062 Первые расы древнего человека

(The Dawn Races of Early Man)

 

[62:0.1] ABOUT one million years ago the immediate ancestors of mankind made their appearance by three successive and sudden mutations stemming from early stock of the lemur type of placental mammal. The dominant factors of these early lemurs were derived from the western or later American group of the evolving life plasm. But before establishing the direct line of human ancestry, this strain was reinforced by contributions from the central life implantation evolved in Africa. The eastern life group contributed little or nothing to the actual production of the human species.
ОКОЛО миллиона лет назад, в результате трёх последовательных и внезапных мутаций ранней ветви лемурных плацентарных млекопитающих появились непосредственные предшественники человека. Доминантные факторы ранних лемуров были получены от западной, или позднеамериканской группы эволюционирующей жизненной плазмы. Однако до того, как положить начало прямой человеческой линии, она была улучшена за счёт центральной имплантации жизни, развившейся в Африке. Участие восточной группы живых существ в создании собственно человеческого вида было незначительным.

1. THE EARLY LEMUR TYPES 

1. РАННИЕ ТИПЫ ЛЕМУРОВ

[62:1.1] The early lemurs concerned in the ancestry of the human species were not directly related to the pre-existent tribes of gibbons and apes then living in Eurasia and northern Africa, whose progeny have survived to the present time. Neither were they the offspring of the modern type of lemur, though springing from an ancestor common to both but long since extinct.
Ранние лемуры, имевшие отношение к предшественникам человеческих существ, не были непосредственно связаны с существовавшими до них гиббонами и обезьянами, чьи племена обитали в то время в Евразии и северной Африке и чьё потомство сохранилось до настоящего времени. Не являлись они и потомками современного типа лемура, хотя и произошли от общего, но давно уже вымершего предка.
[62:1.2] While these early lemurs evolved in the Western Hemisphere, the establishment of the direct mammalian ancestry of mankind took place in southwestern Asia, in the original area of the central life implantation but on the borders of the eastern regions. Several million years ago the North American type lemurs had migrated westward over the Bering land bridge and had slowly made their way southwestward along the Asiatic coast. These migrating tribes finally reached the salubrious region lying between the then expanded Mediterranean Sea and the elevating mountainous regions of the Indian peninsula. In these lands to the west of India they united with other and favorable strains, thus establishing the ancestry of the human race. 
Хотя эти ранние лемуры появились в западном полушарии, начало прямой линии млекопитающих, ведущей к человеку, было положено в юго-западной Азии, в изначальной зоне центральной имплантации жизни, на границе с восточной зоной. За несколько миллионов лет до этого лемуры североамериканского типа мигрировали на запад через Берингов мост суши, постепенно продвигаясь на юго-запад вдоль азиатского побережья. Наконец, мигрирующие племена достигли благодатного края, расположенного между расширившимся в то время Средиземным морем и поднимавшимися горными регионами Индийского полуострова. Здесь, к западу от Индии, они соединились с другими благоприятными линиями, что привело к появлению прародителей человеческой расы.
[62:1.3] With the passing of time the seacoast of India southwest of the mountains gradually submerged, completely isolating the life of this region. There was no avenue of approach to, or escape from, this Mesopotamian or Persian peninsula except to the north, and that was repeatedly cut off by the southern invasions of the glaciers. And it was in this then almost paradisiacal area, and from the superior descendants of this lemur type of mammal, that there sprang two great groups, the simian tribes of modern times and the present-day human species. 
Со временем побережье Индии к юго-западу от гор постепенно ушло под воду, полностью изолировав жизнь этого региона. Северный путь был единственным, позволявшим добраться до этого Месопотамского, или Персидского, полуострова, или же выбраться отсюда, но и он периодически отрезался вторжениями ледников на юг. Именно в этом, в то время почти райском, краю, от наиболее развитых потомков лемурного типа млекопитающих произошли две важные группы: племена современных человекообразных обезьян и человеческих существ.

2. THE DAWN MAMMALS 

2. РАННИЕ МЛЕКОПИТАЮЩИЕ

[62:2.1] A little more than one million years ago the Mesopotamian dawn mammals, the direct descendants of the North American lemur type of placental mammal, suddenly appeared. They were active little creatures, almost three feet tall; and while they did not habitually walk on their hind legs, they could easily stand erect. They were hairy and agile and chattered in monkeylike fashion, but unlike the simian tribes, they were flesh eaters. They had a primitive opposable thumb as well as a highly useful grasping big toe. From this point onward the prehuman species successively developed the opposable thumb while they progressively lost the grasping power of the great toe. The later ape tribes retained the grasping big toe but never developed the human type of thumb.
Чуть более миллиона лет назад в Месопотамии внезапно появились ранние млекопитающие, прямые потомки плацентарных млекопитающих – североамериканского типа лемура. Эти подвижные небольшие создания имели в высоту почти три фута, и хотя им было несвойственно хождение на задних ногах, они легко принимали вертикальное положение. Они имели волосяной покров, отличались живостью и по-обезьяньи переговаривались, однако, в отличие от человекообразных обезьян, являлись плотоядными. У них был неразвитый противопоставляемый большой палец руки, а также в высшей степени полезный хватательный большой палец ноги. Отсюда началось последовательное развитие противопоставляемого пальца у дочеловеческих видов с параллельной и всё большей утратой хватательной способности большого пальца ноги. Поздние обезьяны сохранили хватательный большой палец ноги, но так и не приобрели человеческий тип пальца руки.
[62:2.2] These dawn mammals attained full growth when three or four years of age, having a potential life span, on the average, of about twenty years. As a rule offspring were born singly, although twins were occasional. 
Эти ранние млекопитающие достигали зрелости в возрасте трёх или четырёх лет, а потенциальная продолжительность их жизни составляла в среднем около двадцати лет. Как правило, рождался один детёныш, хотя иногда появлялись двойни.
[62:2.3] The members of this new species had the largest brains for their size of any animal that had theretofore existed on earth. They experienced many of the emotions and shared numerous instincts which later characterized primitive man, being highly curious and exhibiting considerable elation when successful at any undertaking. Food hunger and sex craving were well developed, and a definite sex selection was manifested in a crude form of courtship and choice of mates. They would fight fiercely in defense of their kindred and were quite tender in family associations, possessing a sense of self-abasement bordering on shame and remorse. They were very affectionate and touchingly loyal to their mates, but if circumstances separated them, they would choose new partners. 
Из всех животных, существовавших до той поры на земле, представители этого нового вида обладали самым большим мозгом по отношению к размерам тела. Они испытывали много эмоций и обладали многочисленными инстинктами, которые позднее были свойственны первобытному человеку. Они были весьма любопытными и выражали бурную радость в случае успеха в каком-либо начинании. Хорошо были развиты чувство голода и половое влечение, а их явно выраженная сексуальная избирательность выражалась в примитивном ухаживании и выборе партнёров. Они ожесточённо сражались, защищая своё племя и проявляли большую нежность в семейных отношениях, обладая чувством самоуничижения, граничащим со стыдом и угрызениями совести. Они были очень преданны и трогательно верны своим партнёрам, но если обстоятельства разлучали их, то выбирали новых партнёров.
[62:2.4] Being small of stature and having keen minds to realize the dangers of their forest habitat, they developed an extraordinary fear which led to those wise precautionary measures that so enormously contributed to survival, such as their construction of crude shelters in the high treetops which eliminated many of the perils of ground life. The beginning of the fear tendencies of mankind more specifically dates from these days. 
Будучи небольшими существами и обладая достаточной сообразительностью, чтобы понимать опасность жизни в лесу, они стали чрезвычайно пугливыми, что привело к принятию тех разумных мер предосторожности, которые оказались крайне важными для выживания, как, например, создание примитивных укрытий на высоких деревьях, что избавило их от многих опасностей наземной жизни. Склонность человечества испытывать чувство страха зародилось именно в те времена.
[62:2.5] These dawn mammals developed more of a tribal spirit than had ever been previously exhibited. They were, indeed, highly gregarious but nevertheless exceedingly pugnacious when in any way disturbed in the ordinary pursuit of their routine life, and they displayed fiery tempers when their anger was fully aroused. Their bellicose natures, however, served a good purpose; superior groups did not hesitate to make war on their inferior neighbors, and thus, by selective survival, the species was progressively improved. They very soon dominated the life of the smaller creatures of this region, and very few of the older noncarnivorous monkeylike tribes survived. 
Племенное чувство у этих ранних млекопитающих было выражено  в более явной, чем прежде, форме. Они и впрямь были весьма стадными существами, но становились чрезвычайно неуживчивыми по любому поводу, нарушавшему их обычную жизнь и обнаруживали вспыльчивый нрав, когда их приводили в ярость. Однако их агрессивность шла на пользу: развитые группы без колебаний набрасывались на своих более примитивных соседей, что вело к постепенному улучшению этого вида за счёт отбора. Вскоре они заняли господствующее положение среди небольших созданий этого региона, в результате чего из более древних неплотоядных обезьяноподобных племён уцелели лишь немногие.
[62:2.6] These aggressive little animals multiplied and spread over the Mesopotamian peninsula for more than one thousand years, constantly improving in physical type and general intelligence. And it was just seventy generations after this new tribe had taken origin from the highest type of lemur ancestor that the next epoch-making development occurred – the sudden differentiation of the ancestors of the next vital step in the evolution of human beings on Urantia. 
Эти небольшие агрессивные животные размножались и распространялись по полуострову Месопотамии в течение более тысячи лет, постоянно улучшая свой физический тип и общую сообразительность. И ровно через семьдесят поколений после появления этого нового племени, предшественником которого был высший тип лемура, произошло новое эпохальное событие: внезапное выделение прародителей следующего важного звена в эволюции человека на Урантии.

3. THE MID-MAMMALS 

3. ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ МЛЕКОПИТАЮЩИЕ

[62:3.1] Early in the career of the dawn mammals, in the treetop abode of a superior pair of these agile creatures, twins were born, one male and one female. Compared with their ancestors, they were really handsome little creatures. They had little hair on their bodies, but this was no disability as they lived in a warm and equable climate.
На начальном этапе ранних млекопитающих в жилище, устроенном на верхушке дерева одной из лучших пар этих проворных созданий, родились близнецы – самец и самка. По сравнению со своими предками, это были поистине красивые малыши. Почти полное отсутствие волосяного покрова не было недостатком, ибо они жили в тёплом и ровном климате.
[62:3.2] These children grew to be a little over four feet in height. They were in every way larger than their parents, having longer legs and shorter arms. They had almost perfectly opposable thumbs, just about as well adapted for diversified work as the present human thumb. They walked upright, having feet almost as well suited for walking as those of the later human races. 
Когда эти детёныши выросли, их рост составлял чуть более четырёх футов. Во всех отношениях они были крупнее своих родителей; их ноги были длиннее, а руки – короче. Почти полностью противопоставляемый большой палец руки был примерно так же хорошо приспособлен к разнообразной деятельности, как и большой палец современного человека. Они являлись прямоходящими, а их ноги были почти так же пригодны к ходьбе, как и ноги более поздних человеческих рас.
[62:3.3] Their brains were inferior to, and smaller than, those of human beings but very superior to, and comparatively much larger than, those of their ancestors. The twins early displayed superior intelligence and were soon recognized as the heads of the whole tribe of dawn mammals, really instituting a primitive form of social organization and a crude economic division of labor. This brother and sister mated and soon enjoyed the society of twenty-one children much like themselves, all more than four feet tall and in every way superior to the ancestral species. This new group formed the nucleus of the mid-mammals. 
Их мозг уступал человеческому и был меньшего размера, однако намного превосходил мозг предшественников и был сравнительно крупнее, чем у них. Близнецы сразу же проявили более высокие умственные способности и вскоре возглавили всё племя ранних млекопитающих, создав примитивные формы социального устройства и экономического разделения труда. Эти брат и сестра сошлись и вскоре у них появился двадцать один ребёнок, каждый из которых был очень похож на своих родителей, имея рост более четырёх футов и во всех отношениях превосходя своих предшественников. Новая группа образовала ядро промежуточных млекопитающих.
[62:3.4] When the numbers of this new and superior group grew great, war, relentless war, broke out; and when the terrible struggle was over, not a single individual of the pre-existent and ancestral race of dawn mammals remained alive. The less numerous but more powerful and intelligent offshoot of the species had survived at the expense of their ancestors. 
Когда эта новая и более развитая группа стала многочисленной, вспыхнула война, беспощадная война; и когда ужасное сражение закончилось, никого из их прародителей – появившихся до них ранних млекопитающих – не осталось в живых. Боковая ветвь менее многочисленных, но более сильных и разумных созданий уцелела за счёт своих предков.
[62:3.5] And now, for almost fifteen thousand years (six hundred generations), this creature became the terror of this part of the world. All of the great and vicious animals of former times had perished. The large beasts native to these regions were not carnivorous, and the larger species of the cat family, lions and tigers, had not yet invaded this peculiarly sheltered nook of the earth’s surface. Therefore did these mid-mammals wax valiant and subdue the whole of their corner of creation. 
С тех пор это существо стало грозой своего края, оставаясь таким в течение почти пятнадцати тысяч лет (шестисот поколений). К тому времени уже исчезли все крупные хищники прежних эпох. Большие животные этих регионов не были плотоядными, а крупные представители семейства кошачьих – львы и тигры – ещё не проникли в эту особую укромную местность. И потому, осмелев, промежуточные млекопитающие подчинили себе весь свой уголок творения.

[62:3.6] Compared with the ancestral species, the mid-mammals were an improvement in every way. Even their potential life span was longer, being about twenty-five years. A number of rudimentary human traits appeared in this new species. In addition to the innate propensities exhibited by their ancestors, these mid-mammals were capable of showing disgust in certain repulsive situations. They further possessed a well-defined hoarding instinct; they would hide food for subsequent use and were greatly given to the collection of smooth round pebbles and certain types of round stones suitable for defensive and offensive ammunition. 
Эти существа во всех отношениях превосходили своих предков. Даже их потенциальная продолжительность жизни увеличилась примерно до двадцати пяти лет. У нового вида появился ряд зачаточных человеческих черт. В дополнение к наклонностям, унаследованным от своих предков, промежуточные млекопитающие были способны выражать отвращение в некоторых отталкивающих ситуациях. Кроме того, у них был хорошо выражен инстинкт припрятывания; они прятали еду для последующего использования и с огромным увлечением собирали гладкую круглую гальку, а также некоторые типы круглых камней, пригодных в качестве снарядов для обороны и нападения.
[62:3.7] These mid-mammals were the first to exhibit a definite construction propensity, as shown in their rivalry in the building of both treetop homes and their many-tunneled subterranean retreats; they were the first species of mammals ever to provide for safety in both arboreal and underground shelters. They largely forsook the trees as places of abode, living on the ground during the day and sleeping in the treetops at night. 
Промежуточные млекопитающие первыми продемонстрировали явно выраженные строительные наклонности, что подтверждается их соперничеством в устройстве как жилищ на деревьях, так и многоярусных подземных укрытий, служивших им в качестве убежищ. Они стали первым видом млекопитающих, который обеспечивал свою безопасность за счёт как древесных, так и подземных укрытий. В целом, они отказались от деревьев как места постоянного обитания: днём они жили на земле и лишь ночью возвращались спать на вершины деревьев.
[62:3.8] As time passed, the natural increase in numbers eventually resulted in serious food competition and sex rivalry, all of which culminated in a series of internecine battles that nearly destroyed the entire species. These struggles continued until only one group of less than one hundred individuals was left alive. But peace once more prevailed, and this lone surviving tribe built anew its treetop bedrooms and once again resumed a normal and semipeaceful existence. 
Со временем естественное увеличение их численности привело к опасному соперничеству из-за еды и половых партнёров, что вылилось в серию междоусобных войн, которые чуть было не уничтожили весь вид. Сражения продолжались до тех пор, пока в живых не осталась только одна группа менее чем из ста особей. Вновь воцарился мир, и единственное уцелевшее племя заново соорудило свои спальни на верхушках деревьев и вновь приступило к нормальному, полумирному существованию.

[62:3.9] You can hardly realize by what narrow margins your prehuman ancestors missed extinction from time to time. Had the ancestral frog of all humanity jumped two inches less on a certain occasion, the whole course of evolution would have been markedly changed. The immediate lemurlike mother of the dawn-mammal species escaped death no less than five times by mere hairbreadth margins before she gave birth to the father of the new and higher mammalian order. But the closest call of all was when lightning struck the tree in which the prospective mother of the Primates twins was sleeping. Both of these mid-mammal parents were severely shocked and badly burned; three of their seven children were killed by this bolt from the skies. These evolving animals were almost superstitious. This couple whose treetop home had been struck were really the leaders of the more progressive group of the mid-mammal species; and following their example, more than half the tribe, embracing the more intelligent families, moved about two miles away from this locality and began the construction of new treetop abodes and new ground shelters – their transient retreats in time of sudden danger.
Вы едва ли способны представить себе, сколь близки к вымиранию были порой ваши предшественники. Если бы прыжок лягушки – прародительницы всего человечества – оказался в одном определённом случае на два дюйма короче, весь ход эволюции был бы совершенно иным. Лемуроподобная мать ранних млекопитающих не менее пяти раз находилась на волосок от гибели, прежде чем родила отца нового, более развитого рода. Однако самым опасным был удар молнии, угодившей в дерево, на котором спала будущая мать близнецов-приматов. Оба родителя, принадлежавшие к роду промежуточных млекопитающих, перенесли шок и получили серьёзные ожоги; трое из семи их детей были убиты ударом молнии. Эти эволюционирующие животные испытывали почти суеверные чувства. Та пара, в чьё дерево попала молния, возглавляла более прогрессивную группу промежуточных млекопитающих и, следуя их примеру, свыше половины членов племени покинули это место и перебрались на расстояние примерно двух миль, где приступили к созданию новых жилищ на деревьях и новых укрытий на земле – временных убежищ на случай внезапной опасности.
[62:3.10] Soon after the completion of their home, this couple, veterans of so many struggles, found themselves the proud parents of twins, the most interesting and important animals ever to have been born into the world up to that time, for they were the first of the new species of Primates constituting the next vital step in prehuman evolution. 
Вскоре после обустройства своего жилища эта закалённая в сражениях пара стала счастливыми родителями близнецов – важнейших и наиболее значительных животных, которые когда-либо появлялись в мире вплоть до того времени, ибо они были первыми представителями новых животных – приматов, представлявших собой следующий важный шаг в ходе дочеловеческой эволюции.

[62:3.11] Contemporaneously with the birth of these Primates twins, another couple – a peculiarly retarded male and female of the mid-mammal tribe, a couple that were both mentally and physically inferior – also gave birth to twins. These twins, one male and one female, were indifferent to conquest; they were concerned only with obtaining food and, since they would not eat flesh, soon lost all interest in seeking prey. These retarded twins became the founders of the modern simian tribes. Their descendants sought the warmer southern regions with their mild climates and an abundance of tropical fruits, where they have continued much as of that day except for those branches which mated with the earlier types of gibbons and apes and have greatly deteriorated in consequence.
Одновременно с рождением этих близнецов-приматов, у другой пары – исключительно отсталых самца и самки из племени промежуточных млекопитающих с низким уровнем как умственного, так и физического развития, – также родились близнецы. Эти близнецы, самец и самка, были равнодушны к завоеваниям; их интересовала только еда, а так как они не питались плотью, то вскоре они потеряли интерес к поиску добычи. Эти отсталые близнецы положили начало современным человекообразным обезьянам. Их потомки перебрались в более тёплые южные регионы с мягким климатом и обилием тропических фруктов, где продолжали существовать во многом так же, как и сегодня, за исключением тех ветвей, которые скрестились с ранними типами гиббонов и обезьян, в результате чего в значительной мере выродились.
[62:3.12] And so it may be readily seen that man and the ape are related only in that they sprang from the mid-mammals, a tribe in which there occurred the contemporaneous birth and subsequent segregation of two pairs of twins: the inferior pair destined to produce the modern types of monkey, baboon, chimpanzee, and gorilla; the superior pair destined to continue the line of ascent which evolved into man himself. 
Отсюда ясно видно, что человек и обезьяна связаны только своим общим происхождением от промежуточных млекопитающих – племени, в котором произошло одновременное рождение и последующее размежевание двух пар близнецов: примитивная пара положила начало современному типу павианов, бабуинов, шимпанзе и горилл; превосходящей паре было суждено продолжить эволюционную линию, венцом которой стал сам человек.
[62:3.13] Modern man and the simians did spring from the same tribe and species but not from the same parents. Man’s ancestors are descended from the superior strains of the selected remnant of this mid-mammal tribe, whereas the modern simians (excepting certain pre-existent types of lemurs, gibbons, apes, and other monkeylike creatures) are the descendants of the most inferior couple of this mid-mammal group, a couple who only survived by hiding themselves in a subterranean food-storage retreat for more than two weeks during the last fierce battle of their tribe, emerging only after the hostilities were well over. 
Современный человек и обезьяны действительно произошли от одного и того же племени и вида, но не от одних и тех же родителей. Прародители человека восходят к более развитым линиям отборных остатков племени промежуточных млекопитающих, в то время как современные человекообразные обезьяны (кроме некоторых более ранних типов лемуров, гиббонов, обезьян и других обезьяноподобных созданий) являются потомками самой примитивной пары этой же группы промежуточных млекопитающих, спасшейся исключительно за счёт того, что во время последнего ожесточённого сражения своего племени эти двое в течение более двух недель скрывались в подземном убежище с запасом питания и выбрались наружу только тогда, когда столкновения давно закончились.

4. THE PRIMATES 

4. ПРИМАТЫ

[62:4.1] Going back to the birth of the superior twins, one male and one female, to the two leading members of the mid-mammal tribe: These animal babies were of an unusual order; they had still less hair on their bodies than their parents and, when very young, insisted on walking upright. Their ancestors had always learned to walk on their hind legs, but these Primates twins stood erect from the beginning. They attained a height of over five feet, and their heads grew larger in comparison with others among the tribe. While early learning to communicate with each other by means of signs and sounds, they were never able to make their people understand these new symbols.
Вернёмся к рождению превосходящих близнецов, самцу и самке, двум наиболее развитым членам племени промежуточных млекопитающих: у этих весьма необычных детёнышей было ещё меньше шерсти, чем у родителей, и уже в очень раннем возрасте они предпочитали прямохождение. В то время как их предки всегда учились ходить на задних ногах, эти близнецы-приматы с самого начала приняли вертикальное положение. Рост достигал пяти футов, а их головы стали больше, чем у других членов племени. Близнецы быстро научились общаться друг с другом с помощью знаков и звуков, но так и не смогли научить своих соплеменников понимать эти новые символы.
[62:4.2] When about fourteen years of age, they fled from the tribe, going west to raise their family and establish the new species of Primates. And these new creatures are very properly denominated Primates since they were the direct and immediate animal ancestors of the human family itself. 
Примерно в возрасте пятнадцати лет они покинули племя, отправившись на запад, чтобы основать семью и положить начало новому виду Приматов. И эти новые создания совершенно справедливо были названы Приматами, ибо являлись прямыми и непосредственными животными предшественниками самого человека.
[62:4.3] Thus it was that the Primates came to occupy a region on the west coast of the Mesopotamian peninsula as it then projected into the southern sea, while the less intelligent and closely related tribes lived around the peninsula point and up the eastern shore line. 
Так Приматы обосновались в регионе, который находился на западном побережье Месопотамского полуострова, в то время вдававшегося в южное море, а менее разумные и тесно связанные между собой племена обитали в районе оконечности полуострова, а также вдоль его восточного побережья.

[62:4.4] The Primates were more human and less animal than their mid-mammal predecessors. The skeletal proportions of this new species were very similar to those of the primitive human races. The human type of hand and foot had fully developed, and these creatures could walk and even run as well as any of their later-day human descendants. They largely abandoned tree life, though continuing to resort to the treetops as a safety measure at night, for like their earlier ancestors, they were greatly subject to fear. The increased use of their hands did much to develop inherent brain power, but they did not yet possess minds that could really be called human.
Приматы больше походили на человека и меньше на животных, чем промежуточные млекопитающие. Пропорции скелета этого нового вида очень напоминали пропорции первобытных человеческих рас. У них полностью сформировался человеческий тип руки и ноги, и они умели ходить и даже бегать не хуже любых своих более поздних человеческих потомков. В основном они отказались от древесного образа жизни, хотя по ночам продолжали возвращаться на деревья из соображений безопасности, ибо, как и их предки, были чрезвычайно подвержены страху. Они всё больше пользовались своими руками, что значительно усиливало врождённые умственные способности, однако их разум ещё нельзя было назвать человеческим.
[62:4.5] Although in emotional nature the Primates differed little from their forebears, they exhibited more of a human trend in all of their propensities. They were, indeed, splendid and superior animals, reaching maturity at about ten years of age and having a natural life span of about forty years. That is, they might have lived that long had they died natural deaths, but in those early days very few animals ever died a natural death; the struggle for existence was altogether too intense. 
Хотя мир чувств у приматов мало отличался от эмоций их предшественников, во всех своих склонностях они больше напоминали человека. Они и в самом деле были великолепными и высокоразвитыми животными, достигавшими половой зрелости в возрасте примерно десяти лет и обладавшими естественной продолжительностью жизни примерно в сорок лет. То есть они достигали бы этого возраста, если бы умирали естественной смертью, но в то далёкое время редкое животное умирало своей смертью – слишком напряжённой была борьба за существование.
[62:4.6] And now, after almost nine hundred generations of development, covering about twenty-one thousand years from the origin of the dawn mammals, the Primates suddenly gave birth to two remarkable creatures, the first true human beings. 
И вот, пройдя путь развития в течение почти девятисот поколений, что охватывает примерно двадцать одну тысячу лет от происхождения ранних млекопитающих, приматы внезапно породили два замечательных создания – первых настоящих человеческих существ.

[62:4.7] Thus it was that the dawn mammals, springing from the North American lemur type, gave origin to the mid-mammals, and these mid-mammals in turn produced the superior Primates, who became the immediate ancestors of the primitive human race. The Primates tribes were the last vital link in the evolution of man, but in less than five thousand years not a single individual of these extraordinary tribes was left.
Так ранние млекопитающие, произошедшие от североамериканского типа лемура, породили промежуточных млекопитающих, которые, в свою очередь, произвели на свет высших приматов, ставших непосредственными предками первобытной человеческой расы. Приматы были последним важнейшим звеном в эволюции человека, однако менее чем через пять тысяч лет в живых не осталось ни одного представителя этих удивительных племён.

5. THE FIRST HUMAN BEINGS 

5. ПЕРВЫЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ СУЩЕСТВА

[62:5.1] From the year A.D. 1934 back to the birth of the first two human beings is just 993,419 years.
В 1934 году нашей эры исполнилось ровно 993.419 лет со времени рождения двух первых человеческих существ.
[62:5.2] These two remarkable creatures were true human beings. They possessed perfect human thumbs, as had many of their ancestors, while they had just as perfect feet as the present-day human races. They were walkers and runners, not climbers; the grasping function of the big toe was absent, completely absent. When danger drove them to the treetops, they climbed just like the humans of today would. They would climb up the trunk of a tree like a bear and not as would a chimpanzee or a gorilla, swinging up by the branches. 
Оба этих замечательных создания были настоящими человеческими существами. Как у многих из их предков, у них были полностью оформившиеся большие пальцы рук, а их ноги были столь же совершенны, как и ноги современных человеческих рас. Они умели ходить и бегать, но не лазить. Хватательная функция большого пальца ноги исчезла, причём полностью. Когда опасность загоняла их на деревья, они взбирались точно так же, как это делают современные люди. Они карабкались по-медвежьи – а не как шимпанзе или горилла, прыгая с ветки на ветку.
[62:5.3] These first human beings (and their descendants) reached full maturity at twelve years of age and possessed a potential life span of about seventy-five years. 
Первые люди (а также их потомки) достигали половой зрелости в возрасте двенадцати лет и обладали потенциальной продолжительностью жизни примерно в семьдесят пять лет.
[62:5.4] Many new emotions early appeared in these human twins. They experienced admiration for both objects and other beings and exhibited considerable vanity. But the most remarkable advance in emotional development was the sudden appearance of a new group of really human feelings, the worshipful group, embracing awe, reverence, humility, and even a primitive form of gratitude. Fear, joined with ignorance of natural phenomena, is about to give birth to primitive religion. 
Уже в детстве у этих человеческих близнецов появилось много новых эмоций. Они восхищались как предметами, так и другими существами и были весьма тщеславны. Однако наиболее замечательным результатом их эмоционального развития было внезапное появление новой группы чисто человеческих чувств, связанных с поклонением, включающих благоговение, почтение, смирение и даже примитивную форму благодарения. Страх, в сочетании с непониманием явлений природы, ведёт к зарождению примитивной религии.
[62:5.5] Not only were such human feelings manifested in these primitive humans, but many more highly evolved sentiments were also present in rudimentary form. They were mildly cognizant of pity, shame, and reproach and were acutely conscious of love, hate, and revenge, being also susceptible to marked feelings of jealousy. 
Помимо таких человеческих чувств, первобытным людям, в зачаточной форме, были свойственны также переживания более высокого рода. Им были знакомы жалость, стыд, упрёк; они остро переживали любовь, ненависть и жажду мести, будучи также склонными к сильным мукам ревности.
[62:5.6] These first two humans – the twins – were a great trial to their Primates parents. They were so curious and adventurous that they nearly lost their lives on numerous occasions before they were eight years old. As it was, they were rather well scarred up by the time they were twelve. 
Два первых человека – близнецы – были сущим наказанием для своих родителей-приматов. Они были столь любознательны и безрассудны, что к восьми годам успели несколько раз побывать на волосок от гибели. Неудивительно, что в возрасте двенадцати лет они были покрыты многочисленными шрамами.
[62:5.7] Very early they learned to engage in verbal communication; by the age of ten they had worked out an improved sign and word language of almost half a hundred ideas and had greatly improved and expanded the crude communicative technique of their ancestors. But try as hard as they might, they were able to teach only a few of their new signs and symbols to their parents. 
Уже в раннем возрасте они научились словесному общению. К десяти годам они разработали и усовершенствовали состоящий из жестов и слов язык, включавший почти полсотни понятий, и значительно улучшили и расширили примитивный метод общения своих предков. Но несмотря на все усилия, они смогли научить родителей лишь некоторым из своих новых жестов и слов.
[62:5.8] When about nine years of age, they journeyed off down the river one bright day and held a momentous conference. Every celestial intelligence stationed on Urantia, including myself, was present as an observer of the transactions of this noontide tryst. On this eventful day they arrived at an understanding to live with and for each other, and this was the first of a series of such agreements which finally culminated in the decision to flee from their inferior animal associates and to journey northward, little knowing that they were thus to found the human race. 
Одним погожим днём, когда им было около девяти лет от роду, близнецы спустились вниз по течению реки и устроили важное совещание. Каждое небесное существо Урантии, включая и меня, присутствовало в качестве наблюдателя за ходом полуденного свидания. В этот знаменательный день они решили жить друг с другом и друг для друга, и это был первый из ряда договоров, важнейшим из которых стало решение покинуть своих примитивных животных соплеменников и отправиться на север. Близнецы не догадывались, что тем самым им предстояло положить начало человеческому роду.
[62:5.9] While we were all greatly concerned with what these two little savages were planning, we were powerless to control the working of their minds; we did not – could not – arbitrarily influence their decisions. But within the permissible limits of planetary function, we, the Life Carriers, together with our associates, all conspired to lead the human twins northward and far from their hairy and partially tree-dwelling people. And so, by reason of their own intelligent choice, the twins did migrate, and because of our supervision they migrated northward to a secluded region where they escaped the possibility of biologic degradation through admixture with their inferior relatives of the Primates tribes. 
Хотя всех нас чрезвычайно беспокоило, что замышляли эти маленькие дикари, мы были бессильны контролировать работу их разумов; мы не пытались – и не имели возможности – произвольно воздействовать на их решения. Однако в пределах допустимых планетарных функций, мы, Носители Жизни, совместно с нашими партнёрами, договорились сообща вести человеческих близнецов на север, подальше от покрытых шерстью соплеменников, не полностью отказавшихся от жизни на деревьях. Итак, в результате самостоятельного разумного решения близнецы мигрировали, а благодаря нашему наставничеству они мигрировали на север, в отдалённый район, где и избежали опасности биологической деградации через смешение со своими примитивными сородичами-приматами.
[62:5.10] Shortly before their departure from the home forests they lost their mother in a gibbon raid. While she did not possess their intelligence, she did have a worthy mammalian affection of a high order for her offspring, and she fearlessly gave her life in the attempt to save the wonderful pair. Nor was her sacrifice in vain, for she held off the enemy until the father arrived with reinforcements and put the invaders to rout. 
Незадолго до ухода из родных лесов, во время одного из нападений гиббонов, они потеряли свою мать. Не обладала таким же как у них разумом, она всё же испытывала к своим детям присущую высшим млекопитающим привязанность и бесстрашно отдала свою жизнь в попытке спасти чудесную пару. И жертва её была не напрасной: она сдерживала врага до тех пор, пока не подоспел с подкреплением отец, обративший нападавших в бегство.
[62:5.11] Soon after this young couple forsook their associates to found the human race, their Primates father became disconsolate – he was heartbroken. He refused to eat, even when food was brought to him by his other children. His brilliant offspring having been lost, life did not seem worth living among his ordinary fellows; so he wandered off into the forest, was set upon by hostile gibbons and beaten to death. 
Вскоре после того, как молодая пара покинула своих соплеменников, чтобы положить начало человеческой расе, их отец-примат впал в отчаяние. Убитый горем, он перестал есть, отказываясь от пищи даже тогда, когда её приносили оставшиеся с ним дети. С потерей своих выдающихся отпрысков жизнь среди заурядных соплеменников потеряла для него всякий смысл; покинув племя, он ушёл в леса, где был атакован враждебными гиббонами и забит насмерть.

6. EVOLUTION OF THE HUMAN MIND 

6. ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗУМА

[62:6.1] We, the Life Carriers on Urantia, had passed through the long vigil of watchful waiting since the day we first planted the life plasm in the planetary waters, and naturally the appearance of the first really intelligent and volitional beings brought to us great joy and supreme satisfaction.
Мы, Носители Жизни на Урантии, прошли через долгое, бдительное ожидание с того дня, когда впервые внедрили жизненную плазму в планетарных водах, и естественно, что появление первых истинно разумных и волевых созданий доставило нам огромную радость и принесло высшее удовлетворение.
[62:6.2] We had been watching the twins develop mentally through our observation of the functioning of the seven adjutant mind-spirits assigned to Urantia at the time of our arrival on the planet. Throughout the long evolutionary development of planetary life, these tireless mind ministers had ever registered their increasing ability to contact with the successively expanding brain capacities of the progressively superior animal creatures. 
Мы следили за умственным развитием близнецов, наблюдая за деятельностью семи вспомогательных духов разума, прикреплённых к Урантии во время нашего прибытия на планету. На протяжении долгого эволюционного развития планетарной жизни эти неутомимые попечители разума неизменно отмечали свою возрастающую способность вступать в контакт с последовательно развивающими возможности своего мозга животными.
[62:6.3] At first only the spirit of intuition could function in the instinctive and reflex behavior of the primordial animal life. With the differentiation of higher types, the spirit of understanding was able to endow such creatures with the gift of spontaneous association of ideas. Later on we observed the spirit of courage in operation; evolving animals really developed a crude form of protective self-consciousness. Subsequent to the appearance of the mammalian groups, we beheld the spirit of knowledge manifesting itself in increased measure. And the evolution of the higher mammals brought the function of the spirit of counsel, with the resulting growth of the herd instinct and the beginnings of primitive social development. 
Поначалу только дух интуиции был способен функционировать в условиях инстинктивного и рефлекторного поведения первобытных животных. С появлением более высоких типов дух понимания получил возможность наделять такие создания даром спонтанной ассоциации идей. Позднее мы наблюдали за действием духа отваги; эволюционирующие животные действительно выработали примитивную форму защитного самосознания. С появлением млекопитающих мы видели, как всё больше проявляет себя дух знания. А эволюция высших млекопитающих привела к действию дух совета, в результате чего укрепился стадный инстинкт и появились зачатки примитивного социального устройства.
[62:6.4] Increasingly, on down through the dawn mammals, the mid-mammals, and the Primates, we had observed the augmented service of the first five adjutants. But never had the remaining two, the highest mind ministers, been able to function in the Urantia type of evolutionary mind. 
От ранних млекопитающих к промежуточным млекопитающим и приматам, мы наблюдали всё более активное служение первых пяти вспомогательных духов. Однако двум остающимся духам – высшим попечителям разума – пока что не удавалось проявить себя в урантийском типе эволюционного разума.
[62:6.5] Imagine our joy one day – the twins were about ten years old – when the spirit of worship made its first contact with the mind of the female twin and shortly thereafter with the male. We knew that something closely akin to human mind was approaching culmination; and when, about a year later, they finally resolved, as a result of meditative thought and purposeful decision, to flee from home and journey north, then did the spirit of wisdom begin to function on Urantia and in these two now recognized human minds. 
Вообразите нашу радость, когда однажды – близнецам было тогда десять лет – дух поклонения впервые установил связь с разумом близнецов: вначале с девушкой, а вскоре после этого и с юношей. Мы знали, что нечто близкое к человеческому разуму достигло кульминационной стадии своего развития, а когда примерно год спустя в результате размышления и целенаправленного решения они договорились покинуть дом и отправиться на север, то именно тогда – и теперь уже в признанном человеческом разуме двух этих созданий – на Урантии начал действовать дух мудрости.
[62:6.6] There was an immediate and new order of mobilization of the seven adjutant mind-spirits. We were alive with expectation; we realized that the long-waited-for hour was approaching; we knew we were upon the threshold of the realization of our protracted effort to evolve will creatures on Urantia. 
Последовала немедленная и качественно новая мобилизация семи вспомогательных духов разума. Нас переполняло ожидание. Мы понимали, что приближался долгожданный час; мы знали, что находимся на пороге осуществления наших продолжительных усилий, связанных с появлением волевых созданий на Урантии.

7. RECOGNITION AS AN INHABITED WORLD 

7. ПРИЗНАНИЕ В КАЧЕСТВЕ ОБИТАЕМОГО МИРА

[62:7.1] We did not have to wait long. At noon, the day after the runaway of the twins, there occurred the initial test flash of the universe circuit signals at the planetary reception-focus of Urantia. We were, of course, all astir with the realization that a great event was impending; but since this world was a life-experiment station, we had not the slightest idea of just how we would be apprised of the recognition of intelligent life on the planet. But we were not long in suspense. On the third day after the elopement of the twins, and before the Life Carrier corps departed, there arrived the Nebadon archangel of initial planetary circuit establishment.
Нам не пришлось долго ждать. В полдень, на следующий день после побега близнецов, в планетарном приёмном фокусе Урантии были зарегистрированы пробные сигналы вселенского контура. Все мы конечно были взволнованы, ибо понимали, что приближалось великое событие; но так как данный мир являлся местом экспериментальной жизни, у нас не было ни малейшего представления о том, каким именно образом нас известят о признании разумной жизни на Урантии. Но мы недолго оставались в неведении. На третий день после побега близнецов и до отбытия корпуса Носителей Жизни, на Урантию прибыл архангел Небадона для создания исходного планетарного контура.
[62:7.2] It was an eventful day on Urantia when our small group gathered about the planetary pole of space communication and received the first message from Salvington over the newly established mind circuit of the planet. And this first message, dictated by the chief of the archangel corps, said: 
Этот день был богат событиями. Наша маленькая группа собралась вокруг планетарного полюса пространственной связи и получила первое послание из Салвингтона, переданное по только что установленному планетарному контуру разума. И это первое послание, продиктованное главой корпуса архангелов, гласило:
[62:7.3] «To the Life Carriers on Urantia – Greetings! We transmit assurance of great pleasure on Salvington, Edentia, and Jerusem in honor of the registration on the headquarters of Nebadon of the signal of the existence on Urantia of mind of will dignity. The purposeful decision of the twins to flee northward and segregate their offspring from their inferior ancestors has been noted. This is the first decision of mind – the human type of mind – on Urantia and automatically establishes the circuit of communication over which this initial message of acknowledgment is transmitting.» 
«Носителям Жизни Урантии – приветствия! Посылаем заверения в том огромном удовлетворении, которое мы испытываем на Салвингтоне, Эдентии и Иерусеме в связи с регистрацией в столице Небадона сигнала, означающего, что на Урантии появился присущий волевым созданиям разум. Целенаправленное решение близнецов бежать на север и отделить своё потомство от своих примитивных предшественников было отмечено. Оно стало первым решением разума – человеческого типа разума – на Урантии, что автоматически создаёт контур связи, по которому передаётся данное первое подтверждение».
[62:7.4] Next over this new circuit came the greetings of the Most Highs of Edentia, containing instructions for the resident Life Carriers forbidding us to interfere with the pattern of life we had established. We were directed not to intervene in the affairs of human progress. It should not be inferred that Life Carriers ever arbitrarily and mechanically interfere with the natural outworking of the planetary evolutionary plans, for we do not. But up to this time we had been permitted to manipulate the environment and shield the life plasm in a special manner, and it was this extraordinary, but wholly natural, supervision that was to be discontinued. 
Следующим посланием, принятым по новому контуру, стало приветствие Всевышних Эдентии, содержащее инструкции для урантийских Носителей Жизни, в которых нам запрещалось воздействовать на созданный нами тип жизни. Мы получили указание не вмешиваться в вопросы, связанные с прогрессом человека. Не следует думать, что Носители Жизни когда-либо произвольно и механически вмешивались в естественное претворение планетарных эволюционных планов, ибо этого мы не делаем. Однако вплоть до того времени нам позволялось особым образом управлять средой и защищать жизненную плазму, и именно этот исключительный, хотя и полностью естественный, надзор следовало теперь прекратить.
[62:7.5] And no sooner had the Most Highs left off speaking than the beautiful message of Lucifer, then sovereign of the Satania system, began to planetize. Now the Life Carriers heard the welcome words of their own chief and received his permission to return to Jerusem. This message from Lucifer contained the official acceptance of the Life Carriers’ work on Urantia and absolved us from all future criticism of any of our efforts to improve the life patterns of Nebadon as established in the Satania system. 
И как только умолкли Всевышние, на планету начало поступать прекрасное послание Люцифера, в то время владыки системы Сатания. Теперь Носители Жизни могли слышать слова своего собственного главы и получили от него разрешение вернуться на Иерусем. Послание Люцифера содержало официальное одобрение труда Носителей Жизни на Урантии и освобождало нас от любой будущей критики каких-либо наших усилий, направленных на улучшение небадонских прототипов жизни, внедрённых в системе Сатания.
[62:7.6] These messages from Salvington, Edentia, and Jerusem formally marked the termination of the Life Carriers’ agelong supervision of the planet. For ages we had been on duty, assisted only by the seven adjutant mind-spirits and the Master Physical Controllers. And now, will, the power of choosing to worship and to ascend, having appeared in the evolutionary creatures of the planet, we realized that our work was finished, and our group prepared to depart. Urantia being a life-modification world, permission was granted to leave behind two senior Life Carriers with twelve assistants, and I was chosen as one of this group and have ever since been on Urantia.
Этими посланиями из Салвингтона, Эдентии и Иерусема официально завершился многовековой надзор Носителей Жизни на Урантии. На протяжении многих эпох мы исполняли свои обязанности, и помогали нам только семь духов разума и Главные Физические Регуляторы. И теперь, когда в эволюционных созданиях планеты появилась воля – способность избирать поклонение и восхождение, – мы поняли, что наш труд завершён, и наша группа стала готовиться к отбытию. Ввиду того, что Урантия является миром видоизменения жизни, мы получили разрешение оставить на планете двух старших Носителей Жизни с двенадцатью помощниками, и я был избран в качестве одного из членов данной группы и с тех пор нахожусь на Урантии.
[62:7.7] It is just 993,408 years ago (from the year A.D. 1934) that Urantia was formally recognized as a planet of human habitation in the universe of Nebadon. Biologic evolution had once again achieved the human levels of will dignity; man had arrived on planet 606 of Satania. 
Прошло ровно 993.408 лет (по положению на 1934 год нашей эры) с того времени, как Урантия была формально признана населённой людьми планетой во вселенной Небадон. В очередной раз биологическая эволюция достигла человеческих уровней волевого создания; человек появился на 606-й планете Сатании.

[62:7.8] [Sponsored by a Life Carrier of Nebadon resident on Urantia.]
[Подготовлено Носителем Жизни Небадона, постоянно пребывающим на Урантии.]

Оставить комментарий

Войти с помощью: