. Древние цветные расы прошли через жестокие испытания из-за холода и лишений современного им ледникового периода. В Азии ледник покрыл столь обширные пространства, что тысячелетиями препятствовал миграции в её восточные регионы. И только с более поздним отступлением Средиземного моря в результате поднятия Аравии люди смогли достичь Африки.
[64:7.2] Thus it was that for almost one hundred thousand years these Sangik peoples spread out around the foothills and mingled together more or less, notwithstanding the peculiar but natural antipathy which early manifested itself between the different races. 
Таким образом, в течение почти ста тысяч лет сангикские народы распространялись вокруг предгорий, в большей или меньшей степени смешиваясь друг с другом, несмотря на специфическую, хотя и естественную, антипатию, которая сразу же возникла между различными расами.
[64:7.3] Between the times of the Planetary Prince and Adam, India became the home of the most cosmopolitan population ever to be found on the face of the earth. But it was unfortunate that this mixture came to contain so much of the green, orange, and indigo races. These secondary Sangik peoples found existence more easy and agreeable in the southlands, and many of them subsequently migrated to Africa. The primary Sangik peoples, the superior races, avoided the tropics, the red man going northeast to Asia, closely followed by the yellow man, while the blue race moved northwest into Europe. 
Между периодами Планетарного Князя и Адама Индия стала родиной самого смешанного населения, которое когда-либо можно будет встретить на земле. К несчастью, эта смесь содержала очень большой процент зелёной, оранжевой и индиговой рас. Для вторичных сангикских рас жизнь на юге была более лёгкой и приятной, и многие из них впоследствии мигрировали в Африку. Первичные сангикские народы – высокоразвитые расы – избегали тропиков: красный человек перекочевал на северо-восток Азии, за ним по пятам следовал жёлтый, а синяя раса перебралась в Европу.
[64:7.4] The red men early began to migrate to the northeast, on the heels of the retreating ice, passing around the highlands of India and occupying all of northeastern Asia. They were closely followed by the yellow tribes, who subsequently drove them out of Asia into North America. 
Уже на раннем этапе красные люди начали мигрировать на северо-восток вдоль кромки отступавшего льда; они обошли нагорья Индии и заняли почти всю северо-восточную Азию. За ними неотступно следовали племена жёлтого человека, которые впоследствии вытеснили их из Азии в Северную Америку.
[64:7.5] When the relatively pure-line remnants of the red race forsook Asia, there were eleven tribes, and they numbered a little over seven thousand men, women, and children. These tribes were accompanied by three small groups of mixed ancestry, the largest of these being a combination of the orange and blue races. These three groups never fully fraternized with the red man and early journeyed southward to Mexico and Central America, where they were later joined by a small group of mixed yellows and reds. These peoples all intermarried and founded a new and amalgamated race, one which was much less warlike than the pure-line red men. Within five thousand years this amalgamated race broke up into three groups, establishing the civilizations respectively of Mexico, Central America, and South America. The South American offshoot did receive a faint touch of the blood of Adam. 
Когда сравнительно чистокровные красные люди покинули Азию, они объединяли одиннадцать племён, насчитывавших чуть более семи тысяч мужчин, женщин и детей. За этими племенами следовали три небольшие группы смешанного происхождения, крупнейшая из которых представляла собой сочетание оранжевой и синей рас. Три эти группы так и не сблизились с красным человеком и вскоре мигрировали на юг – в Мексику и Центральную Америку, где позднее к ним присоединилась небольшая смешанная группа жёлтых и красных людей. Все эти племена перемешались, образовав новую смешанную расу, которая была гораздо менее воинственной, чем чистокровная красная раса. За пять тысяч лет эта смешанная раса разделилась на три группы, положив начало, соответственно, цивилизациям Мексики, Центральной Америки и Южной Америки. Кроме того, южноамериканская ветвь унаследовала незначительную долю крови Адама.
[64:7.6] To a certain extent the early red and yellow men mingled in Asia, and the offspring of this union journeyed on to the east and along the southern seacoast and, eventually, were driven by the rapidly increasing yellow race onto the peninsulas and near-by islands of the sea. They are the present-day brown men. 
До некоторой степени древние красные и жёлтые люди смешались в Азии, а потомки такого союза прошли на восток вдоль южного морского побережья и в итоге были вытеснены быстрорастущей жёлтой расой на полуострова и ближайшие морские острова. Они являются современными коричневыми людьми.
[64:7.7] The yellow race has continued to occupy the central regions of eastern Asia. Of all the six colored races they have survived in greatest numbers. While the yellow men now and then engaged in racial war, they did not carry on such incessant and relentless wars of extermination as were waged by the red, green, and orange men. These three races virtually destroyed themselves before they were finally all but annihilated by their enemies of other races. 
Жёлтая раса продолжала занимать центральные регионы Восточной Азии. В количественном отношении из всех цветных рас она сохранилась лучше всех. Хотя жёлтые люди то и дело участвовали в расовых войнах, они не вели таких же непрерывных и беспощадных войн на уничтожение, как красный, зелёный и оранжевый человек. Фактически, три эти расы уничтожили друг друга ещё до того, как были практически полностью стёрты с лица земли своими врагами из других рас.
[64:7.8] Since the fifth glacier did not extend so far south in Europe, the way was partially open for these Sangik peoples to migrate to the northwest; and upon the retreat of the ice the blue men, together with a few other small racial groups, migrated westward along the old trails of the Andon tribes. They invaded Europe in successive waves, occupying most of the continent. 
Поскольку пятый ледник не продвинулся слишком далеко на юг Европы, путь для миграции сангикских народов на северо-запад оставался частично открытым. И после отступления льда синие люди, вместе с некоторыми другими, меньшими расовыми группами, отправились на запад по древним тропам андонитов. Волна за волной они вторглись в Европу, захватив большую часть материка.
[64:7.9] In Europe they soon encountered the Neanderthal descendants of their early and common ancestor, Andon. These older European Neanderthalers had been driven south and east by the glacier and thus were in position quickly to encounter and absorb their invading cousins of the Sangik tribes. 
В Европе они вскоре встретились с неандертальскими потомками их общего далёкого предка – Андона. Эти более древние европейские неандертальцы были вытеснены на юг и восток наступавшим ледником. В силу своего положения, они сразу же столкнулись с вторгшимися родственниками из сангикских племён и быстро поглотили их.
[64:7.10] In general and to start with, the Sangik tribes were more intelligent than, and in most ways far superior to, the deteriorated descendants of the early Andonic plainsmen; and the mingling of these Sangik tribes with the Neanderthal peoples led to the immediate improvement of the older race. It was this infusion of Sangik blood, more especially that of the blue man, which produced that marked improvement in the Neanderthal peoples exhibited by the successive waves of increasingly intelligent tribes that swept over Europe from the east. 
В целом, и в первую очередь, сангикские племена были более разумными, чем деградировавшие потомки ранних Андонитов, обитателей равнин, и во многих отношениях превосходили их. Поэтому смешение сангикских племён с неандертальцами привело к немедленному улучшению более древней расы. Именно привнесение сангикской крови – в основном, крови синего человека – привело к заметному улучшению неандертальцев, что проявилось в тех всё более разумных племенах, которые, волна за волной, прокатились по Европе с востока.
[64:7.11] During the following interglacial period this new Neanderthal race extended from England to India. The remnant of the blue race left in the old Persian peninsula later amalgamated with certain others, primarily the yellow; and the resultant blend, subsequently somewhat upstepped by the violet race of Adam, has persisted as the swarthy nomadic tribes of modern Arabs. 
На протяжении следующего межледникового периода такая новая неандертальская раса распространилась от Англии до Индии. Остатки синей расы древнего Персидского полуострова впоследствии смешались с некоторыми другими расами, в основном, с жёлтой. И появившаяся в результате разновидность, позднее несколько улучшенная за счёт фиолетовой расы Адама, сохранилась в виде смуглых кочевых племён современных арабов.

[64:7.12] All efforts to identify the Sangik ancestry of modern peoples must take into account the later improvement of the racial strains by the subsequent admixture of Adamic blood.
Любые попытки установить степень родства современных народов с сангикскими племенами должны учитывать наступившее впоследствии улучшение расовых признаков в результате привнесения адамической крови.

[64:7.13] The superior races sought the northern or temperate climes, while the orange, green, and indigo races successively gravitated to Africa over the newly elevated land bridge which separated the westward retreating Mediterranean from the Indian Ocean.
Более развитые расы стремились поселиться в северных, или умеренных, климатических зонах, в то время как оранжевая, зелёная и индиговая расы, одна за другой, перебрались в Африку по вновь поднявшемуся мосту суши, отделявшему отступавшее на запад Средиземное море от Индийского океана.
[64:7.14] The last of the Sangik peoples to migrate from their center of race origin was the indigo man. About the time the green man was killing off the orange race in Egypt and greatly weakening himself in so doing, the great black exodus started south through Palestine along the coast; and later, when these physically strong indigo peoples overran Egypt, they wiped the green man out of existence by sheer force of numbers. These indigo races absorbed the remnants of the orange man and much of the stock of the green man, and certain of the indigo tribes were considerably improved by this racial amalgamation. 
Индиговые племена последними из сангикских народов мигрировали из своего исходного центра расселения рас. Примерно в то же время, когда зелёная раса истребляла в Египте оранжевую, чрезвычайно ослабляя при этом себя, начался великий исход чёрной расы через Палестину, вдоль побережья, на юг. И когда позднее эти физически сильные люди захватили весь Египет, они стёрли с лица земли зелёную расу за счёт одного только численного превосходства. Индиговые народы поглотили остатки оранжевого человека и значительную часть зелёной расы, а некоторые из индиговых племён были существенно улучшены благодаря такому смешению.
[64:7.15] And so it appears that Egypt was first dominated by the orange man, then by the green, followed by the indigo (black) man, and still later by a mongrel race of indigo, blue, and modified green men. But long before Adam arrived, the blue men of Europe and the mixed races of Arabia had driven the indigo race out of Egypt and far south on the African continent. 
Как видно, в начале в Египте преобладали оранжевые племена, затем – зелёные, за которыми последовали индиговые (чёрные), а ещё позднее – раса, образованная в результате смешения индигового, синего и видоизменённого зелёного человека. Однако задолго до прихода Адама синие племена Европы и смешанные расы Аравии вытеснили индиговую расу из Египта далеко на юг африканского материка.
[64:7.16] As the Sangik migrations draw to a close, the green and orange races are gone, the red man holds North America, the yellow man eastern Asia, the blue man Europe, and the indigo race has gravitated to Africa. India harbors a blend of the secondary Sangik races, and the brown man, a blend of the red and yellow, holds the islands off the Asiatic coast. An amalgamated race of rather superior potential occupies the highlands of South America. The purer Andonites live in the extreme northern regions of Europe and in Iceland, Greenland, and northeastern North America. 
Ко времени завершения сангикских миграций, зелёная и оранжевая расы исчезли, красный человек владеет Северной Америкой, жёлтый – восточной Азией, синий человек – Европой, а индиговая раса переселилась в Африку. Индия населена смешанными вторичными сангикскими племенами, а коричневый человек – сочетающий в себе красную и жёлтую расы – удерживает острова вдоль азиатского побережья. Нагорья Южной Америки занимает смешанная раса, обладающая некоторым прогрессивным потенциалом. Наиболее чистокровные андониты обитают в регионах крайнего севера Европы, Исландии, Гренландии и в северо-восточной части Северной Америки.

[64:7.17] During the periods of farthest glacial advance the westernmost of the Andon tribes came very near being driven into the sea. They lived for years on a narrow southern strip of the present island of England. And it was the tradition of these repeated glacial advances that drove them to take to the sea when the sixth and last glacier finally appeared. They were the first marine adventurers. They built boats and started in search of new lands which they hoped might be free from the terrifying ice invasions. And some of them reached Iceland, others Greenland, but the vast majority perished from hunger and thirst on the open sea.
В периоды наибольшего вторжения ледников для племён андонитов крайнего запада существовала угроза быть вытесненными в море. В течение многих лет они жили на узкой полосе земли вдоль южного побережья современной Англии. Именно повторяющиеся наступления льда заставили их выйти в море с приходом шестого, и последнего, ледника. Андониты стали первыми морскими путешественниками. Они строили лодки и пускались на поиски новых земель, в которых, как они надеялись, им не грозят ужасные нашествия льда. Некоторые из них достигли Исландии, другие Гренландии, однако подавляющее большинство погибло в открытом море от голода и жажды.
[64:7.18] A little more than eighty thousand years ago, shortly after the red man entered northwestern North America, the freezing over of the north seas and the advance of local ice fields on Greenland drove these Eskimo descendants of the Urantia aborigines to seek a better land, a new home; and they were successful, safely crossing the narrow straits which then separated Greenland from the northeastern land masses of North America. They reached the continent about twenty-one hundred years after the red man arrived in Alaska. Subsequently some of the mixed stock of the blue man journeyed westward and amalgamated with the later-day Eskimos, and this union was slightly beneficial to the Eskimo tribes. 
Чуть более восьмидесяти тысяч лет назад, вскоре после того, как красные люди достигли северо-западной части Северной Америки, замерзание северных морей и приближение локальных ледниковых полей Гренландии заставили эскимосов – потомков коренных жителей Урантии – искать новую, более подходящую родину. Удача сопутствовала им: они успешно пересекли узкие проливы, отделявшие в то время Гренландию от северо-восточных массивов суши Северной Америки, и достигли материка примерно двадцать один век спустя после того, как красный человек добрался до Аляски. Впоследствии часть смешанного потомства синего человека перебралась на запад и слилась с поздними эскимосами. Этот союз оказал некоторое благотворное воздействие на племена эскимосов.
[64:7.19] About five thousand years ago a chance meeting occurred between an Indian tribe and a lone Eskimo group on the southeastern shores of Hudson Bay. These two tribes found it difficult to communicate with each other, but very soon they intermarried with the result that these Eskimos were eventually absorbed by the more numerous red men. And this represents the only contact of the North American red man with any other human stock down to about one thousand years ago, when the white man first chanced to land on the Atlantic coast. 
Около пяти тысяч лет назад, на юго-восточных берегах Гудзонова залива, одно из индейских племён столкнулось с одиночной группой эскимосов. Два племени плохо понимали друг друга, однако вскоре они смешались, и в результате эскимосы были поглощены более многочисленными красными людьми. И это единственный случай контакта североамериканского красного человека с какой-либо иной человеческой расой вплоть до того времени, когда, около тысячи лет назад, белый человек высадился на атлантическом побережье.

[64:7.20] The struggles of these early ages were characterized by courage, bravery, and even heroism. And we all regret that so many of those sterling and rugged traits of your early ancestors have been lost to the later-day races. While we appreciate the value of many of the refinements of advancing civilization, we miss the magnificent persistency and superb devotion of your early ancestors, which oftentimes bordered on grandeur and sublimity.
В те древние эпохи борьба отличалась отвагой, храбростью и даже героизмом. Все мы сожалеем о том, что такие благородные и суровые черты ваших древних предков были утрачены последующими расами. Хотя мы отдаём должное значению многих достижений эволюционирующей цивилизации, нам не хватает величественного упорства и высшей преданности ваших древних предшественников – черт, которые нередко граничили с благородством и величием.

[64:7.21] [Presented by a Life Carrier resident on Urantia.]
[Представлено Носителем Жизни, постоянно пребывающим на Урантии.]

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.